Развитие психологии в границах философии и естествознания. Становление психологии как самостоятельной науки. Психология человека в начале XX века.

Различие в подходах к объяснению психики человека выявились на самых начальных этапах истории науки и культуры. Такое различие хорошо прослеживается на примере сравнения взглядов древнегреческих мыслителей Демокрита и Платона,

По Демокриту, первооснову мира отставляют атомы. В результате процессов соединения атомов возникает вес многообразие мироздания, включая человека. Душа животных и человека есть то, что заставляет их двигаться. Она телесной природы и состоит их атомов, отличающихся своей формой и чрезвычайной подвижностью. Эти атомы круглые гладкие и родственны атомам огня. Они проникают в тело при вдыхании. Когда душевных атомов становится слишком мало, наступает смерть. В голове человека накапливаются наиболее подвижные атомы, которые своим движением определяют течение познавательных процессов — ощущения, восприятия, мышления. В области сердца сосредотачиваются менее подвижные атомы круглой формы, связанные с эмоциональными и аффективными состояниями. Атомы, скапливающиеся в области печени, определяют влечения, стремления, потребности. В организации поведения велика роль подражания и привычки. Подражая пауку, человек научился ткацкому ремеслу, а подражая птицам — языку и пению. Образование речи связано также с подражанием звуков, издаваемых животными.

В отличие от Демокрита, мир, все сущее. По Платону, состоит из трех сторон: бытие, чувственного мира и небытие. Бытие — это мир идей, небытие — материальный мир, состоящий из четырех стихий — воды. Земли, воздуха и огня. Мир чувственных вещей является результатом проникновения бытия в небытие. Поэтому конкретные вещи есть искаженное подобие идей, их тени. Все видимое изменчиво и скоротечно, а идеи вечны и неизменны. Высшей идеей является идея блага. Идея блага составляет мировую душу, которая вместе с душой зла дает начало всему. Душа человека существует до его рождения, и после его смерти. Она может переселяться в другое тело. Выделяется высший и низший уровни души. Высшая душа является основой мудрости и управляет низшей душой и телом. У человека высшая душа обитает в головном мозге. Низшая душа подразделяется на низшую благородную и низшую вожделенную, которые соответственно локализуются в сердце и печени.

Благородная душа включает область аффективных состояний и стремлений, связана с волей, мужеством, храбростью и т.п. Вожделенная душа включает сферу потребностей, влечений и страстей. Люди различаются между собой по преобладанию у них той или иной души. Таким же образом различаются целые народы, в частности, преобладание разумной души отводилась грекам, благородной — народам севера, а вожделяющей — египтянам и восточным народам.

Каждый человек стремится к счастью, которое заключается в обладанием благом и добродетелью. Познание блага осуществляется посредством бессмертной индивидуальной души. приобщаясь к идеям мировой души путем припоминания своего прошлого в мире идей. Этот определяющий процесс жизнедеятельности человека Платон описывает следующим образом: «в том, что познаваемо идея блага — это предел, и она с трудом различима, но стоит только ее там различить, как отсюда напрашивается вывод, что именно она причина всего правильного и прекрасного… и на нее должен взирать тот, кто хочет сознательно действовать как в частной, так и в общественной жизни» А это есть – «припоминание того, что некогда видела наша душа, когда она сопутствовала Богу, свысока глядела на то, что мы теперь называем бытием, и поднимаясь до подлинного бытия…Только человек правильно пользующийся такими воспоминаниями, всегда посвященный в совершенные таинства, становится подлинно совершенным»

При прямом сравнении взглядов Демокрита и Платона важно заметить, что с одной стороны, для Демокрита характерно монистическое представление о своем сущем как о рядоположных образованьях, а человек отличается от других составляющих мироздания по количественным показателям большей величины своей активности, формы которой в значительной мере образуются при жизни в виде подражаний и привычки. Психическая индивидуальная, душа является лишь источником активности человека. С другой стороны, Платон проводит принципиальное разделение между идеальным, и производным от него материальным. Психическая, индивидуальная душа, по Платону, выполняет посреднические, функции между мировой дудой и индивидом, приобщая последнего к общим законам и ценностям, обусловливая их познание. Разная степень осознания людьми идеальной природы мироздания лежит в основе глубоких, не прижизненно образовавшихся различий между ними.

Существование качественных различий между людьми отстаивал и обосновывал древнегреческий врач Гиппократ, Он считал, что эти различия определяются преобладающим в организме видом жидкости (крови, слизи, желтой или черной желчи), в которых в которых в разной степени представлены четыре стихии — земля, вода, воздух, и огонь. В результате по видам темперамента образуется — четыре типа людей: сангвиники, холерики, флегматики и меланхолики.

Сангвиникам, «людям с преобладанием крови в общей смеси, характерно прекрасное телосложение, высокая подвижность, приветливость, недостаточная любовь к труду, склонность к наслаждениям.

Холерики, лица с доминированием желтой желчи, имеют хорошо развитое тело и мышцы; они энергичны, активны, тверды характером, горды, более способны для искусства и военных дел.

Флегматиков, людей с преобладанием слизи, отличает рыхлость телосложения, вялость, малоактивность, сонливость, у них нет той тонкости чувств, необходимых для занятий искусствами и науками, нет трудолюбия и воли.

И наконец, меланхоликам, у которых преобладающей жидкостью является черная желчь, свойственны хмурость, тоскливость затяжного характера.

Если в основе выделения Гиппократом различных типов темперамента лежали гуморальные факторы, то Феофраст, известный в истории науки Древней Греции прежде всего своими работами в области ботаники, впервые ввел понятие «характер» обозначающий примету, признак, черту, особенность. Он описал 31 разновидность характера, используя в качестве дифференцирующих признаков, в первую очередь, особенности условий образа жизни людей.

По наиболее выраженной примете, проявляемой в поступках, черте были описаны характеры: «лесть», «болтливость», «скучный рассказчик», «хвастовство», «притворство» и др.» Динамический характер прижизненных факторов формирования психологических особенностей людей, то есть их склонностей, привычек, схож с характером формирования поведения людей в трактовке Демокрита.

Следовательно, уже в первых попытках научного объяснения специфики психики человека образуются различные подходы к определению ее предназначения и ее детерминантов. Для более обоснованного вывода о причинах существования и природе таких различий целесообразно рассмотреть аналогичные примеры относящиеся к заключительному в какой-то мере итоговому периоду развития психологии в границах философии и естествознания. Например, сравнить позиции по этому вопросу философов Юма и Гегеля, естественнонаучные подходы к психологической проблематике Ч. Дарвина и Г. Гельмгольца.

Юм не считал возможным доказательство какой-либо духовной или материальной субстанции. Им признается, что «уму никогда не дано реально ничего, кроме его восприятий, или впечатлений и идей, и что внешние объекты становятся известны нам только с помощью вызываемых ими восприятий… Собственно мы и не предполагаем, что внешние объекты специфически отличаются от восприятий , а только приписываем им иные отношения и связи и иную длительность.» То есть в такой интерпретации все существующее, представляемое и воспринимаемое становятся рядоположными, а наличие причинно-следственных отношений между ними становится лишь умозаключением, умственным конструктом, в основе которого лежит образовавшаяся привычка. Дословно по Юму получается, что «простое восприятие двух объектов или актов, как бы они ни были связаны друг с другом, никогда не может дать нам идеи силы или связи между ними, что эта идея происходит от повторения их соединения, что это повторение не открывает нам и не производит ничего в объектах, но только влияет при помощи порождаемого им привычного перехода на ум; что этот привычный переход, следовательно, то же самое, что сила и необходимость…» , «что все рассуждения их опыта основаны на предположении, о том что в природе будет неизменно сохраняться один и тот же порядок.» Эти положения полностью касаются содержания собственно человеческого сознания, свободного к впечатлениям (ощущениям) и идеям, составляющим мышление. когда человек — это «связка или пучок… различных восприятий, следующих друг за другом с непостижимой быстротой и находящихся в постоянном течении, в постоянном движении.» А связь между восприятиями или между идеями сводится к привычной ассоциации между ними, и следовательно, «руководителем в жизни является не разум, а привычка».

В самом общем виде систему Гегеля можно изложить следующим образом. Начало мироздания образуется совокупностью абстрактных логических истин «абсолютной идеей». «Абсолютная идея» внутренне противоречива, что стимулирует ее развитие в форме «отчуждения» своего бытия в виде материи, природы, наполняя конкретным содержанием исходные абстрактные категории, мышления. Таким образом устанавливаются субъектно-объектные отношения, позволяющие «абсолютной идеи» познать себя. На этом этапе «абсолютная идея», покидая природу, возвращается к самой себе в качестве «абсолютного духа», который через познание людьми законов развития, человеческой истории осуществляет самопознание. Дословно по Гегелю: » Понятие, в котором дух при своем возвращении в себя постиг себя и которое и есть он сам, это оформление его, это его бытие, затем опять отделяется от него, и дух снова делает его своим предметом и обращает на него свою деятельность, и эта направленность его мысли на понятие сообщает последнему форму и определение мысли. Таким образом, эта деятельность формирует дальше то, что уже было сформировано раньше, сообщает ему больше определений, делает его определение внутри себя, развитие глубже… Это движение есть … ряд процессов. которые мы должны представлять себе не как прямую линию…, а как возвращающийся в себя круг…. Соответственно, «абсолютная идея» — это единство практической и теоретической идеи. Процесс познания представляет собой восстановление вышеуказанного единства, которое как таковое и в своей непосредственности есть ближайшим образом идея жизни». Человек есть сам по себе существо природное, зависимое, но посредством самосознания своего предназначения, в познании истины он обретает свободу.

Таким образом, то, что выделяет человека из природного окружения, его самостоятельность «состоит вообще в том, чтобы узнать себя как то, что всецело определяется абсолютной идеей…». В связи с этим, наиболее адекватной формой психологической науки Гегелем определяется: «философская психология, постигающая субъективней: дух (индивидуальное сознание) «как осуществление идеи».

Законы эволюции Дарвина в определенном смысле противостоят представлениям Гегеля об изначальной предназначении сущего. Естественный отбор в условиях борьбы живого за существование на основе филогенетической изменчивости и наследственности приобретенных изменений составили новое понимание целесообразности приспособляемости организмов в природе. Дарвин специально исследовал проблему места человека в мире и показал, что» человек обязан своим существованием длинному ряду предков. Если бы не существовало какого-либо из звеньев этой цепи, человек не был бы совершенно таким, каким он есть». Он обосновал общность происхождения выразительных движений, сопровождающих чувстве страха, агрессивности, давления и др., у животных и человека, показал их приспособительный смысл. Среда оказывается силой, способной изменять, направлять и организовывать жизнедеятельность. Психика начинает выступать как необходимая сторона жизнедеятельности, обеспечивающая приспособление человека к внешним условиям среды посредством его адаптации, обучения и т.п. Подчеркивая общность психических функций человека и животных, Дарвин отрицал принципиальное своеобразие психики человека. По его мнению, «как бы не было велико умственное различие между человеком и животным, оно только количественное, а не качественное». Такая рядоположность вместе с отрицанием какой-либо заданности существования делает позицию Дарвина методологически родственней позиций Юма.

В отличии от них один из самых известных физиологов середины ХIХ века Г. Гельмгольц кардинально различал природу физического и психического, считая, что ощущения есть врожденные качества различных рецепторов. Так можно объяснить ситуацию, когда одна и та же причина вызывает в различных органах чувств различные ощущения (зрительные, слуховые ощущения возникают и тогда, когда орган чувств раздражается неадекватным для данного органа чувств раздражителем, например, электрическим или механическим). В соответствии с теорией знаков Гельмгольца, ощущение «есть только знаки внешних объектов, но не воспроизведение с той или другой степенью сходства». Такие психические явления, как иллюзии, константность восприятия, которые нельзя вести только из свойств внешних объектов, Гельмгольц объяснял с позиций теории бессознательных умозаключений. Согласно этой теории, каждый перцептивный образ в той или иной мере зависит не только от действующего в данный момент стимула, но и от субъективного опыта воспринимающего. Процесс соединения данных ощущений с оптимальным опытом является бессознательным и напоминает процесс умозаключения, когда впечатление (меньшая посылка) сопоставляется с прошлым опытом (большая посылка), а затем делается вывод о действующем стимуле. Тогда получается, что в проблеме психологического на первый план выдвигается проблема бессознательного как психической реальности его отношения с осознаваемыми элементами в процессе познания. Можно также провести аналогию между бессознательным умозаключением и припоминанием как главней составляющей процесса познания по Платону.

В целом,. приведенные данные дают основания для вывода об общей целенаправленности взглядов Платона, Гиппократа, Гегеля, Гельмгольца, с одной стороны и Демокрита, Теофраста, Юма, Дарвина — с другой. Первое направление основную задачу психологического изучения человека связывает с необходимостью определения закономерностей обеспечения адекватного познания им деления действительности, включая осознания собственного предназначения, собственных психических свойств. Для другого направления изучение психики человека фокусируется на характеристике его активности, определяющей его взаимодействие со средой, приспособление к ней, обучение этому приспособлению.

Многовековой неослабевающий интерес к этим проблемам в конечном счете привел к отделению психологии от философии и естествознания в отдельную науку. Исторически этот момент связывают с развертыванием систематических экспериментальных исследований в первых психологических лабораториях. Такой лабораторией принято считать лабораторию В. Вундта, открытую в 1879 году, Также к первым психологическим лабораториям можно отнести лабораторию Ф.Гальтона, организованную на выставке здравоохранения в 1884 году. Именно с именем Вундта связывают выделение психологии в качестве отдельной научной отрасли. Понятно, что необходимым условием этого является обретение психологией собственного предмета. По Вундту, задачи психологии, как и всех других наук, состоят в том, чтобы:

— путем анализа выделить исходные элементы изучаемого явления;

— установить характер связи между ними;

— найти законы этой связи.

Соответственно, психология должна заниматься изучением непосредственного психического опыта, который «состоит из двух факторов, объективного содержания опыта и испытывающего субъекта… Элементы объективного содержания опыта мы называем элементами ощущения… Субъективные элементы мы называем элементами чувства или простыми чувствами. Примером таковых могут служить: чувство, сопровождающее какое-нибудь ощущение звука, вкуса, света, обоняния, тепла, холода, боли, или чувства, испытываемые нами при виде предметов, которые нам нравятся или не нравятся, чувства при внимании, в момент волевого акта и т.д.».

Позиция Вундта наиболее рельефно проявляется на примере его интерпретации особенностей протекания чувств, которые оказываются белее –»психологичными», чем ощущения, характеристики которых в большей мере определяются вызвавшими их объектами – стимулами. При этом следует учесть, что чувствам отводится роль объединяющего начала психической жизни. Принимается, что каждое чувство имеет три измерения: удовольствие — неудовольствие, напряжение — разрешение, — возбуждение — успокоение. Динамика, течения чувств подчиняется своим определенным внутренним закономерностям. Их пример удобно представить графически. (см. ри.1), где ось абсцисс отражает временные интервалы, а ось ординат — интенсивность чувства.

На рисунке 1 наглядно показано, как неудовольствие с необходимостью сменяется в результате его устранения удовольствием, неудовольствие порождает определенную активность для своего устранения которая проявляется в росте возбуждения в результате возникшего напряжения, успокоение и разрешение устраняют вызванную активность. Таким образом проявляются специфические психологические закономерности, вне зависимости от характера «внешних» воздействий. Кроме представленной Вундтом были рассмотрены и ряд других закономерностей собственно психологической природы.

В результате, Вундт показал возможности установления закономерностей взаимосвязи между элементами сознания, различающихся между собой. прежде всего, по своей форме. То есть, он указал область человеческого существования, не изучавшейся другими науками, что открывало для психологии перспективу самостоятельного развития. Дополнительно следует обратить внимание на то, что Вундт выделил и специфический для психологии метод исследования — интроспекцию, и это также обосновывает возможность ее самостоятельного существования.

Кроме того, важно заметить, что объективные явления — поведение, деятельность — Вундт исключал из предметней области психологии. «Человек сам — не как он появляется извне, но как ей дан непосредственно себе самому» является собственно проблемой психологии.

Рис.1 График изменения параметров чувства

Рис.1 График изменения параметров чувства

Но, в исследованиях Гальтона именно определение способностей человека действовать, проявлять свои возможности имело основополагающее значение. Наряду с измерением остроты ощущения и времени реакции он стал известен своими измерениями способностей к образованию ассоциаций.

Так, в одном из экспериментов Гальтон определил, что 75 слов, которые он раньше не знал, вызвали 505 ассоциированных идей за 560 секунд. Причем, из этих 505 идей 29 появились в четырех испытаниях, 36 — в трех, 57 — в двух, и только 107 ассоциаций появились лишь однажды. Был сделан вывод об определяющем влиянии привычек, личного опыта на преобладание повторных ассоциаций. «Мои ассоциированные идеи в большинстве случаев возникли из моего собственного безраздельного опыта, и список их неизбежно в большей мере отличался бы от такового другого лица, если бы оно повторило мои опыты. Из этого ясно видно… сколь невозможно вообще для двух взрослых людей сблизить свои умы до полного согласия» — утверждал Гальтон.

Изучая индивидуальные особенности знаменитых современных ему ученых, Гальтона особенно интересовали следующие качества:

— энергия физическая и умственная;

— здоровье,

— настойчивость,

— практическая деловитость;

— хорошая память;

— независимость характера;

— механические способности.

Нетрудно заметить, что в приведенном перечне приоритетное значение качеств, характеризующих активное, действенное начало человека. По Гальтону, «каждая жизнь единична по своему существу, но изменчива, всегда меняясь, и проявляется во взаимодействиях…».

В начале XX века выделение активного начала легло в основу зарождения отдельного, подучившего широкое развитие направления в психологии — бихевиоризма, Основоположником бихевиоризма принято считать Дж. Уотсона. С точки зрения которого предметом психологии человека является поведение — все проявляющиеся в течении жизни человека поступки и действия, наблюдаемые и фиксируемые точно также, как объекты изучения естественных наук, то по мнению Уотсона есть отказ от «состояний сознания как самостоятельного объекта исследования уничтожает барьер между психологией и другими науками. Данные психологии становятся функциональными коррелятами структуры и сами сводятся к объяснению в физико-химических терминах». Таким образом получается, что «бихевиоризм заменяет поток сознания потоком активности. Он не находит доказательства существования потока сознания, …он считает доказательным только наличие постоянно расширяющегося потока поведения». В этом случае также не проводится принципиальной границы между человеком и животными, результаты изучения поведения которых переносятся на объяснение закономерностей человеческой психологии.

Наблюдения за поведением могут быть представлены в форме стимулов и реакций, навыков и привычек, в своей совокупности обеспечивающих приспособление человека к окружающей действительности. Выделяются наследственные реакции и приобретенные (обусловленные) реакции, образующиеся на основе первых. По Уотсону, бихевиорист «не находит больше данных, которые подтверждали бы существование наследственных форм поведения, а также существование наследственных специальных способностей (музыкальных, художественных и т.д.). Он считает, что при наличии сравнительно немногочисленных врожденных реакций, которые приблизительно одинаковы для всех детей, и при условии овладения внешней и внутренней средой возможно направить формирование любого ребенка по строго определенному пути» Считается, что «ребенок 2-3 лет уже располагает тысячами реакций, воспитанных окружающей его средой. Объяснение возникающих при этом сложных реакций бихевиоризм находит в механизме условных рефлексов». Важнейшим условием образования связи является одновременность в действии безусловного и условного стимула, устанавливающаяся случайно в ходе слепых проб и ошибок. Уотсон описал процесс выработки навыка, построил кривую научения (на примере обучения стрельбе из лука). Показал как случайные, часто ошибочные действия постепенно сменяются удачными. При этом процесс обучения может замедляться (такой участок кривой научения называется «плато»), а затем снова ускоряется. Но всегда в основе обучения предполагается образование условной связи, ассоциации.

Одним из направление психологии, противостоящим ассоцианизму. стала гештальтпсихология. Теоретической предпосылкой, гештальпсихологии является положение о приоритете отношений действительности. при которых, по определению М. Вертгеймера. то, что «происходит в целом» не выводится из элементов» существующих якобы в виде отдельных кусков, связываемых потом вместе, а напротив то, что проявляется в отдельной части этого целого, определяется внутренним структурным законом всего этого целого» Проявление такой целостности психических явлений можно показать экспериментально. Так, например, при предъявлении точек и линий, изображенных в разделах А и В рисунка 2, испытуемые обычно объединяют их в группы состоящие из двух точек или двух линий, (три пары точек, три пары линий), то есть, воспринимаются не отдельные точки или линии, а некие целостные объекты.

В гештальтпсихологии такая целостность восприятия считается первичной. Так проявляется ее основополагающий закон выделения фигуры из фона, согласно которого поле восприятия обязательно разделяется на фигуру и фон. Фигура и фон образуют единую структуру, когда фигура не может существовать без фона, но и чистый фон — «эквивалентен вообще отсутствию сознания «. В соответствии с принципом изоморфизма, гештальтпсихология объясняет такую форму организации психики как проявления аналогичных принципов организации всего физического мира, и в частности, организации нейрофизиологических процессов.

Рис.2 Иллюстративный материал для демонстрации законов гешталътпсихологии

Рис.2 Иллюстративный материал для демонстрации законов гешталътпсихологии

Фон всегда менее «оформлен» чем фигура. Хорошо оформленная фигура всегда «закрытая» фигура, фигура с замкнутым контуром. Психическая организация человека определяет его стремление к восприятию «хорошей» фигуры, к упрощению восприятия. Так реализуется закон прегнантности, по которому организация перцептивного поля имеет «тенденцию быть настолько простой и ясной, насколько позволяют данные условия». Например, испытуемые обычно воспринимают конфигурацию В на рисунке 2, как одну фигуру, разделенную линией, а конфигурацию Г — как две независимые фигуры, соединенные боковыми сторонами. Так как стремление к «хорошей» фигуре обусловлено упрощением воспринимаемой ситуации, то ее выявление осуществляется в форме внезапного усмотрения (инсайта) среди представленных в данном поле элементов. В стремлении к устранению незавершенности ситуации проявляется и закон дополнения до целого («амплификации»), когда, например, точки в части Д на рисунке 2 часто воспринимаются как треугольник.

Рассмотренные психологические законы переносятся на все поведение человека через восприятие им наличной ситуации, которая представляет собой «кратковременную структуру и состояния личности и психологического окружения (среды)». Неудовлетворенность потребностей человека инициирует состояние напряжения, а поведенческие акты осуществляют его разрядку. В результате, как бы, осуществляется «передача» внутренней энергии во вне. Тогда напряжения между элементами воспринимаемой субъектом исходной ситуации (поля), не исчезают, а «взаимно уравновешивают друг друга».

Разрядка напряжения, как механизм целенаправленной активности, используется для объяснения психических особенностей человека используется и в динамической психологии, основателем которой был З. Фрейд. Согласно Фрейду, «психический аппарат» предназначен для реализации внутренних влечений, потребностей, В качестве основополагающих были выделены два вида влечений: сексуальное и влечение к смерти. Фрейд выделяет в психике человека три образования: Оно, Сверх-Я. Потребности, их энергия сосредоточены в бессознательном Оно. Я связано с сознанием и предназначено выполнять функции посредника между миром и Оно, чтобы сделать Оно приемлемым для мира и посредством своих действий привести мир в соответствии с желаниями Оно.

Сверх-Я, или идеальное Я, являясь сосредоточением запретов, норм, правил, осуществляет в качестве совести моральную цензуру. Фрейд следующим образом описывает динамику психической жизни человека: «Внутреннее восприятие дает ощущение процессов, происходящих, в глубочайших слоях душевного аппарата. Они мало известны, и лучшим их образцом может служить ряд удовольствие-неудовольствие. Они первичнее, элементарнее, чем ощущения, возникающие извне, и могут появляться в состояниях смутного сознания… Ощущения, сопровождающиеся чувством удовольствия, не содержат в себе ничего побуждающего к действию, наоборот, ощущения неудовольствия обладают этим свойством в высокой степени. Они побуждают к изменению, к совершенствованию движения, и поэтому мы рассматриваем неудовольствие как повышение энергии, а удовольствие — как понижение ее».

Подсознательные влечения человека , не имеющие в полной мере самореализовываться из-за ограничений Сверх-Я. открываются на уровне Я в форме своих замещений — сублимаций, которые не могут в полной мере удовлетворить потребности, снять исходное напряжение. Такое состояние неудовлетворенности может принять и болезненные, даже патологические формы.

Основной проблемой психологии, в этом случае, становится устранение таких состояний, что предлагается осуществлять посредством достижения осознания человеком их причин, лежащих в области взаимодействий различных структур психики. Тогда «расчленение душевного существа на ОНО, Я и Сверх-Я можно рассматривать как прогресс нашего знания, то оно должно также…оказаться средством к более глубокому пониманию и лучшему описанию динамических отношений в душевной жизни».

В целом такой подход к решению проблемы сознательного — бессознательного получил наименование — психоанализа.

Итак, в начале XI века психология поднялась на следующую ступень своего развития, знаменательную появлением самостоятельных научных направлений со своей развитой самостоятельной методологией. И если предметную область у бихевиоризма составили различные формы человеческой активности, взаимодействия с окружающей средой, то у гештальтпсихологии и психоанализа в центре внимания оказались проблемы психических механизмов адекватного познания действительности, осознания ее свойств и закономерностей. Причем важно заметить, что такая неоднозначность методологических подходов к проблеме человека является прерогативой не только психологии, а отражает положение дел, сложившееся в человекознании на протяжении всей ее многовековой истории.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
ГЛАВА 3. НАПРАВЛЕНИЯ ПСИХОЛОГИИ ПЕРИОДА ЕЕ РАЗВИТИЯ КАК САМОСТОЯТЕЛЬНОЙ НАУКИ
История становления психологии труда как самостоятельной дисциплины
2.2. Целостный человек как предмет психологического исследования. Философия и психология многомерности
1.3 Основные направления психологии человека как науки
МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ СТАТУС ПСИХОЛОГИИ КАК НАУКИ О ДУШЕ И НРАВСТВЕННОСТИ ЧЕЛОВЕКА
МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ СТАТУС ПСИХОЛОГИИ КАК НАУКИ О ДУШЕ И НРАВСТВЕННОСТИ ЧЕЛОВЕКА
1.5. Место психологии труда в системе наук. Психология труда как область знания, отрасль науки, учебная дисциплина и профессия
НА ПЕРЕЛОМЕ МЕТОДОЛОГИЧЕСКИХ ПЛАТФОРМ:ОТ КЛАССИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ К ПСИХОЛОГИИ ХХ ВЕКА
РАЗВИТИЕ РЕФЛЕКСИИ КАК ФАКТОР СТАНОВЛЕНИЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ СТУДЕНТОВ-ПСИХОЛОГОВ
Крылов ИНЖЕНЕРНАЯ ПСИХОЛОГИЯ В СТАНОВЛЕНИИ СОВРЕМЕННОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ПСИХОЛОГИИ
К ИСТОРИИ ПСИХОЛОГИИ КАК НАУКИ
Добавить комментарий