РЕЗУЛЬТАТЫ ИЗУЧЕНИЯ СТРУКТУРЫ ИНДИВИДУАЛЬНОСТИ

Основные результаты были получены на основе большого, статистически надежного материала корреляционным и факторным методами. Конечно, корреляции еще ничего не говорят о характере связей, а факторизация лишь приблизительно отражает структуру индивидуальности. При этом последняя выступает не как дифференциально-психологический, а как общепсихологический феномен. Путем факторного анализа удается в какой-то мере определить групповые тенденции структурирования и показать интегральную природу индивидуальности вообще, но не конкретного человека (исключение составляет трудоемкий метод, так называемая Р-техника, которая имеет дело с набором показателей по состояниям одного и того же испытуемого, но эту технику в КИ использовали редко). Результаты факторного анализа зависят не только от объективно существующих связей в организации индивидуальности, но и от того, какие параметры заложены в матрицу интеркорреляцией. Изменение этого «набора» приводит и к изменениям факторной структуры. Поэтому с самого начала важно иметь теоретические представления, модель, которая послужит регулятором КИ. Таковой была концепция индивидуальности и ее развития Б. Г. Ананьева.

Благодаря комплексному подходу удалось выявить связи интеллектуальных и личностных свойств с особенностями индивида. На основе теоретических представлений, господствующих в школе Б.Г.Ананьева о связи энергетических и информационных процессов в живых системах, многие из выявленных связей трактовались как проявления этих общих зависимостей. Так, М. Д. Дворяшина, проанализировав результаты факторного анализа 36-и показателей разноуровневых свойств индивидуальности у студентов в ситуации экзаменов, сделала вывод о реципрокных отношениях между уровнем интеллекта и уровнем энергетических затрат на умственную деятельность: чем выше интеллект, тем меньше затраты организма на процесс умственной работы (Дворяшина 1969)5. И. М. Палей обнаружил противоположную зависимость, когда в один фактор

5 К энергетическим показателям были отнесены возбудимость мозга, реакция активации, интенсивность нервных процессов, определяемые на основе амплитуды вызванных потенциалов мозга, индекса его электроактивности, величины ориентировочных реакций, электрокожного сопротивления, показателей основного обмена, тремора, величины кожного сопротивления, потоотделения, температуры кожи, т. е. энергетический смысл придавался характери-

вошли показатели интеллекта и реактивности организма с одинаковыми знаками. Этот результат автор объяснял криволинейным характером зависимости умственной деятельности от ее энергетического обеспечения. По мнению И. М. Палея, криволинейность не менее характерна, чем повторяемость связей между показателями (Палей 1974).

В экспериментах К. Д. Шафранской обнаружилось резкое нарушение симметрии температуры правой и левой рук под влиянием интеллектуальной нагрузки. Здесь асимметрия трактовалась как специфическая энергетическая реакция, показатель метаболических процессов, происходящих в самих полушариях головного мозга (Ананьев, Шафранская 1971), что могло служить подтверждением идеи Б. Г. Ананьева о дополнительном, «горизонтальном» контуре регулирования в нервной системе. Еще более отчетливо эта закономерность выступила в факте повышения температуры кожи висков до и после интеллектуальной нагрузки, а также во время умственной деятельности (Логинова 1971).

Энерго-информационные связи описаны и в работе Н. Г. Зыряновой и Я. И. Петрова: у лиц с высокой продуктивностью памяти гораздо больше корреляций между различными сторонами мнемической функции и активированностью и динамичностью, чем у людей с низкой мнемической продуктивностью (Зырянова, Петров 1974). В факторных структурах, полученных Б. С. Одёрышевым, в один фактор вошли со значимым весом, с одной стороны, оценки трех невербальных субтестов, общий балл по невербальному интеллекту, а с другой — показатели возбудимости, активации нервной системы (приводится по: (Палей 1974)). В сфере психомоторных функций Н. А. Розе нашла корреляции тремора (энергетическая функция) с характеристиками зрения, внимания, с общим и невербальным интеллектом, имеющими информационную природу (Розе 1970).

На основе этих и подобных фактов Б. Г. Ананьев сформулировал «правило образования состояний интеллектуального напряжения»

стикам жизнедеятельности организма и мозга.

К информационным проявлениям психики причислялись свойства нервной системы, выражающие эффективность мозговой деятельности: скорость образования и переделки условных рефлексов, устойчивость условного рефлекса, время и точность двигательных реакций, различение стимулов, разделенных минимальным временем, а также показатели уровня интеллекта и отдельных интеллектуальных функций (Палей 1971 и др.).

как определенной интеллектуально-метаболической констелляции. Те или иные энергетические траты организма в этих состояниях рассматриваются как цена интеллектуального напряжения на разных уровнях организма как целого (Ананьев 1971а: 76). Цена интеллектуального напряжения — новая характеристика индивидуальности, имеющая значение для диагноза и прогноза потенциалов субъекта, таких его свойств, как умственная насыщаемость, умственная утомляемость и истощаемость вплоть до невротических состояний.

Были получены результаты, касающиеся связей интеллекта с собственно личностными характеристиками. В работе К. Д. Ша-франской описаны корреляции между интеллектом (по тесту Векслера) и фрустрацией, тревожностью, толерантностью (по тестам Розенцвейга и Лири). В частности, оказалось, что тип реакции на фрустрирующую ситуацию зависит от особенностей структуры интеллекта и его уровня, причем влияние интеллекта по-разному сказывается у мужчин и у женщин (Шафранская 1978). В работах В.К.Гербачевского представлены высоко значимые положительные корреляции между уровнем интеллекта и оценками притязаний (Гербачевский 1973).

Социально-психологические исследования Н. Н. Обозова (1974 и др.) показали, что положительной популярности личности способствует высокий интеллектуальный уровень, академическая успешность и экстравертированность. В то же время эти зависимости могут изменяться от группы к группе. По-видимому, группа как микросреда развития личности отбирает, усиливает или тормозит те или иные связи в соответствии с собственными социально-психологическими характеристиками — традициями, групповыми ценностями, общественным мнением.

Соответственно центральному месту, которое занимала в КИ проблема интеллекта (и вместе с тем субъекта сознания), усилия коллектива в большой степени были сосредоточены на изучении структуры интеллекта. Разные стороны отдельных психофизиологических функций оказались своеобразно связаны между собой (интрафункциональные связи). Например, в структуре мнемиче-ской функции вербальное запечатление долговременной памяти, ее объем, а также образная память оказались в центре корреляционных связей, что свидетельствует, по мнению Я. И. Петрова и В. Н. Андреевой, о «цементирующей или ведущей их роли в структуре памяти как психической функции» (Развитие психофизиоло-

гических фнукций 1972: 159). Наибольшее количество связей со всеми сторонами и видами памяти имеет долговременное вербальное запечатление, а затем образная память, долговременное вербальное сохранение и кратковременная память (Там же: 161).

По данным КИ, важным показателем интеллектуального развития является объем работы функции в единицу времени. Но эта характеристика зависит от всех других, связанных с нею. «Следовательно, — предполагает Б. Г. Ананьев,—таким важным для общей структуры умственной деятельности свойством можно управлять косвенно, изменяя любую функцию в процессе обучения, но при этом обязательно учитывая возможность сопутствующего изменения других функций и характеристик» (Там же: 232). Этот вывод вполне согласуется с представлениями Б. Г. Ананьева, развитыми им в рамках педагогической антропологии.

Авторы исследования пришли к выводу, что «психофизиологические функции взаимодействуют друг с другом не глобально, не целиком и индифферентно по отношению к любым компонентам других функций, а парциально и избирательно, в известном соответствии с внутренними свойствами» (Там же: 235), и характер этих связей определен внутренней природой каждой функции.

Отметим еще один результат, относящийся к общей структуре интеллекта, где выделяется три фактора: образный, логический и аттенционный. Единство чувственного и логического, а также произвольная регуляция познавательной деятельности выступили как «образующие» в структуре интеллекта.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
ВЛИЯНИЕ ИНДИВИДУАЛЬНЫХ ЧЕРТ ЭКСПЕРТОВ НА РЕЗУЛЬТАТЫ СУБЪЕКТИВНОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ
6.4.3. ИНДИВИДУАЛЬНАЯ СТРУКТУРА
Методики изучения индивидуальных особенностей
7.6. Результаты исследования структуры личностной беспомощности наразных возрастных этапах
Когнитивные стили в структуре индивидуальности
4. Методики изучения индивидуальных особенностей поведения
В МОНОГРАФИИ ПРЕДСТАВЛЕНЫ РЕЗУЛЬТАТЫ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО АНАЛИЗА ЛИЧНОСТИ В КАЧЕСТВЕ СУБЪЕКТА ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И ИНДИВИДУАЛЬНОГО ЖИЗНЕННОГО ПУТИ.
2. Методики изучения индивидуальных особенностей эмоциональной сферы
3. Методики изучения индивидуальных особенностей мотивационной сферы
6. Методики изучения индивидуальных особенностей волевой сферы
Козыревский А.В., Матус К.А. О НЕКОТОРЫХ РЕЗУЛЬТАТАХ ИЗУЧЕНИЯ МОТИВАЦИИ КУРСАНТОВ К ЗАНЯТИЮ СПОРТОМ
4. Методы изучения индивидуального стиля деятельности
СТРУКТУРА ЛИЧНОСТИ-ИНДИВИДУАЛЬНОСТИ В СИСТЕМЕ ВЗГЛЯДОВ Б. Г. АНАНЬЕВА
И.А. Юров СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ СТАТУСЫ В СТРУКТУРЕ ИНДИВИДУАЛЬНОСТИ СПОРТСМЕНОВ
ЧАСТЬ III. ЛИЧНОСТНАЯ БЕСПОМОЩНОСТЬ: СТРУКТУРА, ФАКТОРЫ ФОРМИРОВАНИЯ, ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ
Добавить комментарий