Роль позиции наблюдателя при исследовании взаимодействий

С позиций системного подхода психологические особенности человека и его активности являются многомерными (см. напр. В. П. Кузьмин, 1982а,б; Б. Ф. Ломов, 1984). Чтобы «схватить» те или иные измерения, необходимо, в частности, менять системы координат, точки отсчета, в которых рассматривается человек. Вопросы, возникающие в связи с этим, имеют прямое отношение к тому, как понимаются взаимодействия индивидуальности с миром.

В психологической науке было замечено не сразу, что общий взгляд на природу человека определяет преимущественное видение одних срезов реальности и «слепоту» по отношению к другим ее аспектам. Данное обстоятельство долгое время не рефлексировалось. Это приводило к тому, что возникали психологии, построенные в разных системах отсчета. Каждая из них находила для себя свой предмет. Но совместить предметы разных психологий в рамках единой логики оказывалось невозможным.

Такого рода несовместимость возникала прежде всего в тех случаях, когда сопоставлялись психологии, ориентированные на изучение человека «извне» и «изнутри». Между психологией объясняющей (человек есть «черный ящик», существование которого нуждается в объяснении) и психологией понимающей (человек есть «открытая книга», но прочесть ее возможно путем сопереживания); между психологией, ориентированной на так называемые номотетические подходы (существование человека подчинено неким общим законам) и психологией, руководствующейся идеографическими подходами (судьба каждого человека уникальна) пропасть как раз возникала из-за того, что они принимали разные исходные позиции. В сущности, человек в мире и мир в человеке оказывались разобщенными предметами разных психологических дисциплин (см. Д. А. Леонтьев, 1989а).

Сосуществование разных систем отсчета обнаруживается и при изучении собственно психологических реалий. А. М. Эткинд (1982), пожалуй, одним из первых осмыслил эту проблему и подверг ее детальному анализу.

Согласно А. М. Эткинду, в одном случае научные методы моделируют то, как «видят» человека другие люди (в том числе и то, как он сам пытается смотреть на себя глазами другого). При этом человека описывают на языке субъекта. Например, теории черт личности описывают человека в терминах свойств, а эмоции описываются в терминах состояний субъекта. Иначе говоря, моделируется позиция наблюдателя, применяющего субъектную атрибуцию. В другом случае научные методы моделируют точку зрения действующего лица. При этом человек описывается как бы извне. Например, познавательные процессы характеризуются постольку, поскольку в них отражаются особенности внешних объектов. Позиции действующего лица сопряжены с применением объектных атрибуций.

А. М. Эткинд замечает, что сосуществование двух систем отсчета (наблюдателя и действующего лица) проникло и на уровень прикладных исследований. Наряду с использованием опросников, диагностирующих свойства личности (позиция наблюдателя), применяются проективные методики, личностные конструкты, семантический дифференциал (позиция действующего лица). Примечательно, что результаты испытаний, получаемые с помощью методик, ориентированных на разные системы отсчета (позиции), как правило, слабо коррелируют между собой; в ряде случаев между ними зафиксированы даже отрицательные корреляции.

Следует заметить, что в ряде случаев может создаваться лишь видимость использования разных систем отсчета. Скажем, когда личность рассматривается как «элемент» социальной системы и как субъект социальной деятельности (А. Г. Асмолов, 1990), может возникнуть впечатление применения разных систем отсчета. В действительности, если личность (как «элемент» и как субъект) подвергается анализу с одной и той же точки зрения, в данном случае с точки зрения социальной системы (позиция наблюдателя), применяется лишь одна система отсчета.

Вместе с тем о нескольких системах отсчета можно было бы говорить тогда, когда личность как «элемент» рассматривалась бы с точки зрения социальной системы (позиция наблюдателя), а личность как субъект – с точки зрения самой личности (позиция действующего лица). Более сложным вариантом постановки этой проблемы могла бы стать попытка рассмотреть личность одновременно как «элемент» и как субъект с обеих позиций – наблюдателя и действующего лица.

Но здесь, в этом пункте, и начинаются серьезные проблемы. Можно ли «запрячь в одну упряжку» разные системы отсчета во взглядах на человека и его взаимодействия с миром? Каким образом достигается сосуществование разных систем отсчета во взглядах на человека и его взаимодействия с миром и могут ли они быть подчинены единой логике рассмотрения?

Эмпирическая и практическая психология идут в этом отношении в некотором смысле впереди теории. Психологи осознали важность совмещения в жизни людей их собственной точки зрения с принятием точки зрения другого лица и используют этот принцип в работе с ними. Так, имеются методические процедуры, в которых принцип сопоставлений разных точек зрения является их сердцевиной. Скажем, с помощью известного теста «Ландшафт» (J. Piaget, B. Inhelder, 1956) на примере пространственных перспектив предмета изучается способность ребенка принимать точку зрения другого лица. В практической психологии ряд техник направлен на обучение людей принимать точку зрения другого лица в межличностных отношениях; кроме того, сам психолог должен обладать способностью к децентрации в работе с клиентом и совмещать ее с собственным взглядом на его проблему (как, например, в клиентоцентрированной терапии C. Rogers, 1951).

Что же касается теории, то совмещать разные системы отсчета в познании своего предмета психологам-теоретикам удается пока хуже, чем их коллегам-практикам в работе с клиентами. В тех немногих исследованиях, где ставятся эти проблемы, предпринимаются еще первые шаги. Акцент при этом больше делается на том, чтобы показать те срезы реальности, которые представляют собой результаты применения разных систем отсчета, чем выяснять возможные пути их сопряженности между собой.

Так, Д. А. Леонтьев (1989а) пытается одновременно реализовать объективный подход к изучению личности и интерсубъектный подход к ее пониманию. При этом он различает «человека в мире» и «мир в человеке». Сущностной характеристикой «мира в человеке» выступают смысловые образования личности; сущностной характеристикой «человека в мире» являются позиции личности в качестве автономного субъекта социальной деятельности. Вместе с тем вопрос о том, как «мир в человеке» и «человек в мире» совмещаются друг с другом, формулируется в качестве задачи будущих исследований.

J. Shotter (1984) в своем подходе одновременно учитывает две базовые перспективы рассмотрения человека. Одну из перспектив он связывает с «герменевтической психологией», другую – с «социальной экологией». Как отмечает Д. А. Леонтьев (1989а), J. Shotter явно исходит из ориентаций на «мир в человеке» и на «человека в мире». Пытаясь совместить эти перспективы, он опирается на понятие смысла.

Дальше всех продвинулся в этом направлении А. М. Эткинд (1982). Он исходит из того, что личность есть система субъект–объектных взаимодействий (ср.: N. S. Endler, 1983), которая не может быть сведена ни к своим субъектным свойствам, ни к своему отражению объективного мира. Она представляет собой нечто «третье».

Для его описания классическая методология неприменима.

Неклассическая парадигма в изучении субъект–объектных взаимодействий должна исходить из системного подхода, принимающего в качестве одного из своих принципов принцип множественности описаний системы. На определенном уровне знаний об объекте он не может быть полностью представлен в едином непротиворечивом описании. Однако признается возможность нескольких несогласующихся между собой описаний одного и того же объекта. Таким образом, системный принцип множественности описаний разрешает сосуществование подходов, которые согласно прежним представлениям считались альтернативными.

В связи с этим А. М. Эткинд выдвигает принцип дополнительности. Этот принцип фиксирует не альтернативность субъектного и объектного языков описания субъект-объектных взаимодействий, а в равной мере их правомерность и взаимодополнительность. А. М. Эткинд выдвигает гипотезу, которая максимально сближает принцип дополнительности с принципом относительности. Предполагается, что описание субъекта может изменяться континуально по мере изменения степени совпадения/расхождения систем координат субъекта и наблюдателя. После этого сходные гипотезы высказали D. M. Snyder (1983) и M. E. Hyland (1985). В основе моих представлений об интерактивной природе художественной деятельности, эмоций и эмоциональных стилей также лежат идеи релятивности (Л. Я. Дорфман, 1991б; L. Ya. Dorfman, 1991, 1992a,b).

Позже принцип дополнительности был распространен на область исследований индивидуальности (М. С. Каган, А. М. Эткинд, 1989). С точки зрения наблюдателя проблема сводится к вопросам индивидуальных различий (скажем, когда основанием для этого служат индивидуальные свойства). Сама же индивидуальность предстает как объективная реальность. С точки зрения действующего лица индивидуальность предстает самобытной, уникальной; ее описание есть отображение ее как субъективной реальности. Чтобы понять индивидуальность как субъективную реальность, нужно раскрыть не только ее внутренний мир, но и те преобразования, которые она совершает в своих взаимодействиях с внешним миром. Таким образом, подход к индивидуальности как субъективной реальности является дополнительным к традиционному.

Вышеизложенные подходы со всей очевидностью свидетельствуют в пользу того, что при изучении взаимодействий индивидуальности с миром исследователь должен рефлексировать свою собственную позицию по отношению к предмету своего изучения и различать в ней роли «наблюдателя» и «действующего лица».

Проведенный выше анализ показывает, что исследования взаимодействий индивидуальности с миром разворачиваются по меньшей мере в трех направлениях. Во-первых, разрабатываются интерактивные модели личности и темперамента; во-вторых, изучаются стили активности, поведения и деятельности как звенья, опосредующие взаимодействия индивидуальности с миром; в-третьих, показывается релятивный характер понимания самих взаимодействий и необходимость при их понимании следовать принципу дополнительности (см. табл. 1).

Таблица Основные подходы к изучению взаимодействий индивидуальности с миром

Направления исследований Исследовательские подходы Признаки интерактивных ориентаций
I. Интерактивные ориентации при создании моделей личности и темперамента    
  1. Поведенческий подход к темпераменту а) изменения поведенческих стилей под влиянием окружения

(A. Thomas and S. Chess, 1977);

    б) взаимодействия формально-динамических (поведенческих) и предметно-содержательных свойств психики (В. М. Русалов, 1991).
  2. Интерактивный подход к личности и темпераменту а) личность есть взаимосвязанный способ взаимодействий человека с самим собой и окружением (N. S. Endler, 1983);
    б) интерактивная модель тревожности (N. S. Endler, 1989);
    в) стабильный характер обусловливания темпераментом динамики поведения в определенном классе ситуаций (A. Eliasz, 1990).
II. Разнообразные формы активности, опосредующие взаимодействия индивидуальности с миром    
  1. Индивидуальный стиль деятельности а) стиль деятельности как приспособление к объективным требованиям деятельности (В. С. Мерлин, Е. А. Климов, 1967; М. Р. Щукин, 1984);
    б) стиль деятельности как сочетание адаптивных и неадаптивных форм активности (В. С. Мерлин, 1986; Е. П. Ильин, 1988);
    в) изменения социально-психологических предпосылок как условие усвоения стиля деятельности (В. С. Мерлин, 1986).
  2. Индивидуальный стиль поведения Обусловленность свойствами индивидуальности и относительная автономность от требований деятельности (Е. П. Ильин, 1988).
  3. Индивидуальный стиль активности Обусловленность разно-уровневыми свойствами индивидуальности, сопряженность с требованиями деятельности (Б. А. Вяткин, 1991, 1992).
  4.Индивидуальные эмоциональные стили Интерактивная модель эмоциональных стилей (L. Ya. Dorfman, 1992).
III. Релятивный характер взаимодействий    
  1. Совмещение перспектив «человека в мире» и «мира в человеке» в личности а) интеграция смысловых образований личности с ее же позицией автономного субъекта социальной деятельности (Д. А. Леонтьев, 1989а);
    б) совмещение ориентаций «герменевтической психологии» с «социальной экологией» через понятие смысла (J. Shotter, 1984).
  2. Применение принципа дополнительности к интерактивным моделям личности Использование как равнозначных и взаимодополняющих субъектного и объектного языков описания субъект–объектных взаимодействий (А. М. Эткинд, 1982; D. M. Snyder, 1983; M. E. Hyland, 1985).
  3. Применение принципа дополнительности к пониманию индивидуальности В зависимости от системы отсчета индивидуальность есть объективная (позиция наблюдателя) и субъективная (позиция действующего лица) реальность (М. С. Каган; А. М. Эткинд, 1989).

ше направления стыкуются друг с другом лишь частично. Но отсутствуют исследования, где бы предпринимались попытки интеграции этих направлений в единой теоретической схеме, описывающей взаимодействия индивидуальности с миром.

В этой области исследований тенденции дифференциации явно преобладают над тенденциями интеграции. Но возможно ли охватить общим подходом столь, казалось бы, разноплановые реалии и представить их, пусть даже сквозь призму системного видения, как единый объект исследования?

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
АСИММЕТРИЯ АТРИБУЦИИ ПРИ СМЕНЕ НАБЛЮДАТЕЛЕМ ПЕРСПЕКТИВЫ
Л. Г. Дмитриева НЕРАВЕНСТВО ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ПОЗИЦИЙ В ПЕДАГОГИЧЕСКОМ ВЗАИМОДЕЙСТВИИ
А. Е. Панкратов, М. М. Кашапов РОЛЬ РОДИТЕЛЬСКОЙ ПОЗИЦИИ В УСПЕШНОСТИ СПОРТИВНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ДЕТЕЙ
Психокоррекционная работа возможна при соблюдении двух позиций:
Куклина Ю. А. СВЯЗЬ КОГНИТИВНЫХ ОСОБЕННОСТЕЙ И РОЛЕВЫХ ПОЗИЦИЙ ПРИ ПРИНЯТИИ РЕШЕНИЙ В ГРУППЕ
НЕЛЮБИНА А.С. СУБЪЕКТИВНАЯ КАРТИНА БОЛЕЗНИ ПРИ СЕРДЕЧНО–СОСУДИСТЫХ ЗАБОЛЕВАНИЯХ С ПОЗИЦИИ ПСИХОСЕМАНТИЧЕСКОГО ПОДХОДА
Виды взаимодействия при общении
Пример 15. Взаимодействие при отсутствии основного эффекта
Свойства индивидуальности при ее взаимодействиях с объектами мира
1.2.2. РОЛЬ ПРОГНОЗИРОВАНИЯ ПРИ ПРИНЯТИИ РЕШЕНИЙ
ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ УРОВНЕЙ (МОДУЛЕЙ) ПРИ ПЕРЕРАБОТКЕ ИНФОРМАЦИИ
1.6.1. РОЛЬ ИНФОРМАЦИИ ПРИ ПРИНЯТИИ РЕШЕНИЙ В СТРАТЕГИЧЕСКОМ МЕНЕДЖМЕНТЕ
Тужикова Е.С. РОЛЬ ПЕРВОГО ВПЕЧАТЛЕНИЯ ПРИ ПРИЕМЕ НА РАБОТУ
М.С. Ковязина, Е.Ю. Балашова ПРОСТРАНСТВЕННЫЕ ФУНКЦИИ ПРИ ДЕФИЦИТЕ МЕЖПОЛУШАРНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ
М.С. Ковязина ОЦЕНКА ЭМОЦИОНАЛЬНЫХ СОСТОЯНИЙ ПРИ НАРУШЕНИЯХ МЕЖПОЛУШАРНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ
АЗБЕЛЬ А.А. ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ СТАРШЕКЛАССНИКА С РЕФЕРЕНТНОЙ ГРУППОЙ ПРИ ВЫБОРЕ ПРОФЕССИИ
Азбель А.А. Взаимодействия старшеклассника с референтной группой при выборе про-фессии
Добавить комментарий