С. Л. РУБИНШТЕЙН И Б. Ф. ЛОМОВ: ПРЕЕМСТВЕННОСТЬ НАУЧНЫХ ТРАДИЦИЙ

На первый взгляд, между С.Л. Рубинштейном и Б.Ф. Ломовым мало общего: они принадлежат к разным поколениям, разным научным школам, занимались разработкой разных проблем, играли в развитии отечественной психологии различную роль. Вместе с тем, более внимательный анализ обнаруживает между ними глубокую внутреннюю связь. Во-первых, Рубинштейн и Ломов были яркими представителями смежных микроэпох развития отечественной науки: если поколение Рубинштейна разрабатывало основание, или фун-дамент новой психологии, то поколение Ломова возводило нижние этажи самого здания. Во-вторых, существует известная близость школ С.Л. Рубинштейна и Б.Г. Ананьева, к которой принадлежал Б.Ф. Ломов, а значит сходство развиваемых идей и подходов. В-третьих, и Рубинштейн, и Ломов в разные исторические периоды стояли перед необходимостью методологически осмыслить современное им состояние психологии, отразить тенденции и наметить пути ее развития. В-четвертых. Рубинштейна и Ломова роднит решение одной и той же научно+орга#изационной задачи — создание в Академии Наук сильного психологического исследовательского центра. Открыв в 1971 году Институт психологии, Ломов, по существу, завершил работу, начатую Рубинштейном в 40-е годы. В-пятых, и Рубинштейн, и Ломов придерживались коллегиального способа исследовательской деятельности, собирая воедино и опираясь на все полезное и ценное, что сделано в мировой и отечественной науке. Наконец, в-шестых, в чисто человеческом плане их объединяет редкая способность брать на себя полноту ответственности за судьбы вверенных им людей. Добавлю, что ни Рубинштейн, ни Ломов не были кабинетными учеными, оторванными от событий реальной жизни; они всегда занимали ясную гражданскую позицию, принимая самое активное участие в построении современной им психологической науки, образования и практики. Вполне закономерным представляется также тот факт, что ученики и соратники Сергея Леонидовича вошли в состав созданного Б.Ф. Ломо-вым Института психологии и, опираясь на глубоко эври-стичную концепцию Рубинштейна, успешно разрабатывают вопросы теории и методологии психологической науки, проблемы психологии познания, личности, социальной психологии и многие другие.

Б.Ф.Ломов неплохо знал труды Сергея Леонидовича, особенно «Основы общей психологии» (1946) и «Принципы и пути развития психологии» (1959). Наряду с Б.Г.Анань-евым и П.К. Анохиным Рубинштейн входил в группу авторов, на которых Ломов (1984) ссылался наиболее часто и идеи которых пытался конструктивно использовать и раз-вивать.

В данной работе я кратко рассмотрю содержание психологических концепций Рубинштейна и Ломова, сделав акцент на главных линиях их соприкосновения, тех, которые характеризуют преемственность научных традиций.

Прежде всего, это глубокий интерес к проблеме человека, который устойчиво воспроизводится в российской науке и общественно-политической мысли с середины XIX века. Очевидно, что в психологии то или иное понимание человека — «альфа» и «омега» любых конкретных исследований.

Данная проблема разрабатывалась Рубинштейном на фи-лософско-методологическом уровне в терминах соотношения человека как реального практического существа и его бытия, и имела не только мировоззренческий, но и нравственный смысл. Отношения человека к бытию полагались как объективные, а сам человек выступал в качестве субъекта разнообразных форм и проявлений жизни. Поскольку специфика человеческого бытия виделась в общественном способе существования, в качестве центрального выделялось отношение человека к другим людям. Тем самым открывалась возможность наполнения понятия «человек» гуманистическим содержанием.

Предложенная концепция задавала принципиально новые пути конкретно-психологического исследования (во многом пока еще не пройденные позитивной наукой), а также определяла способ интеграции наук об обществе, природе и мышлении. Отмечу, что с проблемой интеграции, или синтеза гуманитарных и естественных наук Рубинштейнстолкнулся еще в студенческие годы, обучаясь философии в Марбурге (эта проблема была центральной и у его знаменитых учителей— Г. Когена и П. Наторпа), и перманентно возвращался к ней на протяжении всего творчества, В частности, методологический принцип единства сознания и деятельности, разработанный в 30-е годы, предназначался втом числе и для организации разнородного психологического знания.

Б.Ф. Ломов рассматривал проблему человека в ином ключе: через призму позитивных наук, нередко в связи с решением практических задач. Согласно Ломову, феномен человека выражает единство законов природы и общества и в этом качестве является уникальным объектом исследования. Выявление основных свойств и отношений человека, зако-номерностей его организации и развития рассматривались Борисом Федоровичем в качестве важнейшей задачи научного познания. И антропоцентрический подход к анализу систем «человек — техника», и понятие «активного оператора», и шаги по активизации так называемого «человеческого фактора» — все это разные формы выражения гуманистической направленности его исследований. Однако, двигаясь по этому пути, исследователь рано или поздно оказывался перед проблемой места психологии в системе наук о человеке и связанной с ней проблемой синтеза знаний.

На рубеже 60-70-х годов (т.е. уже после смерти Сергея Леонидовича) в психологической науке сложилась новая познавательная ситуация, в чем-то, однако, похожая на ситуацию 20-30-х годов.

Экстенсивное развитие психологии, сопровождавшееся возникновением новых отраслей, значительным расширением понятийного и методического аппарата, не только не приводило к качественному скачку психологического знания, но и снижало степень его организованности. Предмет психологии дробился на все более мелкие части, что затрудняло или делало невозможным сопоставление результатов, полученных разными методами и в разных понятийных контекстах. Создавалась почва для «окукливания» отдельных направлений; порождались все новые и новые формы Редукции (физиологическая, информационная, социологическая, деятельностная и др.) либо эклектики. На повесткедня вновь оказался вопрос о когерентности (т. е связанности) психологической науки и возможности реконструкции разнородного знания в целостную картину психических явлении. Стратегия его решения связывалась Ломовым с подходом, позволяющим исследовать человека, его психику в качестве системы.

Здесь открывается еще одно пересечение концепций Рубинштейна и Ломова, но уже по линии метода, или наиболее общего принципа исследования.

Читая даже ранние труды Рубинштейна, трудно отделаться от ощущения, что они написаны современным автором. Так или иначе в них обнаруживаются элементы и понятийные конструкции, которые сегодня связываются с сущностью системного подхода. Это: указание на разнока-чественность психических явлений и множественность форм их описания, выделение уровней организации психики и поведения, глубокая интерпретация их генеза, критика классического (лапласовского) детерминизма, подчеркивание про-цессуальное™ психического и др. Тем не менее Рубинштейна вряд ли можно причислить к родоначальникам современного системного движения, которое отчетливо проявило себя в 60-е годы

Парадокс объясняется сравнительно просто, версия системного подхода в психологии, разработанная Б.Ф. Ломовым, представляет собой форму диалектики, которой виртуозно владел Сергей Леонидович. Величайшая заслуга Рубинштейна как методолога состоит в том, что он гармонично ввел идеи диалектики (противоречия, единства, многообразия, качественного скачка и др.) в предметное поле психологической науки. Причем сделал это нелокально (прекрасные образцы диалектического мышления в психологии дали Б.Г. Ананьев, Л.С. Выготский, А.Н. Леонтьев, Б.М. Теп-лов, и др.), а тотально, охватив всю психологию в целом. По существу, Рубинштейн заложил основы и разрабатывал диалектическую психологию, начав эту работу задолго до исследований Клауса Ригеля и его американских коллег (Riegel, 1975).

В этой связи хотелось бы сделать следующее замечание Иногда из-за океана к нам приходят броские запоминающиеся ярлычки, обозначающие одновременно характер, судьбуи место выдающегося психолога в истории науки Вероятно, в этом есть какой-то смысл, тем более, что об этом не забывают говорить. Пользуясь подобным методом и музы-кальной табелью о рангах, С.Л. Рубинштейна можно было бы с полным основанием назвать Бетховеном в психологии. Больше, чем кому-либо из современников ему удалось раскрыть (особенно в рукописи «Человек и мир») единство и многообразие человеческой жизни с ее радостями и страданиями, знанием и невежеством, прекрасным и безобразным. Диалектика жизни, бытия сполна воплотилась и в характере, и в судьбе Сергея Леонидовича

Ломов использовал идеи Рубинштейна (прежде всего принцип детерминизма и механизм анализа через синтез) в качестве важнейшей предпосылки системных исследований психики, наряду с философско-методологической разработкой принципа системности В.П. Кузьминым, представлениями о системной организации психических процессов и функций человека, сформулированными Б.Г.Ананьевым, теорией функциональной системы П.К. Анохина и концепцией свойств нервной системы Б.М. Теплова и В.Д. Небылицина. Ломову удалось объединить системные представления и наработки, разбросанные по различным областям психологии, а сам принцип системности предложить в качестве стержневого инструмента психологического познания. Две ключевые идеи образуют нерв и определяют лицо его исследований: представление о полисистемности бытия человека и интегральности его качеств и свойств Обе идеи теснейшим образом связаны с философско-пси-хологической концепцией Рубинштейна, развивая ее положения.

Ярким примером могут служить представления о системной детерминации психики и поведения, сформулированные Ломовым в плане конкретизации принципа детерминизма.

Третьей линией или, точнее, зоной соприкосновения двух концепций является предметная область психологической науки: сходство взглядов на содержание базовых категорий, в частности, психического отражения и деятельности, и их роли в организации психологического знания.

Подход С.Л. Рубинштейна к проблеме отражения и деятельности базировался на представлении о единстве, илидиалектике внешнего и внутреннего (еще одна «сквозная» тема творчества Сергея Леонидовича), под которыми в первую очередь имелись в виду условия существования и развития человека. Любое воздействие рассматривалось как взаимодействие, в котором эффект внешних причин с необходимостью корректируется внутренними условиями; внутреннее так или иначе обусловливает внешнее. На разных уровнях бытия (физическом, биологическом, социальном) содержание внешнего и внутреннего, а также характер их соотношения принимают различные формы; чем выше уровень организации, тем сложнее и многограннее взаимосвязь внешнего и внутреннего, тем более радикальному преобразованию подвергаются воздействия, идущие со стороны, и гибче осуществляемая активность.

Наиболее полно и глубоко данные представления воплотились в принципе детерминизма (Рубинштейн, 1957), согласно которому внешнее преломляется через внутреннее: отражение действительности опосредствуется психической деятельностью субъекта, который так или иначе видоизменяет самою действительность. [Единая непрерывающаяся цепь объективных событий оказывалась замкнутой на субъекте и его свойствах. Раскрыть закономерности внутреннего — генеральная задача психологической науки — значит указать способы преобразования объекта в процессе отражения и регуляции деятельности субъекта. Выступая в качестве исходной методологической установки, принцип детерминизма подчеркивал порождающую (активную) роль внутренних условий и необходимость самодвижения, собственной логики существования и развития психического.

В отечественной науке категория отражения связывалась с сущностью психического и занимала центральное место. Любые психические явления рассматривались в качестве видов или форм субъективного отражения человеком объективной действительности (И.М. Сеченов, Н.Н.Ланге, Б.Г.Ананьев, А.Н.Леонтьев, А.А.Смирнов, Б.М. Теплое и др.).

С.Л.Рубинштейн, а затем и Б.Ф.Ломов исходили из того, что эта категория выражает два принципиальные момента. Во-первых, включенность психики во всеобщую взаимосвязь явлений материального мира Обосновывая этоположение, Рубинштейн вводил новый, онтологический план анализа психики, раскрывающий закономерности ее внутреннего движения. Основным способом существования психического полагался процесс. Во-вторых, источником многообразного содержания психических явлений выступает окружающий человека мир, конкретные обстоятельства его жизни. Отражая действительность, человек получает возможность ориентироваться в ней, выражать себя как целостность и регулировать свое поведение.

Поскольку отражение, образы действительности не существуют сами по себе, а принадлежат субъекту — реальному практическому существу, их содержание всегда оказывается пристрастным, незеркальным. Именно субъект несет модус активности и выполняет роль интегрирующего звена, которое объединяет различные феномены психики и уровни ее организации. Обращение к понятию «субъект» позволяло преодолеть сложившиеся в психологии противопоставления когнитивной и личностной сфер психики, разрыв процесса отражения и его продукта, внешнюю связь психических явлений и предметно-практической деятельности.

Эмпирическая экспликация психического как процесса была выполнена С.Л. Рубинштейном и его учениками на материале психологии мышления (Рубинштейн, 1958; I960; Славская, 1968; Брушлинский, 1979). Б.Ф. Ломов конкретизировал сходные представления в экспериментальных исследованиях осязания, зрительного восприятия, памяти, представлений и антиципации (Ананьев, Веккер, Ломов, Ярмоленко, 1959; Андреева, Вергилес, Ломов, 1975; Ломов, Сурков, 1980; Ломов, 1991;). Эти работы позволили дать развернутую характеристику процесса психического отражения и его связи с деятельностью.

Раскрыв с позиций системного подхода содержание узловых образующих психического процесса (его структуру, Функции, свойства, механизмы, уровни организации, детер-минацию), Б.Ф, Ломов (1984) сформулировал основы системной концепции психического отражения. Именно с ней, а не с системным подходом в психологии как таковым, со-относимы предметно-ориентированные концепции психического, в частности, теория деятельности (А.Н. Леонтьев) и теория установки (Д.Н. Узнадзе).В последние годы понятие «отражение» нередко оказывалось объектом критики за его якобы реактивный характер и непосредственную связь с устаревшими формами идеологии Однако лингвистические изыскания по поводу слова «отражение» (разить, раж и т п.) мало что доказывают или опровергают, а отношение к конкретной идеологии пока еще не является критерием истины Понятие «отражение» фиксирует важный для психологии, неперестающий удивлять момент бытия, представленность одной реальности в другой, в том числе мира в человеке. И Рубинштейн, и Ломов всегда полагали в этой представленности активное творческое начало и никогда не сводили психическое, сознание к отражению Действительная трудность заключается в том, чтобы «удерживать» психическое явление в единстве его свойств и отношений, рассматривая одновременно и как образ мира, и как переживание человека, и как регулятор его активности, и как свойство функционирующего мозга. Абсолютизация отражения (как это уже случалось в истории психологии) неминуемо ведет к гносеологизации чувственно-практических отношений человека с миром и превращению их в идеальные формы (структуры индивидуального сознания)

Проблема отражения теснейшим образом связана с проблемой деятельности, приоритетная роль С.Л. Рубинштейна в постановке и разработке которой представляется несомненной. По существу все выдвинутые им крупные теоретические идеи; принцип творческой самодеятельности (20-е годы), принцип единства сознания и деятельности, прин-цип детерминизма, в первую очередь, касались практических взаимоотношений человека с миром.

Не без влияния С.Л. Рубинштейна Б.Ф. Ломов рассматривал деятельность в общественно-историческом ключе, фиксирующем одну из форм преобразования действительности человеком. По его мнению, деятельность должна анализироваться как на уровне индивидуального, так и на уровне общественного бытия В деятельности же индивида, который реализует конкретную общественную функцию, психологию интересует не ее содержание или структура сами по себе, а субъективный план формы, виды, уровни и динамика психического отражения человека, преобразующего бытиеИменно в деятельности психическое раскрывается как развивающееся целое (система); сама же деятельность образует одну из основных детерминант психических явлений.

В решении сложнейшего вопроса о соотношении психики и деятельности Б.Ф, Ломов опирался на концепцию единства внешнего и внутреннего (Рубинштейн, 1946, 1957), согласно которой психика не может рассматриваться как особая (внутренняя, интериоризированная) деятельность, тождественная по своему строению деятельности внешней. Во-первых, это порождает необоснованное удвоение деятельности, ее дубли-рование. Во-вторых, такая трактовка психики предполагает идею интериоризации («вращивание» деятельности извне вовнутрь), механизм которой остается невыясненным В-третьих, известные «феномены интериоризации» могут быть интерпретированы в терминах динамики форм и уровней психического отражения. Принципиальное решение вопроса за-ключается не в сведении внешнее к внутреннему {или наоборот), а в изучении структуры и динамики психических процессов, которые регулируют ту или иную деятельность.

Представления о психологическом строении индивидуальной деятельности были разработаны Ломовым на материале исследований различных видов операторского труда (Ломов, 1966, 1991, Ломов, Сурков, 1980, Завалова, Ломов, Пономаренко, 1986). Он показывал, что индивидуальная деятельность лишь компонент или составная часть совмест-ной деятельности людей. Понять индивидуальную деятельность в целом — значит определить ее место в совместной деятельности и функцию данного индивида в группе. По мнению Бориса Федоровича, исследования совместной деятельности позволяют по-новому подойти к анализу единиц, структуры, уровней организации и развития деятельности, дать более глубокое понимание ее субъекта и функций (когнитивной, коммуникативной и регулятивной) психики. Эти исследования подводили к психологическому анализу другой очень важной стороны человеческого бытия — к общению. Отношение человека к себе подобному, раскрытое Рубинштейном в социально-философском и этическом планах, наполнялось Ломовым конкретно-психологическим содержанием и получало статус основания психических явлений.Резюмируя сказанное, хотелось бы еще раз подчеркнуть близость, или тесную связь концептуальных представлений двух выдающихся психологов Ряд ключевых теоретических положений, разработанных С.Л. Рубинштейном, играют роль основания, которое конкретизируется в методологических, теоретических, экспериментальных и практических исследованиях Б Ф. Ломова и продуктивно развивается Вместе с тем, это не снимает существующих различий и возможности конструктивного диалога школ.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
ПРЕЕМСТВЕННОСТЬ КОНЦЕПЦИЙ С. Л. РУБИНШТЕЙНА, Б. Г. АНАНЬЕВА, Б. Ф. ЛОМОВА
Пономаренко НАУЧНЫЙ ВКЛАД Б.Ф.ЛОМОВА В АВИАКОСМИЧЕСКУЮ ПСИХОЛОГИЮ
БЕЛОРУССКИЕ УЧЕНИКИ ШКОЛЫ Б. Г. АНАНЬЕВА ПО ПСИХОЛОГИИ РЕЧИ: ПРЕЕМСТВЕННОСТЬ НАУЧНО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКОЙ ПРОГРАММЫ
ЖИВЫЕ ТРАДИЦИИ — ТРАДИЦИИ ЖИВЫХ
Шалимова ИДЕИ Б.Ф.ЛОМОВА И ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА ЭМОЦИОНАЛЬНОСТИ
ПРЕЕМСТВЕННОСТЬ ДОШКОЛЬНОГО И НАЧАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ КАК УСЛОВИЕ РАЗВИТИЯ ЛИЧНОСТИ
Два подхода к функциям общения рассматривает Б.Ф. Ломов:
М.А. Щукина ПСИХОЛОГИЯ САМОРАЗВИТИЯ: НАУЧНАЯ И НАУЧНО-ПОПУЛЯРНАЯ
СУБЪЕКТ У С.Л. РУБИНШТЕЙНА.
1.2. УРОВНИ ЭМОЦИОНАЛЬНОГО РЕАГИРОВАНИЯ ПО С. Л. РУБИНШТЕЙНУ
С.Л. РУБИНШТЕЙН – РЕТРОСПЕКТИВА И ПЕРСПЕКТИВА
МЕТОДОЛОГИЧЕСКОЕ ЕДИНСТВО ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ КОНЦЕПЦИЙ С. Л. РУБИНШТЕЙНА И П. Я. ГАЛЬПЕРИНА
КАТЕГОРИЯ СУБЪЕКТА ЖИЗНИ КОНКРЕТИЗИРУЕТСЯ С.Л.РУБИНШТЕЙНОМ
ИДЕИ С.Л. РУБИНШТЕЙНА О СООТНОШЕНИИ МЫШЛЕНИЯ И ЛИЧНОСТИ И ИХ РАЗВИТИЕ
Добавить комментарий