РЫБНИКОВ В.Ю., СТРЕЛЬНИКОВА Ю.Ю., МИХАЙЛОВА Т.В. ПРОЛОНГИРОВАННОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕБОЕВОЙ ПСИХИЧЕСКОЙ ТРАВМЫ

Отличие «боевой психической травмы» от других травм состоит в том, что время экспозиции стрессоров длительное и изменения в нервной системе человека успева-ют сформироваться и закрепиться. Длительность пребывания в районе боевых действий является одной из причин психотравматизации, даже если это пребывание не связано с воздействием психогенных факторов. Перманентно пролонгированный характер действия стресс-факторов трансформирует их в психогенный, и является причиной дезадаптации личности и симптоматики ПТСР.

Симптомы ПТСР, которые в комплексе выглядят как психическое отклонение – это глубоко укоренившиеся способы поведения, связанные с экстремальными собы-тиями в прошлом. По данным центра психодиагностики ГУВД г.СПб и ЛО у сотрудников, обследованных до и после спец. командировки, положительные результаты (сохранение категории пригодности к службе) выявлены у 58,8 %. Негативные, отрицательные результаты – у 41,2%. Таким образом, около 60 % сотрудников, прошедших «горячие точки» не попадают под внимание ни медиков, ни психологов, т.к. основное внимание уделяется выявлению негативного влияния военных действий на психосоматическое здоровье. Однако экстремальные условия войны могут вырабатывать и позитивные качества, что и удалось выявить в проведенном исследовании.

С целью изучения психологических последствий и характерологических изменений личности среди сотрудников ОМОН в зависимости от сроков пребывания в райо-нах вооруженных конфликтов было проведено психологическое исследование с использованием ряда психологических методик: СМИЛ, тест Люшера, тест Кэттелла, краткий отборочный тест (КОТ) и опросник травматического стресса Котенёва И.О. (ОТС) на выявление симптомов ОСР и ПТСР. Гипотеза исследования: участие в вооруженных конфликтах у значительной части сотрудников ОВД сопровождается негативными изменениями личности, которые могут носить отсроченный характер, имеют сложную структуру и связаны с длительностью пребывания в зоне боевых действий.

Объектом исследования были сотрудники ОМОН, участвовавшие в 1995-2000 гг. в боевых действиях на территории Чеченской республики, в количестве 108 человек в возрасте 21–36 лет. Средний срок службы в ОВД составил 6 лет, службы в ОМОН – 4 года; период непосредственного нахождения в боевых условиях – от 90 до 705 суток. Число командировок от 2 до 11; длительность командировки – 45, 60 или 90 суток.

Для изучения психологических последствий пролонгированного воздействия травматической ситуации, участники вооруженного конфликта были разделены на 3 группы в зависимости от длительности пребывания в боевых действиях: 1-я группа – сотрудники ОМОН, у которых суммарная длительность пребывания в спец. командировке составила от 90 до 200 суток; 2-я группа – от 200 до 350 суток; 3-я группа — с длительностью участия в боевых действиях от 350 до 700 суток.

При анализе различий группы было установлено следующее:

1. Длительность пребывания в условиях боевых действий не является абсолютно линейно действующим фактором (т.е.

чем больше длительность – тем хуже состоя-ние), т.к. после превышения суммарной длительности нахождения в спец. командировке около 350 суток дальнейшего ухудшения состояния не наблюдается. Этот факт можно объяснить, исходя из содержания теории общего адаптационного синдрома Г. Селье, согласно которой происходит «прорыв» индивидуального адаптационного барьера личности в ходе 1-ой фазы (реакции тревоги) и мобилизация резервов, адаптации организма к стрессовому воздействию в течение 2-й фазы – стадии резистентности.

2. Длительность пребывания в условиях боевых действий не является фактом неизбежного увеличения симптомов ПТСР. Так как обнаруженные различия в преобла-дании симптомов «избегания» и гиперактивации у сотрудники ОМОН, находившихся в районе боевых действий от 6 месяцев до 1 года, исчезают после превышения суммарной длительности нахождения в спец. командировке более 1 года.

3. Под влиянием длительного воздействия психогенных стресс-факторов боевой обстановки, к некоторым проявлениям вырабатывается адаптация (шкала невротического сверхконтроля СМИЛ; факторы «О» и «L» теста Кэттелла). Процесс адаптации к экстремальным условиям протекает с разной скоростью для различных функций организма.

4. Некоторые личностные особенности и тенденции могут возникать (или исчезать) по мере аккумуляции боевого опыта (СМИЛ – шкалы ригидности и оптимистич-ности; факторы «Н» и «Q2» теста Кэттелла).

5. Психологические последствия участия в вооруженных конфликтах носят не только негативный, но и частично позитивный характер.

6. К фактам негативного влияния травматических событий относятся: появление у части сотрудников симптомов ОСР и ПТСР; увеличение ригидности; снижение уровня оптимизма, жизнелюбия и активности; тенденция к увеличению невротического сверхконтроля.

7. В позитивном плане следует отметить, что сотрудники ОМОН, длительно принимавшие участие в боевых действиях: более независимы и самостоятельны; более самоуверенны, хладнокровны и спокойны; менее подвержены чувству вины и тревожно-депрессивному настроению. Имеется тенденция к увеличению терпимости и уживчивости в среде «своего» коллектива, большей адаптивности к существованию в группе и выживанию в экстремальных условиях боевой обстановки. А также тенденция к уменьшению числа лиц, относящихся к окружающим с завистью, подозрительностью, предубеждением и настороженностью.

8. Боевые действия не являются фактором, действующим абсолютно негативно. Для большей части участников – это травматический опыт и негативные последствия, которые потребуют в дальнейшем проведения широкого спектра медико–психологических реабилитационных мероприятий. Но для небольшого числа лиц – это естественная, нормальная деятельность, позитивный опыт, ведущий к увеличению профессионализма. Следовательно, они могут составить основу формируемых профессиональных подразделений, их необходимо отбирать и в первую очередь направлять на выполнение оперативно-служебных задач в районы боевых действий.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
ИГРОВАЯ НЕЙТРАЛИЗАЦИЯ ПОСЛЕДСТВИЙ ПСИХИЧЕСКИХ ТРАВМ
ИЗУЧЕНИЕ ЭМОЦИОНАЛЬНОГО РЕАГИРОВАНИЯ ПРИ ПСИХИЧЕСКИХ ТРАВМАХ РАЗНОГО ГЕНЕЗА?
Миф 2. Ребенок до рождения, находясь в утробе матери, не подвержен психическим травмам, живет как в раю, и воспитывать его еще не надо
Стрельникова Ю.Ю. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПОСЛЕДСТВИЯ УЧАСТИЯ В БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЯХ В ЗОНАХ КОНФЛИКТОВ
Рыбников В.Ю. ПРАКСИОЛОГИЯ ВОЕННОЙ ПСИХОФИЗИОЛОГИИ
Хавинсон В.Х., Рыбников В.Ю., Закуцкий Н.Г. ВЛИЯНИЕ КОРТЕКСИНА НА ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЕ ФУНКЦИИ ОПЕРАТОРОВ
Хавинсон В.Х., Рыбников В.Ю., Савченко С.В., Закуцкий Н.Г. Пептидная регуляция функций мозга в реабилитации
Рыбников В.Ю., Тарасова Ю.Н., Набоков Н.Л. ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ОТБОР КАНДИДАТОВ НА ДОЛЖНОСТИ ФЕДЕРАЛЬНЫХ СУДЕЙ
Цуциева Ж. Ч, Рыбников В.Ю. ОСОБЕННОСТИ ЦЕННОСТНО-СМЫСЛОВОЙ СФЕРЫ У ДЕТЕЙ, ПЕРЕЖИВШИХ ТЕРРОРИСТИЧЕСКИЙ АКТ В Г. БЕСЛАН
ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ТРАВМА.
Мотивация спортсменов, переживших травму
НЕСЧАСТНЫЕ СЛУЧАИ И ТРАВМЫ.
РОДОВАЯ ТРАВМА (BIRTH INJURIES)
Михайлова Е.Л. Понятие лени: к вопросу об определении
МИХАЙЛОВА Е.Л. ПОНЯТИЕ ЛЕНИ: К ВОПРОСУ ОБ ОПРЕДЕЛЕНИИ
ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ, СОЗДАВАЕМЫЕ ТРАВМАМИ, БОЛЕЗНЯМИ И СТАРЕНИЕМ
Михайлова Е.Л. Лень в учебной деятельности студентов
Добавить комментарий