ЩЕКОТКА И ПРОИЗВОЛЬНАЯ СТИМУЛЯЦИЯ

Когда мы специально стимулируем какой-либо участок собственного кожного покрова, испытываем ли мы те же самые ощущения, которые испытываем, если его точно так же стимулирует кто-то другой? Иными словами, одинаково ли воспринимаются собственные и чужие прикосновения? Мы часто прикасаемся к разным участкам собственной кожи, в том числе и к подошвам, ладоням, подреберью и подмышкам. С сенсорной точки зрения эти прикосновения проходят практически незамеченными. Но если кто-то другой прикасается к этим участкам нашего кожного покрова — даже если он в точности повторяет наши собственные движения, — в подавляющем большинстве случаев человек чувствует щекотку. В зависимости от конкретных особенностей подобных ситуаций и перцептивных обстоятельств это ощущение, щекотка, может быть приятным, даже очень приятным, и чрезвычайно неприятным, отвратительным (Christenfeld et al., 1997; Harris & Chris- tenfeld, 1997). Рассмотрение вопроса о нейронной и психологической основе щекотки выходит за рамки данной главы, однако можно сказать, что она, во всяком случае отчасти, — следствие непредсказуемости и неупорядоченности, свойственных самой природе неинтенсивной тактильной стимуляции очень чувствительных участков кожи. Тем не менее мы можем рассмотреть вопрос о том, почему мы не в состоянии сами вызвать у себя ощущение щекотки.

17. Кинестетическая информация, источником которой

17. Кинестетическая информация, источником которой

являются суставы пальцев и запястья, используется для оценки длины. Расстояние между большим и указательным пальцами может служить единицей измерения толщины и небольших расстояний

Судя по всему, это происходит потому, что нервная система способна сравнивать самопроизвольную стимуляцию и стимуляцию, «навязываемую» нам извне, и отличать одну от другой. Когда мы намеренно прикасаемся к собственной коже, мы сначала посылаем моторную команду — эфферентный кинестетический сигнал конкретной мышце определенным образом прикоснуться к определенному участку кожи, и в мозге возникает соответствующее афферетное (входящее) тактильное ощущение. Аналогичный сигнал возникает в мозге и тогда, когда к этому участку кожи точно так же прикасается кто-то другой. Когда же речь идет о произвольной стимуляции собственной кожи самим человеком, этому сигналу соответствует (и с ним сравнивается) эфферентая моторная команда прикоснуться к данному участку кожи, посылаемая мозгом. (Должно быть, читатель уже вспомнил, что
в главе 8 мы говорили об упреждающем сигнале (утечке сигнала), когда объясняли, каким образом произвольные движения нейтрализуют, или отменяют, поток изображений, вызываемый этими самыми движениями.)

Когда мы, например, прикасаемся к своим подошвам, исходящие кинестетические эфферетные командные сигналы, посылаемые мышцам и сухожилиям пальцев, сравниваются с результирующими афферентными ощущениями, о которых «сообщают» подошвы. То обстоятельство, что прикосновение — произвольное, исключает внезапность, непредсказуемость, являющуюся характерной особенностью щекотки. Когда имеет место произвольная тактильная стимуляция, результирующее афферетное ощущение прикосновения в известной мере ожидается нервной системой, которая и нейтрализует, или отменяет, ощущение щекотки.

Когда же к нашим подошвам прикасается кто-то другой (вызывая те же самые афферентные сигналы), отсутствуют соответствующие командные сигналы для сравнения с результирующим тактильным ощущением. В соответствии с этим без ожидания тактильного ощущения те же самые входящие афферентные тактильные сигналы воспринимаются как щекотка. Иными словами, произвольные прикосновения, совершаемые самим человеком, лишены такого отличительного признака щекотки, как непредсказуемость, но способны вызвать ощущение прикосновения.

Некоторые исследователи (Weiskrantz et al., 1971) изучили роль произвольной стимуляции как нейтрализатора щекотки, использовав специальное приспособление, с помощью которого можно было «дозировать» стимуляцию щекоткой и которым управляли либо экспериментатор, либо сам испытуемый, либо они оба таким образом, что рука испытуемого лежала на приспособлении и пассивно следовала за его движением. Результаты этого исследования таковы: самое сильное ощущение щекотки вызывалось действиями экспериментатора, самое слабое — произвольными движениями испытуемого, а ощущения, вызываемые экспериментатором и пассивным движением руки испытуемого, оказались посередине. Эти данные свидетельствуют о том, что стимуляция произвольными движениями как способ вызвать щекотку менее эффективна, нежели «навязанная» стимуляция, и что интенсивность испытываемого человеком ощущения щекотки зависит от того, насколько произвольны его движения (см. также Blakemore et al., 1999).

Блэкмор и ее коллеги с помощью ФМРТ изучили на нейронном уровне сенсор-? ное различие между произвольной и внешней тактильной стимуляцией (Blakemore, Wolpert & Firth, 1998,1999). (ФМРТ — функциональная магнито-резонанс- ная томография — описана в главе 1.) Применение ФМРТ позволило «увидеть», как работает мозг испытуемого во время произвольной стимуляции его ладоней (он сам их стимулирует) и когда они стимулируются специальным приспособлением — губкой (внешняя стимуляция). Оказалось, что в случае внешней стимуляции нейронная активность того участка мозга, который обрабатывает тактильную информацию, — соматосенсорной коры — выше, чем при произвольных движениях испытуемого. К тому же были получены свидетельства в пользу того, что мозжечок — контролирующий движение и расположенный в стволе мозга центр — посылает ингибирующий (тормозящий) сигнал, снижающий или отменяющий соматосенсорную реакцию на произвольное прикосновение. Короче говоря, мозжечок «предвидит» ощущения, которые будут вызваны испытуемыми, пытающимися вызвать

у себя щекотку, и посылает в соматосенсорную кору сигнал, ингибирующий ее нейронную активность. В результате тактильные сигналы, вызванные произвольными движениями, либо заглушаются, либо вовсе подавляются. Следовательно, когда мы пытаемся пощекотать самих себя, мозжечок предвидит сенсорный результат подобной стимуляции и нейтрализует его, ингибируя соматосенсорную кору.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
ТАКТИЛЬНАЯ СТИМУЛЯЦИЯ И РЕЦЕПЦИЯ
Электрическая стимуляция.
ВЕСТИБУЛЯРНАЯ СТИМУЛЯЦИЯ
Изменение условий стимуляции и восприятие контура
ВЛИЯНИЕ СЕЛЕКТИВНОЙ СТИМУЛЯЦИИ НА ЧЕЛОВЕКА
КОМПЛЕКСНАЯ АУДИОВИЗУАЛЬНАЯ СТИМУЛЯЦИЯ.
ПЕРЦЕПТИВНАЯ АДАПТАЦИЯ К ИСКАЖЕННОЙ ЗРИТЕЛЬНОЙ СТИМУЛЯЦИИ
Ранняя стимуляция и развитие нейрона
Новикова А.А. эффективностЬ чтения И воздействиесубсенсорной графической стимуляции
ОПТИЧЕСКАЯ СТИМУЛЯЦИЯ КАК ИСТОЧНИК ВОСПРИЯТИЯ ДВИЖЕНИЯ
Последствия селективной стимуляции зрительной системы животных
ВНЕШНЯЯ СТИМУЛЯЦИЯ И ВНУТРЕННЯЯ МОТИВАЦИЯ
ВЛИЯНИЕ МУЛЬТИТОНАПЬНОЙ СТИМУЛЯЦИИ Биения
Понижение слуха под воздействием избыточной звуковой стимуляции.
ХИМИЧЕСКАЯ СТИМУЛЯЦИЯ МОЗГА (CHEMICAL BRAIN STIMULATION)
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ ПЛОХОГО ОБРАЩЕНИЯ С ДЕТЬМИ И СТИМУЛЯЦИЯ РАЗВИТИЯ УСТОЙЧИВОСТИ.
Луукконен Е.В., Стихина Н.Я., Алексанян З.А., Коротков А.Д. ВЛИЯНИЕ ЭЛЕКТРОМАГНИТНОЙ СТИМУЛЯЦИИ НА БОЛЬНЫХ С НЕВРОТИЧЕСКОЙ ДЕПРЕССИЕЙ
Пушкин А.А., Ганцгорн Е.В. ВЛИЯНИЕ ФАЗОЗАВИСИМОЙ ЗРИТЕЛЬНОЙ СТИМУЛЯЦИИ НА АЛЬФА-РИТМ ЭЭГ И ЭМОЦИИ ЧЕЛОВЕКА
Развитие произвольности. Отождествление
Добавить комментарий