Сидоренко Е.В. ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ЗНАНИЕ О ЛИЧНОСТИ

В психологической науке нет единой концепции личности. Личность представляется то как синтез первичных психических характеристик, то как ось определенной направленности, как слой внутри психики, ее ядро или центр, либо, напротив, как внешний слой, ”личина”, и т.д. Ни одна из теорий личности пока не может нас удовлетворить, но теперь уже ни одна из них не может нам и помешать.

Мы свободны в исследовании личности. Что дает нам эта свобода

Во-первых, мы можем отказаться от навязанной историей естественнонаучной парадигмы в исследовании личности, в которой каждое отдельное явление рассматривается как проявление общей закономерности. Мы можем отказаться от того, чтобы считать отдельную личность случайной величиной, случайным проявлением более закономерного среднегруппового индивида. В сущности, во многих исследованиях все эти ”случайные личности” нужны были, чтобы увидеть за ними величественные контуры среднегруппового индивида, несущего в себе все свойства миража. Зачастую фантомов было два — ”успешный” и ”неуспешный” в какой-либо деятельности. Подобно двум Летучим Голландцам, они перекочевывали из одного исследования в другое, мгновенно исчезая при первом же столкновении с реальностью. Парадокс состоит в том, что закономерности мы формулируем для среднегруппового индивида, а прогноз необходим индивидуальный. Между тем, выявленные среднегрупповые тенденции не воспроизводятся в индивидуальных тенденциях иногда более чем у половины всей выборки. Корреляционные связи не в состоянии предсказать реального соотношения исследуемых показателей у конкретного испытуемого. Портрет ”успешного” профессионала может оказаться не похожим ни на одного реального успешного специалиста, поэтому мы не можем строить никакого индивидуального прогноза ни для претендентов, похожих на среднегрупповой успешный портрет, ни для претендентов, не похожих на него. Личность — это стиль, это мир, а не механическое соединение частей и не корреляционное соотношение. Общие психологические закономерности могут быть построены на обобщении индивидуальных закономерностей, а не на обсчете отрывочных и эскизных индивидуальных данных.

Во-вторых, мы можем отказаться от того, чтобы продолжать безнадежные попытки добиться объективности и воспроизводимости данных в психологическом исследовании личности. Можно, наконец, с облегчением признать, что психологическое знание о личности может быть получено лишь при непосредственной, ”личной встрече” исследователя и исследуемого, или, если использовать терминологию К.Роджерса, в их ”личностном столкновении”.

Личностное обследование — это контакт, это диалог, это жизненная ситуация, которая так или иначе переживается обоими — и исследуемым, и исследователем, Если исследователь пытается изображать из себя бесстрастного наблюдателя или всего лишь регистратора, это вовсе не означает, что не происходит взаимодействия двух личностей. Личность по существу своему межличностна. Психическое — это еще и среда обитания. Психический мир другого человека наслаивается на наш собственный мир, и таким образом возникает наша межличностная среда обитания. Исследователю может казаться, что он всего лишь считывает показания секундомера, а в это время происходит драма взаимодействия двух психических миров — взаимное заражение, внушение, манипуляции, притяжение и отталкивание и т.п. Мы обманываем себя, претендуя на какую-то объективность. Более того, из-за этих претензий мы обкрадываем себя и свою науку. Истинное психологическое знание рождается благодаря столкновению, а вовсе не вопреки ему.

Психологу нужно, наконец, поверить, что не тест и не бланковая методика, а он, он сам является инструментом исследования. Изменение его ощущений, рождающиеся у него образы, едва осознаваемые импульсы, призывающие к тому или иному действию, неожиданные собственные реакции и другие аналогичные явления, — вот то, на что мы могли бы ориентироваться в исследовании другой личности. Метод исследования должен соответствовать его предмету. Чужую личность можно исследовать только через собственную личность.

Сказанное приводит нас к тому, что мы можем отказаться и от идеи измерения личности. Приписывание личности рангов и чисел может помочь в исследовании среднегруппового индивида, которого на самом деле не существует. Для понимания же реально существующей личности измерение дает нам столько же, сколько дает измерение для понимания, скажем, книги. Измерив толщину и формат книги, определив ранг яркости обложки и даже подсчитав количество глаголов, многоточий, диалогов, иностранных слов и т.п., мы вряд ли приблизимся к пониманию содержания этой книги. Аналогичным образом, мы не поймем ее, если будем задавать ей стандартные вопросы какого-либо специально придуманного опросника, стандартизованного на других книгах. Книга может оказаться совсем не о том, о чем авторы опросника догадались ее спросить. Книгам не предъявляют опросников. Их читают и пытаются понять.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ТЕРАПЕВТИЧЕСКОЕ ЗНАНИЕ О ЧЕЛОВЕКЕ КАК ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ ОСНОВА ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ
ГЛАВА 2 ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ЗНАНИЕ О ТРУДЕ И ТРУДЯЩЕМСЯ
РАЗДЕЛ II. ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ЗНАНИЕ О ТРУДЕ В КОНЦЕ XIX - НАЧАЛЕ XX ВВ.
§ 11. Петровские преобразования и психологическое знание о труде
§ 10. Психологическое знание о труде в памятниках XI-XVII вв.
ЗНАНИЕ О МИРЕ И ЗНАНИЕ О СЕБЕ
§ 12. Психологическое знание о труде в сочинениях М. В. Ломоносова и А. Н. Радищева
ГЛАВА I. ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ЗНАНИЕ О ТРУДЕ В НЕПИСЬМЕННЫХ ФУНКЦИОНАЛЬНЫХ СРЕДСТВАХ ФИКСАЦИИ ОПЫТА
§ 9. Психологическое знание о труде в народных пословицах и поговорках
РАЗДЕЛ I. ОБЗОР МОДЕЛЕЙ, РЕПРЕЗЕНТИРОВАВШИХ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ЗНАНИЕ О ТРУДЕ В ДРЕВНОСТИ И В ЭПОХУ ФЕОДАЛИЗМА
СОЛОДУХО А.С. СОВРЕМЕННОЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ЗНАНИЕ: КРИЗИС ИЛИ НОВОЕ НАЧАЛО?
2.4 Психология личности. Черты личности, патологические и возрастные психологические изменения личности.
Добавить комментарий