СОЦИАЛЬНЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ СОВРЕМЕННОЙ МОЛОДЕЖИ О ПЕРСПЕКТИВЕ БУДУЩЕГО

«Если вы не думаете о будущем, его у вас не будет».

Джон Голсуорси

«То, что ребенок или взрослый ожидает, во многом определяет то, что он думает или делает»

(G. Allport, 1960)

У каждого человека есть свой образ будущего. Каждый как-то представляет себе то время, которое еще не наступило, те события, которые должны произойти. Цепочка этих ожидаемых событий, репрезентированных в сознании человека, и есть перспектива будущего.

В психологии понятие «перспективы будущего» изучено крайне мало. Традиционно принято считать, что молодежь смотрит в будущее, а люди более старшего возраста ориентированы на прошлое. Старшеклассников и студентов принято рассматривать как людей, «стоящих на пороге» взрослой жизни, полных планов и надежд, обращенных в будущее. Об этом свидетельствуют многочисленные устойчивые выражения, существующие в нашем языке: «настала пора сделать жизненный выбор», «вступить во взрослую жизнь», «переступить порог родительского дома», «перед ними открыты все дороги», «у них вся жизнь впереди» — так говорят о старшеклассниках, студентах, выпускниках школ и ВУЗов. По-видимому, именно общепринятость данного образа и послужила одной из причин того, что в психологии проблема отношения к будущему, перспективы будущего мало изучена как самостоятельная проблема. Исключение составляет лишь аспект профессиональных планов и профессионального самоопределения, который многократно исследовался психологами, педагогами, социологами [Абульханова-Славская, 1987, 2001].

А между тем, важно знать, что сам человек думает о своем будущем, какие жизненные цели ставит перед собой, на что рассчитывает в предстоящей жизни. Многие люди, особенно молодое поколение, сталкиваются с тем, что хотят добиться многого, стремятся «прожить жизнь по максимуму», испробовать все, хотя сами толком не знают, не только с чего начать и как всего достичь, но и, в принципе, что им нужно, чего именно они хотят. Только прояснив временную перспективу будущего, определив свои жизненные планы, можно продвинуться на пути своего личностного развития.

Как можно изучить перспективу будущего?

В отечественной психологической практике практически нет исследований, посвященных непосредственно изучению перспективы будущего. Большинство работ были написаны на основе анализа «смежных» областей, использовались исследования, исходно имевшие иную направленность (изучение профессиональных намерений, мотивов, ценностей и т.п.). В конце 80х гг. коллективом психологов во главе с Н.Н.Толстых был проведен ряд исследований по проблеме отношения подростков к будущему, их жизненных планов и ориентаций на будущее. Объектом исследования были подростки в возрасте от 9 до 15 лет. Использовались различные методы исследования: экспериментальные беседы, методика Заззо «Золотой возраст», впервые был применен Метод мотивационной индукции, разработанный Жозефом Нюттеном. [Толстых, 1984, 1988, 1990]

Время неумолимо мчится вперёд, и вчерашние дети уже не такие, как дети сегодняшние. Современный научный прогресс, развитие общества ежедневно выходит на новые уровни, ставя человека перед выбором путей своей жизни. И выборов этих в современном мире бесконечно много. Происходящие изменения порождают новую почву для научных исследований.

Сегодня отечественные социальные психологи снова большое внимание уделяют теории социальных представлений, пришедшей в нашу страну в 80-е годы. Особый интерес, связанный с социальными представлениями, заключается в том, что с их помощью конструируется реальность социальных групп. Изучая социальные представления, нам предоставляется шанс изучить ту реальность, в которой находятся люди. В связи с этим мы решили изучать не просто перспективу будущего отдельных старшеклассников и студентов, а социальные представления о перспективе будущего современной молодежи.

Отметим, что изучение именно молодежи представляет особый интерес, поскольку, как парадоксально бы это ни звучало, молодежь нужно определять как будущее и через представления о будущем. Молодежь — это будущее общества, его будущее состояние. Значит, молодежь оказывается воплощением времени. Молодежь — это не простое будущее, оно уже в настоящем активно проявляет себя. В лице молодежи будущее существует в настоящем. Таким образом, молодежь — это актуализованное будущее, то есть, она не только будущее, но и настоящее. Нам представляется особенно интересным изучить представления о будущем «самого будущего», молодежи.

Целью данной работы являлось изучение социальных представлений о перспективе будущего современной молодежи.

В соответствии с целью исследования нами были выдвинуты следующие гипотезы:

1. Существуют различия в представлениях о перспективе будущего и у школьников, и у студентов в зависимости от места проживания: Санкт-Петербург и г. Углич.

2. Представления о перспективе будущего различны у школьников и студентов.

3. Представления о перспективе будущего различны у школьников 10 и 11 классов.

4. Представления о перспективе будущего различны в зависимости от пола.

Также нами была выдвинута исследовательская гипотеза, в которой предполагалось, что «существует связь между представлениями о перспективе будущего и личностными особенностями».

Объектом исследования выступила группа испытуемых общей численностью 146 человек от 15 до 23 лет (средний возраст – 18 лет).

84 испытуемых являлись студентами дневного отделения (с первого по третий курс). По социально-демографическим характеристикам данная часть выборки испытуемых относится к категории «студенческой молодежи» и имеет два описательных критерия для разделения на подгруппы с целью дальнейшего исследования: половые различия – среди испытуемых 53 девушки и 31 юноша; место проживания и обучения — 35 человек учатся в различных вузах Петербурга, постоянно проживают в Петербурге, а 49 человек учатся в филиале Московского Государственного Университета Приборостроения и Информатики (МГУПИ), расположенном в городе Углич Ярославской области, и постоянно проживают либо в самом Угличе, либо в деревнях Угличского района.

46 испытуемых являлись школьниками старших классов средней школы №525 Московского района города Санкт-Петербурга. 32 человека (21 девочка и 11 мальчик) являлись учениками 10 класса, а 14 человек (5 девочек и 9 мальчиков) учились в 11 классе.

16 испытуемых (10 девочек и 6 мальчиков) являлись учениками 11 класса средней школы №4 города Углич Ярославской области.

  Ярославская область Санкт-Петербург Всего
  юноши девушки юноши девушки  
10 класс 11 21 32
11 класс 6 10 9 5 30
студенты 24 25 7 28 84
Всего 30 33 27 56 146

Для исследования социальных представлений о перспективе будущего описанная группа представляет особый интерес, так как именно в этом возрасте происходит перелом в восприятии будущего. Именно в этот период строятся жизненные планы, совершаются важные, стратегические для всей последующей жизни выборы. Подросток, юноша впервые «вплотную сталкивается» с будущим, оно перестает казаться ему чем-то абстрактным, далеким, мечтой. Именно в этом возрасте наступает пора брать на себя ответственность за свое будущее, самому решать, как сложится дальнейшая жизнь.

В литературе часто упоминается тот факт, что специфика представлений о будущем определяется не только возрастом, но и социальной ситуацией, теми условиями, в которых живет и развивается человек, теми возможностями, которые перед ним открываются. В связи с этим особый интерес представляет сравнение представлений о перспективе будущего студентов и школьников, проживающих в мегаполисе – в Санкт-Петербурге, с представлениями студентов и школьников из небольшого, провинциального города – Углич.

Исследование проводилось нами очно в средней общеобразовательной школе № 525 г. Санкт-Петербурга с углубленным изучением английского языка; в Санкт-Петербургском Государственном Университете (факультеты: экономический, филологический, международных отношений, менеджмента), в Государственном Университете Аэрокосмического Приборостроения, в средней образовательной школе № 4 города Углич и в филиале Московского Государственного Университета Приборостроения и Информатики (МГУПИ), расположенном в городе Углич Ярославской области.

В связи с поставленной целью, нами были выбраны следующие методы исследования:

1. Методика «Шкала Временных Установок» (ШВУ), направленная на определение эмоционального фона перспективы будущего [Нюттен, 2004]. Методика представляет собой 19 пар полярных прилагательных. Первые 9 шкал направлены на измерение аффективной установки, все 19 шкал измеряют общую или «глобальную» установку по отношению к будущему. Данную методику мы использовали для оценки индивидуальных установок только по отношению к личному будущему.

2. Метод Мотивационной Индукции (ММИ) [Нюттен, 2004]

3. Многофакторный личностный опросник Р. Кеттелла (адаптация Капустиной А.Н.)

Полученные при помощи описанных выше методик данные были подвергнуты статистической обработке. Был проведен корреляционный анализ, с использованием коэффициента корреляции R-Пирсона, в результате которого были получены матрицы связи факторов для различных выборок. На основе этих результатов были построены корреляционные плеяды. Для того, чтобы проверить выдвинутые гипотезы о различиях в представлениях о будущем у испытуемых, мы обратились к многофакторному дисперсионному анализу (ANOVA). С помощью контент-анализа был обработан материал методики ММИ. При анализе мы сделали акцент не только на выявлении глубины временной перспективы, на что методика была первоначально нацелена ее автором, но и на содержательной стороне высказываний испытуемых.

Результаты измерения установки по отношению к личному будущему показали, что юноши и девушки, согласившиеся принять участие в исследовании, отличаются средним и высоким уровнем аффективной оценки личного будущего, т.е. относятся к будущему положительно. Позитивнее всего личное будущее воспринимают студенты Санкт-Петербурга (средний балл 54,8). Чуть менее позитивное представление о будущем у учащихся 10 класса (средний балл 53,5). Школьники 11 классов примерно одинаково воспринимают свое будущее как в Петербурге, так и в Ярославской области (средний балл 50,7 и 50 соответственно). В целом же можно сказать, что представления о будущем у испытуемых, проживающих в Санкт-Петербурге, носят более положительную окраску, нежели у испытуемых из Ярославской области.

Рисунок 1 и рисунок 2 наглядно демонстрируют различия представлений о будущем в зависимости от региона проживания и от принадлежности к той или иной группе (школьников 10 класса, школьников 11 класса или студентов).

Глобальная установка по отношению к будущему школьников и студентов Санкт-Петербурга

 Глобальная установка по отношению к будущему школьников и студентов Санкт-Петербурга

и Ярославской области

На рисунке 2 видна динамика изменения аффективной установки по отношению к будущему. Особое внимание нам бы хотелось обратить на изменение аффективной установки у школьников и студентов Санкт-Петербурга. У школьников 11 класса происходит резкое снижение уровня аффективной установки, образуется некий «провал» по сравнению с учащимися 10 класса и студентами. Мы связываем это снижение с резко возросшей нагрузкой, с одной стороны, и с самым высоким уровнем неопределенности, который характеризует именно ситуацию 11-классников.

Аффективная установка по отношению к будущему школьников и студентов Санкт-Петербурга

 Аффективная установка по отношению к будущему школьников и студентов Санкт-Петербурга

и Ярославской области

Отдельного рассмотрения требуют шкалы «близкое – отдаленное» и «знакомое – незнакомое». Автор методики Ж. Нюттен пишет, основываясь на проверке методики на бельгийской и французской выборках, о том, что в норме следует определять свое будущее как «отдаленное» и как «знакомое» [Ж. Нюттен, 2004]. Результаты исследования российской выборки показывают, что испытуемые, дававшие положительные оценки по другим шкалам, в случае с двумя данными шкалами склонны оценивать будущее как «близкое» и как «незнакомое». На рисунке 3 мы видим 3 «провала» средних оценок будущего.

Что касается провалов по шкалам «знакомое – незнакомое» и «тяжелое – легкое», то, на наш взгляд, «провалы» можно объяснить культуральными особенностями и особенностями ситуации, сложившейся в нашей стране. Из-за многочисленных изменений в политической системе, из-за отсутствия социальных гарантий, уверенности и постоянства, из-за высокого уровня неопределенности в завтрашнем дне российские испытуемые склонны оценивать свое будущее ближе к «тяжелому» и «незнакомому». Согласно данным Ж. Нюттена, [Нюттен, 2004] приписывание будущему характеристики «незнакомого» является одним из индикаторов невротического состояния личности.

Следует обратить на этот факт особое внимание. Хотя в целом можно сказать, что оценка по данной шкале находится ближе к нейтральной, тем не менее, на фоне оценок по другим шкалам такая ситуация выглядит настораживающе.

Различия в представлениях о перспективе будущего у школьников и студентов

Обнаружены значимые различия между школьниками и студентами по шкале оценки будущего «определяемое извне – мое личное» (p?0,05). Различия можно объяснить тем, что школьники, находясь под опекой родителей и учителей, еще не чувствуют своей самостоятельности в полной мере, многие решения за них еще принимают взрослые, поэтому и взгляд на будущее у них скорее как на нечто «определяемое извне» (экстернальный или внешний локус контроля). Большинство студентов же в полной мере отвечают за свою жизнь, сами планируют свое будущее, поэтому и оценивают будущее как «мое личное» (интернальный или внутренний локус контроля).

Между студентами и 11-классниками из Санкт-Петербурга были получены различия по двум шкалам оценки будущего: «светлое – темное», «полное надежд – безнадежное» (p?0,05). Полученные различия объясняются эмоциональным состоянием учеников 11 класса, высоким уровнем неопределенности и нагрузки, которую они испытывают в связи с окончанием школы, подготовкой к сдаче экзаменов и поступлением в институт. Именно из-за стрессовой ситуации, в которой находятся ученики 11 класса, они склонны воспринимать свое будущее в меньшей степени светлым и полным надежд по сравнению со студентами.

Между студентами и 11-классниками Ярославской области было получено всего одно значимое различие – по той же шкале, что и между школьниками и студентами в целом — «определяемое извне – мое личное» (p?0,01).

Тот факт, что были получены разные различия в группах учащихся Ярославской области и Санкт-Петербурга, можно объяснить тем, что для школьников Санкт-Петербурга планы поступить в институт и продолжить обучение в будущем являются более значимыми (по результатам анализа методики ММИ), т.е. уровень неопределенности в жизни петербургских 11-классников субъективно выше, эмоциональный настрой из-за этого менее оптимистичный.

Различия в представлениях о перспективе будущего у школьников 10 и 11 классов Санкт-Петербурга

У школьников 10 и школьников 11 классов, проживающих в Санкт-Петербурге, обнаружены значимые различия в представлениях о будущем по двум шкалам: «краткое – долгое» и «знакомое – незнакомое» (p?0,05).

Можно сказать, что школьники 11 класса рассматривают свое будущее не столько как долгое, а скорее ближе к среднему между долгим и кратким. Поскольку разница в возрасте между данными группами испытуемых составляет всего 1 год, мы предполагаем, что различия по шкале «долгое – краткое» будущее связаны не с возрастом испытуемых, а с той жизненной ситуацией, в которой они находятся, с ощущением завершенности, либо незавершенности жизненного этапа (в данном случае с жизненной ситуацией нахождения на рубеже юности и ранней взрослости, с завершением этапа обучения в школе и скорым началом другого – студенчества и взрослой, самостоятельной жизни).

Кроме того, учащиеся 11 класса воспринимают свое личное будущее как менее знакомое по сравнению с учащимися 10 класса. Данный результат мы также связываем с жизненной ситуацией школьников. Учащиеся 10 класса хорошо представляют, чем они будут заниматься в ближайшем будущем. Ученики 11 класса «находятся в подвешенном состоянии». Уровень неопределенности очень высок на данном этапе. Поэтому и личное будущее в целом воспринимается как менее знакомое.

Различия в представлениях о будущем школьников и студентов в зависимости от места проживания

Нами были получены значимые различия по 6 шкалам из 19 между представлениями о будущем студентов Санкт-Петербурга и студентов Ярославской области (p?0,05) и (p?0,01). Студенты Санкт-Петербурга оценивают свое будущее как полное, привлекательное, прекрасное, теплое, полное надежд и важное в большей степени, чем студенты Ярославской области. Данные результаты можно объяснить фактом проживания в разных регионах. Ключевое влияние здесь оказывают такие факторы как уровень экономического развития региона, наличие развитой инфраструктуры, уровень безработицы, общие условия жизни в регионе. Сильнее всего эти факторы оказывают влияние на оценку личного будущего по шкале «полное – пустое», а также «полное надежд – безнадежное».

Различия в представлениях о будущем школьников и студентов в зависимости от пола

Девушки склонны в большей степени, чем юноши оценивать свое будущее как теплое, интересное, светлое, полное надежд и долгое (p<0,01). Юноши же не столь оптимистичны во взглядах на личное будущее, хотя в целом и их оценки достаточно высоки и характеризуют будущее как положительное.

Различия личностных особенностей молодежи Санкт-Петербурга и Ярославской области

Получены различия в личностных особенностях между школьниками и студентами в зависимости от региона проживания.

И юноши, и девушки, проживающие в Санкт-Петербурге, отличаются от юношей и девушек Ярославской области по фактору Q1 – «консерватизм – радикализм» (p?0,05). Молодежь из Санкт-Петербурга можно охарактеризовать как более склонную к переменам, новым идеям, и юношам, и девушка Санкт-Петербурга присущи такие качества как свободомыслие и экспериментаторство. Жители Ярославской области более консервативны, устойчивы по отношению к традициям, склонны сопротивляться переменам. На наш взгляд данное различие по фактору «консерватизм – радикализм» обосновывается различными условиями, в которых проживает молодежь. Санкт-Петербург – динамично развивающийся город, в котором нет жестких устоявшихся традиций. Смена тенденций, течений происходит быстро. Выше и сам ритм жизни. Углич же является малым провинциальным городом России, где сильны традиции и обычаи, а перемены случаются крайне редко.

Связь представлений о будущем и личностных особенностей

В ходе корреляционного анализа были выявлены статистически значимые взаимосвязи между шкалами временных установок и личностными чертами. Мы обнаружили, что отношение к будущему связано с тремя группами факторов, такими как самооценка, коммуникативные свойства и эмоциональные характеристики личности.

Глобальная установка на будущее связана с 7 личностными факторами

Взаимосвязь общей установки на будущее, измеренной по Шкале временных установок (ШВУ),

с личностными особенностями – факторами Кеттелла

Таким образом, получается, что активные, открытые, общительные, уверенные, эмоционально устойчивые люди с адекватной самооценкой представляют себе свое будущее более позивным.

Аффективная установка по отношению к личному будущему имеет взаимосвязи с такими же личностными факторами, что и глобальная установка, кроме фактора «сдержанность – экспрессивность». Положительно мыслят о своем будущем общительные, готовые к сотрудничеству люди, чувствительные, склонные к романтизму, у которых развиты эстетические интересы и которые склонны к эмпатии.

Наибольшее число корреляционных связей с различными шкалами оценки отношения к будущему выявлено у следующих факторов: MD («адекватная самооценка»), A («замкнутость – общительность»), I («жесткость – чувствительность»). Фактор самооценки наиболее сильно связан со шкалой «успешное – неуспешное» будущее (R=0,238, p?0,01). Люди с адекватной самооценкой воспринимают свое будущее как успешное. Те же, у кого самооценка занижена, смотрят на будущее как на неуспешное.

По результатам корреляционного анализа была получена всего одна взаимосвязь между возрастом и шкалами временных установок. Обнаружено, что возраст взаимосвязан со шкалой «краткое – долгое» (R=0,191 p?0,05). Хотя полученная взаимосвязь кажется правдоподобной, мы не беремся делать точных выводов на этот счет из-за узкого диапазона возрастов испытуемых, принявших участие в нашем исследовании

Единственным фактором, в отношении которого не было получено связей ни с одной из шкал оценки будущего, является «интеллект». Можно говорить о том, что представления о личном будущем никак не зависят от уровня оперативности мышления или же от общего уровня вербальной культуры и эрудиции.

Выводы по результатам оценки методики ШВУ

Одной из задач нашего исследования была проверка методики «Шкала временных установок» Ж. Нюттена (ШВУ) на валидность и внутреннюю согласованность. Проведенный анализ взаимосвязей с помощью критерия корреляции r-Пирсона показал, что все шкалы методики ШВУ взаимосвязаны между собой на высоком уровне статистической значимости (р ? 0,01). Таким образом, методика представляется нам пригодной к дальнейшему использования в теоретических исследованиях и практической работе.

Изучив образ будущего молодежи и установки по отношению к личному будущему, мы пришли к выводу о том, что представления о будущем школьников и студентов, проживающих в разных регионах России, различаются, а также имеются различия в представлениях о будущем между юношами и девушками.

Мы доказали, что проживание в разных регионах России, отличающихся по численности населения, по уровню экономического развития и уровню жизни в целом, влияет на формирование представлений о будущем. Помимо этого, были получены различия в личностных особенностях у юношей и девушек, проживающих в Санкт-Петербурге и Ярославской области.

Рассмотрев связи между установками на будущее и личностными особенностями, мы обнаружили, что отношение к будущему связано с тремя группами факторов, такими как самооценка, коммуникативные свойства и эмоциональные характеристики личности.

Таким образом, мы можем говорить о том, что на формирование социальных представлений о будущем влияет ситуация, в которой находится личность, и условия проживания (экономические и социальные), а также личностные характеристики человека, которые в свою очередь также могут быть обусловлены теми окружением и обстановкой, в которой человек проживает.

Мы провели сравнение данных, полученных нами на российской выборке с данными Ж. Нюттена, полученными на французской и бельгийской выборке и можем сказать, что российские испытуемые отличаются в целом позитивным отношением к будущему. Но по двум шкалам средние оценки будущего значительно ниже оценок по другим шкалам. Выбирая между «знакомым – незнакомым» будущим, большинство респондентов оценили свое будущее как «незнакомое». А по шкале «тяжелое – легкое» — скорее как тяжелое. На наш взгляд, эти снижения оценок можно объяснить культуральными особенностями и особенностями ситуации, сложившейся в нашей стране. Из-за многочисленных изменений в политической системе, из-за отсутствия социальных гарантий, уверенности и постоянства, из-за высокого уровня неопределенности в завтрашнем дне российские испытуемые склонны оценивать свое будущее ближе к «тяжелому» и «незнакомому». Следует обратить на этот факт особое внимание. Хотя в целом можно сказать, что оценка по данной шкале находится ближе к нейтральной, тем не менее, на фоне оценок по другим шкалам такая ситуация выглядит настораживающе.

Мы предполагали, что больше всего в представлениях о будущем будет отражена категория «учеба». Контент-анализ неоконченных предложений не подтвердил наше предположение. Больше всего школьники и студенты пишут об «образе Я», то есть юноши и девушки стремятся к личностному росту, хотят изменить черты собственного характера в лучшую сторону, избавиться от тех черт, которые считают своими недостатками. В целом наибольшее отражение в образе будущего молодежи получили такие категории как «жизненные цели и планы», «учеба», «работа», «любовь» и «забота о родителях и близких».

Одной из задач нашего исследования была проверка методики «Шкала временных установок» Ж. Нюттена (ШВУ) на валидность и внутреннюю согласованность. Проведенный анализ взаимосвязей с помощью критерия корреляции r-Пирсона показал, что все шкалы методики ШВУ взаимосвязаны между собой на высоком уровне статистической значимости (р ? 0,01). Таким образом, методика представляется нам пригодной к дальнейшему использования в теоретических исследованиях и практической работе.

Исходя из выводов исследования, следует обратить внимание психологов и других специалистов, работающих с молодежью, на важность формирования позитивного представления о будущем у школьников и студентов.

ЛИТЕРАТУРА

1. Абульханова К. А., Березина Т. Н. Время личности и время жизни. СПб., 2001. 304 с.

2. Абульханова-Славская К. А. Жизненные перспективы личности // Психология личности и образ жизни. М., 1987

3. Нюттен Ж.. Мотивация, действие и перспектива будущего. М., 2004

4. Толстых Н. Н. Жизненные планы подростков и юношей. // Вопросы психологии. 1984. № 3.

5. Толстых Н. Н. Использование методики неоконченных предложений для изучения временной перспективы // Научно-методические основы использования в школьной психологической службе конкретных психодиагностических методик. Сборник научных трудов. М., 1988.

6. Толстых Н. Н. Психологическая технология развития временной перспективы и личностной организации времени // Активные методы в работе школьного психолога. М., 1990. С. 80–96.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
Минников Вадим Константинович ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ АНТИЦИПИРУЮЩИХ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ ПРОВИНЦИАЛЬНОЙ МОЛОДЕЖИ О ПОТРЕБНОМ БУДУЩЕМ
Кошкина Н.В., Москвичева Н.Л. ЦЕННОСТЬ СЕМЬИ В ПРЕДСТАВЛЕНИЯХ СОВРЕМЕННОЙ СТУДЕНЧЕСКОЙ МОЛОДЕЖИ
Богачев Н.А. СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ УСТАНОВКИ СОВРЕМЕННОЙ МОЛОДЕЖИ
БОГАЧЕВ Н.А. СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ УСТАНОВКИ СОВРЕМЕННОЙ МОЛОДЕЖИ
СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ КАК ИНДИКАТОР ПРЕДСТАВЛЕНИЙ МОЛОДЕЖИ О ТОЛЕРАНТНОСТИ
СОВРЕМЕННЫЕ ТЕОРИИ СОЦИАЛЬНЫХ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ
Ю.М. Тарадина ВРЕМЕННАЯ ПЕРСПЕКТИВА И ПОЛИТИЧЕСКИЕ УСТАНОВКИ МОЛОДЕЖИ
Е.А. Ипполитова, О. С. Гурова ВРЕМЕННАЯ ПЕРСПЕКТИВА МОЛОДЕЖИ КАК ФАКТОР ВОСПРОИЗВОДСТВА РИСКОВ, СВЯЗАННЫХ С СЕКСУАЛЬНЫМ ПОВЕДЕНИЕМ
ШАЛАШОВА Е. О. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ВЛАСТЬ В ПРЕДСТАВЛЕНИЯХ МОЛОДЕЖИ
А. Ш. Гусейнов ТОЛЕРАНТНОСТЬ И ПРОТЕСТНАЯ ГОТОВНОСТЬ СОВРЕМЕННОЙ МОЛОДЕЖИ
Добавить комментарий