СПОСОБЫ РЕПРЕЗЕНТАЦИИ СУБЪЕКТА МЕЖЛИЧНОСТНОГО ПОНИМАНИЯ В РЕЧЕВЫХ ОПИСАНИЯХ ДРУГОГО ЧЕЛОВЕКА

Рассматривается проблема межличностного понимания. Подчеркивается активная позиция субъекта межличностного понимания. Выделяются способы репрезентации субъекта в речевых характеристиках другого человека. В контексте субъектного подхода выделены особенности межличностного понимания в старшем дошкольном возрасте.

Межличностного понимание является активным по своей сущности. Образ другого человека не дается субъекту в готовом виде. Он является продуктом его собственной активности (внешней и внутренней). Он возникает в контексте решения конкретных жизненных задач, которые заставляют субъекта вступать в общение с другим человеком. Это теоретическое положение доказано многочисленными исследованиями А.А.Бо- далева, Г.М.Андреевой, К.М.Романова и др. Можно предположить, что положение об активной природе межличностного понимания должно отражаться в речевых описаниях (речевых портретах) другого человека. Речевую характеристику человека можно рассматривать как застывшую модель межличностного понимания, в которой находят отражение его наиболее существенные свойства. В частности, нас интересовало то, в какой степени в ней представлен субъект познания.

Наибольший интерес в данном случае представляют генетически ранние формы межличностного понимания, в которых интересующие нас аспекты должны быть представлены значительно более ярко, чем на генетически поздних стадиях. Поэтому в качестве испытуемых мы взяли детей 6 — 7-летного возраста.

Для проверки этого предположения мы провели психологическое исследование, в котором принимали участие 44 человека. Исследование проводилось в форме беседы на тему: «Моя мама». Испытуемым предлагалось как можно более подробно рассказать о своей маме. Рассказ ребенка тщательно, без всяких изменений и исправлений, протоколировался. Во время исследования экспериментатор всячески эмоционально поддерживал детей: «Молодец», «Как хорошо рассказываешь», «Как интересно». Это делалось для того, чтобы получить как можно более полную картину представления ребенка о своей матери. Как показал наш опыт, без такой эмоциональной помощи многие дети ограничивались более кратким описанием.

Для обработки речевых описаний использовался контент-анализ. Единицей анализа было смысловое суждение. Например: «Помогает мне», «Она добрая», «Она никогда не унывает», «Я помогаю маме делать уборку» и т.д. Для распределения суждений по группам мы воспользовались классификацией К.М.Романова [2; 3]. В зависимости от формы представленности субъекта в речевых описаниях другого человека он выделил семь видов суждений, которые были распределены на условной шкале. На одном полюсе этой шкалы находились суждения, в которых субъект межличностного понимания был представлен в прямой и открытой форме, например, «Я помогаю маме накрывать на стол», «Если я получаю пятерку, мама меня хвалит». Главным признаком субъектных суждений было местоимение «Я», включая все его грамматические формы. Правомерность такого понимания функций подобных суждений хорошо согласуется с мнением специалистов в области языка: «Субъективность любого повествования находит свое наиболее непосредственное выражение в местоимениях как в специализированном лексико-грамматическом классе слов, которые по природе своего категориального содержания имеют отношение к речевой ситуации, к непосредственному акту речи» [4, с. 5 — 6]. В суждениях этой группы познаваемый человек может быть представлен через воздействия субъекта: «Я звоню маме на работу», через отношение субъекта к познаваемому лицу: «Я люблю маму», через сравнение познаваемого человека с собой: «Мама знает больше, чем я», через мысли субъекта: «Я думаю, что мама любит цветы», через сомнения субъекта: «Мне кажется, что мама устает на работе», через воспоминания субъекта: «В садике я не забываю о своей маме» и т.д.

На другом полюсе шкалы размещались суждения с имплицитной субъектностью. Субъект представлен в них в скрытой форме. Все остальные виды суждений распределялись между этими полюсами. Одновременно с этим была выдвинута гипотеза, что выделенные виды суждений имеют разный генетический статус. Суждения с открытой субъектностью являются самыми ранними по происхождению. Суждения с имплицитной субъектностью представлены психологическими понятиями как наиболее развитыми и совершенными средствами межличностного понимания. В результате анализа речевых описаний дошкольниками своей мамы нами были выделены следующие виды смысловых суждений. Рассмотрим их более детально.

1. Суждения, в которых другой человек (мама) представлен непосредственно через субъекта познания: его действия, жесты, мимику, мысли, сомнения, эмоции и др. Например: «Я помогаю маме», «Мама провожает меня в школу», «Моя мама — красивая» и т.п. Представленный в этих суждениях способ репрезентации другого человека называется субъектным.

Существует два варианта суждений с открытой субъектностью:

• в одном варианте субъект указан прямо, например «Иногда я помогаю ей делать салат». В данном случае субъект непосредственно указан в тексте;

• в другом варианте субъект прямо не указывается, но подразумевается, например, если из предшествующего суждения опустить местоимение я, то оно примет следующую форму: «Иногда помогаю ей делать салат»

2. Суждения, в которых другой человек представлен через общность «Мы», которая включает в себя двух субъектов: познающего и познаваемого. Например, «Мы с мамой ходим в магазин», «Мы часто разговариваем по телефону», «Мы дарим друг другу подарки» и др. В данном варианте субъект как бы растворен в общности «Мы», но он участвует в познавательном процессе через свои практические межличностные воздействия.

3. Суждения, в которых другой человек представлен через третье лицо: его воздействия по отношению к познаваемому человеку (маме). Например: «Один раз мама работала за свою подругу», «Моя сестра один раз поздно вечером ушла и у нее (мамы) разболелась голова», «Мама была очень рада, что воспитательница похвалила меня». В данном случае субъект познания (ребенок) выступает уже как внешний наблюдатель, но он мог бы быть (или уже был когда-то) на месте третьего лица. Это значит, что в таких суждениях также в скрытой (имплицитной) форме содержится практический опыт общения субъекта познания с познаваемым лицом.

4. Суждения, в которых другой человек представлен через социальную группу. Например: «В семье ее любят», «На работе подруги помогают ей», «Во дворе дети любят ее» и др. Субъект выступает здесь как внешний наблюдатель, созерцающий другого человека в контексте группы. Надо сказать, что данный человек может быть (или мог бы быть) членом этой социальной группы.

5. Суждения, в которых другой человек представлен через предельно широкую группу, включающую в себя всех людей вообще. Например: «Все дружат с ней», «Она извиняется перед всеми», «Она дружит со всеми» и др. В данных суждениях субъект представлен очень опосредованно, поскольку он является частью всего человечества.

6. Суждения, в которых другой человек представлен через социальную ситуацию.

Например, «Работает в школе», «Ходит на работу», «По вечерам делает прогулки» и др. Жизненные ситуации так или иначе имеют социальное происхождение. Субъект в подобных суждениях представлен постольку, поскольку он социальное существо.

7. Суждения, в которых другой человек представлен в абсолютно скрытой форме, т.е. вне субъектного контекста и вне ситуации. Например: «Ласковая», «Иногда добрая», «Хорошая» и др. В данном случае субъект представлен в очень скрытой форме. Он здесь только подразумевается, то есть выступает как возможное лицо, в отношении которого или при соучастии которого могут актуализироваться те или иные психологические свойства другого человека.

Как видим, выделенные категории отличаются друг от друга уровнем представленности субъекта. В первой категории субъектность представлена максимально открыто и непосредственно, в следующих вариантах — во все более скрытой и опосредствованной форме. В последнем случае — максимально скрыто [2; 3]. Полученные в ходе обследования количественные результаты отражены в таблице.

Как следует из таблицы, всего в ответах дошкольников было выявлено 588 суждений. Это значит, что каждый ребенок в среднем использовал 13,36 суждения, которые мы распределяли по вышеназванным категориям.

Анализ показал, что категория с абсолютно открытой субъектнос- тью в данном возрасте является ведущей — 50,69 %. В абсолютном выражении это составляет 298 суждений (т.е. почти половину), что составляет в среднем 6,79 единицы на одного ребенка.

Таблица — Количественное распределение суждений по группам

Способ репрезентации субъекта Всего Ср. %
  сужд. значение  
Через «Я» 298 6,79 50,69
Через «Мы» 32 0,73 5,44
Через 3-е лицо 26 0,59 4,42
Через социальную группу 9 0,21 1,53
Через всех людей 2 0,05 0,34
Через социальную ситуацию 17 0,39 2,89
Объективизм 204 4,64 34,69
Всего 588 13,36 100

Это выглядит очень странным на первый взгляд, поскольку от детей требовали описания мамы, а не их самих. Получается, что они не могут характеризовать другого человека иначе, как через самого себя. Они представляют конкретное поведение другого человека в контексте собственного конкретного поведения. Это типично детский способ репрезентации другого человека. Данный способ репрезентации очень эгоцентричен, он предназначен только субъекту познания, им очень трудно было бы пользоваться другим людям. Подобный способ репрезентации является абсолютно индивидуальным. Именно поэтому ребенок рано или поздно должен отказаться от него и перейти на децентрированные способы репрезентации. Иначе ребенку трудно будет общаться с другими людьми и рассчитывать на взаимопонимание.

В следующей категории суждений субъект представлен через общность «Мы». Эта группа насчитывает 32 суждений (5,44 %), что в среднем составляет 0,73 суждения.

В следующей категории субъект представлен через другого человека (через 3 лицо). Таких суждений было зафиксировано 26, что в среднем составляет 0,59 суждения на одного ребенка. В процентном отношении этот показатель составляет 4,42 %.

Группа суждений, в которых субъект представлен через социальную группу, насчитывает 9 единиц (1,53 %). В среднем это составляет 0,21 суждения на одного человека.

Самую малочисленную категорию образуют суждения, где субъект представляется через предельно широкую социальную группу (через всех людей). В этой группе было зафиксировано лишь 2 (0,31 %), что в среднем составляет 0,05 суждения на одного ребенка.

Группа суждений, в которой субъект представлен через социальную ситуацию составляет, 17 смысловых единиц (2,89 %). В среднем это составляет 0,39 суждения на одного человека. Субъектность в подобных суждениях представлена весьма косвенно и лишь с большой степенью допустимости можно говорить о возможном присутствии в подобных суждениях субъекта. Эту категорию, по сути, можно было бы назвать «почти объектные» суждения. Однако, поскольку субъектность в них все же присутствует (несмотря на всю косвенность этого присутствия), то данные суждения нельзя назвать полностью объектными.

И наконец, заключительную категорию образуют полностью «объектные» суждения, в которых субъект представлен в предельно имплицитной форме. Таких суждений насчитывается 204 (34,69 %). В среднем это составляет 4,64 суждения. По уровню представленности суждения этой группы занимают второе место.

В заключении можно сделать следующие выводы.

• В структуре речевых описаний другого человека старших дошкольников существуют все виды смысловых суждений. Это говорит о том, что образ другого человека является гетерогенным. Каждая из этих групп в той или иной форме содержит субъектность, т.е. практический опыт общения субъекта с познаваемым человеком.

• В группе старших дошкольников ведущее место в речевых описаниях другого человека занимают суждения с открытой субъектностью. Это и составляет одну из основных особенностей межличностного понимания в дошкольном возрасте. Полученные результаты могут служить подтверждением гипотезы, что социальные воздействия являются наиболее ранними по происхождению формами межличностного понимания, на основе которых происходит формирование соответствующих умственных действий [2; 3].

Можно также предположить, что с возрастом представленность в речевых описаниях суждений с открытой субъектностью будет уменьшаться. Для проверки этого предположения требуются дополнительные исследования в более старших возрастных группах. В заключение следует сказать, что полученные результаты могут служить основой для построения методики формирования психологической компетентности детей.

Список литературы

1. Бодалев, А.А. Личность и общение: Избранные труды / А.А.Бодалев. — М.: Педагогика, 1983. — 272 с. — (Труды д. чл. и чл.-кор. АПН СССР).

2. Познание человека человекам (возрастной, гендерный, этнический и профессиональный аспекты) / под ред. А.А.Бодалева, Н.В.Васиной. — СПб.: Речь, 2005. — 324 с.

3. Романов, К.М. Основы общей психологии / К.М.Романов. — Саранск, 2008. — 368 с.

4. Шелякин, М.А. Русские местоимения: значение, грамматические формы, употребление / М.А.Шелякин. — Тарту: Тарт. ун-т, 1986. — 183 с.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
3.2. НЕКОТОРЫЕ СПОСОБЫ РАЗВИТИЯ СПОСОБНОСТИ К ПОНИМАНИЮ ДРУГОГО ЧЕЛОВЕКА В КОНФЛИКТЕ
УДК 159.923.Д.К. РОМАНОВ АКТИВНОСТЬ СУБЪЕКТА КАК ОСНОВНОЕ УСЛОВИЕ ПОНИМАНИЯ ДРУГОГО ЧЕЛОВЕКА
ГЛАВА ПОНИМАНИЕ ЭМОЦИЙ ДРУГОГО ЧЕЛОВЕКА
9.9. ВЛИЯНИЕ ЛИЧНОСТНЫХ ОСОБЕННОСТЕЙ НА ПОНИМАНИЕ ЭМОЦИЙ ДРУГОГО ЧЕЛОВЕКА
ОСОБЕННОСТИ ПОНИМАНИЯ ПСИХИЧЕСКОГО СОСТОЯ-НИЯ ДРУГОГО ЧЕЛОВЕКА В ПРОЦЕССЕ ОБЩЕНИЯ
9.1. ПОНИМАНИЕ ЭМОЦИЙ ДРУГОГО И ЭМОЦИОНАЛЬНЫЕ СПОСОБНОСТИ
ОБРАЗНЫЕ РЕПРЕЗЕНТАЦИИ КАК ДЕТЕРМИНАНТА ПОНИМАНИЯ КОМИЧЕСКИХ ТЕКСТОВ
Онучин А.Н. АТРИБУТИВНЫЕ АСПЕКТЫ ИНТЕРПРЕТАЦИИ ПОВЕДЕНИЯ «ДРУГОГО» СУБЪЕКТОМ СОЦИАЛЬНОЙ ПЕРЦЕПЦИИ
ДИАГНОСТИКА СПОСОБОВ МЕЖЛИЧНОСТНОГО ПОЗНАНИЯ ПОДРОСТКОВ: АПРОБАЦИЯ МЕТОДИКИ
МЕТОДИКА «ДИАГНОСТИКА СПОСОБОВ МЕЖЛИЧНОСТНОГО ПОЗНАНИЯ У ПОДРОСТКОВ»
Токарева М.В. О НЕКОТОРЫХ ОСОБЕННОСТЯХ МЕЖЛИЧНОСТНОГО ПОНИМАНИЯ У ПОДРОСТКОВ
Добавить комментарий