СТАНДАРТ

После опубликования результатов исследования психологи не должны скрывать данные, лежащие в основе сделанных выводов, от других ученых, желающих проанализировать их с целью проверки выдвинутого утверждения и намеревающихся использовать данные только для этого, при условии, что возможно защитить конфиденциальность участников и если законные права на патентованные данные не препятствуют их публикации.
Кроме провала попыток повторить сделанные открытия мошенничество может быть обнаружено (или хотя бы заподозрено) в ходе стандартной проверки. Когда статья об исследовании представлена на рассмотрение в журнал или в агентство подано заявление на получение гранта, несколько экспертов осуществляют ее проверку, помогающую решить, будет ли опубликована статья или выдан грант. Моменты, выглядящие странно, возможно, обратят на себя внимание хотя бы одного из исследователей. Третья возможность обнаружить мошенничество — когда проблему заподозрят работающие вместе с исследователем сотрудники. Так случилось в 1980 г. в ходе одного печально известного исследования. В серии экспериментов, которые, казалось, совершили прорыв в лечении гиперактивности у детей с задержкой развития, Стивен Брюнинг получил данные, говорящие, что в этом случае стимулирующие лекарства могут быть более эффективными, чем антипсихотические (Holden, 1987). Однако один из его коллег подозревал, что данные подделаны. Подозрение было подтверждено после трех лет расследований Национальным институтом психического здоровья (National Institute of Mental Health — NIMH), который финансировал некоторые исследования Брюнинга. В суде Брюнинг признал себя виновным в двух случаях представления в NIMH фальсифицированных данных; в ответ NIMH снял обвинения в лжесвидетельстве во время расследования (Byrne, 1988).

Одна из сильных сторон науки — это самокоррекция вследствие повторения экспериментов, пристальных проверок и честности коллег. И действительно, такая ее организация много раз позволяла обнаружить мошенничество, как, например, в случае с Брюнингом. Но что если эксперты не смогут обнаружить никаких следов фальсификации или если фальсифицированные результаты будут соответствовать другим, настоящим открытиям (т. е. если их можно повторить)? Если поддельные результаты согласуются с истинными открытиями, то не возникает повода для их проверки и мошенничество может оставаться нераскрытым многие годы. Вероятно, нечто подобное произошло в самом известном в психологии случае подозреваемого мошенничества («подозреваемого», так как окончательное решение все еще не вынесено).

Случай касается одного из самых известных британских психологов — Сирила Берта (1883-1971), главного участника дебатов о природе интеллекта. Его исследования близнецов часто приводят в пример как доказательство того, что интеллект преимущественно наследуется от одного родителя. Один из результатов Берта показал, что однояйцевые близнецы имеют практически одинаковые показатели IQ, даже если сразу после рождения их усыновили разные родители и они воспитывались в разных условиях. Многие годы никто не ставил под вопрос его данные, и они вошли в литературу, посвященную наследуемости интеллекта. Однако внимательные читатели со временем заметили, что, описывая в разных изданиях результаты, полученные при исследовании разного количества близнецов, Берт указывал абсолютно те же статистические результаты (тот же коэффициент корреляции). С математической точки зрения получение таких результатов очень маловероятно. Противники обвинили его в подделке результатов с целью подкрепить убеждения Берта в наследуемости интеллекта, а защитники возразили, что он собрал действительные данные, но с годами стал забывчив и невнимателен в своих отчетах. В защиту ученого также было сказано, что если бы он занимался мошенничеством, то наверняка постарался бы это скрыть (например, позаботился бы о несовпадении корреляций). Нет сомнений, что в данных Берта есть нечто странное, и даже его защитники признают, что многие из них не имеют научной ценности, но вопрос о том, было ли совершено намеренное мошенничество или все дело в невнимательности и/или небрежности, может быть никогда не решен, в частности потому, что после смерти Берта его экономка уничтожила несколько ящиков, содержавших различные документы (Kohn, 1986).

Стало очень популярно разбирать дело Берта (Green, 1992; Samelson, 1992), но для нас важно, что неправильность в данных, вызванная ошибками, невнимательностью или намеренным искажением, может остаться незамеченной, если данные хорошо согласуются с другими открытиями (т.

е. если они кем-либо воспроизведены). Именно так обстояло дело у Берта — его данные были весьма похожи на полученные в других исследованиях близнецов (например, Bouchard & McGue, 1981).

Следует отметить, что некоторые комментаторы (например, Hilgartner, 1990) считают, что кроме случая, когда фальсифицированные данные повторяют «правильные» данные, есть еще два типа причин, по которым фальсификацию могут не обнаружить. Во-первых, большое количество исследований, публикующихся сегодня, позволяет проскользнуть подложной информации незамеченной, особенно если в ней не сообщается о крупных открытиях, привлекающих широкое внимание. Во-вторых, система вознаграждений устроена таким образом, что новые открытия оплачиваются, тогда как работа ученых, занимающихся «простым» воспроизведением чужих результатов, не считается вполне творческой и такие ученые не получают академических наград. Вследствие этого некоторые сомнительные исследования могут не подвергнуться воспроизведению.

Также считается, что система вознаграждений является в каком-то смысле причиной появления мошенничества. Это мнение подводит нас к заключительному и основному вопросу — почему возникает мошенничество? Есть различные объяснения — от индивидуальных (слабость характера) до социальных (отражение общего морального упадка конца XX в.). Возложение ответственности на академическую систему вознаграждений помещается где-то в середине списка причин. Ученые, публикующие свои исследования, продвигаются по службе, получают постоянные должности, выигрывают гранты и имеют возможность воздействовать на аудиторию. Иногда постоянное «умри, но опубликуй» так сильно действует на исследователя, что приводит его (или его ассистента) к мысли нарушить правила. Это может происходить сначала в ограниченных пределах (добавление небольшого количества информации для получения желаемых результатов), но со временем процесс будет разрастаться.

Что это означает для вас — студентов, занимающихся исследованиями? По меньшей мере это значит, что вам необходимо быть добросовестными по отношению к данным, скрупулезно следовать процедуре исследования и никогда не поддаваться искушению фальсифицировать даже незначительный объем информации; также никогда не отбрасывать данные, полученные от участников исследования, кроме случаев, когда для этого существуют четкие указания, определенные до начала эксперимента (например, когда участники не следуют инструкциям или исследователь неправильно руководит ходом эксперимента). Кроме того, необходимо сохранять исходные данные или по крайней мере иметь их краткое описание. Лучшая защита против обвинений в том, что ваши результаты выглядят странно, — это ваша способность предоставить данные по требованию.

Важность этической основы проводимых исследований нельзя переоценить, поэтому данная глава помещена в самом начале книги. Но обсуждение этических норм не ограничивается пределами одной главы — в дальнейшем вы еще не раз столкнетесь с этой темой. Если вы, к примеру, обратите внимание на содержание, то увидите, что каждая последующая глава содержит вставку об этике, посвященную таким вопросам, как нераспространение информации об участниках полевых исследований, отбор участников, ответственное использование опросов и этическая компетентность экспериментаторов. В следующей главе, однако, мы рассмотрим проблему из другого круга — выработка идейной основы исследовательских проектов.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
РЕКОМЕНДУЕМЫЕ СТАНДАРТЫ
11.5. Стандарты
ОБЯЗАТЕЛЬНЫЕ СТАНДАРТЫ
СООТВЕТСТВИЕ ЗАКОНАМ И СТАНДАРТАМ.
3.3.4. СТАНДАРТЫ, КРИТЕРИИ И ПОКАЗАТЕЛИ
2.11. СТАНДАРТЫ, РЕГЛАМЕНТИРУЩИЕ ТРЕБОВАНИЯ К ОБЩЕЙ ВИБРАЦИИ
Мельник Е.В. ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЙ СТАНДАРТ СТУДЕНТА ФИЗКУЛЬТУРНОГО ВУЗА
Голованова А.С. СТАНДАРТЫ ДОЛЖНОГО И ИДЕАЛЬНОГО И ИХ ВЗАИМОСВЯЗЬ СО СТРАТЕГИЯМИ САМОРЕГУЛЯЦИИ
2.6. СТАНДАРТЫ, РЕГЛАМЕНТИРУЮЩИЕ ДОПУСТИМУЮ ВИБРАЦИЮ, ПЕРЕДАЮЩУЮСЯ НА КИСТЬ И РУКУ
ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПРОГРАММА «КЛИНИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ»: ПЕРСПЕКТИВЫ ВНЕДРЕНИЯ СТАНДАРТОВ III ПОКОЛЕНИЯ
ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ЛИЧНОСТИ И ЭПОХИ: ФОРМИРОВАНИЕ НОВЫХ БИОГРАФИЧЕСКИХ СТАНДАРТОВ ЗАНЯТОСТИ.
ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ЛИЧНОСТИ И ЭПОХИ: ФОРМИРОВАНИЕ НОВЫХ БИОГРАФИЧЕСКИХ СТАНДАРТОВ ЗАНЯТОСТИ.
ТЕМА 6. СОЦИАЛЬНЫЙ ПЕДАГОГ: ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЕ СТАНДАРТЫ, ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЕ ТРЕБОВАНИЯ, ПРОФЕССИОНАЛЬНОЗНАЧИМЫЕ ЛИЧНОСТНЫЕ КАЧЕСТВА
ЭТИЧЕСКИЕ ПРИНЦИПЫ ИССЛЕДОВАНИЙ С УЧАСТИЕМ ЛЮДЕЙ
Этика — нормы АРА для психологического тестирования
ПОЛОВОЙ АКТ У ЧЕЛОВЕКА (SEXUAL INTERCOURSE, HUMAN)
РЕЗЮМЕ РАЗРАБОТКА ЭТИЧЕСКОГО КОДЕКСА АРА
ПРИНЦИП С. ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ И НАУЧНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ
Добавить комментарий