Стили активности, поведения, деятельности

В отечественных дифференциальной психофизиологии и психологии, где проблема индивидуальности пережила муки своего рождения и становления, сначала наметились в основном два подхода: структурно-генетический (Б. М. Теплов, 1961; В. Д. Небылицын, 1966, 1978; Э. А. Голубева, 1983; В. М. Русалов, 1979; А. И. Крупнов, 1986; В. С. Мерлин, 1976; И. М. Палей, 1976; В. В. Белоус, 1977) и «деятельностный» (Е. А. Климов, 1958; В. С. Мерлин, Е. А. Климов, 1967; В. С. Мерлин, 1978; Е. А. Климов, 1969; Б. А. Вяткин, 1978, 1993; В. В. Белоус, 1990; М. Р. Щукин, 1984, 1992; Э. А. Голубева с сотр., 1991).

Разделение исследований на два направления – структурно-генетическое и деятельностное – является очень условным. Целый ряд авторов стремился совместить в своих исследованиях оба направления. Прежде всего это проявилось в постановке проблемы индивидуальности. Например, Б. Г. Ананьев (1980) понимал индивидуальность как совокупность индивидных, личностных и субъектных качеств. В. С. Мерлин (1986), разрабатывая теорию интегральной индивидуальности в структурном ключе, включил в нее понятия индивидуального стиля деятельности. В. М. Русалов (1991) рассматривает строение индивидуальности, исходя из поведенческого подхода к формально-динамическим свойствам индивидуальной психики.

Различение структурно-генетического и деятельностного подходов к исследованию индивидуальности оказывается плодотворным в другом отношении. Оно позволяет поставить вопрос о том, насколько модели индивидуальности и ее активности (деятельности, поведения) непротиворечивым образом сопрягаются между собой и как это обстоятельство отражается на характере взаимодействий индивидуальности с миром в концептуальном плане.

Для объяснения характера взаимодействий индивидуальности с миром ключевым обычно считается понятие индивидуального стиля деятельности. В. С. Мерлин и Е. А. Климов (1967) ввели этот конструкт в психологический оборот. В отличие от западных подходов к стилю как характеристике личности, В. С. Мерлин и Е. А. Климов понимали под стилем индивидуальные (но не всякие) особенности деятельности. Областью применения понятия стиля является сфера взаимоотношений объективных требований деятельности и свойств индивидуальности. Индивидуальный стиль деятельности, в свою очередь, является звеном, опосредующим взаимодействие индивидуальности с миром.

Первоначально в основание индивидуального стиля деятельности закладывались идеи адаптации, приспособления к объективным требованиям деятельности. Тем самым проводились идеи как бы «сожительства» индивидуальности и общества: общество формулирует объективные требования деятельности, но позволяет индивидуальности применять индивидуально-своеобразные, комфортные для нее, способы действий при условии достижения высокого результата в социально ценной деятельности и положительного отношения к ней; человек применяет индивидуально-своеобразные способы действий, операций, движений, но как бы принимает на себя обязательства осуществлять их во имя социально значимой цели.

Возможно, этот, спрятанный в подтекст, пафос может показаться сегодня очень наивным и не совсем отвечающим реальности. Но ведь в те времена индивидуальность, в сущности, «открывали» заново перед обществом, и оно не было готовым к таким «открытиям». Для индивидуальности «отвоевывали» некоторое пространство в предметной области, до сих пор считавшееся прерогативой общества. Вряд ли это можно было сделать иначе, чем ценой сохранения образа индивидуальности со всеми присущими советскому человеку атрибутами: зависимости, покорности, вторичности по отношению к обществу.

Было бы большим упрощением, однако, адаптационные представления об индивидуальном стиле деятельности сводить лишь к господствующей в обществе идеологии и попыткам внести в нее сильные трещины. Без всякого сомнения, имеется достаточно широкий класс событий, где человек демонстрирует адаптивные формы поведения. Последние получают свои описания и объяснения в рамках разных парадигм, например, поведенческого подхода к темпераменту (A. Thomas and S. Chess, 1977) или изучения соотношений «личность – среда» (см. S. Saegeri, G. H. Winkel, 1990).

Другое дело, что явно надуманным было бы стремление сводить все многообразие взаимодействий индивидуальности с миром лишь к индивидуальному стилю деятельности, понимаемому как приспособление. Человек обладает, помимо адаптивной активности, активностью, которая имеет неадаптивный характер (см. А. Г. Асмолов, 1986, 1990; В. А. Петровский, 1992). Можно предполагать, что адаптивная и неадаптивная активности, положенные в основу индивидуальных стилей деятельности, могут привести к обнаружению разных типов взаимодействий индивидуальности с миром. Впрочем, даже в случаях приспособления формирование автономной личности остается специальной задачей гражданского общества (см. D. J. Bernstein, 1990).

В последние годы, однако, тенденция к новому осмыслению взаимодействий индивидуальности с миром совершается несколько в ином направлении. Понимание того, что индивидуальность не только приспосабливается к миру (в том числе к объективным требованиям деятельности), но и изменяет, преобразует, творит его, наиболее отчетливо обнаруживается в работах В. С. Мерлина (1986), Е. П. Ильина (1988), Б. А. Вяткина (1991-1993).

В концепции индивидуального стиля деятельности (ее поздний вариант), В. С. Мерлин (1986) фактически отходит от адаптивных схем его объяснения. Он показывает, что индивидуальный стиль деятельности детерминируется симультанной системой внешних и внутренних условий. Механизм их влияния обуслoвливается создаваемой ими зоной неопределенности на промежуточных ступенях развития деятельности.

В сущности, был поставлен вопрос о совместных влияниях внешних и внутренних условий на индивидуальный стиль деятельности; постановка же вопроса о примате «внешнего над внутренним» или «внутреннего над внешним» была отвергнута.

В. С. Мерлин указывает, что развитие индивидуальности происходит благодаря универсальному мотиву – оставаться всегда индивидуальностью, защищать свою индивидуальность и становиться все более гармоничной индивидуальностью. Тем самым роль индивидуальности в ее взаимодействиях с окружающим ее миром перестала сводиться только к обслуживанию этого мира. Специальной задачей социальной системы должно стать развитие индивидуальностей. Но В. С. Мерлин идет еще дальше. Он показывает роль социально-психологических предпосылок (рассматриваются социальные санкции и социальные оценки) для усвоения индивидуального стиля деятельности.

Легко заметить, что индивидуальный стиль деятельности, по В. С. Мерлину, предполагает взаимопроницаемость и взаимовлияния индивидуальности и мира. Применяя свой стиль деятельности, индивидуальность усваивает требования, нормы и ценности мира, в котором она живет. Но и социальная система должна быть способной к изменениям во имя существования индивидуальностей. Между тем попытки В. С. Мерлина в концепции индивидуального стиля деятельности достичь большего «баланса» во взаимодействиях индивидуальности и мира не могли иметь законченного оформления. Ведь понятие деятельности, как родовое для индивидуального стиля деятельности, изначально сориентировано на социальную систему и на человека в его родовых, лишь социально обусловленных, качествах.

Очевидно, что индивидуальный стиль деятельности схватывает определенный срез реальности взаимодействий индивидуальности и окружающего ее мира. В целом, однако, данные взаимодействия оказываются значительно шире индивидуального стиля деятельности.

На это обстоятельство обратил внимание Е. П. Ильин (1988). Опираясь на эмпирические данные, он показал правомерность выделения наряду со стилем деятельности стиля поведения. Последний проявляется независимо от того, какую по характеру деятельность осуществляет человек. Е. П. Ильин считает, что наличие этих фактов является достаточным для того, чтобы отказаться от жесткого противопоставления стиля деятельности стилю личности (автор не проводит различий между стилями поведения и личности).

На мой взгляд, однако, для определения нового предмета исследований нужен принципиально иной взгляд на роль стилей деятельности и поведения во взаимодействиях индивидуальности с миром. Проблема заключается не только в том, чтобы высветить основания и детерминанты, по которым стили поведения и деятельности нельзя сводить друг к другу (здесь может обнаружиться также, что стили поведения нельзя смешивать со стилями личности), но и в том, чтобы наметить перспективу изучения их взаимодействий.

Тем не менее стремление Е. П. Ильина сузить роль индивидуального стиля деятельности как индивидуально-своеобразного пути приспособления человека к требованиям деятельности представляется обоснованным. В ряде случаев человек не приспосабливается к внешним требованиям деятельности, а наоборот, находит и выбирает такую деятельность, условия которой соответствовали бы его индивидуальным особенностям. Е. П. Ильин выделяет три варианта соотношений между типологически обусловленным стилем деятельности и требованиями последней с точки зрения ее эффективности: (а) человек приспосабливает деятельность к себе; эффективность деятельности может быть низкой; (б) человек приспосабливается к требованиям деятельности; эффективность деятельности может возрастать и снижаться; (в) человек приспосабливает деятельность к себе и сам приспосабливается к требованиям деятельности; эффективность деятельности возрастает при оптимальной затрате нервно-психических ресурсов субъекта.

Очевидно, что интерактивные ориентации Е. П. Ильина здесь высвечиваются весьма наглядно, несмотря на то, что они не подвергаются теоретической рефлексии.

В последние годы под руководством Б. А. Вяткина разворачиваются исследования (наряду с продолжением изучения индивидуального стиля деятельности) индивидуальных стилей разнообразных форм активности, в частности, моторной, эмоциональной, волевой (Б. А. Вяткин, 1991-1993; Б. А. Вяткин, И. Е. Праведникова, 1991; П. В. Токарев, 1991; Ю. Я. Горбунов, 1992). В качестве родового используется понятие активности в трактовке И. А. Джидарьян (1988), восходящей к идеям С. Л. Рубинштейна (1969, 1973). Это предполагает, в частности, интерактивную ориентацию данной линии исследований. И. А. Джидарьян достаточно отчетливо ставит проблему соотносительного анализа категорий активности и деятельности как наиболее близких, но не тождественных и несовпадающих по ряду оснований, психологических понятий. Поэтому в перспективе можно надеяться на постановку проблемы взаимодействий индивидуальных стилей активности и деятельности в собственно теоретическом и эмпирическом планах.

В исследованиях индивидуальных эмоциональных стилей показано, что они могут быть представлены в форме деятельности и самодеятельности, в различных формах поведения (Л. Я. Дорфман, 1986, 1989, 1990а, 1991, 1992) и взаимодействовать между собой (L. Ya. Dorfman, 1992b).

Таким образом, прежние представления об индивидуальном стиле деятельности, замешанные на идеях приспособления, расширяются за счет новых, «неадаптивных», подходов. Видимо, это обстоятельство стало решающим для расширения самого предмета исследований индивидуальных стилей. Поскольку они могут иметь неадаптивную природу, проблема индивидуальных стилей переросла проблему индивидуального стиля деятельности. Встал вопрос также об индивидуальных стилях активности и поведения.

Вместе с тем остается открытым вопрос о теоретических предпосылках дифференциации индивидуальных стилей деятельности, поведения, активности. Кроме того, наряду с дифференциацией индивидуальных стилей, встает проблема теоретического анализа условий их интеграции. В обоих случаях интерактивный подход является наиболее предпочтительным для постановки и решения этих проблем.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
14.3. СТИЛИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И СПОСОБНОСТИ
СТИЛИ РОДИТЕЛЬСКОГО ПОВЕДЕНИЯ
15.3. СТИЛИ СПОРТИВНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
ГЛАВА Стили профессиональной и учебной деятельности
15.2. СТИЛИ ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
15.5. СТИЛИ УЧЕБНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
15.1. СТИЛИ ПРОИЗВОДСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
СТИЛИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЧЕЛОВЕКА
15.4. Стили деятельности музыкантов- инструменталистов
МЕТОДИКА «ДИПЛОМАТИЧНЫЙ И АВТОРИТАРНЫЙ СТИЛИ ПОВЕДЕНИЯ НА ДЕЛОВОМ СОВЕЩАНИИ»
С. А. Корзун СТИЛИ И СТРАТЕГИИ СОВЛАДАЮЩЕГО ПОВЕДЕНИЯ В ПОДРОСТКОВОМ И РАННЕМ ЮНОШЕСКОМ ВОЗРАСТЕ
СТИЛИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ, ХАРАКТЕРИЗУЮЩИЕ ПРЕДПОЧИТАЕМУЮ ТАКТИКУ ВЕДЕНИЯ СПОРТИВНЫХ ЕДИНОБОРСТВ.
Добавить комментарий