Стрелкова О.А. Влияние личностИ женщин-политиков на структуру дискурса.

Тип политического лидера-женщины в новейшей истории – явление редкое и заслуживающее более детального рассмотрения. В странах западной Европы в по-следнее время увеличивается представительство женщин в парламентах и кабинетах министров, прослеживается эта тенденция и в России (В.Матвиенко – Гу-бернатор Санкт-Петербурга, И.Хакамада – кандидат на должность Президента России), но еще достаточно слабо. Причиной тому недостаточная подготовка, недооценка своей политической деятельности, незнание каналов влияния [Шведова, 2002]. Одной из главных составляющих политического успеха той или иной личности является языковая репрезентация. Время диктует новые формы коммуникативной трансакции. Эффективность дискурса, владение коммуника-ционными тактиками, способы реализации личностных смыслов – эти вопросы по-прежнему в поле зрения исследователей [Методология исследований поли-тического дискурса, 1998].
На примере нескольких интервью я попыталась выяснить, как мотивационные и стилевые компоненты личности могут влиять и определять структуру дискурса политика, а также какие способы выражения коммуникативных намерений являются приоритетными. Конечно, переменным, которые я описываю, присвоены каче-ственные оценки на основе субъективных толкований, но даже такой способ предварительного описания дискурса позволяет повысить систематичность и надеж-ность исследований.
1. Мной были проанализированы четыре интервью президента Латвии В.Вике-Фрейберга. Прежде всего, предполагалось определить ситуацию, в условиях кото-рой происходит коммуникационный акт, когнитивное пространство и по возможности когнитивную базу политика, выявить и описать переменные мотивов и стиля. Психологические параметры личности я оценивала с учетом трех мотивов: аффилиации, власти и достижения [Winter, Hermann 1991]. Мотивационный фон опреде-ляет выбор лексики и стиля политика, выбор лексических единиц происходит с учетом их семантических особенностей, которые должны соответствовать господ-ствующей в стране политической идеологии и служить ее укреплению. В результате проведенного анализа можно сделать некоторые выводы в отношении дискурса В.Вике-Фрайберга. Интервью записаны в течение первых двух лет пребывания Фрайберг на посту президента Латвии, когда политик пытается отождествить себя с народом.
Поэтому дискурс Фрайберг на этом этапе можно определить как национально-консолидирующий. Одно из подтверждений тому частотное слово «мы», являющееся ключевым во всех тематических блоках. Определить точную тему дискурса сложно. Коммуникация проходит в условиях диалога. При этом текст (макротекст) содержит в себе несколько «субтекстов» (микротекстов) [Красных 2001]. Поэтому в этих условиях мне представляется возможным говорить не о задаче дискурса Фрайберг, а об установках.
2. Еще один пример того, как мотив конституирует личностный смысл. Материалом моего анализа стали коммуникативные стратегии, проявленные кандидатами на должность Губернатора Санкт- Петербурга полпредом Президента в Северо-Западном федеральном округе В.Матвиенко и действующим вице-губернатором северной столицы А.Марковой в прямом эфире телевидения в рамках политических дебатов. Интерес представляет не только выбранная Марковой тактика провокационной коммуникации, но и то, какие формы реагирования вынуждена использовать Матвиенко, оказавшись в непривычном для нее вербальном пространстве. Для удобства анализа я разбила дилогический текст на ходы, частично используя нотационную систему ТРУД (Транскрипция Устного Дискурса) для иллюстрации невербальных компонентов [Edwards, 1993].
Тактика провокационной коммуникации – явление в женском политическом дискурсе новое. Таким образом, мы становимся свидетелями того, как сильный дис-курс, более яркий, нередко эпатажный, вытесняет слабый. Это требует от субъекта общения освоения не только новых речевых тактик, но и пересмотра психологических ориентиров и когнитивных регулятивов. Очень мало современных женщин-политиков владеют сильным дискурсом. Популяризация сильного дискурса должна привести к тому, что в политику придут «железные леди». Вопрос в том, будут ли они вызывать доверие и симпатию у широких слоев населения, среди которых в социально-культурном аспекте по-прежнему бытует и популярен образ мягкой женщины-матери. Пока что и выбранная Марковой коммуникативно-поведенческая тактика не оправдала глобальной цели – победить на губернаторских выборах.
<< | >>
Источник: САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ. ПСИХОЛОГИЯ XXI ВЕКА (2004 год). 2004

Еще по теме Стрелкова О.А. Влияние личностИ женщин-политиков на структуру дискурса.:

  1. СТРЕЛКОВА О.А. ВЛИЯНИЕ ЛИЧНОСТИ ЖЕНЩИН-ПОЛИТИКОВ НА СТРУКТУРУ ДИСКУРСА.
  2. МУЖЧИНЫ И ЖЕНЩИНЫ В ПОЛИТИКЕ.
  3. ВЛИЯНИЕ СТРУКТУРЫ ЛИЧНОСТИ ЧИТАТЕЛЯ НА АДЕКВАТНОСТЬ ВОСПРИЯТИЯ СМЫСЛА ТЕКСТА
  4. К ПРОБЛЕМЕ ВЛИЯНИЯ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ФАКТОРОВ ЛИЧНОСТИ ЖЕНЩИН В СОСТОЯНИИ БЕРЕМЕННОСТИ НА КЛИНИЧЕСКОЕ ТЕЧЕНИЕ РОДОВ В УСЛОВИЯХ ПОЛИТИЧЕСКОГО КРИЗИСА
  5. ТЕМА 12. ЛИЧНОСТЬ И ПОЛИТИКА ПЛАН
  6. Самуйлова И.А. Проблемы оценки личности политика по его текстам
  7. ВЛИЯНИЕ НА ЖЕНЩИН
  8. ВЛИЯНИЕ ЭРОТИКИ НА ОТНОШЕНИЕ К ЖЕНЩИНАМ
  9. ВЛИЯНИЕ АЛКОГОЛЯ НА АГРЕССИЮ ПО ОТНОШЕНИЮ К ЖЕНЩИНАМ
  10. Репродуктивные установки женщин:влияние материнского воспитания
  11. ВЛИЯНИЕ БРАЧНЫХ ОТНОШЕНИЙ НА ЦЕННОСТНЫЕ ОРИЕНТАЦИИ МУЖЧИН И ЖЕНЩИН
  12. ВИНОГРАДОВА С.А. ВЛИЯНИЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ О СЕМЬЕ И КАРЬЕРЕ НА УДОВЛЕТВОРЕННОСТЬ ЖИЗНЬЮ У ЖЕНЩИН
  13. ВЛИЯНИЕ ТРАНСЦЕРЕБРАЛЬНОЙ ЭЛЕКТРОТЕРАПИИ НА КАЧЕСТВО ЖИЗНИ ЖЕНЩИН В КЛИМАКТЕРИЧЕСКОМ ПЕРИОДЕ
  14. Виноградова С.А. ВЛИЯНИЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ О СЕМЬЕ И КАРЬЕРЕ НА УДОВЛЕ-ТВОРЕННОСТЬ ЖИЗНЬЮ У ЖЕНЩИН
  15. М. В. Михайлова ВЛИЯНИЕ АРХЕТИПИЧНЫХ ОБРАЗОВ СКАЗОК НА ВЫБОР ПОВЕДЕНЧЕСКИХ СТРАТЕГИЙ ЖЕНЩИН
  16. 6.12. ВЛИЯНИЕ, САПР НА ОРГАНИЗАЦИОННУЮ СТРУКТУРУ
  17. БЕЛЯКОВА М.В. ВЛИЯНИЕ ЭТАЛОНОВ КРАСОТЫ НА СТРУКТУРУ Я-КОНЦЕПЦИИ
  18. ВЛИЯНИЕ СТРУКТУРЫ ИРРЕЛЕВАНТНЫХ ХАРАКТЕРИ-СТИК ИНФОРМАЦИИ НА ЕЕ ЗАПОМИНАНИЕ?
  19. ВЛИЯНИЕ НА РАЗВИТИЕ ЧЕЛОВЕКА ПОНЯТИЙ О СТРУКТУРЕ И РОЛИ СЕМЬИ
  20. Линкевич К. В. ВЛИЯНИЕ НЕОСОЗНАВАЕМОЙ СТРУКТУРЫ МАТЕРИАЛА НА ЭФФЕКТИВНОСТЬ ЕГО ЗАУЧИВАНИЯ