Суходольский К 40-ЛЕТИЮ ИНЖЕНЕРНОЙ ПСИХОЛОГИИ В САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОМ ГОСУНИВЕРСИТЕТЕ

Я хочу поделиться воспоминаниями и мыслями о лаборатории индустриальной (инженерной) психологии. Как известно, лаборатория была открыта при отделении психологии философского факультета 5 октября 1959 года. В это время я был студентом-психологом второго курса и с интересом осваивал лекции Ю.А.Самарина по общей психологии и практикум М.Д.Александровой по экспериментальной психологии.

Руководителем и фактическим организатором лаборатории стал ученик Б.Г.Ананьева молодой кандидат психологических наук Б.Ф.Ломов. Как он любил вспоминать, вся лаборатория первоначально состояла из руководителя, одного сотрудника, нескольких гвоздей, молотка и помещалась в одной комнате на третьем этаже здания исторического факультета. Первым сотрудником лаборатории был В.М.Водлозеров.

Уже тогда проявился организаторский талант Б.Ф.Ломова. Он начал приобщать к научным исследованиям студентов и аспирантов отделения психологии, предлагая им темы и обеспечивая условия для проведения экспериментов. Одним из студентов оказался я. Б.Ф.Ломов предложил мне исследовать дифференциальные пороги силовой чувствительности и направил для этого в институт, директором которого был Б.Г.Ананьев.

Там техником-умельцем была сделана установка, основой которой служил большой напильник с вмонтированным в него тензометрическим датчиком. Сигнал от датчика, возникающий при микродеформациях напильника, через усилитель фиксировался на движущейся ленте специального измерительного прибора. Закрепив один конец напильника и прикрепляя гирьки из набора разновесков на другой конец, можно было калибровать изменения амплитуды записи в граммах и таким образом измерять усилие нажима рукой на ручку напильника.

Проведя множество измерений «едва заметных» различий моих усилий, я получил много числовых данных. Что с ними делать, ни я, ни Б.Ф.Ломов не знали: подготовка психологов тогда была полностью гуманитарной. Пришлось обратиться к литературе по метрологии, теории вероятностей и математической статистике. Так что 1999 год для меня тоже юбилейный: исполняется 40 лет моих изысканий в области применения математических методов в психологии.

Я был «подключен» к изучению характеристик человека при слежении за движущейся целью на установке, созданной В.М.Водлозеровым. Результатом чего стала моя дипломная работа, получившая золотую медаль на конкурсе 1963 года. Много позже Б.Ф.Ломов сказал, что мой диплом рецензировал и высоко оценил Н.А.Бернштейн.

Осенью моего четвертого курса Б.Ф.Ломов предложил мне перевестись на заочное отделение и перейти в лабораторию лаборантом. Я согласился и, став единственным заочником шестого курса, продолжил свои исследования в лаборатории. При этом мне разрешалось посещать необходимые занятия дневного отделения со своей группой студентов.

Б.Ф.Ломов понимал необходимость улучшения подготовки психологов и повышения квалификации своих сотрудников. Он организовал совместно с географами факультатив по применению математических методов в эмпирических исследованиях. Факультатив в объеме десяти занятий провел на кафедре зоологии профессор В.П.Терентьев – крупнейший университетский биометрик и создатель метода корреляционных плеяд. Этот метод стал популярным среди наших психологов.

С 1962 года для нас, пятикурсников, Б.Ф.Ломов начал читать семестровый курс применения математических методов в психологии. В качестве учебного пособия использовалась книга Н.А.Плохинского «Биометрия»: другой доступной психологам литературы не было. В 1964 году Б.Ф.Ломову отправился в длительную командировку, предложив мне вести за него занятия по математическим методам со студентами-психологами. Так началась моя преподавательская деятельность.

К началу 1963 года число сотрудников лаборатории значительно увеличилось. Мы переехали в здание биофизики, где заняли половину второго и третьего этажей, и небольшое помещение наверху правого крыла Меншиковского дворца. Б.Ф.Ломов предложил мне на общественных началах стать его заместителем по лаборатории и должность младшего научного сотрудника. Я согласился и не пошел в аспирантуру, хотя я имел рекомендацию для этого. В течение трех лет, до весны 1966 года, я как заместитель Б.Ф.Ломова участвовал в научной жизни лаборатории и наряду с собственными исследованиями так или иначе вникал в существо разработок других сотрудников. Теперь, спустя много лет, не все сохранилось в памяти, но о некоторых вещах я хочу рассказать.

Начало 60-х годов ХХ века в нашей стране – это период бурного развития автоматизированных систем разного назначения. Для их создания необходим учет знаний о том, как человек работает со сложной техникой, как он принимает, перерабатывает и использует информацию в ходе управления техническими объектами, как обеспечить эффективность и надежность человека при монотонии и стрессогенной неожиданности быстротекущих событий. Сами разработчики новой техники получить соответствующие знания не могли.

И наша лаборатория стала выполнять заказы на прикладные научно-исследовательские работы по хозяйственным договорам, что послужило основой развития лаборатории.

Б.Ф.Ломов был убежденным сторонником теоретического обобщения экспериментально установленных фактов и учил этому сотрудников. Хоздоговорные работы позволяли такие факты получать и дополнительно осуществлять исследования фундаментального характера. Но и прикладные результаты в конце концов при обобщении приводили к фундаментальным выводам. К таковым я отношу, например, выводы: о существовании «оперативных» порогов восприятия (М.А.Дмитриева); о формировании у человека-оператора передаточных функций, обусловленных техникой (Б.Ф.Ломов, Г.В.Суходольский); о порогах визуального различения скоростей и ускорений или замедлений движущегося объекта (В.М.Водлозеров), о закономерностях эффективного восприятия и понимания кодовых изображений (М.К.Тутушкина).

Хоздоговоры позволяли приобретать для лаборатории приборы и материалы, но экспериментальные установки приходилось создавать своими силами. Этим занималась инженерно-техническая группа во главе с В.И.Бутовым. Первоначальные установки делали сами, в частности, В.М.Водлозеров, Р.М.Мансуров, А.И.Нафтульев, С.Н.Сафарян и другие сотрудники-мужчины. Приведу два, на мой взгляд, забавных примера.

В 1962 году Л.Н.Рябинкина должна была исследовать считывание показаний со многих приборов, размещенных на щите управления размером приблизительно 3*2 метра. Для предъявления макета приборного щита нужен был тахистоскоп с «окном» таких же размеров. Его собственноручно изготовил из досок и фанеры Р.М.Мансуров. Этот тахистоскоп почти перегораживал единственную в то время комнату лаборатории. А когда он срабатывал, то вздрагивало, кажется, все здание истфака. Но исследование Л.И.Рябинкиной было успешно завершено.

Года через два после сооружения уникального тахистоскопа мне понадобился малогабаритный самописец с перемоткой рулона из миллиметровой бумаги шириной 200 мм. Промышленность таких приборов не выпускала, а лабораторные инженеры заявили, что не могут его сделать в наших условиях. Пришлось делать самописец самому из подручных материалов и на имеющихся станках. И я сделал нужный мне прибор, который имел размеры 250*300*100 мм и обеспечивал регистрацию результатов со вполне достаточной точностью. К сожалению, этот самодельный самописец потерялся в последующих переездах.

Сотрудники лаборатории не «замыкались» в своей тематике, а обсуждали проблемы на еженедельных заседаниях лаборатории, проводимых Б.Ф.Ломовым, и могли выступать на разного уровня научных форумах. Первая всесоюзная конференция по инженерной психологии под руководством Б.Ф.Ломова была проведена нашей лабораторией.

В результате научных контактов расширялось сотрудничество со многими учеными и организациями. Расширялась и тематика научных исследований, в том числе совместных. Например, – по зависимости времени реакции оператора от количества информации в ситуации реагирования (А.А.Крылов, В.И.Николаев), по читаемости семисегментного цифрового алфавита (Р.М.Мансуров), по особенностям восприятия показаний новых приборов и надежности человека как оператора (А.И.Губинский, А.А.Крылов, Г.В.Суходольский), по читаемости и пониманию плоскостного отображения объемной (В.Е.Бушурова, А.И.Нафтульев, И.Е.Соловейчик).

Мне думается, что главным результатом работы лаборатории в первые пять–шесть лет ее существования явилось воспитание научных кадров. Сначала по известным монографиям «Человек и техника», «Восприятие и основы его моделирования» защитили докторские диссертации Б.Ф.Ломов и Л.М.Веккер – старшие по возрасту и знаниям наши коллеги. Затем в разные годы на отделении и на факультете психологии защитили кандидатские диссертации двенадцать человек, среди них: В.М.Водлозеров, Г.Н.Горбунова, И.М.Лущихина, Л.И.Рябинкина, С.Н.Сафарян, И.А.Шихин; остальные потом защитили докторские диссертации, а именно – А.А.Крылов, Г.В.Суходольский, В.Е.Бушурова, Е.Н.Сурков, М.К.Тутушкина, Т.П.Зинченко и В.К.Гайда. Считаю, что вклад этих людей в психологию и подготовку психологов известен, и позволю себе не анализировать этот вклад. (Некоторое представление о нем можно почерпнуть из статьи В.А.Бодрова, опубликованной в «Психологическом журнале», № 2,1999).

Весной 1966 года я начал задумываться о том, что, будучи заместителем руководителя лаборатории, я многому научился, но не подготовил кандидатской диссертации, как сделал бы в аспирантуре: не хватало сил и времени. Я попросил Б.Ф.Ломова освободить меня от «заместительства». Поняв мои аргументы, он согласился и несколько позже пригласил меня в ассистенты кафедры эргономики и инженерной психологии, которую создавал на открывающемся осенью в университете факультете психологии. Став ассистентом кафедры, я еще долго сотрудничал в лаборатории и выполнял хоздоговорные научно-исследовательские работы. Но это уже другая история.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
СОЦИАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ (Симпозиум, посвященный 90-летию со дня рождения Е.С. Кузьмина, основоположника Санкт-Петербургской школы социальной психологии)
ДРУЖИЛОВ С.А., СУХОДОЛЬСКИЙ Г.В. ИНЖЕНЕРНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ПОДХОД К ДЕЯТЕЛЬНОСТЯМ И ПРОФЕССИОНАЛАМ
Суходольский О ПЕРСПЕКТИВНОЙ ПАРАДИГМЕ НАУЧНОЙ ПСИХОЛОГИИ
Сборник научных статей посвященный 10-летию кафедры. АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПСИХОЛОГИИ ЛИЧНОСТИ, 2012
Крылов ИНЖЕНЕРНАЯ ПСИХОЛОГИЯ В СТАНОВЛЕНИИ СОВРЕМЕННОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ПСИХОЛОГИИ
§ 3. ЗАДАЧИ ИНЖЕНЕРНОЙ ПСИХОЛОГИИ
Раздел 2 ИНЖЕНЕРНАЯ ПСИХОЛОГИЯ
3.3. ИНЖЕНЕРНАЯ ПСИХОЛОГИЯ
ГЛАВА VI. ОСНОВЫ ИНЖЕНЕРНОЙ ПСИХОЛОГИИ
ТЕМА 6. ОСНОВЫ ИНЖЕНЕРНОЙ ПСИХОЛОГИИ
Глава ИНЖЕНЕРНАЯ ПСИХОЛОГИЯ В КОСМОНАВТИКЕ
Глава 3. ИНЖЕНЕРНАЯ ПСИХОЛОГИЯ И ПСИХОЛОГИЯ
§ 1.ОПРЕДЕЛЕНИЕ ИНЖЕНЕРНОЙ ПСИХОЛОГИИ
Глава ИНЖЕНЕРНАЯ ПСИХОЛОГИЯ КАК НАУКА
Добавить комментарий