ТАКИМ ОБРАЗОМ, ЛОГИКА СМЫСЛОЖИЗНЕННОЙ НЕОБХОДИМОСТИ

Это одна из логик психической регуляции жизненного пути, связанная с преимущественной ориентацией личности на смысловые связи, производные от смысла жизни, и проявляющаяся в доминировании этих связей при отражении жизненного пути в сознании и в практической деятельности личности как субъекта жизни. Логика смысложизненной необходимости — это логика регуляции жизненного пути смыслом жизни, эксклюзивная логика регуляции жизнедеятельности личности как субъекта жизни.

По нашему мнению, способность быть субъектом жизни личность обретает только в связи с появлением в ее структуре динамической системы смысла жизни, которая курирует регулятор-ную логику смысложизненной необходимости. Регуляторные функции этой логики присущи исключительно системе смысловой регуляции жизненного пути и немыслимы в отрыве от динамической системы смысла жизни. Психологическим критерием зрелости личности в качестве субъекта жизни является сформи-рованность и сохранность в ее структуре смысла жизни как динамической смысловой системы.

Если рассматривать смысловую регуляцию жизненного пути в контексте общей системы психического саморегулирования, то следует признать, что она составляет один из высших уровней развития и строения этой системы. Именно на этом уровне возникает специфический феномен субъектности жизни как способности личности к самодетерминации жизненного пути. Обычно называют две отличительные особенности саморегулирования: осознанность психических и деятельных процессов и их опосре-дованность знаками, орудиями, среди которых главную роль играет слово, речь. С развитием психологической теории смысла к этим особенностям добавилась еще одна характеристика саморегулирования в человеческой психике — осмысленность, которая позволяет сделать активность мотивосообразной и целесообразной, а значит, подотчетной личности как носителю субъектности [31; 64; 90; 100; 144].

Действительно, смысловая сфера личности имеет огромное значение в построении системы психической саморегуляции жиз-

ненного пути. Не случайно исследователями констатируется связь между мотивационно-смысловой регуляцией активности и самодетерминацией личности, ведь произвольная инициация, побуждение и поддержание активности являются функциями смысловой сферы личности. Всякая форма активности начинается с выделения и самостоятельного оформления релевантных ей мотивов и смыслов и полагания на их основе целей и задач [27; 28]. Как пишет С.Л.Рубинштейн, «развитие мотивационной системы, формирование иерархии мотивов приводит к тому, что человек перестает быть рабом непосредственной ситуации, действия его становятся опосредованными, могут определяться не только стимуляцией, исходящей из непосредственной наличной ситуации, но и целями и задачами, лежащими за ее пределами, они становятся избирательными, целевыми и волевыми» .

Выше при обсуждении места и роли смысловой регуляции в системе психического саморегулирования подчеркивалось, что смысловые структуры личности являются главным фактором структурной организации и нормального функционирования этой системы. Напомним, что психическая саморегуляция представляет собой системно организованный процесс внутренней психической активности человека, направленный на инициацию, построение, поддержание и управление различными видами и формами произвольной активности, реализующими процесс достижения сознательных целей . По ходу настоящего изложения также отмечалось, что в исследованиях различных психобиографических структур личности, как правило, пренебрегают требованиями системного подхода. Это приводит к тому, что исследователи упускают из виду системные функции различных регуляторных структур в целостной системе психической саморегуляции жизненного пути личности.

Тем не менее все множество известных психологической науке структур, регулирующих реальный жизненный путь личности, можно разместить по блокам системы психического саморегулирования, выделенных в концептуальной модели ОА.Конопкина [119; 120]. Так, целесообразным представляется выделение целевого блока, в который входят жизненные цели и жизненные программы, возникающие в результате целеполагания личности в масштабе биографического времени. Также необходимо выделять модель значимых условий жизненного пути, в которой интегрированы все субъективные автобиографические репрезентации, ориентирующие личность в наиболее важных событиях. Это — временная перспек-

тива и транспектива, а также субъективная картина жизненного пути. Важно дифференцировать блок планирования и программирования жизненного пути, в котором задействованы жизненные планы личности, а также блок критериев жизненного успеха, в который включены эталоны жизненного пути, жизненные притязания личности. С последним из выделенных блоков тесно связан блок контроля и оценки реальных результатов жизненного пути, а также блок коррекции всей системы саморегулирования. Здесь особое внимание следует обратить на процессы принятия жизненных решений, на механизмы биографического выбора личности. При этом нельзя забывать, что целостность, системность, функциональную слаженность всем перечисленным блокам придает личность с ее «сквозными» процессами смысловой регуляции. Это закономерно, потому что, как было сказано, личность, а не сознание, владеет и распоряжается всеми ресурсами осознанного произвольного саморегулирования.

Таким образом, сформированность смысловой регуляции жизненного пути является основанием для развития всей системы осознанного саморегулирования, по отношению к которой смысловые структуры и процессы личности выполняют системообразующую, организующую, интегрирующую, модулирующую функции.

Смысловая саморегуляция жизненного пути — этот тот уровень развития психической саморегуляции, на котором личность присваивает уже не единичные акты общения, подчиняет себе не только отдельные виды предметной деятельности, а проявляет способность к координации, упорядочиванию, регламентации частных видов деятельности в масштабе индивидуального жизненного пути, в ракурсе биографического времени. Она овладевает способностью распоряжаться, руководить своей жизнью, конструировать собственную судьбу за счет того, что смысл жизни выступает как смысловая структура личности, которая объем-лет весь жизненный путь целиком. Другими словами, смысл жизни — это отношение личности к своей жизни как целому. По мнению О.А.Конопкина, «глубина» временной перспективы, доступная адекватному программированию активности субъекта, выступает в качестве показателя индивидуального уровня развития саморегуляции [121, с. 170-171]. Смысл жизни позволяет личности посягнуть на овладение системой жизненных отношений, которые составляют индивидуальный жизненный путь, на большой временной дистанции. По этой причине наличие смысла жизни и его

включенность в систему осознанного произвольного саморегулирования уже само по себе является интегральным индикатором высокого уровня развития субъектности. С точки зрения смыслового подхода к личности смысл жизни представляется внутренним планом индивидуального жизненного пути или, как говорил С.Л.Рубинштейн, «жизненным замыслом» . По мнению Б.С.Братуся, одной из регуляторных функций смысла жизни является проектирование идеального «эскиза будущего жизненного пути». С этой точки зрения смысл жизни необходимо рассматривать как функциональный орган личности как субъекта жизни, как орудие овладения личностью своими жизненными отношениями. «Смысл жизни — особая модальность ее субъекта. Это жизненная концепция человека, обобщение личностью своих задач, возможностей и места в жизни. Смысл жизни возникает на основе соотнесения с жизнью именно себя, заключается в определении именно своих задач» [9, с. 231].

Система смысловой регуляции жизненного пути личности обладает своей архитектоникой, которая адекватна выполняемым данной системой регуляторным функциям. При анализе регуляторных функций отдельных смысловых структур в рамках единой динамической смысловой системы принято подразделять функциональные уровни смысловой регуляции. К уровню структур, непосредственно участвующих в смысловой регуляции жизнедеятельности и отражении ее значимых условий в сознании субъекта, относят смысловую установку и личностный смысл. К уровню структур, косвенно включенных в смысловую регуляцию через порождаемые ими в процессе смыслообразования смысловые структуры первого уровня, причисляют мотив, смысловую диспозицию и смысловой конструкт.

К высшему уровню смысловой регуляции отходят личностные ценности, которые, характеризуясь наибольшей стабильностью и генерализацией среди прочих смысловых структур, являются «неизменным и устойчивым в масштабе жизни субъекта источником смыслообразования, автономным по отношению к конкретным ситуациям взаимодействия субъекта с миром» [144, с. 233].

Эти концептуальные положения применимы также для анализа смысла жизни как одной из наиболее глобальных динамических смысловых систем в структуре личности и системе смысловой регуляции жизненного пути. Действительно, понимание смысла жизни как динамической смысловой системы заставляет признать его многокомпонентный состав и сложное уровневое

строение, отражающие регуляторные функции данного личностного образования. В структуре динамической системы смысла жизни дифференцируются функциональные уровни, аналогичные универсальным уровням, выделенным выше для каждой динамической смысловой системы в структуре личности. Для полноты исследования всегда целесообразно проанализировать репрезентативные смысловые структуры, участвующие в смысловой регуляции жизненного пути личности на каждом из уровней структурирования динамической системы смысла жизни. В эмпирическом исследовании первый уровень смысловой регуляции жизненного пути может быть представлен изучением регуляторной роли личностного смысла жизненного события; второй уровень смысловой регуляции — рассмотрением смысловых конструктов, репертуар которых программирует восприятие, оценку и прогнозирование жизненных событий; третий уровень смысловой регуляции — анализом личностных ценностей — источников конкретных смыслов жизни. Таким образом, за счет изучения разнопорядковых смысловых структур, интегрированных в динамическую систему смысла жизни, может быть гарантирована полнота эмпирического охвата смысловой регуляции жизненного пути личности.

При построении психологической концепции субъекта жизни необходимо учитывать культурно-исторический подход, в рамках которого субъектность определяется как обусловленная социокультурными «идеальными формами» регуляции деятельности. Действуя в качестве субъекта жизни, личность выступает как носитель исторически и культурно кристаллизованных форм смыслового и деятельного отношения людей к собственной жизни. Активное овладение этими формами достигается путем подчинения индивидуального жизненного пути культурно-историческим содержаниям смысла жизни. Смысл жизни полагается в качестве наиболее обобщенного и универсального смыслового отношения человека к собственному бытию, причем отношения, заданного в системе исторических и культурных координат [8; 46; 113; 114; 223; 235]. Именно на этом уровне личность функционирует в режиме системы приобщения человека к смыслам жизни, запрограммированным и транслируемым через культуру — поле коллективных смыслов. Для личности, ориентирующейся в смысловых и деятельных отношениях к собственной жизни, «общечеловеческая культура оказывается не кунсткамерой ценностей прежних поколений и не сводом законов, норм, готовых истин, а неисчерпа-

емым резервуаром прецедентов (человеческих судеб), сотворенных конкретными историческими личностями. Их переосмысление, рефлексия и является механизмом творения опыта собственной жизни и ее культурного, духовного смысла» [203, с. 110].

Формирование смысла жизни является частным случаем универсальной закономерности культурного психического развития смысловой сферы личности. Натуральный ряд развития мо-тивационно-смысловой сферы личности заключается в прижизненном разворачивании врожденных потребностей и их переключении на социально релевантные мотивы и способы удовлетворения [69; 99; 140]. Культурный ряд развития смысловой сферы личности детерминирован процессами интериоризации смысловых образований, которые первично существуют в социально разделенных формах мировоззренческих систем, произведений искусства, культурных предметов [46; 144; 242]. В процессе интериоризации эти первичные формы смысловых образований «вращиваются» в структуру смысловой сферы личности и в качестве культурных орудий постепенно опосредуют активность субъекта. Как пишет В.А.Лекторский, «социально-культурная опосредованность имеет место и в процессе формирования уникальных, индивидуальных особенностей данного субъекта, и в ходе усвоения всеобщих смысловых структур, лежащих в основе как познавательной, так и других специфически-человеческих видов деятельности» [131, с. 175]. Смысл жизни, таким образом, следует рассматривать как культурно-историческую форму смыслового отношения личности к собственной жизни, как культурное орудие овладения индивидуальным жизненным путем.

На наш взгляд, изложенные методологические и теоретические представления обнаруживают большой эвристический потенциал при построении психологической концепции субъекта жизни. В свете этих концептуальных положений логично предположить, что личность как субъект жизни является прежде всего регуля-торной системой, которая обеспечивает овладение человеком собственным жизненным путем. В процессе прижизненного психического развития личность как активный субъект присваивает широкий диапазон видов деятельности, причем масштабы самой этой деятельности неуклонно разрастаются во времени и пространстве. От овладения изолированными видами деятельности как отдельными «психологическими единицами жизни» (А.Н.Леонтьев) личность переходит к овладению целостной системой этих видов деятельности — собственной жизнью. При этом общее направле-

ние психического развития личности выражается в том, что она «постепенно превращается из существа, подчиненного внешним влияниям, в субъекта, способного действовать самостоятельно на основе сознательно поставленных целей и принятых намерений» [44, с. 437].

2.3. iEegiaiiue looii, aaegiaaayoaeuiinou ё noauaeoiay aeoeaiinou ёён-iinoe

Понятие субъекта в современной психологии весьма расплывчато, многозначно и уподобляется большому мешку, в который сваливают многообразные критерии и признаки субъектности. В первую очередь это связано с междисциплинарным статусом данного понятия и не в последнюю очередь с тем, что проблема субъекта долгое время специально не освещалась в гуманитарных науках. В первом приближении субъект определяется как носитель активности — предметно-практической деятельности и познания, направленных на объект [222, с. 661]. Эта формулировка является скорее философской, нежели конкретно-психологической, поскольку не предлагает никаких психологических структур и инстанций, которые делают человека источником и носителем активности. Тем не менее данная формулировка является фундаментальной в силу того, что она устанавливает активность как основной атрибут субъектности и тем самым фундирует конкретно-научное понимание субъекта.

Трактовка человека как субъекта жизни подчеркивает активный способ его существования, суть которого заключается в противостоянии и противоборстве натуральному течению жизни, естественным детерминационным отношениям жизненных событий. Кроме того, категория субъекта как активного существа неявно подразумевает пассивный полюс или объект, реципирующий активность. Поэтому понятие субъекта жизни наряду с активным характером отношения личности к своей судьбе акцентирует тот факт, что индивидуальная жизнь как объективный процесс является «точкой» приложения сущностных сил личности — специфическим предметом особой формы произвольной человеческой активности.

Овладение личностью жизненными отношениями и их практическое воспроизводство связано со становлением особой формы деятельности, направленной на осуществление и изменение

жизненных отношении, или, другими словами, на построение индивидуальной жизни. Исходя из концептуального положения, что каждая динамическая смысловая система настроена на регуляцию определенного вида деятельности, в процессе которой она к тому же и формируется по принципу деятельностного опосредования, необходимо определить форму человеческой деятельности, которой релевантен смысл жизни как динамическая смысловая система. На наш взгляд, такой формой деятельности является жизнедеятельность. В настоящем исследовании понятие жизнедеятельности употребляется в значении особой деятельности, нацеленной на проектирование и построение индивидуального жизненного пути.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
ДУМАЙТЕ ОБ ЭТОМ ИМЕННО ТАКИМ ОБРАЗОМ
ТАКИМ ОБРАЗОМ, РАССМОТРЕННАЯ ГЛАВА РАБОТЫ «МЫШЛЕНИЕ И РЕЧЬ»
И.Ялом, таким образом, акцентирует значимость трех ПАРАМЕТРОВ РЕГУЛЯЦИИ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ЛИЧНОСТИ СМЫСЛОМ ЖИЗНИ.
Образ тела девушек в связи с эталонным образом, транслируемым посредством СМИ
Величева Д. И. ВЛИЯНИЕ СОВМЕСТНОГО ХУДОЖЕСТВЕННОГО ТВОРЧЕСТВА НА ОБРАЗ СЕБЯ И ОБРАЗ ДРУГОГО
Бугрименко А.Г. СООТНОШЕНИЕ СЛОЖНОСТИ ОБРАЗА Я И ЕГО ДИФФЕРЕНЦИАЦИИ ОТ ОБРАЗА ДРУГОГО
ЛОГИКА НА 1-Й ФУНКЦИИ
ЛОГИКА НА 4-Й ФУНКЦИИ
ЛОГИКА НА 2-Й ФУНКЦИИ
ЛОГИКА НА 3-Й ФУНКЦИИ
ЛОГИКА
МЫШЛЕНИЕ И ЛОГИКА
Добавить комментарий