Теоретические представления о позитивных феноменахв зарубежной психологии

Многие ученые, проводившие вслед за М. Селигманом эксперименты по изучению выученной беспомощности (Л. Абрамсон, А. Семмел, Дж. Тисдейл, М. Левайн и др.), подтверждают тот факт, что некоторые люди обладают так называемым «иммунитетом к возникновению беспомощности» , то есть обладают противоположными характеристиками мышления и поведения (оптимистическим атрибутивным стилем, например). Однако на сегодняшний день нет единого термина для обозначения данного явления и можно обозначить ряд психологических феноменов, сходных по своей роли и психологическому смыслу и являющихся противоположными по отношению к беспомощности. Именно на изучении подобных явлений сосредоточена стремительно развивающаяся современная позитивная психология.

Стоит заметить, что подобные позитивные феномены, позволяющие субъекту противостоять беспомощности, становились предметом изучения и до появления позитивной психологии. Так, представитель экзистенциальной психологии и психотерапии Ролло Риз Мэй в своей книге «Сила и невинность» (1972) детально рассматривает два противоположных по своему смыслу явления, которые он называет словами, обозначившими название книги . Понятие невинности в трактовке Р. Мэя сродни беспомощности, автор даже использует эти два слова как синонимичные. Сила же оказывается очень близка к нашему пониманию самостоятельности. Р. Мэй описывает пациентов, которые чувствовали себя бессильными, не могли эффективно строить отношения со значимыми для них людьми, оставаясь пассивными, в то время как другие совершали над ними насилие, чувствуя, что их действия ни на что не влияют. Он отмечает, что у этих людей утрачена способность действовать, они испытывают невозможность влиять на других людей в межличностных отношениях, причем они могут быть действительно бессильными или использовать бессилие в качестве необходимой для выживания стратегии, принимая образ внешнего бессилия, требуемого ситуацией, а затем украдкой добиваясь своих целей. Такую невинность Р. Мэй связывал со снятием с себя ответственности. «Невинность в качестве защиты от ответственности является препятствием для роста. Она избавляет нас от нового осознания, от сопричастности страданию человека, равно как и его счастью» [179, с. 74]. Невинность, по мнению Р. Мэя, абсолютно дезадаптивна в современном мире. Она не позволяет человеку быть гибким в реальности стремительных перемен. «Оказавшись перед необходимостью выбора из множества альтернатив и чувствуя свою изначальную беспомощность, мы просим убежища, защиты от этой неразрешимой дилеммы, мы взываем, чтобы кто-нибудь как-нибудь избавил нас от этой невыносимой ответственности. Наша защита — невинность» [179, с. 73-74]. Невинность оказывается саморазрушительной и становится злом.

Противоположностью невинности, по Р. Мэю, является сила. Сила подразумевает способность эффективно влиять на других, обретать в отношениях с другими людьми чувство собственной значимости. Сила представляет собой способность производить или предотвращать изменения, она может отождествляться с исходной силой самого бытия, из которой бытие берёт своё начало. Это способность воздействовать, оказывать влияние и изменять других людей. Сила является источником самоуважения и основой убеждения человека в том, что он значим для других людей. Такое понимание силы близко к пониманию субъектности в рамках субъектно- деятельностного подхода в отечественной психологии и, соответственно, нашему представлению о самостоятельности.

«Сила становится новой и актуальной темой… для каждого в нашей культуре, стремящегося сориентироваться и занять своё место в вихревых потоках современности. В такое время бессилие — зачастую называемое отчуждением и беспомощностью — становится невыносимым» [179, с. 53].

С понятием силы (в прочтении Р. Мэя) перекликается представление о позитивной свободе Эриха Фромма. Это вид свободы, при которой человек чувствует себя частью мира, но не зависит от него. Позитивная свобода предполагает спонтанную активность человека, которая соответствует его внутренней.природе и проявляется через любовь и труд .

Ещё одна теория, содержащая в себе представления о позитивном феномене, позволяющем противостоять беспомощности, — это социально- когнитивная теория самоэффективности Альберта Бандуры. Концепция самоэффективности А. Бандуры описывает умение людей осознавать свои способности выстраивать поведение, способствующее специфической задаче или ситуации. Оценка человеком собственной эффективности определяет для него расширение или ограничение возможностей при выборе деятельности, а также усилия и настойчивость при решении задачи, то есть самооценка эффективности определяет поведение, мотивацию и эмоции субъекта . Согласно концепции А. Бандуры, представления индивида о самоэффективности — это нечто большее, чем просто вера в то, что его усилия определяют успех в деятельности; это вера в собственную способность справиться с деятельностью, направленной на достижение некоторого результата.

Автор считает самоэффективность центральной детерминантой человеческого поведения, суть которой заключается в том, насколько компетентным чувствует себя человек, выполняя то или другое дело. В исследованиях А. Бандуры и его коллег было показано, что самоэффективность оказывает значительное влияние на мотивационные, когнитивные и эмоциональные процессы, а также на успешность деятельности. Ученый выделяет четыре источника самоэффективности: 1) опыт собственных успехов в достижении желаемых результатов; 2) наблюдение за тем, как другие успешно справляются с трудностями при решении различных задач; 3) вербальное убеждение человека в том, что он обладает необходимыми для достижения цели способностями; 4) восприятие собственных эмоциональных и физиологических состояний, уровня эмоционального напряжения (вероятность достижения успеха больше, если человек не напряжен и эмоционально спокоен) .

Низкая самоэффективность возникает в результате массированных негативных оценок со стороны близких людей и учителей, которые видоизменяются в негативные самооценки собственных намерений и возможностей. Эти негативные самооценки блокируют, с одной стороны, социальную инициативу, а с другой стороны — вызывают отрицательные эмоции.

Социально-когнитивная теория самоэффективности А. Бандуры придает большое значение когнитивным процессам в функционировании человека. Согласно его мнению, большая часть человеческой мотивации возникает благодаря когнитивным процессам. А. Бандура считает, что эффект воздействия убеждений в самоэффективности на мотивацию усилий и на уровень успешности действия может оказаться столь велик, что будет в состоянии стереть огромные различия между людьми в способностях . Эти представления перекликаются с представлениями М. Селигмана и его коллег об оптимизме, обусловливающем во многом результаты деятельности.

Основоположник теории выученной беспомощности М. Селигман, отмечая, что человеческая жизнь начинается с беспомощности новорожденного, называет состояние, противоположное состоянию беспомощности, обретением самоконтроля. «Длительный период между младенчеством и последними годами жизни заполнен процессом расставания с беспомощностью и обретения контроля над собой. Контроль над собой означает способность производить изменения путем волевых, сознательных действий личности; это — противоположность беспомощности» [104, с. 15]. Однако выученной беспомощности как приобретённому состоянию он противопоставляет не контроль над собой, а оптимизм с той оговоркой, что оптимизм должен быть гибким, то есть адекватным ситуации (в ситуациях, связанных с риском, например, необходима реальная оценка этого риска, которая позволит избежать возможных негативных последствий, а не просто вера в успех).

Оптимисты, по данным учёного, значительно реже испытывают депрессию, лучше учатся в школе, имеют более крепкое здоровье, дольше живут и имеют лучшие отношения с окружающими. Помимо оптимизма, М. Селигман обращает внимание на то, что человек становится счастливее, принимая участие в общественно полезных делах . Эти взгляды М. Селигмана получили дальнейшее развитие и привели его совместно с М. Чиксентмихайи к созданию нового направления в психологии, которое получило название «Позитивная психология».

Позитивная психология, изучающая целый ряд позитивных явлений человеческой психики, позволяет найти среди них многие, обеспечивающие устойчивость к беспомощности. Одним из таких феноменов является «поток», открытый М. Чиксентмихайи . Под потоком автор понимает состояние духовного удовлетворения и упоения, возникающего у субъекта при полном погружении в какую-либо деятельность. Это состояние возникает, когда поставленная субъектом перед собой задача достаточно трудна и требует мастерства, и характеризуется следующими составляющими: сосредоточенность, совершенная ясность цели, немедленное ощущение отдачи, полное погружение в работу, не требующее специальных усилий, чувство контроля над ситуацией, исчезновение восприятия себя, остановка времени. Состояние потока не связано с эмоциональным всплеском, а напротив, с отсутствием эмоций и самозабвением . М. Селигман предполагает, что поток — это состояние психологического роста. По его мнению, полное погружение, самозабвение, «остановка времени» могут способствовать накоплению психологических ресурсов. Духовное удовлетворение способствует развитию личности . По результатам исследований М. Чиксентмихайи, подростки, часто испытывающие состояние потока, как правило, имеют хобби, занимаются спортом и много времени отдают учёбе. Они имеют более высокую самооценку, как правило, поступают в высшие учебные заведения, устанавливают более глубокие социальные контакты и добиваются большего успеха в жизни , то есть в целом демонстрируют характеристики, свойственные самостоятельным испытуемым. Таким образом, стремление подростков испытывать состояние духовного удовлетворения позволяет им накапливать психологические ресурсы для дальнейшей жизни и избежать формирования беспомощности. Духовное удовлетворение связано с поглощённостью делом, тогда как депрессия и беспомощность сопряжены с поглощённостью собой. М. Селигман подчёркивает, что состояние потока является эффективным средством профилактики депрессии.

М. Селигман, развивая свои взгляды, связанные с позитивной психологией и поиском противовеса беспомощности и пессимизму, обратился совместно с К. Петерсоном к исследованию человеческих добродетелей и достоинств, так как выявление и развитие в себе субъектом положительных качеств, по его мнению, также предохраняет от депрессии. Исследование, проведённое этими учёными, позволило им обнаружить шесть универсальных добродетелей, которые считаются таковыми у всех народов: мудрость и знание, мужество, любовь и гуманизм, справедливость, умеренность, духовность, или трансцендентность. Средствами достижения добродетелей являются достоинства. Возможность реализовывать в повседневной жизни свои индивидуальные достоинства, получая при этом духовное удовлетворение, М. Селигман связывает с состоянием счастья для человека .

Ещё одна теория, развивающаяся в русле современной позитивной психологии и выдвигающая в качестве центрального понятие, также противостоящее беспомощности, это теория самодетерминации Э. Деси и Р. Райана.

Теория самодетерминации постулирует наличие у человека способностей и возможностей для здоровой и полноценной жизни. Э. Деси и Р. Райан подчёркивают, что эта теория нацелена на определение факторов, которые питают врождённый человеческий потенциал, определяющий рост, интеграцию и здоровье, а также на исследование процессов и условий, способствующих здоровому развитию и эффективному формированию индивидов, групп и сообществ. Одной из задач теории самодетерминации является определение условий, способствующих или препятствующих нормальному развитию и поиску ресурсов в человеке, позволяющих ему противостоять негативному влиянию среды без ущерба для себя. Термин «самодетерминация» определяется Э. Деси как психологический конструкт, отражающий гибкость человека и его способность выбирать среди многих вариантов поведения, а также действовать в ситуациях, где существует только один вариант поведения. По мнению Э. Деси, понятие само детерминации позволяет избежать двух возможных тупиковых вариантов развития науки: абсолютизации свободной воли человека и жесткого детерминизма, разумно учитывать объективно существующие ограничения для свободы выбора. Психологическим критерием самодетерминации считается гибкость человека в управлении собственными взаимодействиями со средой.

Противоположностью самодетерминированному поведению является несамодетерминированное поведение. Таковым является негибкое поведение, а также поведение, контролирующееся эмоциями, которые препятствуют выбору и гибкому использованию информации.. Потеря самодетерминации возможна в тех случаях, когда человек перестаёт осуществлять намеченные действия или не осознаёт, с какой целью он осуществляет свои действия. Такое поведение полностью определяется физическими или физиологическими причинами или средой.

Самодетерминированное поведение, по Э. Деси, это волевое поведение. Воля же понимается им как способность человека принимать решения о том, как себя вести, и выбирать, какие мотивы и потребности удовлетворять. Основой воли считается внутренняя мотивация, человеческая потребность в компетентности и самодетерминации в отношениях со средой. Поведение в этом случае детерминируется информацией, поступающей от среды, а также самой личностью, которая эту информацию воспринимает и интерпретирует. Самодетерминация проявляется спонтанностью, креативностью, интересом и личностной значимостью как причинами действия, ощущением себя свободным, а также психолингвистическими индикаторами (преобладание в речи глаголов «хочу» над «должен»).

Важное значение в рамках теории самодетерминации имеет понятие компетентности. Э. Деси считает, что у человека есть внутренняя потребность в чувстве эффективности или компетентности при взаимодействии с внешней средой. Компетентность является основой для направленного устойчивого поведения, в котором совершается выбор.

Повышение уровня самодетерминации влечёт за собой рост мотивации и повышение уровня сложности выполняемой задачи, а также снижение уровня стресса. Потеря самодетерминации влечёт за собой проявления, во многом соответствующие беспомощности по своему описанию. Лёгким вариантом последствий являются раздражительность, некоторая степень депрессии, соматические проявления, что может сопровождаться агрессией по отношению к неконтролируемым элементам среды и близким людям. Потеря самодетерминации сопровождается состоянием беспомощности, связанным с тем, что люди теряют веру в то, что могут контролировать собственную жизнь и достигать желаемых результатов.

К феноменам, противоположным беспомощности по своему психологическому содержанию, относится и жизнестойкость, которая более детально рассматривается в параграфе 3.3.

Таким образом, существует целый ряд позитивных феноменов, таких как оптимизм, сила, позитивная свобода, самоэффективность, состояние потока, человеческие добродетели и достоинства, самодетерминация, изучаемых зарубежной психологической: наукой и являющихся противоположностью беспомощности, либо факторами, обусловливающими устойчивость к возникновению беспомощности.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
Е.В. КОСТЮЧЕНКО РАЗВИТИЕ ТЕОРЕТИЧЕСКИХ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ О ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЗАЩИТЕ В ЗАРУБЕЖНОЙ ПСИХОЛОГИИ XIX - XX ВВ.
УДК 159.О. E. МАЛЬЦЕВА ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К ИЗУЧЕНИЮ МОТИВАЦИИ ЛИЧНОСТИ В ЗАРУБЕЖНОЙ ПСИХОЛОГИИ
ЖУРАВЛЕВА Н.С. ПРЕДСТАВЛЕНИЕ ОБ ОБРАТНОЙ СВЯЗИ В ЗАРУБЕЖНОЙ ПСИХОЛОГИИ
Ушаков В. О. ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ О МЕХАНИЗМАХ РЕГУЛЯЦИИ В КОНТЕКСТЕ ПСИХОЛОГИИ
МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ И ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ ВЗАИМОС РОФЕССИОНАЛЬНЫХ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ, ПРЕДСТАВЛЕНИЙ О КАРЬЕРЕ И ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ
ИЗ ИСТОРИИ ЗАРУБЕЖНОЙ ПСИХОЛОГИИ
3.1 Операционализация теоретических представлений О СМЫСЛОЖИЗНЕННОМ КРИЗИСЕ В РАЗВИТИИ ЛИЧНОСТИ
ПОЗИТИВНАЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ УСТАНОВКА + ПОЗИТИВНОЕ ОБУЧЕНИЕ MET ЭФФЕКТ И В ШКОЛЕ
2.1. ИСТОРИЯ ЗАРУБЕЖНОЙ ПСИХОЛОГИИ ТРУДА
История зарубежной психологии труда
1. Профориентация и профконсультация в истории зарубежной психологии
2. История зарубежной психологии и социологии труда
2.2. История зарубежной психологии и социологии труда
ПРОБЛЕМА ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО САМООТНОШЕНИЯ ЛИЧНОСТИ В ЗАРУБЕЖНОЙ ПСИХОЛОГИИ
2.1. Основные направления изучения беспомощности в зарубежной и отечественной психологии
Кустова Н.О. Ляликов ВОЗМОЖНА ЛИ «ПОЗИТИВНАЯ ПСИХОЛОГИЯ ТВОРЧЕСТВА»?
2.1 ЗАРУБЕЖНЫЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ТЕОРИИ, СОСТАВИВШИЕ ОСНОВУ ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ.
Направления зарубежной прикладной психологии, обслуживающие теорию и практику менеджмента
УДК 159.Н. В. Маланчик ПОНИМАНИЕ КУЛЬТУРНОЙ КОМПЕТЕНТНОСТИ В ЗАРУБЕЖНОЙ ПСИХОЛОГИИ
Добавить комментарий