Теоретико-методологические основы программы тренинга метафоричности

В качестве предпосылок исследования выступили методологические принципы гуманистической психологии (Гольдштейн, 1948; Роджерс, 1994; Маслоу, 1997), принципы интегративности и системности в изучении самореализации личности (Клочко, 2000; Коростылева, 2001; Гала-жинский, 2002), идеи теории лингвистической относительности, постулирующие интегративный взгляд на природу языка, взаимосвязанного со всеми проявлениями «реальной человеческой жизни» (Уорф, 1960; Сепир, 1993), положения структурализма в лингвистике (Леви-Строс, 1994; Барт, 1994; Фуко, 1994; Лакан, 1996), обозначившие необходимость использования естественного языка как означающей системы для исследования «сложных объектов человеческой духовной культуры», подходы к изучению метафоры представителей современной теории языковой картины мира (Лакофф, Джонсон, 1990). В качестве базовой теоретической модели исследования принят коммуникативный подход В.И. Кабрина (2005).

Теоретико-методологической основой программы тренинга метафоричности является транскоммуникативная концепция, методология тре-нинговой работы, выраженная в методе работы групп ноэтического опыта В.И. Кабрина. Данный метод синтезирует в себе трансперсональные, медитативные и другие практики, позволяющие пережить и осознать размеры и масштабность душевной жизни как относительно самостоятельной, имеющей собственные степени свободы (Кабрин, 1992, 2005).

В общем методологическом ключе понимания транскоммуникативной природы метафоры в тренинге интегрировались представления о целостности человека в метафорических, символических процессах, идеях о возможной реализации архетипов в различных символических и метафорических формах в трансперсональной психологии (Юнг, 1994; Ассаджи-оли, 1994), на разработках в области практического применения метафор в психодиагностической, коррекционной и терапевтической работе (Пезеш-кян, 1993; Эриксон, 1994; Миллс, Кроули, 2000; Кроль, 2001; Оуэн, 2002).

На современном этапе развития научного знания понятие метафоры имеет широкое семантическое поле и несет большую междисциплинарную нагрузку. В философско-лингвистических исследованиях основной акцент делается на изучении роли метафоры в научном познании (Касси-рер, 1990; Арютюнова, 1990; Баранов, 1993; Ницше, 1996), предпринимаются попытки определить возможности метафоры в реализации когнитивной и коммуникативной функции в процессе научного познания (Хай-деггер, 1993; Витгенштейн, 1993; Хабермас, 2000; Гогоненкова, 2005).

В лингвистике метафора исследуется в контексте общей проблемы языкознания, знаковой природы языка, проблемы семантики; рассматриваются языковые свойства метафоры, лексическое значение метафорического слова и т.д. (Уорф, 1960; Харченко, 1992; Скляревская, 1993; Хахалова, 1997; Бюлер, 2001; Мухачева, 2003; Катунин, 2005; Rolf, 2005). Анализ лингвистических подходов показал, что категория метафоры представляет собой феномен, онтологически связанный с человеком и языком; она отражает взаимообусловленность мышления и языковой реалии. Основы изучения метафоры как языкового средства, отражающего принципы взаимосвязи языка с миром, были заложены еще А.А. Потебней (1989) и развиты Л.С. Выготским (1996), который постулировал идею о формировании личности путем освоения культурного наследия человечества, сохраняемого в знаках и символах.

Исследования метафоры в культурологическом аспекте по-новому раскрывают поднятую лингвофилософским направлением тему метафорического моделирования мира. Этот подход акцентирует внимание на вопросах соотношения личности и культуры сквозь призму языка (Gannon, 2001; Видгоф, 2002; Alexlou, 2002; Hwang, 2006; Kovecses, 2007). В культурологическом направлении феномен метафоры часто описывается через представления К.Г. Юнга об архетипах, обозначая проблематику взаимосвязи феномена метафоры с мифом (Лакофф, Джонсон, 1990; Фрейденберг, 1998; Эдингер, 2000; Стюарт, 2003; Свирепо, Туманова, 2004). По мнению Свирепо (2004), первичные метафоры (символы пережитого опыта, прочно вошедшие в культуру) выступают своего рода ключами, открывающими двери в иные эпохи. В. Стюарт (2003) считал, что метафорические образы ведут нас в царство первообразов, где психике дана свобода исследовать, где ей не мешает сознательный разум, говорящий на языке рассудка и логики.

Анализ литературы показал, что интерес к научно-теоретическому осмыслению метафоры пришел в психологию, прежде всего, из психотерапевтической практики, где метафора уже прочно вошла в рабочий инструментарий специалистов-психотерапевтов (Эриксон, 1996; Берн, 1999; Гордон, 1999; Бэндлер, Гриндер, 2000; Зинкевич-Евстигнеева, 2003 и др.). Сейчас можно выделить множество направлений психотерапии, использующих метафору как основное или как вспомогательное средство терапевтического взаимодействия. Так, экзистенциальная, интегративная гипнотерапии (Кинг, 1998; Кроль, 2001), развивая подход М. Эриксона (1996), используют метафору как форму экзистенциального обучения. Вслед за транскультурным подходом Н. Пезешкяна (1992), основанным на знакомстве человека с житейским опытом других народов, сконцентрированным в своеобразной метафорической форме — форме притч, сказок и т.д., современная психотерапия и практическая психология предлагают различные специально разработанные или взятые из восточных практик, художественных произведений метафорические истории. В работах Х.К. Лэнгтона (1996), Дж. Миллс (2000), M. Berman (2000) раскрываются принципы создания терапевтической метафоры, метафорической истории, разрабатываются стратегии многосоставной терапевтической метафоры.

Основной локус современных психологических исследований метафоры заключается, прежде всего, в изучении метафоры как средства психодиагностики и психокоррекции в системе профессиональной деятельности практического психолога (Алексеев, 1998; Бикмухаметова, 2002; Бабаева, 2004; Юрченко, 2004; Вач-

ков, 2005); в изучении различных аспектов метафорического миро-моделирования (Абрамова, 2001; Труевцев, 2002; Шабанов, 2006).

При определении собственной исследовательской позиции мы опирались на представление о том, что метафора выступает неотъемлемой характеристикой транскоммуникации. В этом контексте метафору можно определить как смыслотворческую коммуникацию, выводящую человека за рамки обыденного в новое, неизведанное, позволяя человеку быть аутентичным в переживании смысла. Анализ значимых, индивидуальных метафор позволит понять субъективные переживания человека, отследить возможные ресурсы и смысловые аспекты самореализации.

Основная цель тренинга: развитие транскоммуникабельности личности, актуализация внутренних ресурсов и потенциала самореализации. «Транскоммуникабельность души делает естественным духовно-душевно-телесное единство человека и его открытость как миру мистического сверхсознания, так и миру коллективного бессознательного в трансцендентальном, символическом, психосемантическом процессах» (Кабрин, 2005. С. 60). Транскоммуникативная стратегия тренинга акцентирует внимание на исследовании взаимодействия состояний коммуникативного стресса и коммуникативного транса в переживаниях в процессе метафоризации.

Задачи тренинга:

— развитие целостного, стереоскопического мировосприятия -транскоммуникативного видения жизни и себя в ней;

— повышение креативности, которая является внутренним ресурсом, условием для успешного самовыражения, всесторонней самореализации личности;

— расширение границ собственного опыта.

Основные характеристики процесса метафоризации, создающего условия для актуализации самореализации, раскрываются в следующих концептуальных идеях.

В тренинге человек выходит за пределы конвенциональной, стереотипной коммуникации в креативную, многомерную метафоричность. Ситуация «встречи» с метафорой в коммуникативном пространстве всегда связана с ощущением новизны. Новизна переживается человеком как коммуникативный стресс, который мобилизует возможности человека и активизирует его внутренние ресурсы, что и приводит к стресс-трансформации переживаний. Через метафору человек приходит к ощущению сходства, часто нового и неожиданного, между метафорической проекцией своей коммуникативной ситуации и возможностями ее осмысления, изменения в реальном коммуникативном пространстве. Это приводит к развитию целостного, стереоскопического мировосприятия — транскоммуникативного видения жизни и себя в ней. Метафора, являясь одним из универсальных языков человеческого общения и одним из важнейших средств искусства, обеспечивает раскрытие творческого потенциала участников.

Лежащее в основе метафоры противоречие между формой и содержанием требует особого напряжения мысли, чувств, творческого усилия, что задает предпосылки для актуализации транскоммуникативных состояний в тренинговой группе. Большинство упражнений и техник, использующих метафору, имеют транскоммуникативную по своей сути природу, они способствуют возникновению «пиковых» переживаний и их стресс-транс-формации. В транскоммуникативном процессе мета-форизации происходит гармонизация разнопорядковых коммуникативных миров личности. Метафоры оживляют незначительные на первый взгляд состояния, но такие микрособытия и микроситуации включают в себя глубокое транскоммуникативное переживание и осознание.

Метафора как мультисенсорная коммуникация позволяет создавать в тренинге многоуровневые коммуникативные ситуации. Метафора содержит много «слоев», в каждом «слое» свой смысл. Человек в каждой коммуникативной ситуации тренинга выбирает свой «слой» в метафоричности, воспринимая его как увлекательную игру, как способ познания себя или как возможность достижения новых вершин своего коммуникативного опыта. Здесь можно сказать словами Л. Кроля (2001): «метафора напоминает фигуру из двух колец, вложенных друг в друга, некую ленту Мебиуса: одно кольцо — это реальное состояние, а другое кольцо является зеркалом, отражающим его в словах, жестах или предметах. В зеркале отражается и очень маленькая пылинка, и большой камень. Так и метафора может захватывать, подобно щипчикам, и элемент состояния, и элемент субличности, и элемент мазка. В отличие от логических конструкций, метафора одновременно является и определенной, и неопределенной. Определенной, потому что понимается сразу на нескольких уровнях; неопределенной — потому что не может быть предсказана» (С. 30).

Метафора создает условия для свободы, спонтанного смыслотвор-чества. Метафора открытый процесс. Личность погружается в метафору такой, какая она есть без фиксированных оценок себя и других. Метафора облегчает и фасилицирует процесс осознания и осмысления системы отношений между участниками коммуникации, снижая воздействие негативных эмоций при получении болезненной для человека информации. Так, Дж. Миллс и Р. Кроули (2002), обозначая утонченность метафоры, говорят, что «смысл рассказанного «попадает в точку», но каким-то удивительным отстраненным путем. Проблема хоть и высвечивается, но предстает спокойно расплывчатой; повествование хоть и пробуждает скрытые возможности и способности, но неким обобщенным и отнюдь не напористым образом» (С. 57).

Метафора задействует глубинные уровни коммуникативного мира за счет непривычных для разума архетипических элементов. Как отмечал К.Г. Юнг (1993), «огромное преимущество мифологических представлений в том, что они гораздо в большей степени объективизируют конкретику и соответственно делают возможной ее персонификацию. Любовь и ненависть, страх и благоговение выходят на сцену, поднимая конфликт до уровня драмы» (С. 150). В метафоре происходит персонификация архетипа, что создает возможность для драматизации коммуникативных ситуаций в тренинге, позволяя человеку осознать глубинные значения и смыслы разворачивающейся коммуникативной ситуации. По мнению К.Г. Юнга (2003), человек может использовать слово, знак, когда описывает глубоко волнующее переживание как нечто значимое, полное смысла, что позволяет установить органическую связь с жизнью в целом. Метафоры, возникающие в коммуникативном процессе тренинга, являются продуктом спонтанной деятельности ар-хетипической психики. Постигая архетипические грани своего Я, расширяя границы собственного коммуникативного опыта, человек сохраняет свою уникальность и становится при этом более многомерным.

В коммуникативном процессе тренинга работа с метафорой начинается с метафорического перенесения, иносказания и разворачивается в це-лостныйкоммуникативныйпроцессисследования,трансформациииприня-тия метафоры в смысловых контекстах коммуникативного мира личности.

Коммуникативная интерпретация основных ориентиров самореализации личности в тренинге метафоричности предполагает фиксирование динамики состояний коммуникативного стресса, коммуникативного транса и их взаимной реверсии (стресс-транс-формации), актуализирующихся в условиях метафоризации тренингового процесса.

Основным источником метафор для организации коммуникативного процесса в тренинге являлись тексты рефлексивных отчетов (дневников) участников тренинга.

Структура такого дневника состояла условно из двух основных блоков: 1. Рефлексивный, в который участники записывали в метафорической форме свои переживания-осмысления по следующим категориям: «Я сегодня»; «Я на протяжении недели»; «Группа сегодня»; «Тренер сегодня». 2. Спонтанно-креативный, в котором отражались спонтанные метафоры, возникающие в процессе коммуникации; любимые пословицы, сказки, притчи и т.д.

Помимо этого, в тренинге использовались различные тематические метафоры, имеющие архетипическое смысловое содержание («метафора встречи с внутренним ребенком», «метафора маски», «метафора зеркала» и др.).

Основной принцип организации коммуникативного процесса в тренинге исходит из широкого понимания метафоры, которая может быть языковой, графической, телесной, поведенческой и др., что позволяет сделать процесс метафоризации более целостным.

Центральным моментом в тренинге является образно-поведенческая трансформация метафоры. Основы такого подхода заложены К.Г. Юнгом (метод активного воображения) и развиты в различных направлениях эмоционально-образной психотерапии (Лейнер, 1996).

В этом контексте процесс метафоризации, интегрирующий языковые, эмоциональные и поведенческие проявления личности, схематично представлен на (рис. 7.1).

5. Осмысление и преобразование коммуникативной ситуации (эмоц., когнитивные и поведенческие элементы)

4. Интеграция метафоры

3. Трансформация метафоры (вербальная, образная, графическая, телесная, поведенческая)

2. Метафорическое перенесение, иносказание; исследование метафоры

1. Первоначальная коммуникативная ситуация (эмоц., когнитивные и поведенческие элементы и др.)

1. Последовательность процесса метафоризации

Исследование метафоры в тренинге происходит, прежде всего, через коммуникативное отождествление с ней.

В тренинге использовались разные стратегии трансформации метафоры (в управляемом и спонтанном процессе), например: созерцание, сосредоточение внимания на метафоре, на возникающих сенсорных, когнитивных, эмоциональных эффектах при «встрече» во внутреннем или внешнем диалоге с метафорой; мысленное действие, связанное с изменением метафоры; диалог с метафорическим образом или от его имени как в индивидуальном коммуникативном пространстве, так и в групповом;

взаимодействие противоположностей; разыгрывание метафорического психодраматического сюжета; передача или выражение чувства в соответствующем процессе метафоризации; прослеживание истории возникновения и «жизни» метафоры и др.

Коммуникативный процесс в тренинге метафоричности может разворачиваться в различных направлениях индивидуальной и групповой работы, спонтанно соприкасаясь и разделяясь, создавая новые уникальные коммуникативные события «здесь и сейчас».

Можно выделить четыре основных вида метафор, которые использовались в тренинге.

1. Вербальные, языковые метафоры — предполагают вербальную репрезентацию опыта, способ иносказательного сообщения. Ключевой момент метафорического мышления — сходство. Метафора позволяет упростить сложную проблему и сделать ее более доступной для понимания. В этом контексте метафора становится связующим звеном между семантическими пространствами участников тренинга.

2. Визуальные, графические метафоры — это передача сообщения через иносказательный, символический рисунок. Это может быть все что угодно: конкретные, реалистичные изображения, абстрактные линии и фигуры, схемы, карты — выступающие как индивидуальные метафоры, субъективно значимые для человека. Одним из основных способов использования визуальной метафоры в данном тренинге было рисование мандал (в переводе с санскрита слово «мандала» означает круг или центр). Мандалу рисуют в виде круга с четко выраженным центром, внутри которого находится несколько направлений — ориентиров. В восточной традиции мандалы использовались для путешествия от иллюзорной периферии бытия к его сердцевине. Перенес эту технику на западную терапевтическую основу К.Г. Юнг (1993), который считал, что работа с мандалами — это уникальный путь к внутреннему центру человека, к его уникальности. Работа с визуальной метафорой позволяет обозначить незавершенные внутренние процессы, буквально видеть их, осознавать и доводить до логического завершения. Графическая форма предполагает необходимую организацию формы и цвета, параллельно с этим идет процесс внутренней самоорганизации, установления внутреннего порядка.

3. Телесные метафоры — метафоры превращения. Человек, идентифицируясь с различными метафорическими образами, выходит за пределы привычной зоны ощущений, что способствует осознанию своего тела, развитию телесной чувствительности. За основу в тренинге метафоричности брались упражнения на метафорическое превращение, предложенные Л. Кролем (2001).

4. Поведенческие, «живые» метафоры — сюда относятся, прежде всего, поведенческие ритуалы, выполняющие в группе функцию психологических «якорей». Поведенческие метафоры являются неотъемлемой частью группового процесса и отражают уникальность каждой тренин-говой группы. «Живая» метафора (по терминологии Миллс и Кроули, 2000) выходит за пределы мыслительных преобразований. Это дает возможность проявиться метафоре в реальной практической деятельности, что помогает закрепить полученные в метафорическом процессе смыслы через реальные физические ощущения. Например, посадить растение и ухаживать за ним, что позволит в метафорической форме воспроизвести и почувствовать необходимый для решения проблемы процесс.

Процесс метафоризации разворачивался по следующим системным уровням.

Метафоры в поле взаимодействия тренера и группы. Здесь, в основном, имеется в виду рассказывание ведущим историй, сказок, притч, коа-нов, литературных аллегорий, содержащих в себе определенную метафору. Метафорические истории гибки и могут использоваться как канал для многих типов коммуникации. Притча, содержащая метафору, воспринимается каждым участником тренинга по-разному, но может иметь групповую динамику. Метафорические истории могут быть рассказаны ведущим в начале тренинга для создания соответствующего настроя, в конце — в качестве необычного способа подведения итогов, в любой момент тренинговой работы как один из мощных психологических приемов. Метафорические истории выступают как косвенные формы общения, что позволяет избежать проявления сопротивления.

В целом стратегия взаимодействия ведущего и участников заключается в том, что ведущий создает условия для включения, вхождения участников в процесс метафоризации, особенно на начальных этапах; активизирует творческие ресурсы; сопровождает без интерпретаций разворачивающийся смыслотворческий процесс взаимодействия с метафорой.

В основе стратегии ведущего лежит установка на безоценочное принятие каждого участника тренинга.

Метафора как способ взаимодействия со своим Я. Метафора в тренинге становится специфической, можно сказать сценической областью для проекций переживаний человека.

В данном аспекте можно отметить некоторые функциональные предназначения и особенности метафоры: экспрессивная функция: заключается в том, что человек с помощью метафоры выражает трудный для вербализации опыт (настроения, чувства, впечатления и т.д.). Кроме того, удачно подобранная метафора «экономична», поскольку сберегает время и слова, уходящие на объяснения; диагностическая функция: основана на том, что выбираемые человеком образы детерминированы его сознательными и бессознательными мотивами; диссоциирующая функция: состоит в «овеществлении» проблемы и её экстериоризации, т.е. «перемещении» проблемы из «внутреннего поля» человека во «внешнее», что дает, прежде всего, возможность человеку буквально «увидеть со стороны» свою проблему и самому найти пути её решения. Метафора позволяет развернуть процессы вытеснения, переработав символический шифр в сознательные категории.

Метафора в системе межличностного взаимодействия участников тренинга. Здесь, прежде всего, следует отметить работу метафоры в различных групповых ритуалах, создание групповой сказки и другие приемы, позволяющие обозначить различные пласты межличностного взаимодействия тренинговой группы. Метафора, как правило, содержит конкретные образы, а подразумеваются под ними абстрактные понятия. Возникнув в какой-то момент времени и зафиксировав явления групповой жизни, метафора не умирает, а продолжает жить, видоизменяясь, обрастая контекстом. Прожитые, отреагированные и усвоенные в дальнейшем метафоры выступают как маркеры пережитого совместного группового опыта.

Центральная особенность групповой метафоры состоит в том, что она является коллективным творением. Когда группа выступает как созидатель, само творчество доставляет огромное эстетическое удовольствие, многократно умножает групповую энергетику, задействует интеллектуальные, эмоциональные ресурсы членов группы. Кроме того, творчество дает ощущение причастности к миру общечеловеческих ценностей: мифологии, религии, литературе, фольклору и т.д. В метафору переносятся метауровневые проекции, связанные с тенденцией человека одушевлять, персонифицировать любые формы отношений, в том числе и иносказательные, трансперсональные ценности-понятия, такие как Бог, Любовь, Красота.

В тренинге выделялось несколько этапов, соответствующих выделенным в транскоммуникативной концепции векторам-лучам проявления транскоммуникабельности: катарсического, импрессивного, экстатического и инсайтного:

— работа с метафорой душевной энергии;

— работа с метафорой душевной информации;

— работа с метафорой психологического пространства;

— работа с метафорой психологического времени;

— интегрирующий этап.

Каждый этап тренинговой работы включал:

— теоретическое введение, задающее необходимый настрой на метафору соответствующего транскоммуникативного луча;

— основной этап, предполагающий организацию процесса метафори-зации с опорой на метафоры рефлексивных отчетов участников тренинга, различные спонтанные индивидуальные и групповые метафоры, возникающие в ситуации «здесь и сейчас», тематические метафоры соответствующего транскоммуникативного луча;

— обсуждение впечатлений и открывшихся новых степеней свободы, работа с притчами.

Представим кратко основные тематические ориентиры тренинга метафоричности:

Первый этап, соответствующий катарсическому лучу: работа с метафорой душевной энергии (4-5 занятий).

На первой стадии в теоретической части объясняется феномен, раскрываются основные принципы работы с метафорой в тренинге. На дальнейших занятиях этого этапа используются различные метафорические упражнения, позволяющие почувствовать, осознать свою душевную энергию. Участники тренинга рисуют личные мандалы, структурирующие душевную энергию.

На второй стадии практическая возможность управления собственной душевной энергией рассматривается в контексте работы с двумя полярными субличностями (в ключе психосинтеза), существенными для данного луча. Идет работа с метафорой субличности Критика и метафорой субличности Сохраняющего веру (первичное доверие собственным импульсам и впечатлениям). Участники в метафорической проекции знакомятся с каждой субличностью и вспоминают те ситуации, где доминировал тот или иной голос.

Работа с основными тематическими метафорами этого этапа предварялась медитативными упражнениями.

Основными тематическими метафорами на этом этапе были:

— «Метафора дерева» — дерево символично связывается с плодородием, процветанием, изобилием, оно является олицетворением жизни в различных ее аспектах и проявлениях. Оно соотносится с мирозданием и, в контексте идеи тождества макрокосмоса и микрокосмоса, с человеком, человеческим родом. Работа с метафорой дерева начиналась с метафоры зернышка, в котором зарождается жизнь, пробуждается жизненная энергия; здесь говорится об избранности, о неслучайном попадании искры жизни именно в это зернышко. Дальше идет исследование корней (родительские, родовые предписания), почвы (социальная среда), как корни прорастали в почве; рост ствола, ветвей (жизненные позиции и их энергия); почки; цветы, плоды (реализованные цели, потенциалы жизненной энергии); исследование места, где оно растет. Транскоммуникативный процесс работы с метафорой проходил по описанной последовательности шагов (см. рис. 7.1). Участники зарисовывали свои метафорические образы, использовали разные стратегии трансформации, позволяющие интегрировать почувствовать свою душевную энергию от родового к индивидуальному и космическому уровню.

— «Метафора встречи с внутренним ребенком» — по К.Г. Юнгу (2005), архетип внутреннего ребенка (младенца) — символизирует будущие потенции сознательной личности, привнося в нее уравновешенность, целостность и жизнеспособность. «Ребенок внутри» синтезирует противоположные качества характера и высвобождает новые способности. Акцентируя значимость этого архетипа, К.Г. Юнг говорит: «Младенец вышел из чрева бессознательного, из глубин человеческой природы или скорее из самой живой Природы. Он — воплощение жизненных сил, находящихся вне ограниченного пространства нашего сознания, он олицетворяет пути и возможности, неведомые однополярному сознанию. Младенец — это символ целостности глубинных начал Природы. Он — воплощение самого сильного, непреодолимого желания, присущего каждому существу — желания самореализации….Настоятельная потребность и необходимость самореализации — это закон природы и, следовательно, закон непреодолимой силы, пусть даже поначалу его действие незначительно и маловероятно» (С. 103-104). Работа с метафорой «внутреннего ребенка» в тренинге высвобождает творческую энергию участников.

— «Метафора моего тела» — работа с «образом тела» предполагает субъективное переживание человеком своего тела прежде всего как психический пространственный образ. Метафорический транскоммуникативный процесс предполагает осознание телесной энергии, ее взаимосвязи с душевными проявлениями.

— «Метафора моей душевной энергии» — является интегрирующей, сквозной метафорой этого этапа.

Работа с рефлексивными метафорами.

На третьей стадии проводится обсуждение наиболее ярких впечатлений новых степеней свободы в работе с метафорами на этом уровне, включая осознание коллективных, архетипических пластов душевной энергии.

Второй этап, соответствующий импрессивному лучу: работа с метафорой душевной информации (4-5 занятий).

На первой стадии в теоретическом введении обсуждаются различия между физической и душевной информацией. Показываются латентность и сокровенность как базовое свойство душевной информации и их психологическая значимость в устройстве жизни людей. При этом оказывается возможным увидеть вещь или предмет как метафору, как шифр, код того, что стоит за ними, за вещным увидеть вечное.

На второй стадии работа с метафорой субличности Зануды и Вечно удивленного, который постоянно поражается чему-то новому и необычному в повседневном и обыденном.

Медитативный цикл включает в себя упражнения, позволяющие в метафорической визуализации отождествить себя с различными образами (распускание розы, цикл кофейного зерна, цикл солнечного движения), имеющими архетипическое значение и способствующими раскрытию творческого потенциала, духовной сущности человека.

Основные тематические метафоры этого этапа:

— «Метафора маски» — маска символизирует преобразование, изменение и одновременно сокрытие душевной информации, тайны (Словарь символов и знаков, 2004). С. Дженнингс и А. Минде (2003) в своей работе приводят такие высказывания: «В маске мы ощущаем древнюю силу; в маске мы отваживаемся сделать то, что и в мыслях себе не можем представить. Именно скрываясь за маской, я ощущаю энергию окружающего, мой голос звучит как извержение вулкана. Маски скрывают, творят, влюбляются». «Что я могу сказать об этом? Вы надеваете маску — и она увлекает вас, настигает своим настроением. Начинается магия мечты — просто остановись и попробуй» (Зинкевич-Евстигнеева, 1998. С. 325).

В маске сочетаются изобразительное искусство и драма, арт-терапия и драма-терапия. Маску можно рассматривать как разновидность скульптуры, произведение искусства, которое можно повесить на стену, рассмотреть, а затем, с помощью воображения, привести в движение. Хозяин маски может ее переносить куда захочет, оживлять и заставлять двигаться. Маски могут помочь человеку продолжить движение вперед, если он чувствует, что «застрял». Маска дает возможность испытать чувства и ощущения, которые иначе не могут быть выражены никакими другими средствами («маска продолжает говорить, потому что ее рот открыт») (Там же. С. 328). Метафора маски позволяет участникам увидеть свои роли, информацию визитной карточки своего «Я» и то, что скрыто за ней.

— «Метафора зеркала» — работа с «зеркалом» выходит на метафорическую встречу с самим собой. Решимость увидеть самого себя и готовность выдержать все, что может быть связано с этой встречей; возможность открыть свои новые лица. Волшебное зеркало уводит за край обыденности, показывает другое «Я» — мое, но с иными возможностями. Зеркало — волшебная, дальняя дорога, туннель. Игра с зеркалами — это в каком-то смысле игра с памятью, игра с возможностями, с иным сознанием или бытием. Зеркало — это возможности меняться, метафора превращений и возвращения к себе. Образ зеркала выражает ясность видения мира и себя в нем. Стоит протереть зеркало, как жизнь становится чище. Через чистое восприятие чище становятся память, чувства и отношения

(Лакан, 1996).

— «Метафора моей тени» — метафорическое взаимодействие с переживаниями, тенденциями, которые человек отрицает в себе, позволяет участникам получить важную душевную информацию от отвергаемых частей своего «Я».

— «Метафора моей душевной информации» — является интегрирующей, сквозной метафорой этого этапа.

Работа с рефлексивными метафорами.

На третьей стадии обсуждаются наиболее яркие впечатления от упражнений. Происходит осознание новых степеней свободы в создании оптимального видения и настроения в любой ситуации «здесь и сейчас».

Третий этап, соответствующий экстатическому лучу: работа с метафорой психологического пространства (4-5 занятий).

На первой стадии рассматриваются особенности психологического пространства человека как пространства его душевной жизни. Актуализируется принципиально иная многомерность собственно душевного пространства.

На второй стадии работа с метафорами субличности Лентяя, не желающего быть инициатором своего душевного жизненного пространства и остающегося жертвой более активных внешних обстоятельств, и Энтузиаста — Креатива, творчески преобразующего и конструирующего душевное жизненное пространство в соответствии со своими актуальными и высшими ценностями.

Работа с тематическими метафорами предваряется разминкой, основу которой составляют гештальтупражнения по осознаванию актуальных точек и ситуаций «здесь и сейчас», позволяющие почувствовать смысловую трансформацию по мере расширения границ его пространства.

Основные тематические метафоры этого этапа:

— «Метафора путешествия от микромира к макромиру» — реализуется в виде медитативно-метафорического Путешествия к границам Вселенной.

— «Метафора кинотеатра» — метафора «кинотеатр» является моделью человека, которая отражает его двойственную природу, передает идею о том, что окружающий мир является материализацией мыслей человека. Работа с данным метафорическим образом может проводиться как драматическая импровизация.

— «Метафора карты» — работа с данной метафорой может осуществляться через рисование участниками карты своего психологического пространства. Первое значение этой метафоры — волшебный инструмент, открывающий глазу нечто, что может менять масштаб. Глазу передаются структура, детали, секреты той плоскости, на которую он смотрит. Второе значение — это состояние ясной рефлексии, отвлечение от своих чувств. Собранность и точный просчет ходов. Третье значение — это возможность планировать ситуацию, простраивать будущее. На этом же этапе можно использовать «метафору моей цели», позволяющую сформировать психологическое пространство и организовать энергию в нем для достижения поставленной цели; «метафору стрелы», приобщающей участников к тайне «прицеливания», чтобы двигаться к своей цели уверенно и сосредоточенно.

— «Метафора моего психологического пространства» — является интегрирующей, сквозной метафорой этого этапа.

Работа с рефлексивными метафорами.

На третьей стадии обмен наиболее яркими и необычными впечатлениями, обсуждение возможностей и трудностей переходов в разные измерения и масштабы единого психологического универсума. Осознание безграничных свобод и ответственности за способ формирования и способ переживания своего душевного мира в ситуации «здесь и сейчас».

Четвертый этап, соответствующий инсайтному лучу: работа с метафорой психологического времени (4-5 занятий).

На первой стадии в теоретической части дается представление о качественном отличии психологического времени от физического. Метафора времени отражает три временных измерения: прошлое, настоящее и будущее.

На второй стадии практическая работа с психологическим временем проводится при актуализации таких биполярных субличностей, как Пессимист и Оптимист.

Медитативный цикл включает в себя «Путешествие домой, или Прикосновение к Вечному» (на основе соответствующей классической методики Р. Ассаджиоли) — третий, основной цикл. Путешествие начинается с глубокой релаксации по полному циклу, в дальнейшем идет актуализация архетипических образов: вода, поле, тропа, лес, небо, ветер, заповедная поляна, дом, его обитатели, контакт с ними, преображение, прощание и возвращение.

Основные тематические метафоры этого этапа:

— «Метафора тропинки» — этот образ символизирует движение как нечто противоположное замиранию, застыванию, фиксации на чем-либо. Это образ надежды, новизны и чего-то, что может свершиться. Любая дорога метафорически восходит к течению времени жизненному пути. Так и тропинка, маленькая, личная дорожка, является образом самостоятельности, символом избавления от забот одиночества. В этом ментальном знаковом пространстве скрыта возможность движения в своем психологическом времени, интегрируя прошлое, настоящее и будущее.

— «Метафора полета» — означает состояние, противоположное связанности, фиксированности. Находиться в состоянии полета значит быть сверху, ни к чему не привязанным, владеть всем и видеть все, что находится внизу. Это расправленность, свобода направления и высоты. Расслабление изнутри, снятие напряжения, зажимов, легкость. Свобода дыхания. Освобождение от силы тяжести, от привычек, обязательств, долгов, возможность исследовать свой временной континуум «сверху». Можно летать во сне и летать от счастья. Особенно полезно летать тем, кто якобы «рожден ползать». Расправление крыльев, лопаток, ключиц и плеч дает избавление от тревоги. Полет — это профилактика падений и ошибок.

— «Метафора моего психологического времени» — является интегрирующей, сквозной метафорой этого этапа. Работа с рефлексивными метафорами.

На третьей стадии обмен наиболее яркими и необычными впечатлениями, осознавание свободы и ответственности выбора той или иной позиции в каждый момент «здесь и сейчас».

Пятый этап — интегрирующий (2-3 встречи).

На этом этапе обобщается опыт переживания всех четырех лучей душевного мира человека в их соотнесенности и единстве в каждой точке «здесь и сейчас». Обсуждаются выводы о свободе и ответственности за полноценность и качество душевной жизни в каждой точке «здесь и сейчас».

Медитативный цикл включает в себя медитацию «Храм тишины», ориентированную на переживание внутренней тишины, выводящей участников на работу с архетипичной метафорой «внутреннего мудреца», и медитацию «Смысл жизни», позволяющую прояснить возможные цели своего существования.

Основная метафора заключительного периода:

«Метафора танца четырех стихий» — основана на работе в русле «динамической визуализации» (визуализации в движении). Сам танец разделен на пять этапов: первые четыре этапа представляют собой «путешествие» в мир одной из четырех стихий: земля, воздух, вода, огонь — и завершаются «интегрирующей стадией» — собственно «танцем стихий» в их взаимодействии и взаимопереходе (Словарь символов и знаков,

2004).

На заключительном этапе интегрируются все метафорические образы, которые были задействованы в тренинговом процессе, проводится анализ рисуночных мандал, отражающих приобретенную в процессе тренинга транскоммуникативную целостность. Обсуждаются проблемы и перспективы самореализации личности.

Стратегия транскоммуникативного тренинга метафоричности опирается на понимание транскоммуникации как изначально целостного явления и процесса, где все лучи транскоммуникативных тенденций взаимосвязаны и выступают «живым гештальтом». В отличие от других моделей тренинга: социально-психологического, в котором используются отдельные метафорические техники; модификаций сказкотерапевти-ческих тренингов, акцентирующих внимание на возможностях сказочной метафоры с практической работе (Вачков, 2005; Завьялова, 2004 и др.), в предложенной модели тренинга метафора рассматривалась как элемент динамически развивающегося коммуникативного процесса. Процесс метафоризации, разворачивающийся в следующей последовательности: коммуникативная ситуация — конструирование метафоры на основе метафорического перенесения, иносказания — трансформация метафоры -интеграция метафоры — осмысление и преобразование коммуникативной ситуации, — определяется, прежде всего, как смыслотворческий, транскоммуникативный процесс.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКОЙ ОСНОВОЙ ИССЛЕДОВАНИЯ
6.1. Теоретико-методологические основы инженерной психологии
1. Теоретико-методологические основы инженерной психологии
ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИЗУЧЕНИЯ ОРГАНИЗАЦИОННОЙ КУЛЬТУРЫ
5.1. Субъектно-деятельностный подход как теоретико-методологическая основа изучения личностной беспомощности
ГЛАВА 7. РАЗВИТИЕ ТРАНСКОММУНИКАТИВНОГО ПОТЕНЦИАЛА ЛИЧНОСТИ В ТРЕНИНГЕ МЕТАФОРИЧНОСТИ
6.1. Методологические основы исследования динамики транскоммуникативных состояний личности в группах социально-психологического тренинга
Теоретико-методологическим основанием исследования выступают
ГЛАВА 1 ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИЗУЧЕНИЯ ПЕДАГОГИЧЕСКИХ УСЛОВИЙ РЕЧЕВЫХ КОММУНИКАЦИЙ У УЧАЩИХСЯ 4-5 КЛАССОВ
ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИЗУЧЕНИЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ЗДОРОВЬЯ ПРЕПОДАВАТЕЛЕЙ ВЫСШЕЙ ШКОЛЫ
ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГІЧНОЮ ОСНОВОЮ ДОСЛІДЖЕННЯ ОБРАНІ:
A.M. Муталимова АТРИБУТИВНЫЙ ТРЕНИНГ В СТАРШИХ КЛАССАХ: РЕАЛИЗАЦИЯ ПРОГРАММЫ
БЕЛОРУССКИЕ УЧЕНИКИ ШКОЛЫ Б. Г. АНАНЬЕВА ПО ПСИХОЛОГИИ РЕЧИ: ПРЕЕМСТВЕННОСТЬ НАУЧНО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКОЙ ПРОГРАММЫ
РАЗДЕЛ 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ АКМЕОЛОГИИ
Шатохина М.С. Концептуальные основы построения тренинга конструктивности в общении
ЧАСТЫ1. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ЛИЧНОСТНОЙ БЕСПОМОЩНОСТИ
Методологическую основу исследования
МЕТОДОЛОГИЧЕСКОЙ ОСНОВОЙ ИССЛЕДОВАНИЯ
ТЕОРЕТИЧЕСКУЮ И МЕТОДОЛОГИЧЕСКУЮ ОСНОВУ
МЕТОДОЛОГИЧЕСКУЮ ОСНОВУ ИССЛЕДОВАНИЯ
Добавить комментарий