ГЛАВА 5. НА ТЁМНОЙ СТОРОНЕ ЭМОЦИЙ

Я ликую от радости телесной, питаясь хлебом и водою, и я плюю на дорогие удовольствия — не за них самих, но за неприятные последствия их.

Эпикур

Читатель, возможно, заметил, что перечисленные в предыдущих главах „приманки“, обещающие счастье, так или иначе связаны с эмоциями, причём довольно сильными. Нередко и сама „счастливая жизнь“ ассоциируется у человека с определённым эмоциональным настроем. Искусство только тем и занято, что воспевает сильные романтические эмоции: страстность, героизм, самопожертвование. Поп-культура непрерывно предлагает потребителю красиво упакованные суррогаты сильных чувств. Я думаю, пришла пора внести ясность в этот вопрос, особенно в контексте психологии и психотерапии. Разумеется, не все аспекты эмоций могут быть рассмотрены, да в этом и нет необходимости. Моя цель заключается в том, чтобы показать многочисленные аспекты различных душевных состояний, которые скорее уведут вас от счастья, чем приблизят к нему. Литературы по проблеме эмоций существует много, и мне потребовалось всего лишь произвести необходимые обобщения в контексте темы моей книги. Тем более, что вопросы эмоциональных состояний будут неявно присутствовать во многих последующих главах. Итак, начнём. Как всегда, с Древней Греции, где всё есть.

Философы-стоики, возглавляемые Зеноном, ещё за несколько веков до нашей эры поняли, что счастье (или наоборот, страдания) человека во многом связаны не с внешними событиями, а со способом их восприятия. Индивиду с неправильно расставленными внутренними приоритетами не помогут все богатства мира. Неотрегулированное психологическое состояние ведёт к эмоциональному разладу и жизненным кризисам.

И наоборот, мудрый человек сумеет приспособиться и сносно существовать в самых тяжёлых условиях. Ведь у него есть главное — внутренняя гармония.

Древнегреческий философ Эпиктет считал, что даже в тяжёлой болезни можно увидеть пользу — как возможность стать спокойным и терпеливым. А угроза смерти может научить мудрого человека стать духом выше её. „Человек разумный, — пишет Эпиктет, — обладает как бы волшебной палочкой, которой он может обратить в золото всё то, до чего ею дотронется“. И далее: „Настоящее горе — не от того, что случается с нами, а от того, что мы неразумно думаем о случившемся“. Так что человек сам несёт ответственность за большинство своих страданий и негативных эмоций.

Самый наглядный пример действия отрицательных эмоциональных состояний — внешний вид человека, постаревшего лет на десять за одну ночь в результате известия о смерти близкого. Волосы седеют чуть ли не на глазах, лицо покрывается морщинами. А ведь от его переживаний умерший все равно не воскреснет.

Кое-кто из романтически настроенных читателей, желая „оправдать“ сильные эмоции, приведёт в пример гениальных людей, которые в то же время были очень эмоциональны. Вот Пушкин, например… Может быть, одарённость связана с отклонениями?

Отвечаю честно. У одного процента людей, которые по-настоящему талантливы от природы, можно при желании отыскать те или иные отклонения в развитии личности, и то не всегда. А у 99 процентов психически больных людей никаких особых способностей не присутствует. Поэтому считать собственное психическое расстройство признаком одарённости — верх нелепости.

Если уж на то пошло, сами психические отклонения гениальных людей скорее мешали им в творчестве, чем помогали. Тот же Пушкин, как свидетельствуют факты, подсознательно искал смерти: за полтора года, предшествовавших смертельному поединку с Дантесом, он три раза вызывал на дуэль других мужчин. Подобное поведение, вызванное неадекватно сильными эмоциями, нельзя назвать иначе, как саморазрушительным. Так что „козырять“ здесь нечем.

Как уже говорилось, от первобытного человека мы унаследовали определённое строение мозга, эмоциональные центры которого находятся в более древней, „животной“ части. Она обеспечивала человеку не столько „размышление“, сколько выживание в мире, полном опасностей. Так, эмоция злости удваивала силы и помогала справиться с противником, а страх позволял вовремя „сделать ноги“ от более сильного врага.

Что на это может ответить психолог? Раз уж мы родились с таким „эмоциональным отягощением“, будет вдвойне полезно научиться его контролировать, а также давать выход своим чувствам конструктивным, неразрушительным путём.

Всем психотерапевтам известны так называемые „драматические“ пациенты (чаще — пациентки), склонные к преувеличенным, „театральным“ эмоциям в простых ситуациях. Казалось бы, подобные сильные переживания должны были бы мобилизовать организм на активные действия? Ан нет. Вся энергия у них выливается в „гудок“ — бесконечные словесные переливания из пустого в порожнее. До (рациональных) действий дело, как правило, так и не доходит.

Я как психолог длительное время не мог разгадать подобный ребус, пока не понял, что раздутые, экзальтированные эмоции таких „театралов“ как раз и являются барьером для деятельности. В самом дели, если человек фактически поставил себя „на грань“ в относительно спокойной, неугрожающей ситуации, то что может с ним произойти, когда в результате его поступков ситуация начнёт меняться, причём, вероятно, не всегда предсказуемым образом? „Раз мои чувства уже на пределе, — рассуждает такой пациент, — значит, дальше я продвинуться не смогу, поскольку у меня „поедет крыша“. Так что я лучше оставлю всё как есть и буду дальше посыпать голову пеплом“. Рациональное решение — учиться „снижать градус“ своих переживаний — эти люди также склонны саботировать, поскольку оно означает в перспективе ту же ненавистную им деятельность, чреватую стрессом. Поэтому предпочитают поведение в стиле „заменителей реальной жизни“: латиноамериканских сериалов или телевизионных ток-шоу, главный принцип которых — много шума из ничего. Поэтому и выбирают „кухонную“ психотерапию (с соседкой по этажу) вместо настоящей: гарантировано эмоциональное сочувствие, „пар будет сброшен“, а менять себя, к счастью, не придется.

Если такой „драматический“ пациент и обращается к психотерапевту, то чаще всего не по собственному желанию: близкие родственники или начальник на работе заставили. Правда, об этом факте скромно умалчивается, поскольку признание в нём означало бы необходимость настоящей (и длительной) психотерапии, связанной с эмоциональным переобучением (в частности, с использованием техник антидраматизации и десенситизации — снижением чувствительности). При первом же „затруднении“ в психотерапии — малейшем намёке на стресс — такой изнеженный клиент „делает ноги“, мысленно объясняя свой поступок некомпетентностью или „жестокостью“ специалиста. Вот и брызжут такие „театралы“ своими переживаниями дальше, грузят ими окружающих и при этом бегут от реальных дел.

Помню, как на мою книгу „Психологическая ЛЕВИТация“ хлынула лавина эмоциональных откликов — вплоть до оскорбительных. „Трезвого“, рационального анализа не содержало ни одно письмо или устный отзыв. А ведь я всего лишь попытался более откровенно, чем это было принято раньше, проанализировать взаимоотношения женщин с мужчинами в аспекте наиболее распространённых женских манипуляций. С фактами и выводами не спорил никто: многих возмущало само обращение к теме „таинства“ полов. Притом, что на форумах, где проводились дискуссии, периодически звучали такие фразы: „здесь, в целом, правильно написано, но каков наглец!..“.

Читая данные отзывы, я вспоминал „информационную теорию эмоций“ академика П.В. Симонова. Согласно этой концепции, человек склонен „восполнять“ эмоциями недостаток информации по важной для него проблеме. Однако некоторых неразумных граждан эмоции захватывают столь сильно, что получить объективную информацию они даже не пытаются, упорствуя в своих заблуждениях. Напоминает бред шизофреника об „электронном воздействии“ на него из квартиры этажом выше. При этом больному даже не приходит в голову подняться туда и удостовериться, так ли это на самом деле. Или хотя бы при встрече в подъезде с жильцами вышеозначенной квартиры честно спросить: „Ну зачем вы за мной следите? Кто я, по-вашему…?“

Когда несколько неразумных челов испытывают одну и ту же сильную эмоцию — например, „праведный гнев“, им становится гораздо проще „понять“ (если здесь можно применить это слово) друг друга, чем вступать в „интеллектуальные“ разговоры. Поэтому толпа, обладающая ничтожным разумом, так легко „воспламеняется“.

Нередко один из супругов (чаще жена) провоцирует другого на сильные негативные чувства, поскольку для неё эмоции, пусть даже и отрицательные, являются более сильным аргументом, чем сдержанная доброжелательность. Кстати, о том же пишет в своих мемуарах Моника Левински, бывшая любовница бывшего президента США Билла Клинтона. Спокойные положительные чувства со стороны бойфренда её не удовлетворяют. Могу себе представить, каково пришлось Биллу… И всё ради нескольких минут удовольствия. Да-а, и президенты делают глупости.

А пока современные исследования показывают, что многие проблемы с физическим здоровьем у человека связаны с „отравлением“ организма отрицательными эмоциями и гормонами стресса. Выявлена корреляция между негативным внутренним состоянием и раком, гипертонией, язвой и другими заболеваниями. Гормон стресса кортизол способен разрушать клетки головного мозга, что, в свою очередь, ведёт к серьёзным болезням. Вспомнили свою путаницу в мыслях во время стресса? Это кортизол (тот же адреналин) сеет хаос и разрушения в вашей голове.

Забегая вперёд, скажу, что один из лучших способов уменьшить сильные негативные эмоции страха, злости, вины или сожаления — сделать всё, что в ваших силах в той или иной ситуации. И честно себе об этом доложить. Ну а то, что изменить невозможно — просто принять (как плохую погоду за окном). Иначе в подсознании появится эмоциональная „бомба“, которая ударит и по физическому здоровью.

Люди зачастую мучают сами себя, завидуя успехам других. „Человек по сути дикое, отвратительное животное, — пишет Шопенгауэр, — … в груди почти каждого человека ненависть, гнев, зависть, злоба и ярость накапливаются, словно яд в зубах ядовитой змеи и лишь ждут случая излиться наружу…“ Каждый из читателей может вспомнить совершенно нетерпимых людей, которые все свои силы тратят на борьбу с коллегами. Из-за этого страдает работа.

Интересно, что в связке „зависть — ненависть“ первая эмоция считается менее приемлемой, „запрещённой“ и нередко „прикрывается“ второй. Тот же Шопенгауэр отмечает, что самую сильную зависть вызывают природные, врождённые дарования других людей: ум, талант, красота. Снова мы видим, что одни предпочитают развивать и реализовывать себя, а другие — переживать и брызгать слюной.

Ситуации, угрожающие человеку „запрещённой“ эмоцией (для многих современных людей это именно зависть), ведут к неэффективному поведению. Слишком много сил тратится на то, чтобы прикрыть одну эмоцию другой, более „приемлемой“. Выстраивание подобных эмоциональных „двухэтажек“ не проходит бесследно для здоровья. Единственный способ „самотерапии“ — быть честнее с собой, научиться включать разум, отыскивать скрытую эмоцию и перерабатывать её. Ох, как непросто… Ведь многие предпочитают заниматься самообманом всю жизнь.

Такое впечатление, что склонность к неадекватно сильным переживаниям и, как следствие, нелогичному поведению у многих людей в крови. И этим активно пользуются все кому не лень. Ведь для успешной манипуляции с субъектом требуется вначале нарушить его эмоциональное равновесие. Причём не столь важно, какая именно эмоция будет „вброшена“. Например, реклама усиливает алчность и суету, чтобы заставить совершить покупку. Каждое государство имеет свои ритуалы, часто связанные с гимном и флагом (чтоб граждане не забыли свои обязанности перед ним). Исполнение таких ритуалов не преследует никаких рациональных целей, зато с помощью торжественности и чувства принадлежности позволяет сплотить участников и подтолкнуть их к действиям в интересах данного государства. Подобные же приёмы переняли некоторые бизнес-компании, заставляющие своих сотрудников петь собственные гимны и участвовать в соответствующих мероприятиях. Поэтому, если в общении с какой-либо личностью вы начинаете ощущать изменение своего эмоционального фона, то не исключено, что скоро вас начнут подталкивать к совершению определённых поступков, выгодных данной личности. Как этому противостоять? Высказать вслух предположение о тайных целях оппонента. Когда идея манипуляции озвучена, тайно управлять вами становится невозможно. И тогда на вас начнут давить открыто, либо прекратят разговор.

Как отмечал известный психиатр Аарон Бек, отклонения от реалистичного и логического мышления происходят у большинства пациентов даже при очень умеренных формах психических расстройств. Многим людям, например, свойственна преувеличенная первоначальная реакция на неприятное событие — как на катастрофу. Имеют место постоянные расстройства по поводу собственных расстройств — так называемый „вторичный стресс“ (очередная патологическая „двухэтажка“). „Способность“ человека постоянно причинять себе вред и получать в результате эмоциональные расстройства ещё ждёт своего объяснения… Этот „неразумный“ и сам страдает, и окружающим создаёт неудобства.

Возможно, многие люди не хотят работать над собой из-за тайного страха „узнать“ всю меру собственной ответственности за испорченную жизнь. Кому охота признаваться, что в тюрьму (в болото… найдите правильное слово) каждый загоняет себя сам. Вот они и бегут из свое муторной реальности № 1 в придуманную и более яркую реальность № 2 (телевизионные шоу, литература фэнтези, фильмы-мелодрамы и прочий ширпотреб, прошибающий слезу, приучающий к примитивным эмоциям и отучающий мыслить). Ведь современные исследования психологов показывают, что просмотр любимых телепередач в течение нескольких часов снижает настроение зрителей, а не повышает его!

Такие люди „как бы“ осознают бессмысленность и бесперспективность реальности № 1, хотя во-многом создали и ежедневно создают её с помощью собственных выборов: института, профессии, супруга. И сбегают они в реальность № 2 за ярким, но бесполезным „фаст-фудом“, чтобы ненадолго отключить мозги и забыться подобно последнему алкоголику. Не понимают, что из № 1 действительно надо бежать, но в другом направлении: к познанию своих уникальных сторон и их реализации в долгой и счастливой жизни.

Вот ещё один типичный пример „дымящихся“ эмоций и спящего разума. Когда закоренелый наркоман в каком-нибудь душещипательном TV-шоу с надрывом клянётся своей матери навсегда „завязать“, я громко фыркаю, видя слёзы в глазах участников передачи. Желают обманывать себя — пусть обманывают, участвуя в лживом, слезоточивом действии. Никому и в голову не придёт спросить главного героя, сколько раз он уже так клялся в прошлом и какую сумму получил за передачу. Принял ли он „дозу“ перед началом передачи, чтобы увереннее чувствовать себя, поделился ли с ведущим? И самый главный вопрос: если он всё же попытается „завязать“, то что теперь будет делать со своей жизнью, в которой образовался вакуум? Чем полезным может заполнить своё время человек, не имеющий других интересов кроме своего болезненного пристрастия, повреждённые мозги которого привыкли работать лишь в одном направлении?

В нашей культуре с пережитками общинности и социализма скорее принято осуждать человека за расчётливое, „сухое“ поведение, чем хвалить его за те успехи, которые с помощью данного Взрослого образа действий достигаются. И наоборот, многие всё ещё считают хорошим тоном в кризисной ситуации не включать мозги, а „рвануть на себе рубаху“ и что-нибудь эмоционально-героическое выкрикнуть. Это „по-нашему“!

Вот ещё один пример эмоциональной несдержанности — на этот раз из любимого мной альпинизма. Западные клиенты часто упрекают русских гидов в „лихачестве“ во время серьёзных восхождений. Разумеется, некоторых людей высота опьяняет, вызывает эйфорию и желание „блеснуть“ своим мастерством. Но ведь для гида главное — безопасность клиента (за это, собственно, клиент и платит). Вот и получается, что излишняя эмоциональность и показуха оборачиваются банальным эгоизмом и недовольством окружающих — результат противоположный тому, к которому стремился гид.

Вернёмся на равнину. Такое впечатление, что многим нашим согражданам свойственно состояние хронического недовольства собой и своим существованием. Неслучайно страны бывшего СССР занимают последние места в опросах, связанных с уровнем удовлетворённости людей своей жизнью. Им трудно получать приятные эмоции от того, чего они добились и что имеют в распоряжении. Загадочная душа просит неизвестно чего…

Испытывая постоянное недовольство, многие лица с невротическим характером склонны везде и всюду искать виновных — даже в изменении погоды. Вы спросите, какой в этом смысл. Ну что ж, я, кажется, додумался. Если символический „виновник“ найден, все переживания этих людей получают „оправдание“. Дескать, не зря мы „старались“! Если же таких обнаружить не удаётся, невротик может начать смутно догадываться, что „дурак“ он сам, поскольку переживает по поводу событий, которые не в его власти и следуют в случайном порядке. Причём сами переживания идут не от внешних событий , а от внутренней психической дисгармонии. Ну и кому будет приятно в этом сознаваться? Уж лучше закрыть глаза, заткнуть уши и кричать, что в природных катаклизмах виноваты… известно кто. Как любит говорить один мой знакомый психиатр,

Если в кране пропала вода,

Виновата Аль-Каида.

Иные „околопсихологи“ призывают граждан под знамёна „позитивного мышления“, ведущего свой отсчёт с Дейла Карнеги и его книжек. Дескать, старайся всё время думать о хорошем, и результаты придут. Это сплошной самообман. Невозможно нормальному человеку чувствовать себя замечательно в период потери близкого родственника или серьёзных неудач на работе. Подобный „позитивный“ взгляд может не позволить разглядеть таящиеся проблемы и сконцентрироваться на их решении. Если вы, женщина, обнаружите уплотнение в молочной железе, то как долго будете вытеснять из сознания эту новость, „думать о хорошем“ и тем самым способствовать развитию болезни? А ведь именно концентрация на данном факте позволила бы „человеку разумному“ совершить положительное действие по сохранению своего здоровья — обратиться к врачу.

Позитивное мышление без позитивных действий (своего рода блаженный идиотизм) подходит разве что старому миллионеру, которому уже не надо зарабатывать на жизнь, а важно просто „хорошо себя ощущать“. Такой „недеятель“ с удовольствием расскажет вам о своём „личностном росте“ после прочтения пары книжек по психологии. И через пять минут забудет, о чём говорил.

Наивная вера людей в утверждение „Думай о хорошем, и всё придёт само собой “ поистине безгранична. Вот пример из одной „позитивной“ книжки. Раковая больная пришла на „оздоровительную“ лекцию с целью, как она выразилась, „пережить чувство исцеления “. Я так понимаю данное высказывание, что судьба опухоли женщину не волнует, иначе больная сделала бы её снимок до лекции и некоторое время спустя, чтобы убедиться в „уменьшении“ рака. Но тогда посещение подобного мероприятия — не что иное, как попытка самообмана. О каком „чувстве исцеления“ может идти речь, если болезнь продолжает развиваться. И что будет думать о подобной лекции женщина, если на следующий день её рак вдруг обострится?

Хотя я по-своему понимаю создателей данного рода теорий: они чувствуют ограниченность соотечественников (и, возможно, свою собственную), поэтому вместо одной крайности (восприятие всех событий исключительно в негативном свете) предлагают другую — представлять, что тебя окружает сплошной позитив. А вот поучить народ трезво работать головой и решать проблемы действиями , сохраняя при этом оптимистический настрой, у них кишка тонка. Как говорится, по Сеньке и шапка. Интеллекту и гибкому поведению вход воспрещён. В продаже имеются только розовые иллюзии в качестве замены всеобщему пессимизму.

Разумеется, гораздо лучше, когда в основе действий лежит положительное эмоциональное состояние, и многочисленные факты это подтверждают. Например, родственники тяжелобольных людей из-за своих переживаний имеют сниженные показатели активности иммунной системы. Животные в обстановке повышенной скученности также склонны к нарушению иммунитета и болезням. Однако позитив позитиву рознь. Во-первых, если человек перед серьёзным делом предаётся исключительно положительным мыслям, он может начать вести себя чересчур некритично и не заметить важных особенностей (трудностей) в данной ситуации, на которых следует сосредоточиться. Так что позитив в ощущениях должен дружить с разумом. И, во-вторых, „рулят“ в окружающем мире именно действия. Верить, что с помощью собственных эмоций (желаний, стремлений) реально изменить мир, может только мистик (о чём будет отдельная глава).

Соотношение положительных и отрицательных эмоций — одна из интереснейших тем. Сразу скажу, что негативными в жизни человека могут быть любые неуправляемые эмоции, в том числе, и положительные. Ведь внезапный порыв, не контролируемый разумом, может довести своего обладателя до беды. Как показывают проведённые в 2007 году в США исследования, людей с преобладанием сильных положительных эмоций легче „выбить из колеи“, и таким людям сложнее восстановить душевное равновесие. Чересчур высокий оптимизм американцев (по сравнению с более уравновешенными азиатами) конкретно вредит им. Граждане с более адекватным уровнем оптимизма (те же уроженцы Азии, ныне живущие в США) дольше радуются любому положительному событию.

Я имел неоднократную возможность наблюдать, как люди (чаще это делают женщины) слишком позитивно настраивают себя перед небольшим мероприятием — например, собираясь на чей-нибудь день рождения. Прямо-таки излучают положительные эмоции, хотя ясно, что ничего особенного в гостях не случится. Очередная 101-я вечеринка. Зачем же так напрягаться и насиловать себя? Ответ пришёл не сразу. Оказывается, женщины сильнее мужчин испытывают как моменты „чистого позитива“, так и негативные переживания — вплоть до депрессии. Причём последняя случается у них в 2–3 раза чаще, чем у мужчин. Вот и надевают не совсем естественную „положительную“ маску, чтобы случайно не съехать на противоположный полюс эмоций.

По моим наблюдениям, многие женщины гораздо сильнее отслеживают эмоциональную сторону взаимоотношений по типу: „стало лучше — стало хуже“ (с мужчиной) или „помогло — не помогло“ (с врачом, с психологом). Если для мужчины наличие спокойных, ровных отношений является важным свидетельством их положительного развития, то женщины хотят большей динамики в чувствах и поступках (чтоб не забыл; чтоб не расслаблялся…).

Поэтому, как я заметил, прекрасный пол больше ориентируется на свои чувственные ощущения (иногда — неоправданную эйфорию) после первого же посещения психолога или врача. Но чувство „улучшения“ может быть просто вызвано тем фактом, что человек наконец-то начал „новую жизнь“. Эта первоначальная эйфория у многих пациентов улетучивается, когда становится ясно, что путь к исцелению не усеян розами и требует глубоких внешних и внутренних изменений (при серьёзном расстройстве).

Тогда многие клиенты, не желающие работать над собой и влекомые эмоциями, начинают искать рекламу других „чудодейственных“ методик.

Эмоционально нестабильные люди склонны бросаться в крайности и в вопросах оздоровления: „В этом продукте добавка — он опасен. А в этом — нет. Его поем и буду здоровым“. На самом деле человек с более-менее нормальным здоровьем и подвижным образом жизни может есть (в умеренных количествах) почти всё — оно вскоре переработается. Если и есть какой-либо вред от некоторых пищевых добавок, то он очень невелик, и должен накапливаться десятилетиями, чтобы как-то проявиться. Точно так же и „экологически чистые продукты“ сами по себе не вернут вам здоровье. Люди спорят о „добавках“ и при этом курят, пьют, мало спят, мало двигаются, ссорятся и т. д. Комедия, да и только!

То же самое и с небольшими дозами радиации: вред сомнителен, а шуму и нервных расстройств на этой почве… Польза или вред от того, что мы делаем, набирается очень медленно, поэтому слепо верить в „разовые“ эффекты типа „поплохело“ или, наоборот, „вылечился“ может только человек с нестабильной психикой. Так что сильные эмоции неполезны и в данном случае.

Как видим, положительный стресс — тоже стресс (со всеми гормональными разрушениями внутри организма). Поэтому психологи даже выработали рекомендации по снижению вреда от слишком сильных положительных эмоций. Вот они:

— полезно „отдавать“ часть своих положительных эмоций, „заряжая“ ими окружающих;

— полезно слегка обесценивать достигнутый крупный успех, снижая тем самым накал страстей;

— можно завести своего личного критика, который не позволит зазнаваться

— сравнивать себя с ещё более успешными людьми;

— поискать негативные стороны в сложившейся ситуации.

Разумеется, данные рекомендации актуальны лишь для лиц определённого типа с чересчур завышенной самооценкой и некритичным складом ума. Для большинства сограждан основная проблема — переживания со знаком минус.

Следует помнить и о том, что за интенсивные положительные ощущения вскоре придётся расплачиваться такими же по силе отрицательными эмоциями. Ведь эти полюса взаимосвязаны: чем дальше маятник настроения качнулся в одну сторону, тем сильнее будет отмашка в противоположную.

Вот пример того, как невовремя подогретые положительные ожидания могут серьёзно навредить человеку. Современные исследования показывают, что у большинства людей существует тенденция больше верить яркой, легкодоступной и эмоционально поданной информации в сравнении с гораздо более достоверными, но серьёзными результатами (например, статистикой). Люди предпочитают броскую ложь скромной правде, чем отлично пользуется реклама. Предположим, вы собрались приобрести самую надёжную машину и, получив сведения из различных серьёзных источников, решили купить „Тойоту“. Вечером к вам на чашку чая заходит соседка и рассказывает, как её подруга приобрела „Запорожец“ и безумно довольна. Не знаю, как вы, но многие люди в такой ситуации меняют своё мнение в пользу „Запора“. На принципе (лживого) „сарафанного радио“ построен и сетевой маркетинг. А „целители“ создают лже-пациентов, которые с жаром излагают „помогшие“ им чудо-методики. Самое печальное, что подобные сплетни подхватываются и здоровыми людьми, в результате чего растёт анекдотический снежный ком вымыслов вперемежку с „густопсовыми“ эмоциями. Лучшей рекламы для шарлатанов не придумаешь, поскольку сон разума у потребителей подобных „услуг“ стал ещё глубже. TV и газеты тоже вносят свою лепту в формирование перекошенного сознания граждан, соблазняя их яркими сплетнями и слухами. И пипл хавает, всё дальше отодвигаясь от границ здравого смысла.

Интерес масс-медиа к внешней показухе и болтовне неудивителен: ведь гармоническую и внутренне уравновешенную личность (питающую, кстати, брезгливость к тем же СМИ) не покажешь по телевизору! Зато любой бойкий проходимец может засветиться. И кого всерьёз волнует, что очередной „великий маг“ скорее всего является патологическим лгуном и психически больным человеком, раз он уже успел наэлектризовать глупо-доверчивую аудиторию.

Поэтому, когда кто-либо из моих посетителей начинает говорить о подобном предмете слишком эмоционально, я обычно задаю вопрос не по содержанию высказываний, а интересуюсь, почему с данной темой связано так много (неадекватных) переживаний. Людей, которые обожают обсасывать всевозможный эмоциональный „негатив“ на моих занятиях, я мысленно зову стервятниками (по причине их любви к падали).

Исследования, проведённые в Германии в 2007 году, показали, что человек постепенно теряет самоконтроль и концентрацию внимания, сдерживая сильные эмоции. Выхода здесь два: первый — научиться выражать чувства в неагрессивной, конструктивной форме (правильно построенный диалог или даже просто занятия спортом), либо учиться вообще не доводить свои переживания до критической отметки, не „разгуливать“ себя. Таким вещам можно постепенно научиться у хорошего психолога.

Говоря о вреде сильных эмоций, я, во-первых, осознаю, что иногда они бывают нужны и в повседневной жизни, а, во-вторых, полное их отсутствие — тоже плохо. Скука представляет собой один из самых сильных видов стресса для человека. Так что речь идёт о приемлемом диапазоне эмоций , их балансе и связи с разумом.

Ведь в некоторых неблагоприятных ситуациях отрицательные эмоции тоже могут выполнять полезную функцию: они, как „разведчики рассудка“, побуждают человека предпринять действия по исправлению создавшегося положения. Организм мобилизуется и действует эффективно. Психологам также известен недавно выявленный „депрессивный реализм“, при котором люди с депрессией и низкой самооценкой склонны оценивать свои перспективы в большем соответствии со статистикой, а также проявлять бoльшую трезвость и рассудительность по отношению к своему будущему. Возможно, поэтому спокойных реалистов иногда обвиняют в пессимизме. Разумеется, в определённых ситуациях трезвый и даже скептичный взгляд бывает более полезен, чем нереалистичный оптимизм и шапкозакидательство. Вообще известно, что склонные к депрессии люди оценивают себя более безжалостно, но это тема для отдельной главы.

А большое количество положительных эмоций „на гребне успеха“ может вести к „почиванию на лаврах“ с последующими заболеваниями и депрессией. „Лекарство“ от этого — иметь новый участок деятельности (хотя бы в уме) к моменту достижения цели.

Как уже говорилось, излишне эмоциональный человек является худшим врагом самому себе: почти всегда тяжесть его переживаний преувеличена по сравнению с реальной опасностью. Нет нужды повторяться, что из нашей жизни практически исчезли угрожающие ей события, а эмоции у многих бушуют с прежней, „первобытной“ силой. И всё потому, что плохо работает разум, не желая приспосабливаться к изменившейся ситуации.

Одна из распространённых людских заморочек, связанная с „позитивным мышлением“ — желание нравиться всем и каждому, получать постоянное одобрение. Поведение при этом становится совершенно глупым, поскольку интеллект используется не для работы. Ради получения одобрения многие люди твердят о „долге“ и наступают на горло индивидуальному саморазвитию, в то время как их успешно используют в своих целях другие. Типичный пример манипуляции: „Если ты (мне) не сделаешь это, я тебя не буду любить“. После данного взаимодействия тот, кого поимели, имеет все основания жаловаться… на самого себя. С последующими эмоциональными расстройствами. И снова причина — собственная голова (в плане отсутствия в мозгу системы разумных приоритетов).

Вот что показывают исследования, проведённые в 1993 году. Три четверти россиян не удовлетворены жизнью, а хорошее настроение является нормой лишь для трёх процентов. По мнению учёных, такие результаты могут быть связаны с интересом к мало достижимым и трудно определяемым ценностям: духовной самореализации, взаимопониманию, миру во всём мире. От себя замечу, что вопросы самореализации и взаимопонимания не столь уж абстрактны и „безнадёжны“ — если над ними практически поработать. Но использование подобных красивых терминов для объяснения своей несбыточной мечты здоровья не добавляет.

После этого не выглядит преувеличенным мнение психотерапевтов, что большинство неврозов современный человек организовывает себе сам. Иногда уже и неприятная ситуация закончилась (если вообще была), а в голове идёт и идёт эмоциональная „жвачка“.

Увы, но „священные коровы“ под названием мораль и этика (понятые абсолютно), тоже вносят свой разрушительный вклад в человеческое здоровье. Приведу пример из собственного детства. Тогда я нередко думал, „хороший“ я или „плохой“ и вспоминал в связи с этим разные свои поступки. От этих детско-социалистических заблуждений я избавился давно, поскольку понимаю, что я ни хороший, ни плохой: просто человек со своими способностями и ценностями. И никто не посмеет лезть ко мне со своими „морально-этическими“ оценками до тех пор, пока я своим поведением не задеваю напрямую его права. „Правильного для всех“ образа жизни не существует; взрослый мир требует гибкости и компромиссов. Я выбрал подходящий и приятный для себя стиль жизни, во многом основанный на знании психологических законов, чему и вас пытаюсь научить. Просто многим людям всю жизнь хочется верить, что они „ведут себя хорошо“ (как школьники, ей богу) вместо того, чтобы удовлетвориться „нормальным“ и снизить градус переживаний. Заодно и перестать судить и думать о других, если те не нарушают законы. Там, где начинается морализаторство, заканчиваются реальные достижения.

В одной из предыдущих глав мы уже говорили о желании многих людей получить „всё и сразу“. В основе этого явления лежит так называемый „краткосрочный и сильный гедонизм“ — тяга к сиюминутному удовольствию в ущерб остальным планам. Никто не спорит, что психически нормальный человек предпочтёт приятную жизнь. Но в данном случае повышенное влечение к сиюминутной приятности (в простейшем случае — к наркотику) разрушает долговременную жизненную основу, инстинкт самосохранения. Так вот, люди с нестабильной эмоциональной сферой гораздо боле склонны к столь вредным для себя поступкам. Если мой клиент заявляет о желании бросить курить, и при этом я вижу в нём повышенную эмоциональность, то для себя понимаю следующее: сигарета является для него средством восстановить душевное равновесие, поэтому в ситуации стресса, от которого никто не застрахован, курение, скорее всего, будет возобновлено. Поэтому вначале приходится работать с „основой“ — заниматься эмоциональным переобучением человека и лишь затем устранять „последствия“ в виде вредных привычек. Ведь надо помнить, что многие стрессы такие люди „организовывают“ сами (являясь для самих себя худшими врагами). Преувеличивая значимость происходящих вокруг событий и отношение окружающих, они во многом усугубляют и без того неприятные переживания. Неслучайно чересчур серьёзное отношение к себе и к жизни идёт рука об руку со многими психическими расстройствами. Такие „тяжёлые люди“ не понимают шуток и часто реагируют на них с озлоблением. Ведь юмор, помимо всего прочего — это другая жизненная философия, в основе которой лежит отказ принимать неприятности слишком близко к сердцу.

Так что одна из важных целей психотерапии в её современном понимании — научить клиента уменьшать (регулировать) повышенный уровень отрицательных эмоций: страхи, агрессию, тревожность, самоосуждение и т. д. Процесс этот весьма сложен, поскольку многие пациенты желают всего лишь чувствовать себя комфортнее в этой жизни, не понимая, что зыбкий, поверхностный комфорт рассыплется как карточный домик при первом же столкновении с жизненными препятствиями, и „проблемы“ возобновятся. Так что психолог ни в коем случае не должен потворствовать желаниям клиента получить „результат“ побыстрее и попроще — в интересах самого же клиента. Гораздо продуктивнее настраивать своего подопечного на длительные постепенные улучшения на пути к выздоровлению.

Чем серьёзнее психические расстройства — тем, как правило, сильнее „плещут“ эмоции. Такие по-настоящему больные люди совсем не склонны к работе над изменением своих способов реагирования (хотя именно они объективно нуждаются в этом больше всего). Подобные пациенты как раз в наибольшей степени привыкли потворствовать своим сиюминутным желаниям, а в неприятной для них ситуации — реагировать слишком большим количеством негативных эмоций. И это в сочетании с повышенной требовательностью, а иногда диктатом по отношению к окружающим. Так что всё сходится.

Ещё один крупный „таракан“ у эмоционально нестабильных граждан — стремление к крайностям, к абсолютизму. Мир и люди в нём могут быть либо „белыми“ (и вызывать восхищение), либо „чёрными“ (и вызывать ненависть). Многочисленные оттенки „серого цвета“ (цвет реального мира) не распознаются. В результате — необоснованное давление на других и/или на себя. Но „сверхчеловеки“ и „принцы“ в природе не существуют (хотя искусство склонно к распространению подобного рода глупостей. Эзотерика тоже вносит свою лепту.) Обожествление кого бы то ни было (и осуждение других, непохожих на „бога“) до добра не доводит.

Мир взрослых и психически здоровых людей — это мир взаимной толерантности, относительности, разумной дисциплины и способности к компромиссу. Рациональный человек должен понимать разнообразие способов восприятия и мышления окружающих его людей и, тем самым, приспосабливаться к сосуществованию с ними. Если чья-либо точка зрения (например, изложенная в книге) нам не нравится, мы просто спокойно пытаемся разобраться во взглядах автора, либо берём другую книгу. В любом случае мы не будем пытаться уничтожить своего оппонента как личность. А ведь некоторые именно это и пытаются сделать — подобно тому, как поступала церковь с инакомыслящими в средневековье. И сильные эмоции никак не способствуют формированию толерантности и широты взглядов в человеке. Наоборот, такие люди в своём „порыве“ скоропалительно (и, как выясняется впоследствии, необоснованно) встают под чьи-то знамёна и начинают „бороться“ (за что?). Особенно хорошо подобные вещи заметны в телевизионных ток-шоу, политике, Интернет-форумах, психотренингах. Очередная „смерть разума“ в удушливой атмосфере извращённой тяги к сильным переживаниям. Хотя изначальной целью декларировалось обнаружение истины.

Возможность покричать, „выпустить пар“ по-своему важна для таких „эмоциональных“ товарищей. Ведь в повседневной жизни им в той или иной степени приходится подавлять свои неадекватно сильные чувства (чтобы не потерять контакты с окружающими). А постоянное подавление ведёт к психосоматическим заболеваниям — тем, что „от нервов“. Правильный же выбор — работать над собой — их не прельщает. Вот и заполняется внутренняя пустота и жажда эмоций созданием и передачей разного рода сплетен.

В этой связи не могу удержаться от слухов, а точнее, сплетен о моих курсах, вызванных пятилетним перерывом в их проведении (2001–2005 гг.).

Вот основные „версии“:

Неудачно женился, развёлся и „с горя“ написал „Психологическую ЛЕВИТацию“, полную „ненависти к женщинам“.

Заболел онкологией и надолго уехал в горы, где голодал и медитировал, и благодаря этому „чудесным образом“ выздоровел.

Уезжал за границу, где пытался устроиться на работу психологом, но не был принят.

И многие другие, помельче…

Простое и честное объяснение, что все это годы я (как и раньше) был холост, здоров, жил в Минске, занимался спортом (ну и еще кое чем приятным, конечно…), ездил в горы и просто наслаждался жизнью , никак не устраивает этих людей с перегретой головой.

Разум, послушно бредущий на поводу у сильных эмоций, доводит своих обладателей до смешного. Так, на одном из Интернет-форумов обсуждались мои критические мысли по поводу современного брака, высказанные в „Психологической ЛЕВИТации“. Вдоволь повозмущавшись, участники „решили, что это, очевидно, вызвано моей неудачной женитьбой и обидой на женщин. Но вскоре слово взял человек, живущий, по его словам, в одном доме со мной, и заявивший, что я не только никогда не был женат, но и не имел „гражданской“ жены (и это правда). Тут же мнение аудитории сменилось на противоположное („ага, одиночка, вот и написал ТАКОЕ“), но эмоции злости остались прежними. Через некоторое время мой безымянный «сосед“ сообщил, что, по его наблюдениям, женским вниманием я не обделён. И опять быстрая смена мнения при том же густопсовом возмущении: «ага, женщины его разбаловали, так он их теперь в грош не ставит…“.

Читал и думал: какая же версия моих отношений с женщинами могла бы их охладить? Нет такой версии, если в наличии сверхэмоциональная вовлечённость. Но даже если бы подобная и нашлась, как это улучшило бы собственную жизнь участников дискуссии? Ведь если они всегда готовы искать «жареное» в чужой жизни, даже если его там нет, насколько пусто их собственное существование! Было бы возможно- купил бы время, которое они так бездарно тратят.

Меня, кстати, всегда приводила в недоумение эмоциональная волна протестов против того или иного фильма, книги и т. д. Возьмём сравнительно свежий пример — запрет на фильм «Код да Винчи», в котором выдвигается ещё одна теория рождения и жизни Иисуса Христа. Любой нормальный человек, посмотрев фильм, поймёт, что это всего лишь кино, в котором возможен любой вымысел (на то оно и искусство). Тем более, что подан этот вымысел в неоскорбительном ключе. Содержание фильма лично у меня вылетает из головы спустя полчаса-час после просмотра, а если кино меня не устраивает, я встаю и тихо ухожу из зала. Но призывать громы и молнии на голову создателей фильма — это всего лишь сделать ему дополнительную рекламу (которую данная картина, кстати, не заслуживает).

Такие «борцы за чистоту» неспособны смотреть на явление с некоторой дистанции, спокойно и отстранённо, понимая всю условность изображаемых событий. И уж ни в коем случае не воспринимать автора фильма (книги, стихов) как потенциального врага. Ну что может реально случиться, если фильм «Код да Винчи» посмотрят все желающие? Церкви на следующий день опустеют? Конечно нет: ведь для многих верующих (и, кстати, неагрессивно настроенных) граждан религия несёт немало полезного — в том числе, и в психотерапевтическом плане. Но эти истинно верующие не станут тратить силы и время на «выяснение отношений» — они просто не пойдут на данный фильм. И поступят так не «в знак протеста», а лишь потому, что в их жизни много других, более интересных дел. Ну а если после такого «попсового» фильма церкви опустеют — значит что-то не так с истинностью веры прихожан.

Впрочем, у меня есть иная, «психиатрическая» версия на это счёт. Данная картина, возможно, повлияет на эмоционально нестабильных граждан. Но нельзя же их искажённое и неадекватное восприятие действительности принимать за точку отсчёта для психически здоровых людей, которых, надеюсь, пока большинство! После просмотра кровавого боевика ни один нормальный гражданин не возьмёт в руки оружие, а после порнофильма — не побежит насиловать жену соседа своего.

Но один или два человека могут это сделать — правда, не из-за фильма, а в связи с расстройством психики. Впрочем, «завести» такую личность может что угодно помимо фильма — да хоть компьютерная игра или женская миниюбка. И вот здесь должны вовремя сработать милиционеры и/или психиатры. А психически здоровый взрослый человек может смотреть всё ! Если времени не жалко. От этого его не убавится и не прибавится.

Вот вам похожий пример: известно, что у некоторых эпилептиков припадок может начаться после вспышки фотоаппарата. Так что, прекращать выпуск фотоаппаратов со вспышкой? У некоторых других эпилептиков приступ может наступить в воде, в результате чего можно утонуть. Закроем бассейны, осушим моря и океаны?

Над чем действительно стоит работать власти (а, возможно, и церкви) — так это над повышением образовательного и культурного уровня населения, способностью анализировать информацию и видеть явления в правильном «размере» и «перспективе». Но для этого эмоциональный пафос точно не нужен.

Однако главный вопрос по-прежнему остаётся нерешённым: почему иные люди склонны принимать события из жизни посторонних граждан (пусть временами даже известных) так близко к сердцу ? Ведь именно на подобных сплетнях строят свои тиражи многие газеты (кто у кого увёл любовницу; кто какую вечеринку и в каком наряде посетил…). Звёзд кино и эстрады ещё можно понять: не имея внутри ничего собственного, они во избежание забвения должны постоянно напоминать о себе, совершая дурацкие поступки на виду у прессы. Но почему миллионы людей реагируют на подобные сообщения так же, как туземцы на разноцветные стекляшки? Тратят время, деньги и энергию на покупку газеты, чтение и обсуждение этой ахинеи. Лучше бы вложили ресурсы в самообразование — глядишь, и поумнели бы слегка через год-другой, научились бы отличать подлинные ценности от мнимых. Перестали бы пялиться на обложки модных журналов в киосках. Не позволили бы забивать себе голову телевизионным и газетным «пафосом». Прекратили бы постоянно таращиться на свой мобильник и слать пустейшие SMS-ки. Стали бы больше думать о себе и своей уникальной жизни. Нашли бы занятие, приносящее духовное удовлетворение, развивающее интеллект и возвышающее личность. Отыскали бы источник счастья внутри себя.

Важнейшим качеством, которое потребует от человека ускоряющийся научно-технический прогресс, будет креативность, творческое мышление. Так вот, и в этой области эмоционально насыщенные концепции «столкновения взглядов» («каменная логика»: я прав — ты неправ) уходят в прошлое. На смену им приходит «водная логика», предполагающая гибкость и общее чувство направления, а также концепция «параллельного мышления», при которой внешне противоречащие друг другу точки зрения рассматриваются как бы одновременно, а не взаимоисключающе, приводя к новым полезным результатам (концепция Де Боно).

Приведу ещё пример из социальной психологии, показывающий важность обуздания эмоций. Известно, что многие жители США работают в больших городах далеко от родителей и друзей детства. Они часто имеют дело с незнакомцами, которые, как предполагается, будут пытаться эксплуатировать и фрустрировать их. Поэтому американцы считают, что у них должен иметься «быстрый доступ» к эмоции гнева (который не всегда легко контролировать). А вот японцы наоборот верят, что каждый человек способен держать свой гнев под контролем, и разница в уровнях преступности в Токио и Нью-Йорке это подтверждает. Так что многое зависит от ваших собственных взглядов.

Поскольку мне как психологу приходится работать не только со «здоровыми» клиентами, но и гораздо чаще иметь дело с теми или иными повреждениями психики, я считаю важным рассказать о том, какой вред сильные эмоции приносят при наиболее распространённых психических расстройствах и особенно депрессии. Об этом — следующая глава.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
ГЛАВА 6. НА ТЁМНОЙ СТОРОНЕ — 2: ДЕПРЕССИЯ
Глава IV ДИНАМИЧЕСКИЕ СТОРОНЫ СИСТЕМЫ "ЛИЧНОСТЬ – СОЦИУМ"
Глава III СТРУКТУРНЫЕ СТОРОНЫ СИСТЕМЫ "ЛИЧНОСТЬ – СОЦИАЛЬНЫЙ МИР"
«СТОРОННИЙ НАБЛЮДАТЕЛЬ» НАНОСИТ ОТВЕТНЫЙ УДАР: ЭФФЕКТ ПРИСУТСТВИЯ И ПОСТУПКОВ ТРЕТЬЕЙ СТОРОНЫ
Глава V УСТАНОВКА – МЕХАНИЗМ ПЕРЕХОДА ВОЗМОЖНЫХ СТРУКТУРНО-ДИНАМИЧЕСКИХ СТОРОН СИСТЕМЫ "ЛИЧНОСТЬ – СОЦИУМ" В РЕАЛЬНОЕ ПОВЕДЕНИЕ
Глава Роль и функции эмоций
Глава Классификация и свойства эмоций
Глава Характеристика различных эмоций
ГЛАВА 6. НЕЙРОМОРФОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ЭМОЦИЙ
ГЛАВА ПОНИМАНИЕ ЭМОЦИЙ ДРУГОГО ЧЕЛОВЕКА
ГЛАВА 5. ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ ТЕОРИИ ЭМОЦИЙ
ГЛАВА ТЕОРИИ, ОБЪЯСНЯЮЩИЕ МЕХАНИЗМЫ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ЭМОЦИЙ
ГЛАВА ПОВЕДЕНИЕ под влиянием эмоций
ГЛАВА 13. ЭНДОКРИННО-ГУМОРАЛЬНАЯ РЕГУЛЯЦИЯ ЭМОЦИЙ, АДАПТАЦИЯ И ЭМОЦИОНАЛЬНЫЙ СТРЕСС
ГЛАВА 18. КЛАССИФИКАЦИЯ ЭМОЦИОНАЛЬНЫХ СОСТОЯНИЙ И ПРИНЦИПЫ ИЗУЧЕНИЯ ЭМОЦИЙ ЧЕЛОВЕКА В СТРЕССОРНЫХ УСЛОВИЯХ
СТОРОНЫ (УЧАСТНИКИ) КОНФЛИКТА
Добавить комментарий