Третья перинатальная матрица: БПМ-3 (борьба смерти и возрождения)

Многие сгороны зтого яркого и многоцветного переживання могут быть поняты через его связанносгь со второй сгадией биологических родов — проталкиванием плода через родовой канал уже после раскрытия шейки матки и нисхождения головы в малый таз. На зтой стадии сокращения матки продолжаются, но шейка раскрыта и допускает теперь посгепенное проталкивание плода через родовой канал. Зто вызывает сильно е механическое сдавливание, боль, а часто высокую сгепень недостатка кислорода и удушье. Естесгвенным сопровождением такого столь сильно сгесненного и угрожающего жизни состояния является переживание сильной тревоги.

Помимо прекращения кровообращения, вызванного магочными сокращениями и последующим сжатием артерий матки, посгупление крови к плоду может быть поставлено под угрозу и различными осложнениями. Пуповина может оказаться стиснутой между головой и проходом в обласги малого таза или обвиться вокруг шеи. Во время родов плацента может отделиться или даже преградить собою выход (ріасепіа ргаеуіа). В некоторых случаях плод может вдохнуть различные биологические вещества, окружающие его на конечной стадии зтого процесса, что усилит чувство удушья. Иногда трудно сги зтой стадии могут оказаться насголько чрезмерными, что потребуют зксгренного хирургического вмешательсгва, такого, как наложение щипцов или даже срочное кесарево сечение.

БПМ-3 — чрезвычайно сложный и яркий образец переживаний. Помимо дейсгвительного реалисгичного воспроизведения в памяти разных сгадий борьбы при прохождении родового канал а, он включает в себя широчайшее разнообразие видов образносги, черпаемых из исгории, природу и архетипических сфер. Из всего зтого наиболее значимым является атмосфера титанической борьбы, агрессивные и садом азохисгские сцены, ОПЫТЫ извращенных половых отношений, демонические сюжеты, скотологические увлечения и сголкновение с огнем. Большинство из зтих сгорон БПМ-3 могуг быть содержательно отнесены к некоторым анатомическим, физиологическим или биохимическим характеристикам соответсгвующей стадии рождения.

Титаническая сторона БПМ-3 вполне понятна в виду того, что на последней стадии деторождения задейсгвованы исполинские силы. Когда мы сгалкиваемся с зтой гранью третьей матрицы, мы переживаем ошеломляющие по напряженносги потоки знергии, рвущейся сквозь тело и накапливающей в нем взрывоподобиые разряды. И в зтот момент мы отождествляемся с природними стихиями, такими, как вулкану, грозовые бури, приливные волны или торнадо.

Переживание может также изображать мир техники, заключающей в себе огромную знергию: танки, ракеты, космические корабли, лазеры, злекгросганции и даже термоядерные реакторы и атомные бомбы. Титанические переживання БПМ-3 могут достигать архетипических измерений и рисовать сражения невероятного размаха, такие, как космическая битва Света и Тьмы, ангелов и бесов, или бо гов и титанов.

Агрессивные и садомазохистские сторони зтой матрицы отражают как биологическое неисговсгво организма, сущесгвованию которого угрожает удушье, так и интроецированный разрушительный натиск маточных сокращений. Если мы сгалкиваемся с зтой сгороной БПМ-3, мы переживаем изумляющую по своєму размаху жесгокосгь, проявляющуюся в сценах насилия

— убийсгва и самоубийсгва, изувечивания и самокалечения, разного рода бойни, кровавые войны и революции. Часто она принимает вид исгязаний, пыток, казней, ритуальных жертвоприношений, принесення в жертву самого себя, кровавых схваток один на один, садомазохисгских практик.

Но у сексуальной сторони процесса смерти и возрождения логика переживаний не является непосредсгвенно очевидной. По всей видимосги, у человеческого организма єсть генетически запрограммированный механизм, который переводит нечеловеческие страдания, а удушье в особенносги, в сгранного рода половое возбуждение и, в конечном счете, в исступленный восторг. Зто может быть проиллюсгрировано переживаннями мучеников и самобичующихся, описанными в религиозной литературе. Дополнительные примеры могут быть найдены в материалах из концлагерей, в отчетах узников войны, или в досьє Змнесги Интернешинел. Хорошо известно также, что у мужчин, умирающих на виселице от удушья, как правило, наблюдается зрекция и даже семяизвержение.

Сексуальные переживання, которые происходят в контексте БПМ-3, характеризуюся чрезмерной силой полового влечения, их механичносгью и неразборчивостью, а также взрывоподобной, порнографической и извращенной природой. Они рисуют сценки, характерные для кварталов «красных фонарей» и сексуального андерграунда, зкстравагантные зротические практики и садом азохистские сцены. Не менее часто возникают зпизоды кровосмешения или случаи сексуального насилия и изнасилования. Реже образность БПМ-3 может включать в себя кровавые, омерзительные крайности, связанные с пресгуплениями сексуального характера: зротически мотивированные убийсгва, расчленения, людоедство и некрофилию.

То обстоятельство, что на зтом уровне психики половое возбуждение неразрывно связано с чрезвычайно осложненными злементами (угрозой жизни, крайней опасностью, страхом, агрессией, саморазрушительными порывами, физической болью, различными видами биологических веществ), образует естественную основу для развития наиболее значимых типов сексуальних нарушений, изменений, отклонений и извращений. Зто имеет важные теоретические и практические последствия, которые будут в дальнейшем освещены в данной книге.

Демоническая сторона БПМ-3 может представлять особые трудности как для испытуемых, так и для терапевтов и их помощников. Жуткая, внушающая суеверный страх природа вызванных проявлений часто приводит к полному нежеланию иметь с ними дело. Наиболее распространенные темы, которые наблюдаются вданном контексте — зто сцены шабаша ведьм (Вальпургиевой ночи), сатанинских оргий, обрядов черной мессы и искушений силами зла. Общим знаменателем, связующим данную стадию деторождения с темами шабаша или обрядов черной мессы, выступает своеобразное смешение переживаний смерти, извращенной сексуальности, боли, страха, агрессивности, скотологии и перекошенного духовного стремления, которые они разделяют. Подобное наблюдение, очевидно, имеет прямое отношение и ко вполне современной вспышке переживаний сатанинских культових извращений, о которых рассказывают пациенты при различных видах регрессивной терапии.

Скотологическая сторона процесса смерти и возрождения имеет своє естественное основание в том, что на последней стадии родов плод вступает в соприкосновение с разными видами биологических веществ: кровью, вагинальными выделениями, мочой и даже калом. Тем не менее, природа и содержание зтих переживаний намного превышают те, что новорожденный мог бы действительно переживать во время рождения. Переживання зтой сторони БПМ-3 включают такие сцены, как ползание в отбросах или проползание сквозь стоки нечистот, валяние в кучах зкскрементов, питье крови и мочи, сопричастность к омерзительным картинам гниения. Зто близкая и разрушительная встреча с наихудшими сторонами биологического существования.

Когда же переживание БПМ-3 подходит к завершенню, оно становится менее насильственным и обескураживающим. Теперь господствующая атмосфера — атмосфера неистовой страсти и рвущейся знергии опьяняющей силы. Воображение рисует волнующие картини завоевания нових земель, охоти на ДИКИХ ЖИВОТНЫХ, единоборств и развлечений в парках аттракционов. Зти переживання совершенно непосредственно связаны с действиями, вызывающими «прилив адреналинав крови»: автомобильными гонками, прыжками с ВЫСОТЫ с привязанной к ногам веревкой, опасными цирковыми номерами и акробатическими прыжками в воду страмплина.

Одновременно мы встречаемся с архетипическими фигурами богов, полубогов и легендарних героев, представляючих смерть и возрождение. У нас возникает видение Иисуса, его мук и поругания, Крестного пуги, распятия или даже полное отождесгвление с его сграданиями. Независимо от того, обладаем мы или нет рассудочным знанием соответсгвующих мифологий, мы переживаем такие мифологические сюжеты, как смерть и воскрешение египетского бога Оси риса либо смерть и возрождение греческих богов Диониса, Аттиса или Адониса.

В переживаний рисуется похищение Персефоны Плутоном, спуск в преисподнюю шумерской богини Инанны или испытания майясских Героев-Близнецов иззпоса Пополь-Вух.

Перед самым переживанием душевно-духовного возрождения как часто повторяючійся момент высгупает сголкновение со сгихией огня. Мотив огня может переживаться и в его повседневном виде, и в архетипической форме очищающего огня ППППППППППППППП Мы чувсгвуем, что наше тело охвачено огнем, видим пылающие города и горящие леса и отождесгвляем себя со сжигаемыми жертвами. В архетипическом преложении горение, кажется, полностью уничтожает все, что в нас испорчено, и подготавливает к духовному возрождению. Классический символ перехода от БПМ-3 к БПМ-4 — зто легендарная птица Феникс, погибающая в огне и воскресающая из пепла.

Огнеочисгительное переживание является слегка озадачивающей сгороной БПМ-3, так как его связь с биологическим рождением не сголь пряма и очевидна, как в случае с другими символическими злементами. Биологическим двойником зтого переживання может высгупать либо взрывоподобное высвобождение прежде сдерживаемых знергий на конечной стадии деторождения, либо перевозбуждение плода беспорядочной «пальбой» периферических нейронов. Интересно, что зта встреча с огнем змпирически соответствует переживанню роженицы, часто на зтой стадии родов ощущающей, будто ее вагина пылает.

Несколько важных характеристик зтого образца переживаний отличает его от вышеописанного комплекса безысходности. Положение здесь тяжелое и требующее напряжения сил, но оно не кажется безнадежным, и мы не ощущаем беспомощности. Мы активно вовлекается в борьбу, и у нас возникает чувство, что страдания имеют определенную направленность, цель и смысл. В религиозной образносги подобное положение соотносится, скорее, с представлением о чистилище, чем об аде. Кроме того, мы играєм роль не только беспомощных жертв. В зтот момент нам оказываются доступними три роли. Помимо того, чтобы быть простими наблюдателями происходящего, мы также можем отождесгвляться как с жертвой, так и с агрессором. И зто оказывается насголько убедительным, что трудно различать и разделять зти роли. К тому же, тогда как положение безысходности заключает в себе сущие муки, переживание борьбы смерти и возрождения предсгавляет собою грань между мучительной болью и исступлением или смешение обоих. Кажется, вполне умесгно говорить об зтом типе переживання как о Дионисийском, или вулканическом жсгазе, в противопоставление Аполлоновскому, или океаническому жсгазу, космического единения, связанному с первой перинатальной метрицей.

Следующий отчет о психоделическом сеансе с высокой дозировкой проиллюстрирует многое из типичных тем, связанных с вышеописанной БПМ-3.

Хотя я на саном деле никогла не видел отчетливо родовые путч, своей голо БО й и всем телом я ощущал их сокрушительное слаБливание, и кажлой клеточкой своего тела осознавал, что я вовлечен Б процесс рожления. Напряж ение достигло размеров, каковые мне не представлялись возможными для человека. Лбом, висками и зать.-лком я ощущал неослабное давление, как будто был схвачен стальнь<ми челюстями тисков. И все напряжение в моем теле по своєму характеру было жестким и механическим. Я представлял, что пробираюсь через чудовищную мясорубку или исполинский пресс, полный валиков и зубцов. И образ Чарли Чаплина, превращенного Б жертву миром тежологии в «Нових врем єнах», на мтовение вспыхнул в моем сознании.

Казалось, невероятная масса знергии протекает СКБОЗЬ все моє тело, скапливаясь и высвобождаясь во взрывоподобных разрядах. Я испыть.’вал порази тельную смесь ощущений: удушье, испуг, беспом ощность, но также ярость и странное ПОЛОБОЄ возбуждение. Другой важной стороной моего состояния было чувство крайнего зам ешательства. В то же время, как я ощущал себя ребенком, Бовлеченньм Б жестокую борьбу за вьґживание, и понимал: то, что БОТ-вот случится, станет моим рождением, я также переживал себя И Б качестве моей рожающей матери. Рассудком я сознавал, что, как мужчина, я никогда не смогу родить, и все же чувствовал, что каким -то образом пересекаю зту преграду и невозможное станови тся ДЄЙСТЕИ тельно стью.

Не было никаких сомнений, что я связьєаюсь с чем -то первоначальнь<м — древним женским архетипом, архетипом м атери -роженицы. Мой телесньй образ включал огромньй берем єнный живот и женские гени талии, вместе со всеми тон костями биологических ощущений. Я чувствовал разочарование, что оказался не способен пре даться зтом у стихийному течению, родить и родиться, прорваться и дать БЬЙТИ ребенку. Невероятный запас убийс твенной агрессии поднялся из подземелья моей души. Как будто нарывающее зло внезапно проколол скальпель космического хирурга. И вместо меня уже возникал оборотень или берсерк, доктор Джекилл превращался Б мистера Хайда. Множество образов убийц и жертв сменялись как одно лицо, в точности так же, как раньше я не мог различить рождающегося ребенка и родящую мать.

Я бь<л безжалостним тираном, диктатором, подзергающим подданних невообразимим жестокостям, но также и революционером, ведущим разьяренную толпу на свержение тирана. Я превратился Б хладнокроБно убивающего бандита и Б полицейского, убивающего от имени закона. В один момент я переживал ужасы наплетених концлагерей. Когда же я ожрил глаза, то увидел себя офицером СС. И у меня было глубокое чувство, что он — нацист и я — еврей бь.'ли одним человеком. Я ощущал в себе и Гитлера, и Сталина и чувствовал полную ответственность за зверства в человеческой истории. Я ясно видел, что проблема человечества не в существовании жестоких диктаторов, но в том Скрьпом убийце, которого все мы лелеем внутри наших душ, если заглянуть в них поглубже.

За тем природа переживання перем єнилась и достигла мифологической размерности. Бмест зла истрии человеческой теперь я ощущал атмосферу ведьмовства и присутствия демонических стихий. Зубы мои превратились в д лин ниє клики, напоенние таинственным ядом, и я летел сквозь ночь на распахнутых крильях летучей мьши как зловещий вампир. Но вскоре все превратилось в дикие, тлетворные сцены шабаша ведьм. В зтм сгранном, чувственном обряде все обычно подавленние и з а та єни ье внутри побуждения, казалось, и вьр вались наружу, и проживались, и наконец-т исполнялись. И я ощущал, чт учасгвую в тайн ой церем онии жертвоприношення во славу бога тьмы.

По мере тго как из моего переживання начало исчезать демоническое, я все еще чувствовал себя потрясающе зротичным и б роси лея в бесконечнье сцены самых фантастических оргий и сексуальних фантазнй, и в них я играл все роли. Но сквозь все з ти переживання яв то же время продолжал оставаться ребенком, борющимся в родовых путях, и рождающей его матерью. Стало совершенно ясно, чт пол и рож денне глубоко связани, а сатанинскне сили имеютважнье щеплення спроталкиваниєн сквозь родовые пути. Я боролея и билея в совершенно раз них лнцах, против раз них врагов, но иногда сомневался, будетли конец зтим напастям.

Затем новая сти>ия вторглась в моє переживание. Все моє тело покрь’лось плоте кою грязью, лип кой и склизкой. Я не мог сказать, моча з т или кровь, околоплодние воды, слизь или вагинальние вьшелення. Те же вещества, казалось, били у меня во рту и даже в легких. Я рыгал, давилея, гримасничал, о тхаркивалея, питаясь удали ть зто из организма и с кожи. И в тот момент на меня снизошло ожровение: мне не нужно бороться. Движение приобрело собственний ритм, и все, чт мне оставалось делать, зто п оддаться ему. И тгда мне вспомин лось множество случаев из моей жизни, когда я ощущал потребность биться и бороться, а оглядьєаясь назад, чувствовал, чт зто било совершенно не обязательно. Как будт я бь<л запрограммнрован своим рождением видеть жизнь нам ного более сложной и опасной, чем она єсть на саном деле. /і 1не кажется, чт зт переживание смогло открить мне на зт глаза н еделать мою жизнь гораздо более леп<ой и шутливой, нежели прежде.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
Четвертая пери нагальная матрица: БПМ-4 (переживание смерти и возрождения)
Вторая базовая перинатальная матрица: БПМ-2 (космическое поглощение и безысходность или ад)
Первая базовая перинатальная матрица: БПМ-1 (изначальное единство с матерью)
Перинатальный уровень бессознательного
5.3. ВОЗРОЖДЕНИЕ ЭРГОНОМИКИ
ПЕРИНАТАЛЬНЫЕ ФАКТОРЫ И НЕЙРОНАЛЬНЫЕ ЦЕРЕБРАЛЬНЫЕ ПРОЦЕССЫ У ПОДРОСТКОВ С ВЕГЕТАТИВНЫМИ НАРУШЕНИЯМИ
Колесников И.А. ФАКТОРЫ психическоГО здоровьЯ У женщин в перинатальном периоде
Часть третья
Часть третья Механизмы психического отражения
ТРЕТЬЯ ПЕРЕМЕННАЯ
Явный рост свободы в обществе вызвал резкое возрождение и раз-витие школьной профориентации.
Часть третья РАБОЧАЯ. МАТЕРИАЛ ДЛЯ ПРОРАБОТКИ
Третья стадия
Развитие психологической мысли в эпоху Средневековья и в эпоху Возрождения
ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ ВОССТАНОВЛЕНИЕ РАВНОВЕСИЯ
4. Матрицы выживания.
Отражение духовного потока. «Третья сила»
Добавить комментарий