УДК 159.922.Е.А. КОМАРОВА ВЗАИМОСВЯЗЬ НАСИЛЬСТВЕННЫХ УСТАНОВОК В ЮНОШЕСКИХ РОМАНТИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЯХ И ТАКТИК ПОВЕДЕНИЯ РОДИТЕЛЕЙ В СУПРУЖЕСКОМ КОНФЛИКТЕ

Представлены результаты эмпирического исследования насильственных установок в юношеских романтических отношениях. Выяснено, что взаимоотношения между супругами в семье оказывают влияние на установки их детей в романтических отношениях. Использование агрессии матерью или отцом при разрешении супружеского конфликта усиливает или ослабляет установки к проявлению агрессии по отношению к партнеру как у юношей, так и у девушек.

Юношеский возраст характеризуется тем, что именно в данный период в отношениях со сверстниками наблюдается повышение интереса к сексуальной сфере, появляется потребность в интимном общении, складываются романтические отношения. Юношеский возраст является важнейшим периодом для подготовки к семейной жизни и выбора супруга. Анализ результатов различных исследований позволяет сделать вывод о том, что субъективные образы родителей оказывают наибольшее влияние на выбор партнера, на восприятие себя и партнера в паре, на установки и ожидания.

Семья является первым институтом социализации ребенка. Наблюдая за взаимоотношениями родителей, ребенок, по сути, ассимилирует модель взаимодействия мужчины и женщины. С определенными паттернами поведения родителей ребенок сталкивается регулярно и постепенно им научается. В романтических отношениях юноша или девушка начинают реализовывать уже знакомые им тактики поведения. Они выбирают себе определенного партнера, вступают с ним во взаимодействие с определенными установками и ожиданиями. Этот первый опыт является чрезвычайно важным как для юношей, так и для девушек. В этих отношениях, в период свиданий, они отрабатывают свои модели поведения, и если они успешны, то они закрепляются и реализуются в дальнейшем в супружеской жизни.

Известно, что романтические отношения в ряде случаев характеризуются насилием партнеров по отношению друг к другу. Романтические отношения зачастую являются более агрессивными, чем супружеские. По данным американских исследований, от 20 % до 60 % партнеров в романтических отношениях используют вербальную агрессию и «мягкие» формы физической агрессии (толкание, хватание) , от 16 % до 20 % — сексуальную агрессию. Данные российских исследований показывают, что от 30 % до 50 % девушек подвергаются насилию со стороны партнера в романтических отношениях. Это подтверждается и результатами различных российских исследований. К примеру, у российской женщины вероятность быть убитой своим мужем или партнером в два с половиной раза выше, чем у американки, и в пять раз выше, чем у жительницы Западной Европы. Каждая третья российская женщина подвергается физическому насилию со стороны партнера. На основании этих данных можно предположить, что девушки, в том числе и в нашей республике, подвергаются большему насилию со стороны партнера, чем в странах Запада. Однако ошибочно было бы полагать, что насилие применяют только юноши и мужчины. Агрессорами зачастую выступают девушки и женщины.

На использование насилия в романтических отношениях влияют различные факторы. Внутренние факторы включают личностные особенности партнеров, например, уровень агрессивности, неумение сдерживать гнев, установки партнеров на использование насильственных действий по отношению друг к другу, ожидания насильственных действий со стороны партнера и др. К внешним факторам можно отнести употребление алкоголя, наркотических веществ, влияние ближайшего окружения, наблюдение насилия в отношениях между родителями, а также жестокое обращение родителей. Поскольку, как уже отмечалось, семья выступает важнейшим институтом социализации ребенка, транслирует ему определенные паттерны поведения, то наиболее значимым внешним фактором формирования насильственных установок в отношениях с другими людьми является наблюдение насилия в отношениях между родителями, а также жестокое обращение родителей с ребенком.

Любая форма агрессии приводит к различным негативным последствиям, например, снижению самооценки, повышенной тревожности, хроническому чувству вины, неспособности переживать положительные эмоции.

Известно, что первые психологические публикации, посвященные изучению насилия в романтических отношениях, появились в восьмидесятые годы двадцатого века. В настоящее время эта проблема остается актуальной, но малоизученной. До сих пор существует ряд неосвещенных вопросов, касающихся того, насколько зависит возникновение насилия в романтических отношениях от установок партнеров и их ожиданий, от их личностных характеристик и внешних факторов. Необходимо подробнее изучить влияние семьи на возникновение насилия, необходимо понять какие факторы способны защитить от него. Для прояснения некоторых аспектов из вышеперечисленных вопросов было проведено исследования с целью установления взаимосвязи насильственных установок в юношеских романтических отношениях и тактик поведения родителей в супружеском конфликте.

Выборка. В исследовании принял участие 91 человек: 50 девушек и 41 юноша в возрасте 15 — 19 лет.

Методология. В основу исследования положена теория социального научения А. Бандуры о передаче агрессии через имитацию действий агрессивной модели. Дополняет данное положение идея З. Фрейда об идентификации ребенка с родителем одного с ним пола и усвоением соответствующей гендерной роли.

Используемые методики. Шкала отношения к насилию в период свидания Е.Л. Прайс и Е.С. Байерс , а также модифицированная шкала тактики поведения в конфликте М. Стросса.

Способы обработки данных. В исследовании рассчитывались средние значения и стандартные отклонения, также были использованы Т-критерий Стьюдента и корреляционный анализ Пирсона.

Анализ взаимосвязи содержания установок и ожиданий юношей и девушек в романтических отношениях с партнером и тактик родителей, используемых для разрешения супружеского конфликта, позволил сделать следующие выводы:

1. Использование матерью тактики резонирования при разрешении супружеского конфликта, приводит к формированию у девушек негативных установок использования физической агрессии по отношению к партнеру. В то же время обнаружена слабая положительная корреляция с установкой на необходимость контроля одежды ее партнера (г = 0,42; р<0,001). Это, с одной стороны, может быть рассмотрено как проявление заботы и опеки, но с другой, - как проявление психологической агрессии, поскольку степень контроля может быть разной, равно как и цель этого контроля: «девушка должна контролировать то, что носит ее парень».

Проявление матерью психологической агрессии по отношению к отцу при разрешении конфликта, вероятно, усиливает у девушек установки, предполагающие возможность использования актов физической, психологической и сексуальной агрессии по отношению к партнеру: «парень не должен полностью разрывать отношения с девушкой, которая хоть раз его ударила» (г= 0,34; р<0,05); «иногда девушки не могут удержаться, чтобы не отругать своих парней» (г= 0,32; р<0,05); «иногда девушки не могут сдержаться, чтобы не накинуться на своего парня с кулаками» (г= 0,32; р<0,05); «вполне допустимо сказать девушке, что она любит парня, чтобы заняться с ним сексом» (г=0,32; р<0,05).

Использование незначительных форм физической агрессии матерью при разрешении супружеского конфликта оказывает определенное влияние на отношение девушек к сексуальным связям, в том числе на то, что девушки допускают возможность полового контакта с юношей сразу же после знакомства: «девушка не должна склонять парня к сексу сразу же после знакомства» (г=0,29; р<0,05). Вероятно, что в результате наличия данной установки девушки начинают жить половой жизнью раньше и имеют сексуальных партнеров больше, чем девушки, у которых образ матери не является столь агрессивным при разрешении супружеского конфликта, в том числе, в котором мать выступает как субъект, не применяющий незначительные формы физической агрессии по отношению к супругу.

Физическая жестокость матери по отношению к отцу при разрешении конфликта ослабляет установки девушек на использование физической агрессии по отношению к партнеру: «девушка не должна поднимать руку на своего парня независимо от того, что он сделал» (г= 0,29; р<0,05).

Иными словами, можно констатировать, что проявление чрезмерной жестокости супруги в отношении супруга в семье может вызвать у их дочери эмпатию и сочувствие к отцу и сформировать устойчивую ненасильственную установку по отношению к партнеру по романтическим отношениям.

2. Использование отцом тактики резонирования усиливает отрицательное отношение девушек к использованию физической агрессии по отношению к партнеру. И вместе с тем одновременно усиливает установку к контролю поведения юноши, в том числе, к контролю его одежды. Полученные данные свидетельствуют о том, что тактика резонирования со стороны отца, так же, как и со стороны матери, может усиливать установки к использованию психологической агрессии.

Так же, как и материнская психологическая агрессия, отцовская психологическая агрессия имеет взаимосвязи с установками девушек на проявление всех форм агрессии по отношению к партнеру: физической («иногда девушки не могут сдержаться, чтобы не накинуться на своего парня с кулаками» (г= 0,31; р<0,05), психологической («иногда девушки не могут удержаться, чтобы не отругать своих парней» (г= 0,39; р<0,01)) и сексуальной («девушки никогда не должны лгать своим парням, чтобы заняться с ними сексом» (г= -0,38; р<0,01). Причем использование психологической агрессии со стороны отца усиливает те же установки на использование физической и психологической агрессии, что и со стороны матери.

Проявление отцом незначительных форм физической агрессии по отношению к супруге, усиливает у девушек установку на проявление сексуальной агрессии по отношению к партнеру: «девушка может принуждать своего парня употреблять спиртное, чтобы склонить его к сексу» (г= 0,42; р<0,01). Можно предположить, что использование отцом незначительных форм психологической агрессии по отношению к матери, приводит к усилению установки на возможность манипулирования партнером для удовлетворения собственных сексуальных потребностей.

Использование незначительных форм физической агрессии, так же, как и физической жестокости, отцом при разрешении супружеского конфликта, усиливает установку девушек на возможность принуждения партнера к употреблению алкоголя с целью его дальнейшего соблазнения. Также усиливается установка к использованию физической агрессии по отношению к партнеру: «девушка обычно не поднимает руку на своего парня, если, конечно, он этого не заслуживает» (г= — 0,48; р<0,001).

3. У юношей найдено меньше корреляций между их установками и материнской тактикой разрешения супружеского конфликта, чем у девушек. В частности, взаимосвязи между материнским резонированием при разрешении супружеского конфликта и установками юношей не установлено.

Использование психологической агрессии матерью по отношению к отцу усиливает установку юношей на использование сексуальной агрессии по отношению к партнерше («для парня в порядке вещей вынудить свою девушку поцеловать его» (г= 0,33; р<0,05)), в то время как применение физической жестокости влечет за собой усиление установки к использованию некоторых форм физической агрессии по отношению к ней: «нет ни одной приемлемой причины, позволяющей парню дать пощечину его девушке» (г=-0,35; р<0,05). Использование же незначительных форм физической агрессии не усиливает установки, позволяющие использовать физическую агрессию по отношению к девушке.

Любая форма агрессии со стороны матери при разрешении супружеского конфликта имеет отрицательную статистическую взаимосвязь с такими установками юношей, как «отношения всегда будут складываться лучше, если девушка старается понравиться своему парню» и «девушка всегда должна делать все возможное, лишь бы понравиться своему парню». Это может свидетельствовать о том, что проявление материнской агрессии ослабляет установки юношей к использованию психологической агрессии в отношении девушки, а также ослабляет представление о том, что характер отношений между юношей и девушкой зависит от партнерши.

4. Тактика резонирования отца по отношению к матери при разрешении конфликта формирует у юношей негативные установки к использованию некоторых форм сексуальной агрессии, в том числе использованию спиртного для соблазнения девушки: «парень никогда не должен принуждать свою девушку употреблять спиртное, чтобы склонить ее к сексу» (г= 0,32; р<0,05). Так же, как и в случае проявления материнской агрессии, проявление любой формы агрессии отцом, в том числе и психологической, при разрешении супружеского конфликта ослабляет установку на то, что отношения всегда будут складываться лучше, если девушка стремится понравиться своему парню.

Применение отцом «легких» форм физической агрессии по отношению к супруге усиливает у юношей установку на возможность использования такой формы психологической агрессии, как оскорбления, по отношению к партнерше: «парень не должен оскорблять свою девушку» (г=-0,32; р<0,05). Физическая жестокость усиливает установку на использование некоторых форм физической агрессии: «нет ни одной приемлемой причины, позволяющей парню дать пощечину его девушке» (г=0,33; р<0,05).

Таким образом, гипотеза о том, что взаимоотношения между супругами в семье оказывают влияние на установки их детей в романтических отношениях, частично подтвердилась. Использование агрессии матерью или отцом при разрешении супружеского конфликта усиливает или ослабляет установки к проявлению агрессии по отношению к партнеру как у юношей, так и у девушек.

Список литературы

1. Синельников, А.В. Выученные уроки: подростки и проблема насилия в семье / А.В. Синельников. — М.: Едиториал УРСС, 2003. — С. 96 — 113.

2. Слепкова, В.И. Полоролевая дифференциация брачно-семейных ориентаций старшеклассников: автореф. дис….канд. психол. наук / В.И. Слепкова. — Минск, 1990. — С. 8 — 21.

3. Фурманов, И.А. Эндогенные и экзогенные факторы эстафеты агрессии и насилия в семье / И.А. Фурманов // Психологический журнал. — 2008. — № 2. —

С. 9 — 13.

4. Eckhardt, C. Anger Experience and Expression Among Male Dating Violence Perpetrators During Anger Arousal / C. Eckhardt, T.R. Jamison, K. Watts // Journal of Interpersonal Violence. — 2002. — Vol. 17, — № 10. — P. 1102 — 1114.

5. Henning, K. Prevalence and Characteristics of Psychological Abuse Reported by Court-Involved Battered Women / K. Henning, M.L. Klesges // Journal of Interpersonal Violence. — 2003. — Vol. 18, № 8. — P. 857 — 871.

6. Lundeberg, K. A Comparison of Nonviolent, Psychologically Violent, and Physically Violent Male College Daters / K. Lundeberg, S. Stith, C. Penn, D. Ward // Journal of Interpersonal Violence. — 2004. — Vol. 19, № 10. — P. 1191 — 1200.

7. Price, E.L. The Attitudes Towards Dating Violence Scales: Development and Initial Validation / E.L. Price, E.S. Byers // Journal of Family Violence. — 1999. — Vol. 14, № 4. — P. 351 — 375.

8. Straus, M.A. The revised Conflict Tactics Scales (CTS2): Development and preliminary psychometric data / M.A. Straus, S.L. Hamby, S. Boney-McCoy,

D. B. Sugarman // Journal of Family Issues. — 1996. — Vol. 17, № 3. — P. 283 — 316.

Е.А. Комарова — студентка 5 курса факультета философии и социальных наук Белорусского государственного университета.

Научный руководитель — доктор психологических наук, профессор И. А. Фурманов.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
УДК 159.922.Д.М. ЛИНГО ВЗАИМОСВЯЗЬ ЖИЗНЕННЫХ ЦЕННОСТЕЙ ЛИЧНОСТИ ПОДРОСТКА И СТИЛЯ МЕЖЛИЧНОСТНЫХ ОТНОШЕНИЙ
УДК 159. 922. Ю.П. ШЕВЕЛИНСКАЯ ОСОЗНАННАЯ САМОРЕГУЛЯЦИЯ И СМЫСЛОВЫЕ УСТАНОВКИ ЛИЧНОСТИ КАК СУБЪЕКТА УЧЕБНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В ЮНОШЕСКОМ ВОЗРАСТ
УДК 159.923.Т. К. КОМАРОВА ЭТАЛОН ЛИЧНОСТИ КАК ПРИЧИННО-ЦЕЛЕВАЯ ДЕТЕРМИНАНТА ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
УДК 159.922.Е.С. БЕЛОУС ГЕНДЕРНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ПЕРЕЖИВАНИЯ ЛЮБВИ
УДК 159.922.О.Б. МАСЕЙКО СВЯЗЬ «Я-КОНЦЕПЦИИ» И КОПИНГ-СТРАТЕГИЙ У ПОДРОСТКОВ
УДК 159.922.О.Д. КАРПЮК ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ЛИЧНОСТИ КУРЯЩИХ ПОДРОСТКОВ
УДК 159.922.О.Н. РОМАНОВА ФОРМИРОВАНИЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ МЛАДШИХ ШКОЛЬНИКОВ
УДК 159.922.Т.В. КОРОЗА ВОЗРАСТ КАК ОБЪЕКТ ОСОЗНАНИЯ В СРЕДНЕЙ ВЗРОСЛОСТИ
УДК 159.922.ВА. КРИВОШЕЕВ ЭТНИЧЕСКАЯ ТОЛЕРАНТНОСТЬ БЕЛОРУСОВ: ПРОБЛЕМЫ ИЗУЧЕНИЯ И ФОРМИРОВАНИЯ
Ильина А. Н. ПРЕДПОСЫЛКИ ДИАЛОГА В КОНФЛИКТЕ В ПАРАХ С РОМАНТИЧЕСКИМИ ОТНОШЕНИЯМИ
УДК 159.922.И.В. ДАВЫДОВА ГЕНДЕРНЫЕ РАЗЛИЧИЯ ПЕРЕЖИВАНИЯ ОДИНОЧЕСТВА ЛИЦАМИ ЗРЕЛОГО ВОЗРАСТА
УДК 159.922.Е.М. ОМЕЛЬЯНЮК ОСОБЕННОСТИ ЭТНИЧЕСКОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ МОЛОДЫХ ЛЮДЕЙ В УСЛОВИЯХ ПОГРАНИЧЬЯ
УДК 159.922.Н.А. САВОСТЕЕНКО ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ СЕГРЕГАЦИЯ МУЖЧИН И ЖЕНЩИН ПО СФЕРАМ ПРОИЗВОДСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
УДК 159.Л. М. ДАУКША ЭФФЕКТИВНЫЕ СТРАТЕГИИ И ТАКТИКИ САМОПРЕЗЕНТАЦИИ ЛИЧНОСТИ В ПРОЦЕССЕ СОЦИАЛЬНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ
УДК 159.922.С.А. КОРЖЕНЕВИЧ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ РАЗВИТИЯ ЛИЧНОСТИ ПОДРОСТКА ИЗ ПОЛНОЙ И НЕПОЛНОЙ СЕМЬИ
ВЗАИМОСВЯЗЬ СУПРУЖЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ В РОДИТЕЛЬСКОЙ СЕМЬЕ И ОТНОШЕНИЯ К ЛЮБВИ
УДК 159.922.Н.В. КОРНЕЙ ОСОБЕННОСТИ САМООТНОШЕНИЯ У ЮНОШЕЙ И ДЕВУШЕК С РАЗЛИЧНЫМ УРОВНЕМ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ
УДК 159.922.Ю.И. ФОМИНА ОБРАЗ АЗЕРБАЙДЖАНЦЕВ И РУССКИХ У ЛИЦ, ПРОЖИВАЮЩИХ В АЗЕРБАЙДЖАНСКОЙ ДИАСПОРЕ ВРОССИИ
Добавить комментарий