УДК 378.1: 177.P.A. ПАНИН ВЗАИМООБУСЛОВЛЕННОСТЬ УРОВНЯ ПЕРЕЖИВАНИЯ ОДИНОЧЕСТВА И УРОВНЯ РАЗВИТИЯ ЛИЧНОСТНОГО АДАПТАЦИОННОГО ПОТЕНЦИАЛА У ПЕРВОКУРСНИКОВ

В статье раскрываются причины возникновения одиночества у сту- дентов-первокурсников. В этой связи освещается сущность адаптационных способностей, определяющих возможности личности к социально-психологической адаптации. Приводятся данные о выявленной взаимной детерминации уровня переживания одиночества и уровня развития личностного адаптационного потенциала первокурсников.

Ключевые слова: одиночество, адаптационные способности, социально-психологическая адаптация, причины одиночества, личностный адаптационный потенциал (ЛАН), поведенческая регуляция, коммуникативные способности, уровень моральной нормативности, состояние одиночества, переживание одиночества.

Одиночество, как психическое явление, имеющее ярко выраженную негативную окраску, известно человечеству, по крайней мере, с античных времен. Платон и Аристотель, например, определяли одиночество как зло, избавление от которого видели в наслаждении благом дружбы и любви.

В современной психологической науке завоевывающим все большее признание как западных, так и отечественных психологов является понимание одиночества как состояния личности. Данное понимание пришло из когнитивной психологии и утверждает, что одиночество — это реакция личности на неудовлетворенность своими межличностными взаимоотношениями (семейными, дружескими, любовными), или, как утверждает теория когнитивного диссонанса, расхождением между желаемым и действительным набором и качеством отношений человека [2; 3; 4].

Придерживаясь данной точки зрения, мы определяем одиночество как состояние, вызванное неудовлетворенностью личностью своими отношениями с другими людьми, а в частности их качеством и составом круга общения, сопровождающееся плохим настроением и тяжелыми эмоциональными переживаниями.

Обрушиваемые на современного человека потоки информации, постоянное, подчас вынужденное общение в условиях массовых форм общественного бытия в городской среде, семье, на производстве, все это, лишенное разумных пределов и гуманистического содержания, не только не уменьшает чувство одиночества, но и обостряет его. Конвейерное производство социально-психологических стереотипов — привычек, обычаев, вкусов, оценок, форм поведения и восприятия — уничтожает черты индивидуальных различий людей и при внешней унификации общественной среды фактически ведет к ее расколу.

Опасность одиночества заключается еще и в том, что для него характерен элемент неожиданности. Часто люди даже не представляют, что оно станет существенной стороной их жизни. Будучи неподготовленными к данному переживанию, они сначала теряются, а затем страдают от его болезненных ударов. Одиночество становится еще более мучительным, когда превращается в хроническое переживание. Затянувшееся одиночество истощает жизненные силы человека. Оно может содействовать возникновению чувства безнадежности, подрывая тем самым способность плодотворно противодействовать одиночеству. Все это стимулирует изменение структуры поведения, которое в итоге может стать пагубным для человека и общества. Таким образом, одиночество становится значимым компонентом в структуре негативных переживаний человека.

Проблему личности, находящейся в состоянии одиночества, можно рассматривать через призму изменяющихся внешних условий существования. В таком случае возникает проблема социальнопсихологической адаптации человека к неким новым условиям жизни. Применительно к юношескому возрасту это может быть, например, поступление в вуз. Данное жизненное событие является одним из мощнейших факторов, обусловливающих возникновение описываемого состояния. Таким образом, необходимо подчеркнуть, что одиночество является серьезной проблемой в среде студентов-первокурсников.

Среди причин, приводящих впоследствии к переживанию одиночества, можно выделить: расставание с семьей и друзьями при поступлении в университет (необходимо помнить, что под расставанием с друзьями может пониматься ситуация, когда родной город покидают именно сами друзья, а юноша, девушка остаются в нем), разрыв романтических отношений, неприятности с товарищем по комнате, неприятности в родительской семье (развод, ссора и т.д.), трудности в учебе (в результате чего учебная деятельность может занимать большое количество времени, не оставляя его на общение), уединенное место проживания, плохое здоровье. Данные события приводят к одиночеству, способствуя разрыву привычных социальных связей личности и обостряя потребность в контакте с другими.

Когда актуализированная потребность приспособиться к новому кругу общения не удовлетворяется, одиночество может принимать затянувшийся хронический характер, В таких случаях отношение личности к своим попыткам преодолеть одиночество выражен- но воздействует как на их переживания, так и на выбор средств его преодоления. Например: если человек считает, что его одиночество вызвано событиями, перед которыми он бессилен, то он чаще всего падает духом и не предпринимает далее попыток облегчить свое состояние. Однако если же предполагается, что одиночество вызвано чем-то таким, с чем он может справиться (например: со своим проявлением дружелюбия), то он с большей настойчивостью пытается наладить отношения общения. Относительно преодоления одиночества можно отметить, что первокурсники, которые, будучи абитуриентами, ждали от своих будущих отношений гораздо большего, быстрее вышли из состояния одиночества, чем те, кто мало надеялся на улучшение своих отношений. Такие студенты, например, убеждают себя в том, что им нет необходимости иметь много друзей и т.д. Также одиночество может затянуться, если человек неправильно понимает его причины. Это неправильное понимание может привести к тому, что он постарается изменить не те аспекты своего положения в обществе, какие нужно, или вообще откажется от любых попыток что-либо изменить.

Таким образом, изучение одиночества среди студентов первых курсов может способствовать установлению некоторых факторов, фасилитирующих либо ингибирующих социально-психологическую адаптацию к изменившимся условиям жизни в связи с поступлением в ВУЗ.

Возможность преодоления одиночества и успешность социально-психологической адаптации в определенной степени зависит от имеющегося у данной личности уровня развитости адаптационных способностей. Кажд1й человек по-разному относится к одним и тем же событиям, а один и тот же воздействующий стимул у разных людей может вызвать различную ответную реакцию. Однако можно выделить некоторый интервал ответных реакций, который будет соответствовать представлению о психической норме, а также можно определить некоторый «интервал» отношений человека к тому или иному явлению, касающихся, прежде всего, категорий общечеловеческих ценностей, не выходящих за рамки общепринятых моральных норм. Степень соответствия этому интервалу психической и социально-нравственной нормативности и обеспечивает эффективность процесса социально-психологической адаптации, определяет личностн1й адаптационный потенциал (ЛАП), являющийся важнейшей интегральной характеристикой психического развития. Уровень развития адаптационных способностей личности можно изучить, оценив уровень поведенческой регуляции, коммуникативные способности и уровень моральной нормативности [8; 9; 10].

Поведенческая регуляция характеризует способность человека регулировать свое взаимодействие с социальной средой. Поведенческая регуляция осуществляется в единстве энергетических, динамических и содержательно-смысловых аспектов. Основными элементами поведенческой регуляции личности являются ее самооценка, уровень нервно-психической устойчивости, а также наличие социального одобрения (социальной поддержки) со стороны окружающих людей. Все выделенные структурные элементы не являются первоосновой регуляции поведения. Они лишь отражают соотношение потребностей, мотивов, эмоционального фона настроения, самосознания, «Я-концепции» и другого. Поэтому система регуляции — это сложное, иерархическое образование, а интеграция всех ее уровней в единый комплекс и обеспечивает устойчивость процесса регуляции поведения.

Коммуникативные качества человека также являются одной из основных составляющих личностного адаптационного потенциала. Поскольку человек практически всегда находится в социальном окружении, его деятельность сопряжена с умением устанавливать отношения с другими людьми. Коммуникативные возможности (или умение достигнуть контакта и взаимопонимания с окружающими) у каждого человека различны. Они определяются наличием опыта и потребности общения, а также уровнем конфликтности.

Не менее важной стороной процесса адаптации является соблюдение моральных норм поведения, обеспечивающих способность адекватно воспринимать индивидом предлагаемую для него определенную социальную роль [8; 9; 10].

Исходя из обозначенных выше теоретических положений, нами было предпринято исследование, цель которого состояла в изучении влияния уровня переживания одиночества на уровень ЛАП у первокурсников.

Исследование проводилось на выборке, состоящей из студентов- первокурсников УО «ГрГУ имени Я. Купалы»: факультета психологии, факультета экономики и управления, юридического факультета. Па четвертом месяце обучения было опрошено 166 респондентов в возрасте от 17 до 22 лет, в том числе 73 юноши и 93 девушки. Сбор эмпирических данных осуществлялся при помощи опросника «Одиночество» (для юношеского возраста), разработанного О.Б. Долгиновой и др. в ГРПУ им. А.И. Герцена (Санкт-Петербург). Для определения уровня развития адаптационных способностей использовался разработанный А.Г. Маклаковым и С.В. Чермяниным многоуровневый личностный опросник (МЛО) «Адаптивность» [8; 10]. Для математикостатистической обработки даннгх нами использовались следующие методах: корреляционный анализ Тау Кендалла (Kendall Tau), U критерий Манна-Уитни (Mann-Whitney U Test) и непараметрический вариант однофакторного дисперсионного анализа с помощью рангов H критерий Крускала-Уоллиса (Kruskal-Wallis H test).

В качестве гипотезы исследования выступало предположение о наличии детерминационного влияния уровня переживания одиночества на уровень развития ЛАП у первокурсников, а именно: снижение уровня переживания одиночества является детерминантой повышения уровня ЛАП.

Па первом этапе нашего исследования респондентам предлагалось ответить на вопросы опросника «Одиночество», по результатам которого было выявлено, что низкий уровень переживания одиночества, когда человек испытывает одиночество крайне редко, данное состояние проходит быстро и легко переносится, обнаружили 48 человек (29 %). Средний уровень, при котором состояние одиночества возникает периодически, но не является глубоким и продолжительным по времени, связан с такими эмоциональными переживаниями, как грусть, тоска, печаль — 110 человек (66 %). Высокий уровень, когда данное состояние присутствует постоянно, связано с чувством покинутости, непонятости, отдаленности от людей, обнаружили 8 человек (5 %). Таким образом, среди первокурсников доминирующим является средний уровень переживания одиночества — 66 % опрошенных.

Мы также просили обозначить испытуемых место постоянного проживания. Под местом постоянного проживания понимается населенный пункт, являющийся для респондентов родным. В целях сохранения конфиденциальности и анонимности испытуемыми проставлялась отметка по типу: «Гродненский/Не гродненский». Несколько иным по значению является категория «место временного проживания». Под данным термином понимается населенный пункт, в котором находится учреждение образования, где проходит обучение студент. В нашем случае таким пунктом выступил город Гродно. Следовательно, нами были получены данные о студентах, для которых Гродно является местом постоянного проживания, и о студентах, для которых данный город является местом временного проживания. Это, в свою очередь, позволило нам в дальнейшем судить о влиянии фактора места постоянного проживания на уровень переживания одиночества.

Далее нами были получены результаты выявления одиночества среди испытуемых в соответствии с фактором места постоянного проживания, где также обнаружилось преобладание лиц со средними показателями. Среди студентов, чьим родным городом является Гродно, 49 человек имели средний уровень переживания одиночества (68 %), низкий уровень имели 20 респондентов (27 %), высокий — 4 (5 %) опрошенных. Среди испытуемых, для которых Гродно является местом временного проживания, средний уровень переживания одиночества был диагностирован у 61 человека (66 %), низкий уровень выявился у 28 (30 %) и на высоком уровне одиночество переживалось 4 респондентами (4 %) опрошенных.

На следующем этапе исследования респондентам предлагалось ответить на вопросы МЛО «Адаптивность». В результате было выявлено, что большинство студентов обладали низким уровнем развития личностного адаптационного потенциала — 119 (72 %) человек, 43 (26 %) первокурсника имели средний уровень и 4 (2 %) испытуемых выявили высокий уровень развития адаптационн1х способностей личности. Данн1й факт заставил нас усомниться в адекватном функционировании тестовой нормы для белорусской выборки. Это обусловило построение собственной тестовой нормы для имеющихся результатов.

Для построения тестовой нормы имеющиеся баллы были переведены в Z оценку, которая позволила впоследствии определить уровни развития исследуемых характеристик. Иными словами, нами была разработана тестовая норма для имеющейся у нас выборки.

В результате проведения описанной процедуры нами были выявлены следующие данные: большинство студентов обладали средним уровнем развития личностного адаптационного потенциала — 108 (65 %) человек, всего 27 (19 %) первокурсников имели низкий уровень и 31 (16 %) респондент обнаружил высокий уровень развития адаптационных способностей личности.

Несовпадение тестовых норм говорит о том, что в силу определенных причин усредненные показатели развития уровня личностного адаптационного потенциала имеющейся (белорусской) выборки отличаются от показателей выборки, на которой проходило построение нормы для настоящего теста (российской).

Исходя из уровня личностного адаптационного потенциала, выделяют следующие группы: 1) группа хороших адаптационных способностей.

Лица этой группы легко адаптируются к условиям новой деятельности, быстро входят в новый коллектив, достаточно легко и адекватно ориентируются в ситуации, быстро вырабатывают стратегию своего поведения и социализации. Как правило, не конфликтны, обладают высокой эмоциональной устойчивостью. Функциональное состояние лиц этой группы в период адаптации остается в пределах нормы, работоспособность сохраняется; 2) группа удовлетворительной адаптации. Большинство лиц данной группы обладают признаками различных акцентуаций, которые в привычных условиях частично компенсированы и могут проявляться при смене деятельности. Поэтому успех адаптации во многом зависит от внешних условий среды. Эти лица, как правило, обладают невысокой эмоциональной устойчивостью. Процесс социализации осложнен, возможны проявления агрессивности и конфликтности. Функциональное состояние на начальном этапе адаптации может быть нарушено; 3) группа заниженной адаптации. Эта группа обладает признаками явных акцентуаций характера. Процесс адаптации протекает тяжело. Возможны нервно-психические срывы, длительные нарушения функционального состояния. Лица этой группы обладают низкой нервно-психической устойчивостью, конфликтны, могут совершать делинквентные поступки [8; 9].

Проведенная в последующем математико-статистическая обработка данных дала следующие результаты. Уровень переживания одиночества имеет обратно пропорциональную взаимосвязь с уровнем ЛАП первокурсника: чем выше уровень переживания одиночества, тем ниже ЛАП первокурсника, и, чем выше ЛАП, тем ниже уровень переживания одиночества (показатель корреляции составил т=0,43 на уровне значимости р=0,00000000000000016).

В результате проведения непараметрического и критерия Манна-Уитни, направленного нами на изучение зависимости уровня переживания одиночества от фактора места постоянного проживания, значимых статистических отличий выявлено не было.

Проведение непараметрического дисперсионного анализа дало следующие результаты. Уровни развития личностного адаптационного потенциала первокурсников, переживающих одиночество слабой и сильной степени интенсивности, достоверно отличны. Показатели критерия составили Н=53,58 на уровне значимости р=0,00001. Данные показатели свидетельствуют о наличии причинно-следственной связи между уровнем переживания одиночества и ЛАП.

Следующим шагом нашего исследования явилось проведение дополнительной математико-статистической обработки данных, целью которой было выявление наличия обратного детерминаци- онного влияния исследуемых явлений. Полученные результаты свидетельствуют о наличии детерминационного влияния между уровнем развития личностного адаптационного потенциала первокурсников и уровнем переживания одиночества, выраженным в баллах. Показатели критерия составили Н=37,012 на уровне значимости р=0,00001.

По результатам исследования представляется возможным сделать следующие выводы:

1. Среди первокурсников доминирующим является средний (адаптивный) уровень переживания одиночества — 66 % опрошенных (110 из 166 человек). Преимущество данного уровня переживания одиночества сохраняется как у гродненских студентов — 68 % респондентов (49 из 73 человек), так и у приезжих — 66 % респондентов (61 из 93 человек). Преобладание среднего уровня переживания одиночества, вероятно, объясняется тем, что юношеский возраст в силу многочисленных причин является наиболее подверженным данному состоянию, о чем свидетельствуют данные многочисленных авторов и источников [2; 4]. Основные причины одиночества кроются в особенностях психического и личностного развития, своеобразной социальной ситуации, а также отсутствии на данном этапе развития необходимого опыта общения, взаимодействия, решения жизненных проблем и т.д.

Низкий процент хронического одиночества по сравнению с адаптивным объясняется, по-видимому, тем, что к четвертому месяцу обучения, многие из испытуемых уже установили либо начали устанавливать межличностные связи с однокурсниками, что, возможно, привело к снижению уровня одиночества. Также здесь необходимо заметить, что высокий уровень одиночества возникает при длительной фрустрации потребности в удовлетворительном уровне общения, следовательно, у студентов, переживающих одиночество, интенсивность данного состояния могла еще не достичь такого уровня.

2. Уровень переживания одиночества первокурсниками не зависит от фактора места постоянного проживания (показатель критерия Манна-Уитни составил и=3194,5 на уровне значимости р=0,51). Очевидно, это связано с тем, что одиночество как состояние возникает в ответ на несовпадение желаемого и имеющегося, по мнению личности, у нее качества отношений и состава круга общения. Это, в свою очередь, не зависит от того, откуда прибыл студент, а определяется тем, смог ли он наладить удовлетворительные отношения общения в новом социальном окружении. Прибывший издалека человек может обладать высокой коммуникабельностью и обеспечивать себя необходимым качеством контактов, в то время как студенты, оставшиеся в родном городе, могут лишиться всего круга друзей, покинувших его ради обучения в учебных учреждениях других городов.

3. Среди первокурсников доминирующим является средний уровень развития личностного адаптационного потенциала — 65 % опрошенных (108 из 166 человек). Преимущество данного уровня сохраняется и в отношении составляющих его характеристик. Так, 64 % испытуемых обнаружили средний уровень развитости поведенческой регуляции (107 из 166 человек), 75 % первокурсников обладали средним уровнем коммуникативного потенциала (123 из 166 человек). Что касается моральной нормативности, то здесь средний уровень имел 71 % студентов (119 из 166 человек). Превалирование среднего уровня над высоким происходит, вероятно, потому что, как описано в литературе, своего пика развития адаптационные способности личности достигают в среднем к 19-25 годам, что не совпадает с возрастом большинства респондентов.

В то же время воспитание, жизнь в семье, учеба в школе, процесс усвоения моральных норм и ценностей общества и культуры в целом влияют на формирование и развитие личности человека, а следовательно, и его личностных адаптационных способностей через развитие умения общаться, через выработку норм поведения и т.д. Данные обстоятельства, вероятно, и объясняют доминирование среднего уровня личностного адаптационного потенциала над низким.

4. Уровень переживания одиночества имеет обратно пропорциональную взаимосвязь с уровнем ЛАП первокурсника: чем выше уровень переживания одиночества, тем ниже ЛАП первокурсника, и, чем в1ше ЛАП, тем ниже уровень переживания одиночества (показатель корреляции составил т=0,43 на уровне значимости р=0,00000000000000016).

5. Уровень переживания состояния одиночества является одним из факторов, обусловливающих уровень ЛАП: снижение уровня переживания одиночества приводит к повышению уровня ЛАП (показатель критерия Крускала-Уоллиса составил П=53,58 на уровне значимости р=0,00001).

6. Уровень развития личностного адаптационного потенциала подвергается опосредованной коррекции через снижение уровня переживания состояния одиночества.

7. В результате дополнительной математико-статистической обработки эмпирических данных были получены результаты, исходя из которых можно сделать вывод о том, что уровень развития ЛАП является одним из факторов, обусловливающих уровень переживания состояния одиночества: повышение уровня развития ЛАП приводит к снижению уровня переживания одиночества (показатель критерия Крускала-Уоллиса составил П=37,012 на уровне значимости р=0,00001).

Полученные результаты, по-видимому, объясняются тем, что одиночество, как и любое другое психическое состояние, возникая, характеризует психическую деятельность человека в определенный период времени, снижая способность адекватно отражать мир и регулировать на основе данного отражения свое поведение и деятельность. Все это в совокупности (неадекватное восприятие мира (в том числе и собственных социальных ролей), снижение способности к выстраиванию отношений с другими людьми, а также нарушение регуляции взаимодействия личности с социальной средой) и есть составляющие личностного адаптационного потенциала (моральная нормативность, коммуникативный потенциал и поведенческая регуляция, соответственно). Па этом фоне нарушается возможность выстраивать отношения с миром и другими людьми, следовательно, снижается уровень личностного адаптационного потенциала, что является фактором, способствующим снижению качества социальной адаптации человека. Отсюда следует, что работа с данным состоянием приведет не только к решению проблемы одиночества как такового, но и позволит повысить уровень адаптационных способностей и тем самым повлиять на качество социальной адаптации.

Теоретическое обоснование обратного влияния, выявленного нами в результате дополнительной обработки данных математическими методами, мы находим в понимании сущности адаптационных способностей личности. Влияние адаптационных способностей на состояние одиночества можно объяснить, вероятно, следующим механизмом. Личностный адаптационный потенциал является фактором успешной социально-психологической адаптации. Под социально-психологической адаптацией понимают, в основном, вхождение личности в систему общественных связей, адекватное выполнение социальных ролей, приобретения ею определенного социально-психологического статуса. Следовательно, низкий уровень адаптационных способностей может привести к осложнениям процесса социально-психологической адаптации, что, в свою очередь, приведет к нарушению «сети» общественно-психологических связей личности и к обострению потребности в общении, неудовлетворение которой, соответственно, по причине низких адаптационных способностей, приведет к возникновению состояния одиночества.

Таким образом, обобщая вышесказанное, можно с уверенностью говорить, о том, что, чем сильнее испытывает состояние одиночества первокурсник, тем в меньшей степени выражены его личностные адаптационные способности. Причем само переживание одиночества является одним из факторов, обусловливающих ЛАП, однако и личностный адаптационный потенциал, в свою очередь, является одним из факторов, обусловливающих возникновение состояния одиночества либо его переживания на более высоком уровне.

Список литературы

1. Корчагина, С.Г. Генезис, вид1 и проявления одиночества / И.Г. Корчагина. — М.: МПСИ, 2005. — 196 с.

2. Долгинова, О.Б. Изучение одиночества как психологического феномена / О.Б. Долгинова // Прикладная психология. — 2000. — № 4. — С. 28 — 36.

3. Кутрона, К.И. Поступление в колледж: одиночество и процесс социа- ной адаптации / К.И. Кутрона // Лабиринты одиночества: сб. науч. ст. / сост., общ. ред. и предисл. Н.Е. Покровского. — М.: Прогресс, 1989. — С. 384 — 410.

4. Рубинстайн, К. Опыт одиночества / К. Рубинстайн, Ф. Шейвер // Лабиринты одиночества: сб. науч. ст. / сост., общ. ред. и предисл. Н.Е. Покровского. — М.: Прогресс, 1989. — С. 275 — 300.

5. Панин, Р.А. Влияние уровня переживания одиночества на уровень личностного а,даптационного потенциала у первокурсников: дис…. магистра психол. наук: 1-23 80 03 / Р.А. Панин. — Гродно, 2009. — 57 с.

6. Покровский, Н.Е. Человек, одиночество, гуманизм / Н.Е. Покровский // Лабиринты одиночества: сб. науч. ст. / сост., общ. ред. и предисл.

Н.Е. Покровского. — М.: Прогресс, 1989. — С. 5 — 20.

7. Сандлер, У.А. От одиночества к аномии / У.А. Сандлер, Т.Б. Джонсон // Лабиринты одиночества: сб. науч. ст. / сост., общ. ред. и предисл.

Н.Е. Покровского. — М.: Прогресс, 1989. — С. 21 — 51.

8. Карпович, Т.Н. Психологическая диагностика социаного интеллекта личности / Т.Н. Карпович. — Мозырь: Содействие, 2007. — 164 с.

9. Маклаков, А.Г. Личностный адаптационный потенциал: его мобилизация и прогнозирование в экстремальных условиях / А.Г. Маклаков // Психологический журнал. — 2001. — Т. 22, № 1. — С. 16 — 24.

10. Практикум по психологии менеджмента и профессиональной деятельности / под ред. Г.С. Никифорова, М.А. Дмитриевой, В.М. Снетковой. — СПб.: Речь, 2003. — 448 с.

11. Галузо, П.Р. Психодиагностика: учеб. пособие / П.Р. Галузо, С.А. Иванов, А.В. Янковская. — Гродно: ГрГУ, 2008. — 138 с.

12. Крысько, В.Г. Социальная психология: учеб. для студ. высш. учеб. заведений / В.Г. Крысько. — М.: ВЛАДОС-ПРЕСС, 2002. — 448 с.

Панин Роберт Анатольевич — магистр психологии, аспирант кафедры возрастной и педагогической психологии ГрГУ им. Я. Купалы.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
УДК 37.015.Р.А. ПАНИН ОДИНОЧЕСТВО КАК ФАКТОР ФОРМИРОВАНИЯ ЛИЧНОСТНОГО АДАПТАЦИОННОГО ПОТЕНЦИАЛА ПЕРВОКУРСНИКОВ
УРОВЕНЬ ПЕРЕЖИВАНИЯ ОДИНОЧЕСТВА КАК ФАКТОР РАЗВИТИЯ ЛИЧНОСТНОГО АДАПТАЦИОННОГО ПОТЕНЦИАЛА ПЕРВОКУРСНИКОВ
ПЕРЕЖИВАНИЕ ОДИНОЧЕСТВА В ПЕРИОД СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ АДАПТАЦИИ СТУДЕНТАМИ-ПЕРВОКУРСНИКАМИ
ЛИЧНОСТНЫЙ АДАПТАЦИОННЫЙ ПОТЕНЦИАЛ КАК ФАКТОР ПРОЦЕССА ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ВЫГОРАНИЯ
2.2. Изучения уровня одиночества у подростков
Бейнарович Ксения Константиновна ЛИЧНОСТНЫЙ АДАПТАЦИОННЫЙ ПОТЕНЦИАЛ И КОНЦЕПЦИЯ СОБСТВЕННОГО БУДУЩЕГО У ПОДРОСТКОВ
Дворцова Елена Валерьевна ЛИЧНОСТНЫЙ АДАПТАЦИОННЫЙ ПОТЕНЦИАЛ СТУДЕНТА И УСПЕШНОСТЬ ЕГО УЧЕБНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
Дворцова Е.В. ЛИЧНОСТНЫЙ АДАПТАЦИОННЫЙ ПОТЕНЦИАЛ КАК ФАКТОР ЭФФЕКТИВНОСТИ ТРУДА ПРИ СМЕНЕ ПРОФЕССИИ
УДК 159.922.И.В. ДАВЫДОВА ГЕНДЕРНЫЕ РАЗЛИЧИЯ ПЕРЕЖИВАНИЯ ОДИНОЧЕСТВА ЛИЦАМИ ЗРЕЛОГО ВОЗРАСТА
МЕТОДИКА -«ДИАГНОСТИКА УРОВНЯ СУБЪЕКТИВНОГО ОЩУЩЕНИЯ ОДИНОЧЕСТВА»
Нисская Анастасия Константиновна ВЛИЯНИЕ УРОВНЯ РАЗВИТИЯ ИНТЕЛЛЕКТА ДОШКОЛЬ - НИКОВ НА ЛИЧНОСТНЫЙ СТАТУС В ГРУППЕ СВЕРСТНИКОВ
Добавить комментарий