ГЛАВА 1. УМЕРЕННЫЙ ОПТИМИЗМ

Итак, мы прошлись по многим аспектам повседневной жизни и переживаний человека и выяснили — методом умозаключений или с использованием результатов экспериментов — что к устойчивому счастью они не ведут. Это не значит, что вам следует совсем отказаться от материальных благ, сильных эмоций, поиска духовности и т. д. Нет, просто надо понять их истинное место в вашей жизни. Например, восторженные ожидания приберечь лишь для особых случаев (тогда по контрасту они будут ощущаться особенно сильно), а при совершении покупок не ждать от них «вечного кайфа». Что касается религии, то, как уже говорилось, некоторым людям она помогает справиться с трудностями, сделать жизнь более наполненной и счастливой. Поэтому теперь мы будем рассматривать многие явления, которые уже были описаны в предыдущих главах, с иных, более «перспективных» точек зрения. Начнём, как обычно, с материального.

Помните, мы говорили в одной из предыдущих глав о людях-максимизаторах, всегда стремящихся к совершению самого лучшего выбора и жестоко страдающих от этого? Такие люди почти всё время недовольны своей жизнью, даже если со стороны она кажется неплохой.

Альтернативой максимизатору выступает человек умеренной ориентации, выбирающий то, что достаточно хорошо, и потому экономящий много времени, энергии, а нередко и денег. На «умеренных» в меньшей степени давит количество имеющихся вариантов. На мой взгляд, такие люди просто научились правильно расставлять приоритеты: внутреннее душевное состояние, чувство удовлетворённости жизнью — на первом месте, а уже затем всё внешнее, материальное. Они не гоняются за каждой новой безделушкой, теряя самих себя в этой пустой суете, а осознанно выбирают нужное им направление в жизни и в дальнейшем стараются придерживаться этого правильного пути. Одним словом, не размениваются по мелочам. Умеренные люди не пытаются повернуть вспять естественный процесс адаптации. Они понимают, что к любой хорошей вещи со временем привыкаешь, и на место бурной радости приходит комфорт, который тоже хорош сам по себе. Возможно, для таких людей приятное и ровное чувство удобства даже более ценно, чем дикие восторги при покупке, быстро сменяющиеся полным разочарованием. Важно и то, что «умеренных» гораздо труднее выбить из колеи с помощью каких-то внешних событий, поскольку они и не ждут от жизни особых «розовых слонов». А значит душевные расстройства и, в первую очередь, депрессия им практически не угрожают. Так что пусть оптимизм будет осторожным и аккуратным, а не безоглядным. Как выразился о таких людях Ларошфуко, «умеренность счастливых людей проистекает из спокойствия, даруемого неизменной удачей».

Подобные индивиды, на мой взгляд, не позволят сбить себя рекламной шумихой, поскольку, хорошо зная свои внутренние предпочтения, более осознанно выбирают товар. Например, недавно я покупал МР-3 плеер. Поскольку я точно представлял, для каких именно условий он мне понадобится (в первую очередь, для длительных пеших и велосипедных походов в горах — я предпочитаю заниматься спортом под любимую музыку), то сразу же сформулировал продавцу целый ряд требований. Всем им удовлетворяла лишь одна модель плеера, которую я и приобрёл. Так что глубокое знание себя и своих ценностей может стать для вас лучшим компасом во внешнем мире с его изобилием товаров и возможностей.

Кстати, понимание того, что роль материальных факторов на самом деле преувеличена, и для приятной жизни достаточно умеренное количество денег, позволяет мне не «прогибаться» перед клиентом, который хочет заиметь «карманного» психолога. И в тоже время не дурить ему голову сладкими сказками о «чудесных исцелениях» и «скрытых энергиях», к которым я якобы имею доступ. Со своими посетителями я общаюсь как Взрослый со Взрослыми, поскольку именно Взрослая (объективная, ответственная) часть личности позволит им в будущем самостоятельно строить свою жизнь и достигать счастья.

С точки зрения умеренного человека, деньги не являются абсолютным мерилом успеха и счастья. Мы уже говорили, что люди, работающие исключительно ради денег, никогда не бывают счастливы. Поэтому сравнивать себя с соседом надо не по размеру кошелька или обладанию материальными предметами, а по внутреннему душевному состоянию. Вместе с тем, деньги позволяют достичь состояния относительной свободы от толпы и в большей степени уделять время саморазвитию, личностному росту. Одним словом, «вкладывать в себя». Неслучайно небезызвестный Борис Березовский отметил главную пользу качественного образования в том, что оно позволяет находить новые возможности наслаждаться жизнью. Речь, безусловно, идёт не столько о «материальном» наслаждении (это любой дурак умеет), сколько о духовном и интеллектуальном. Так что деньги — это всего лишь средство для умного человека, но никак не цель. В предыдущих книгах я уже отмечал, что индивид, реализующий свои уникальные способности, весьма полезен окружающим своей непохожестью на них и благодаря этому должен хорошо зарабатывать.

Как показали многочисленные исследования, удовлетворение человека работой напрямую влияет на уровень её эффективности. Если вы занимаетесь любимым делом, то уровень вашей удовлетворенности, а значит, и качество выполнения работы автоматически повышаются. Вот так можно совмещать приятное с полезным. Поскольку в своём деле вы человек «продвинутый», то, находясь в хорошем расположении духа, можете «дерзать» и совершенствоваться дальше. Доказано, что механизм устойчиво-положительных эмоций включается и исправно работает тогда, когда человек находится в спокойном, ровном состоянии — когда «на море штиль». Так что первичное условие для оптимистического настроения — внутренний баланс и гармония.

Хочу ещё раз подчеркнуть, что речь не идёт о сильных положительных «всплесках», которые при «частом употреблении» приносят только вред вашей психике и всему организму — ведут к общей разбалансировке. В этом смысле скорее прав был Шопенгауэр, считавший главным признаком счастья отсутствие несчастий, то есть спокойную ровную жизнь.

Умные люди на Западе, осознав невозможность достижения счастья через материальное изобилие, обращают свой интерес к непритязательной жизни, при которой высвобождается время и энергия для гораздо более важных вещей. Граждане понимают, что важнее меняться самим, чем стараться ненадолго почувствовать себя лучше после очередной покупки. Цель принципа добровольной умеренности заключается в том, чтобы, упростив жизнь, ощутить себя её хозяином, быть сильным, беззаботным, непринуждённым. Возвращается понимание того, что свободное время — одна из высших ценностей, поскольку с его помощью можно совершенствовать себя, обогащая сердце и душу. Несколько близких друзей и подруг, умные книги, возможность заниматься любимым делом, наслаждение природой — вот что даёт ощущение истинного счастья. «Простота — это древний, даже фундаментальный идеал», — пишет Дэвид Ши в своей книге «Простая жизнь» и продолжает: «Греки (и не только они — Л.Л.) говорили о «среднем пути», который лежит между роскошью и жизнью, полной лишений». Древние философы советовали остерегаться тех, кто имеет слишком много материальных благ, поскольку это обычно связано с недостатком внутренних духовных богатств. Сами они жили просто и высмеивали традиции и обычаи богатых граждан. Как говорил Сократ, мудрый человек инстинктивно будет вести скромную жизнь. Кстати, Иисус Христос также осуждал излишек материальных благ и считал его основным препятствием для духовной жизни и вхождения в Царство небесное.

В своей предыдущей книге «Психолог объясняет и советует» я упоминал Ричарда Коха и его принцип 20 на 80. Так вот, Кох считает, что мы испытываем 80 процентов счастья за 20 процентов времени, поскольку жизнь имеет разную степень «насыщенности». Значит, мы можем так менять своё существование, чтобы удлинять «счастливые» периоды жизни и укорачивать «несчастные». И, конечно, в первую очередь, следует отказаться от занятий и видов деятельности, приносящих низкую «отдачу» счастья, что позволит сфокусироваться на самом важном. Парадоксально, но именно разумное замедление темпа жизни, связанное с избавлением от пустой суеты, позволяет достичь большего, лучше проявить свою индивидуальность. Убрав лишнее количество, можно достичь гораздо лучшего качества. Это касается не только собственной активности, но и взаимоотношений с другими людьми: насыщенные личные контакты с немногими друзьями и любимыми приносят гораздо больше положительных эмоций, дают ощущение надежности и стабильности.

Данные выводы подтверждаются и результатами экспериментов. Так, для женщины наличие надёжных и убедительных взаимоотношений с мужчиной является одним из главных предсказателей её способности справляться со стрессом.

Теперь давайте перейдём к теме взаимоотношений. Зная результаты исследований психологов, мы можем утверждать, что счастливый брак действительно является мощным положительным фактором. Ведь в браке счастливо 40 процентов жителей США, а среди одиноких — лишь 28 процентов.

Какие же отношения супругов наиболее характерны для счастливого брака? Это так называемая спокойная любовь. Вот одно из её возможных описаний, данное психологом М. Селигманом: «Я легко вхожу в близкие отношения, меня не тяготит зависимость от другого человека, и самому заботиться о ком-то приятно. Я не боюсь, что меня бросят, и не опасаюсь привязаться к кому-нибудь слишком сильно». Подобный стиль любви, как считает автор, уходит корнями в детство, так же, как и менее пригодные для счастья «беспокойная» и «избегающая» любовь.

Для меня в данном пассаже особенно важны слова «я не боюсь, что меня бросят». Очевидно, такой человек имеет устойчивую самооценку, осознавая собственную ценность просто из самого факта своего существования. При этом он не мыслит абсолютистскими категориями «вечной любви» и «смерти в один день», а понимает, что, даже потеряв партнёра, сможет найти себе другого. Вместе с тем он живёт в настоящем и наслаждается совместной жизнью именно с этим человеком, которого любит: «самому заботиться о ком-то приятно».

С этой точки зрения чрезвычайно интересно обсудить высказывание известного психолога Н.И. Козлова, которое иные собратья по цеху ставят ему в вину: «Я люблю свою жену и своих детей, но не могу сказать, чтобы был к ним привязан. Они могут исчезнуть из моей жизни или из жизни вообще, и я отнесусь к этому так же, как к любому другому природному явлению». Автор данной цитаты любит своих близких пока они с ним. Что в этом плохого? Ничего, так и должно быть. Другое дело, Козлов говорит, что не будет переживать, если их не станет, и за это кое-кто из психологов называет его «моральным уродом». Тогда давайте зададим себе трезвый вопрос: если кто-либо ушёл из нашей жизни, неважно по какой причине, в чём будет польза сильных негативных переживаний? Ведь этот человек не вернётся (в предельном случае — из могилы), а собственное душевное здоровье мы таким образом ставим под угрозу. Работа психотерапевта с людьми, пережившими потерю, довольно сложна. Так, может быть, лучше не доводить себя бессмысленными истериками до опасной черты? Наверно, стоит, «осмыслив урок», подумать о поиске нового партнёра и наслаждаться жизнью с ним, пока он есть. А то, что у Козлова жена не первая, и, возможно, не последняя, лишь подтверждает общие жизненные закономерности: крайне мало тех людей, которые имели лишь одного любовного партнёра в течение своей жизни. Хотя в момент влюблённости мы думаем иначе.

Общий же вывод из современных исследований отношений полов однозначен: в общении с близкими выигрывают люди, относящиеся к категории «спокойных» и предпочитающие такой же тип привязанности и взаимодействия. И здесь, как видим, лучше обойтись без сильных эмоций: «Если возникает разногласие, мы решаем спорный вопрос, совместно его обсуждая, поскольку мы оба — разумные люди. Рядом с ним я чувствую себя спокойной и естественной, а значит остаюсь независимой. Мы очень доверяем друг другу». Так описала свои отношения с любимым «спокойная» женщина.

Две другие модели любви — «беспокойная» и «избегающая» — сулят гораздо меньше счастья. Впрочем, «избегание» одного из партнёров может возникнуть как защитная реакция на излишнее «беспокойство» другого. Надо также помнить и о неизбежной адаптации, которая постепенно притупит самую сильную страсть. И тогда на первое место выйдут общность интересов и доверие друг к другу, никак с бурными эмоциями не связанные.

Тема любви и её роли в психологически зрелых взаимоотношениях неоднократно исследовалась в гуманистической психологии. Так, Маслоу выдвигает в качестве идеала «бытийную» любовь, связанную с личностным ростом человека и отсутствием у него сильных негативных эмоций: враждебности, ревности, тревоги. Во главу угла ставятся забота в балансе с личной независимостью. Антипод таких чувств — «дефицитарная» любовь, ведущая к взаимному «слиянию», «потере границ» и невротическому симбиозу со всеми вытекающими негативными (в первую очередь, эмоциональными) последствиями.

Также и «зрелая» любовь, с точки зрения известного психотерапевта Эриха Фромма, предполагает равноправный союз с непременным условием сохранения индивидуальности каждого из партнёров. Без всяких рыданий, истерик и других бурных эмоциональных всплесков. Ценится ровное, тёплое чувство привязанности и взаимной поддержки, наличие общих базовых ценностей.

Подобные взаимоотношения и ровные чувства, их питающие — удел немногих людей, которых без сомнения можно назвать мудрыми. И наоборот, если обратимся в сторону широких масс, то снова увидим обилие сильных (чаще отрицательных) эмоций. Как отмечал писатель М.Горький, «… чернь — нечто внесословное, внекультурное, объединённое тёмным чувством ненависти ко всему, что выше её понимания : любая ненависть (классовая, национальная, религиозная) может быстро превратить культурного человека в эту самую «чернь». Именно подобные тёмные чувства будил в толпе Адольф Гитлер: «Понимание — слишком шаткая платформа для масс. Единственная стабильная эмоция — это ненависть». Очевидно, Гитлер считал людей злыми и глупыми, потому и взывал к их эмоциям, а разум подавлял. И на некоторое время действительно преуспел в этом, ввергнув мир в пучину кошмара и войн.

Данный отрывок приводится в «оптимистической» главе для того, чтобы читатель понял: разумной альтернативы предлагаемой здесь точке зрения на самом деле не существует. Все остальные варианты, привлекательные на первый взгляд, окажутся в итоге гораздо хуже. Что современная психология и доказывает. Поэтому к ней теперь и перейдём.

В одной из предыдущих глав мы рассмотрели ряд минусов, которые несёт увлечение «психологической попсой», процветающей в целом ряде тренингов.

Но подобное опошление «на потребу толпе» не отменяет пользы от изучения многочисленных научных достижений в этой области. Ведь именно психология помогает индивиду изменить внутреннее отношение к ситуации, которая не поддаётся внешней корректировке. Именно психология учит человека разбираться в собственной личности, делать приятное для себя и полезное для других дело, ладить с окружающими, расти как личность. Следование психологическим закономерностям позволяет нам достигать гармонии и душевного равновесия. Собственно, и данная работа, обобщающая последние достижения в этой науке, пишется с этой же целью. Одна из её главных задач — сделать ваш ум более ясным, а поведение — осознанным и ответственным. Надеюсь, вы поймёте, что счастье находится не там, где его предлагают искать мистики и горе-фантазёры. Рациональный ум и внутренняя гармония формируются у человека, который привык полагаться на себя и «выстраивать» себя в ежедневном труде «по призванию души», а не спихивать ответственность за свои неудачи на звёзды, «энергетических вампиров» или происки «тёмных сил». Руководствоваться здравомыслием, даже если вокруг наблюдаются явления иного характера. На стороне такого человека — правда жизни, правда Разума, и другой правды не существует.

Способность научной психологии помогать человеку в выборе правильного настроя на предстоящую деятельность иллюстрирует закон Йеркса-Додсона. Он также подчёркивает важность «золотой середины» в мотивации человека, при достижении которой деятельность становится наиболее успешной. Слишком же большая или, наоборот, слишком слабая мотивация ведут к снижению достигаемых результатов. Как видите, перед вами ещё одно доказательство пользы умеренности, которое бьёт «попсовые», «тренинговые» представления о том, что внешний успех прямо пропорционален силе мотивации. Таким образом, эмоционально «перегретые» люди имеют меньше шансов на успешный результат, а потому тренера, всячески «накачивая» своих подопечных, оказывают им медвежью услугу, да ещё и демонстрируют собственную профессиональную некомпетентность. Избыток мотивации так же плох, как и её недостаток. От нашего страстного «хотения» мир никак не изменится.

Вышеупомянутый закон имеет одно важное приложение, согласно которому, для более сложной деятельности человеку требуется чуть более низкая мотивация. Опять мы видим, что «рулит» именно реалистическая, рациональная тенденция, а не истерическое «накручивание», распадающееся в пыль при первой же серьёзной неудаче.

Рассудок при правильном применении ограничивает отрицательные эмоции и стабилизирует положительные. Использование разума в сочетании с принципом умеренности помогает людям перестать быть себе худшими врагами, отравляя своё сознание негативными мыслями и переживаниями по поводу событий, которые объективно были не столь уж крупными, давно закончились, либо не случились вообще. Человек с эмоциональными расстройствами неверно считает, что окружающий мир «обязан» быть «приятным» и «лёгким» для жизни, не понимая, что «лёгкость» «приятность» — внутренние ощущения, которые он способен менять. Самому же миру нет до нас никакого дела — он к нам совершенно безразличен и просто «существует» независимо от нас и наших чувств. Поэтому решающим фактором является наше внутреннее состояние и то, как мы им управляем.

Спокойных, умеренных людей окружающие нередко называют «пофигистами». Но последний термин предполагает не столько внутренне уравновешенное, сколько безответственное поведение. Поэтому ответственный, спокойный и внутренне гармоничный человек является не «пофигистом», а эталоном — особенно для суетливого невротика.

Кстати, более глубокое понимание принципа умеренности позволило бы прекратить многие пустые споры о том, «что лучше». Например, есть или не есть мясо. Ответ с умеренных позиций: понемногу можно есть всё. Является ли вещество ядом или лекарством, полностью зависит от его меры — используемого количества. А в этом подсказку может дать лишь опыт и развитый ум. При умеренном, аккуратном использовании чего бы то ни было мы никогда не вляпаемся «по-крупному» и сможем при необходимости «открутить события назад».

Правило «ничего слишком» получало неоднократное подтверждение в экспериментальной психологии. Возьмём для примера исследования в области спорта высших достижений и уверенности спортсмена перед соревнованием. И здесь оптимальным уровнем признана не абсолютная, стопроцентная уверенность в успехе, а приблизительно две трети её субъективной шкалы (65–70 процентов). По всей вероятности, мы имеем дело с универсальной закономерностью человеческой психики, которая может быть рекомендована к повсеместному использованию в качестве принципа умеренного оптимизма. Почему именно оптимизма? Да потому, что эмоциональный фон всё же превышает середину, то есть 50 процентов, и позволяет тем самым совершать внешние действия, для которых желательна вера в успех. А почему умеренного? Потому что превышение над средним уровнем сравнительно невелико (10–20 процентов). Небольшой дефицит уверенности позволяет более адекватно оценивать (а значит, и преодолевать) возникающие препятствия, стимулирует гибкость в реагировании и достижении цели. Мы же не боги, чтобы управлять всеми событиями внешнего мира и делать всё, что хотим. Существуют вещи, которые не в нашей власти, и некоторый дефицит уверенности позволяет это осознать. Таким образом мы сочетаем «пессимизм знания с оптимизмом действия» в мире, полном случайностей и неопределённости.

Вообще многие психологические закономерности имеют форму «верблюжьего горба» или перевёрнутой латинской буквы «U». То есть они плохо выражены при слабых воздействиях, затем начинают нарастать, и достигают своего максимума в некой условной «середине» (золотом сечении), а при дальнейшем усилении воздействий опять сходят на нет, либо «ломаются». Это могло бы стать темой отдельной книги, а пока за недостатком места приведём лишь один пример: пассивное поведение — ассертивное (самодостаточное) поведение — агрессивное поведение.

Ясно, что наиболее эффективным чаще всего оказывается средний член связки — ассертивное поведение, связанное с умением отстаивать свои права и не скатываться к крайностям. Оно и тренируется чаще всего (поскольку при отстаивании своих прав важно не нарушить права собеседника, иначе это уже будет агрессивное поведение).

Стоит ли напоминать, что физическая и психическая норма — это некое тяготение к среднему, к центру, а разного рода болезни и отклонения ассоциируются с крайностями, да и частенько вызываются теми же излишествами. При этом умеренность вовсе не является синонимом посредственности. Ведь сказано: «Умеренность в великих людях ограничивает лишь их пороки» и «Умеренность умножает радости жизни и делает удовольствие ещё большим».

Вернёмся к практической психологии и психотерапии. Многие её системы как раз и основаны на стремлении к некоему «среднему», «нейтральному» состоянию, где нет места бурным эмоциям, и где человек как бы отстранён от того, что с ним происходит (понятие Центра в психосинтезе и в медитации; позиция Взрослого в транзактном анализе; расслабленное состояние в гипнозе и аутотренинге; Кайзен с его маленькими повседневными шажками; метапозиция в НЛП; зона комфорта в поведенческих методиках и т. д.). Мудрые люди понимали силу подобного принципа уже в глубокой древности. Вот как красиво пишется об этом в «Книге о пути и славе» (Дао дэ цзин): «То, что спокойно, легко сохранить. То, что ещё не показало признаков, легко направить» и далее: «Нет больше несчастья, чем незнание границ своей страсти, и нет большей опасности, чем стремление к приобретению богатств. Поэтому, кто умеет удовлетворяться, всегда доволен своей жизнью». В Новое Время умеренность считалась необходимым условием счастья, понимаемого как благополучие. Считалось, что благодаря умеренности дух может властвовать над человеческой природой. Куда лучше, чем вечная суета, беспокойство и страдания современных «двуногих».

Простоты и умеренности совсем несложно придерживаться и в повседневной жизни — меньше пустых визитов, глупых и ненужных разговоров, сидения перед телевизором, пьянства и обжорства по праздникам … Куда приятнее ощущать себя свободным человеком, хозяином своей жизни, чем рабом, связанным по рукам и ногам обещаниями и соглашениями, которые сам же и «создал». Тюремщик и заключённый в одном лице — иначе о подобных людях и не скажешь.

В такой «могучей» и, на мой взгляд, наиболее перспективной системе психотерапии как РЭПТ существует понятие умеренного гедонизма, при котором человеку желательно стремиться лишь к тем наслаждениям, которые не дадут отрицательный эффект через некоторое время, приведя в итоге к значительному сокращению продолжительности жизни. Ведь чем длиннее жизнь — тем больше приятных впечатлений она способна вместить. Даже умеренный эгоизм, отмечает Альберт Эллис, часто оказывается полезным, и к нему следует стремиться как терапевту, так и клиенту. В то время как крайняя степень эгоизма — эгоцентризм — безусловно, вреден для человека, поскольку связан с желанием подчинить себе других и заставить весь мир крутиться вокруг себя. Впрочем, об эгоизме и его особенностях мы будем говорить в следующей главе.

Так что умеренность напрямую связана с самообладанием человека, его душевным и телесным здоровьем. Как говорил Ларошфуко, «умеренность в жизни похожа на воздержание в еде: съел бы ещё, да страшно заболеть». Древние философы во главе с Аристотелем считали умеренность (наряду с мудростью, мужеством и справедливостью) одной из главных добродетелей. На мой взгляд, умеренность как раз и есть важнейшее проявление мудрости. Глядя на современных людей, я жалею лишь о том, что они становятся «умеренными» после долгого периода невоздержанности, вследствие чего приобретают букет болезней и просто вынуждены ограничивать себя. Перефразируя известную поговорку, о них можно сказать следующее: «Насильно умеренно мил не будешь». Ограничение своих потребительских инстинктов они рассматривают не как возможный путь к более духовно насыщенной жизни, а как катастрофу, «падение вниз». Таких остаётся лишь пожалеть: без набитого брюха им жизнь не мила.

Неслучайно психологи, говоря о крайних проявлениях того или иного качества, всегда советуют искать (или формировать) такое же по силе противоположное качество, чтобы создать баланс в психике человека. Например, искать разумный, взрослый компромисс между «телесным» и «духовным», «личным» и «общественным». Ведь понятие баланса как раз подразумевает нахождение субъекта в некой «центральной» (или близкой к ней) точке своей психики, из которой он при желании может двинуться в любую сторону, причём «зайдёт» настолько далеко, насколько ему подскажут обстоятельства и здравый смысл. А затем вернётся обратно в «центр», точку душевного равновесия, покоя и комфорта. Так достигается внутренняя целостность. Иначе получается неуравновешенность — едва ли не в прямом смысле этого слова.

Кстати, душевное равновесие и вытекающий из него умеренный (осторожный) оптимизм характерны для учёных в их первой реакции на очередное громкое «открытие». Они готовы его рассматривать, но знают, что панацеи от всех болезней не существует.

В такой системе как гештальт-терапия практикуется на вид нечто противоположное: клиента просят усилить то или иное неявно выраженное чувство. Нет ли здесь противоречия? Конечно, нет и вот почему: усиление чувства — не самоцель, а средство для «кристаллизации» и лучшего понимания мыслей, идей и отношений, скрывающихся за ним. После того, как они будут выявлены, их подвергнут сознательной, рациональной проработке.

И, наконец, рассмотрим закон законов, подтверждающий значимость принципа умеренности — адаптацию. Её действие проявляет себя даже в экономике. В соответствии с законами уменьшения предельной полезности и предельного ущерба, наши первые приобретения или потери (например, выигрыш или проигрыш в казино) будут вызывать самые острые эмоции — радость или печаль. (Причём печаль от проигрыша ста долларов будет несколько сильнее, чем радость от выигрыша такой же суммы — так называемый «эффект потери». Но рассмотрение данного феномена не является целью книги). Последующие проигрыши или выигрыши воспринимаются всё более спокойно — внутреннее состояние человека стремится к равновесию, несмотря на то, что внешние события практически не меняются. При увеличении ставок произойдёт очередной «скачок» эмоций, которые вскоре опять устремятся к «середине».

Возьмём другой пример. В конкурсе на соискание вакантной должности участвуют два человека — А и Б. По конкурсу проходит А и, разумеется, торжествует. Соискатель Б «пролетает мимо» и очень расстроен. В данный момент их душевное состояние отличается очень сильно, но через год никакой разницы не будет — по закону адаптации, «приспособления». Если бы соискатель Б знал, как спокойно он будет чувствовать себя через некоторое время, то, возможно, перестал бы расстраиваться уже сегодня. Да и соискатель А задумался бы, стоит ли вообще в этом конкурсе участвовать …

Неслучайно, единственная мудрость царя Соломона «на все времена», способная объяснить любое событие, звучит так: «Всё проходит». Закон а-да-пта-ции!

Непонимание того, что через некоторое время после практически любого события психика вернётся в своё обычное, «среднее» состояние ведёт к переоценке значимости выбора той или иной альтернативы. «Жениться или не жениться?» — мучает себя вопросом неопытный юноша. Ответ: или женись, или не женись — через полгода—год будешь чувствовать себя примерно так же.

Пациенту, которому объявлен онкологический диагноз, кажется, что его жизнь кончилась. А психологу известно другое: через два-три месяца его настроение практически вернётся к исходной отметке. А у некоторых удовлетворённость своей жизнью даже вырастет. Неслучайно, видимо, больные тяжёлыми, неизлечимыми заболеваниями имеют более высокий уровень оптимизма, чем врачи, которые их лечат.

Так что будущее не сулит нам столь длительных радостей и огорчений, как мы склонны представлять — и это мощнейшее доказательство того, что не в сильных эмоциях счастье. А в умении, извините за каламбур, адаптироваться к принципу адаптации, сделать свои ожидания умеренными и наслаждаться комфортом, который дарит современная цивилизация. На мой взгляд, это безукоризненная позиция для «среднего» человека — ещё и потому, что позволяет бережнее расходовать ресурсы всей нашей планеты, отодвигая возможные глобальные катаклизмы.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
ОПТИМИЗМ И ПЕССИМИЗМ
НЕРЕАЛИСТИЧЕСКИЙ ОПТИМИЗМ
Попова Н.В. ФОРМИРОВАНИЕ НАВЫКОВ ОБЩЕНИЯ У ПОДРОСТКОВ С УМЕРЕННОЙ И ТЯЖЕЛОЙ УМСТВЕННОЙ ОТСТАЛОСТЬЮ
Замышляева М.С. Роль оптимизма и пессимизма в совладающем поведении личности
К. В. Бирюкова, И. С. Мунирова ОПТИМИЗМ КАК ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ЛИЧНОСТНОЕ КАЧЕСТВО РУКОВОДИТЕЛЯ
УПРАВЛЕНИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ АГРЕССИЕЙ: ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЙ ПРИЗЫВ К ОПТИМИЗМУ
Михайлова Е.В. ОТНОШЕНИЕ МАТЕРЕЙ К НАСТОЯЩЕМУ И БУДУЩЕМУ ВЗРОСЛЫХ ДЕТЕЙ С УМЕРЕННОЙ И ТЯЖЕЛОЙ УМСТВЕННОЙ ОТСТАЛОСТЬЮ
ИНДУКЦИЯ НЕСОВМЕСТИМЫХ РЕАКЦИЙ: ЭМПАТИЯ, ЮМОР И УМЕРЕННОЕ СЕКСУАЛЬНОЕ ВОЗБУЖДЕНИЕ КАК СРЕДСТВА ПРЕДОТВРАЩЕНИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ АГРЕССИИ
Роль оптимизма в воспитании позитивного отношения младших школьников к другому человеку
УМЕРЕННОЕ СЕКСУАЛЬНОЕ ВОЗБУЖДЕНИЕ: НЕУЖЕЛИ ОЩУЩЕНИЕ ВОЗБУЖДЕНИЯ ГЕНЕРИРУЕТ САМООБЛАДАНИЕ?
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 2.
ГЛАВА 4. ФОРМУЛА СЧАСТЬЯ И ЕЁ ОБОСНОВАНИЕ
Глава 1. ИГРОТЕРАПИЯ
Глава 2. АРТТЕРАПИЯ
Глава 5. ПСИХОДРАМА
Добавить комментарий