Васильев В.К. ЛИДЕРСТВО В ПОЛИТИКЕ: ПРЕДПОСЫЛКИ И ПРОГНОЗ

Мы рассматриваем лидерство как специфический психологический механизм, имеющий сугубо социальную природу и обеспечивающий группе индивидов оптимальную программу действий в стрессогенных условиях. Тем самым, феномен лидерства ни коим образом не исчерпывается «выдающимися» психологическими особенностями конкретного индивида. Напротив, в значительной своей части он базируется на актуальных потребностях рядовых членов группы. Именно в этой связи становится понятной потенциальная «неистребимость» лидера как групповой роли: как в животной, так и в человеческой группе устранение сложившегося неформального лидера через короткий период общего замешательства приводит к появлению нового. Первый вывод, который следует здесь сделать, заключается в том, что лидера создает, формирует своими ожиданиями группа. Не лидер «нисходит» в толпу, а как раз толпа извлекает из безвестности потребного ей индивида, делая его своим лидером, т.е. орудием удовлетворения своих нужд.

Из сказанного в частности следует, что важным условием для появления лидера является сходство ожиданий у большинства членов группы. Такое сходства возникает, когда все члены группы находятся в одной и той же жизненной ситуации (экономической, политической и т.д.). И чем более глобальны проблемы, характеризующие данную ситуацию, тем единообразнее потребности и ожидания группы, тем с большей вероятностью обнаружится некто, кто окажется идеально соответствующим этим ожиданиям. Второй вывод, следовательно, заключается в том, что вторым фактором обусловливающим появление лидера является актуальная жизненная ситуация, в которой находится группа. Через потребности членов группы ситуация предопределяет, какой именно индивид станет восприниматься всеми истинным лидером.

В жизни всякого животного организма стрессовые ситуации (ситуации непосредственной борьбы за собственную жизнь) возникают регулярно и достаточно часто. Однако по совокупности общего времени нормальная, не требующая предельной мобилизации сил активность явно преобладает над стрессовой активностью. Таким образом, уже в животных сообществах намечается дифференциация по крайней мере двух различных ситуаций — экстремальная (борьба за жизнь) и обыденная.

В человеческом обществе эта дифференциация доведена до логического предела: война (экстремальная активность) и мир (обыденная жизнь). Качественное различие этих ситуаций легко прослеживается как на биологическом, так и на социальном уровнях. На биологическом оно выражается в том, что в любой группе количество индивидов, обладающих «классическими» лидерскими качествами (эмоциональная устойчивость, повышение эффективности всех интеллектуальных процессов при стрессе, оптимальная физическая мобилизованность и выносливость, безошибочность мгновенных интуитивных решений и действий и т.д.) исключительно невелико. Большую же часть любой группы составляют индивиды, по своим психологическим задаткам предрасположенные к обыденной, неэкстремальной жизни. На социальном уровне можно отметить следующий факт. В ряде индейских племен, а также у отечественных казаков сложилось четкое разделение властных полномочий между двумя «лидерами»: вся полнота власти во время мира принадлежит одному человеку, во время войны — другому. Тем самым напрашивается третий вывод: ситуации экстремальные и обыденные качественно различаются между собой и поэтому благоприятствуют становлению качественно различных психологических типов лидера.

Лидерство в политической области является частным случаем лидерства, как психологического феномена, и, следовательно, характеризуется всеми его ведущими особенностями. Перенося все сказанное в сферу политического прогноза, можно утверждать, что, поскольку социально-экономическая ситуация в нашей стране является КРИЗИСНОЙ (или во всяком случае воспринимается таковой большинством населения), постольку:

1. ожидания населения в значительной части едины и предопределяются переживаниями неуверенности в завтрашнем дне, одиночестве, национальной униженности. Соответственно, лозунги Порядка, Народности и Патриотизма можно рассматривать в качестве важнейших идеологических атрибутов потенциального политического лидера высшего эшелона;

2. лидером будет воспринят человек с психологическими качествами и демонстрируемым поведением лидера-воина (а не «хозяйственника», «грамотного специалиста» и т.д., как это зачастую утверждают СМИ).

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
Васильев В.К. ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ ИЗУЧЕНИЯ ЛИДЕРСТВА
Васильев новый подход к анализу феномена лидерства
Васильев В.К., Филимоненко Т.Ю. СУГГЕСТИВНАЯ ТЕХНОЛОГИЯ В ПОЛИТИЧЕСКОМ ЛИДЕРСТВЕ
Глава 4. ПСИХОЛОГИЯ И СОЦИУМ: ЭТНОС, ПОЛИТИКА, ЛИДЕРСТВО
Немыка А.А., Васильев С.С. ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ДОКТРИНА РЕЧЕВОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ
Васильев ПСИХОЛОГИЯ РАЗВИТИЯ КОРРУПЦИИ, ТЕНЕВОЙ ЭКОНОМИКИ И ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОСТИ
Васильев С.С. Структурно-лингвистическое исследование знаков искусства в творчестве С.М.Эйзенштейна
ПРОГНОЗ И КЛАССИФИКАЦИЯ.
1.5.1. ПРОГНОЗ
ТЕМА 8 . ПСИХОЛОГИц ПОЛИТИЧЕСКОГО ЛИДЕРСТВА
ЛИДЕРСТВО И РУКОВОДСТВО (LEADERSHIP AND SUPERVISION)
ЖЕНСКОЕ ЛИДЕРСТВО КАК ОБЪЕКТ ИССЛЕДОВАНИЯ
4. Методика «Прогноз»
ЭФФЕКТИВНОСТЬ ЛИДЕРСТВА (LEADERSHIP EFFECTIVENESS)
РАЗЛИЧНЫЕ ВИДЫ ПРОГНОЗОВ.
СТИЛИ ЛИДЕРСТВА (LEADERSHIP STYLES)
СТРЕМЛЕНИЕ К ЛИДЕРСТВУ, ДОМИНАНТНОСТИ, НЕЗАВИСИМОСТИ.
Добавить комментарий