Ведерникова Е.А. ПСИХОЛОГИЯ ИСПОВЕДИ

В настоящее время общепринятым в среде психологов и медиков стало утверждение о психотерапевтическом эффекте религиозных ритуалов. Сравнительное изучение аналогов и их рационалистический анализ позволяет усовершенствовать и светские приемы психотерапии.

Ранее внимание теоретиков, изучавших психотерапевтические компоненты религиозных ритуалов, концентрировалось на выявлении и попытках освоения приемов суггестии. Рациональное изучение и освоение иных психотерапевтических приемов религиозного ритуала в современной отечественной психотерапии начато А.Е.Личко. Он установил аналогии между групповым покаянием в приходе о. Иоанна Кронштадтского, «психодрамой» по Морено и иными вариантами групповой психотерапии. Но еще в XIX веке католические авторитеты Австрии обличали психоаналитические сеансы, проводимые З.Фрейдом, как пародию на таинство исповеди. А.Эткинд (1993) обратил внимание, что большую часть клиентуры у «отца психоанализа» составляли выходцы из Восточной Европы и России («новые русские» конца XIX – начала XX в.). Большая часть российской буржуазии – ее второе и третье поколения — была представлена потомками старообрядцев, выкрестами и «новообращенными православными», сменившими конфессию в значительной мере по административно-политическим мотивам, естественным для российской империи. В современной системе социологических понятий эту группу людей относят к слою «культурных маргиналов». Естественно, что оторванность от веры и ритуалов собственных отцов и дедов («беспочвенность») провоцировала трудности в осознании и разрешении невротических конфликтов, создавала нужду в замещающих процедурах. В их число входили и психоаналитические сеансы.

Н.Эйдельман (1978) указал на уникальное для Европы явление русской дворянской культуры XVIII–XIX в.в. – «педагогический дневник», – принадлежность почти всех молодых людей из высших слоев России. Его появление обусловлено особенностями русской православной церкви XVIII в. С эпохи реформ Петра I были легализованы систематические нарушения тайны исповеди, а в XIX в. церковная исповедь декретом была сделана обязательной для всех православных граждан империи. Это подорвало психотерапевтический потенциал церковной исповеди. Для низших слоев российского общества эффективной заменой церковного ритуала стала «исповедь на почтовой станции», «исповедь в вагоне железной дороги».

Дворянский этикет почти исключал «обнажение души» и обсуждение внутренних личностных проблем. Функциональной заменой исповеди было ведение «педагогического дневника».

В США среди христианских конфессий наиболее распространенными оказались протестантские, где исповедь вообще не предусмотрена в ритуале и обыденном этикете. Поэтому оказалась востребованной «недирективная психотерапия». Но, задуманная как пародия на «недирективную психотерапию», примитивная компьютерная программа обработки текстов «ELISA» оказалась по эффектам близкой к объекту пародирования. Данный пример позволяет свободно уподобить недирективную психотерапию рефлексивной игре с примитивной выигрышной стратегией и с весьма малой значимостью реального проникновения психотерапевта в существо личностных проблем пациента. Не остается ли в большом числе случаев «взаимопонимание» между прихожанином и исповедником, или «недирективным психотерапевтом» и его клиентом иллюзорным и малозначимым? «Конфликты у наших больных очень просты. Важно только не забывать, что просты не сами конфликты, а наши способы их описывать…» (С.С.Либих).

В ХХ веке условия в СССР не благоприятствовали сохранению эпистолярного жанра и традиций дневника. Умение слушать «исповедь» в железнодорожном вагоне тоже утеряно. Религиозный ренессанс еще не восстановил значения исповеди на «допетровском» уровне. Поэтому в психотерапии невротических конфликтов у интеллектуалов средством выбора стало применение «дневника Штифтера». Опишем этот психотерапевтический прием в современном варианте. Перед сном пациент вспоминает «мелкие конфликты», отличающиеся высокой эмоциональной значимостью. Затем сочиняет краткое описание этих трудностей и заносит сочиненный текст в тетрадь без перечитывания и исправлений. Свободный край листа приклеивается к предыдущим. Это исключает несанкционированный доступ к записям, уменьшает действие тревоги и «цензуры» на содержание. Записи делаются ежедневно, их перечитывание допускается через 2–6 месяцев. Этот режим ведения записей фиксирует «зоны невротического конфликта», где расходятся эмоциональные и дискурсивные оценки, и обеспечивает быстрое эмоциональное отреагирование. Отсроченное обращение к собственным записям позволяет больному с неврозом увидеть себя и окружающую обстановку с новых точек зрения, то есть – реализовать «эффект исповеди».

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
ВЕДЕРНИКОВА Е.А. ОПЕРЕЖАЮЩАЯ ГОТОВНОСТЬ КАК СУБЪЕКТИВНАЯ ПРЕДПОСЫЛКА КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ
Развитие психологии в границах философии и естествознания. Становление психологии как самостоятельной науки. Психология человека в начале XX века.
2. СОЦИАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ. ПСИХОЛОГИЯ ЛИЧНОСТИ
ГЛАВА 2. ИСТОРИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ПРЕДМЕТА ПСИХОЛОГИИ И ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ В ПСИХОЛОГИИ
Положения экзистенциальной психологии и психологии ЖИЗНЕННОГО ПУТИ СБЛИЖАЮТСЯ В СЛЕДУЮЩИХ ОСНОВНЫХ МОМЕНТАХ.
ОБРАЗ ПСИХОЛОГИИ У ЛЮДЕЙ, ИМЕЮЩИХ РАЗЛИЧНЫЙ ОПЫТ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ С ПСИХОЛОГАМИ
Гальперин П. Я.. Лекции по психологии. Часть 1. Ориентировочная деятельность как предмет психологии.,
Ульянина О.А. ПСИХОЛОГ КАК ОБЪЕКТ ИССЛЕДОВАНИЯ В ПСИХОЛОГИИ ФИЗИЧЕСКОГО ВОСПИТАНИЯ И СПОРТА
Крылов ИНЖЕНЕРНАЯ ПСИХОЛОГИЯ В СТАНОВЛЕНИИ СОВРЕМЕННОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ПСИХОЛОГИИ
ИССЛЕДОВАНИЕ СИНДРОМА ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ВЫГОРАНИЯ У ПСИХОЛОГОВ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ПСИХОЛОГИИ
АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПСИХОЛОГИИ ТРУДА И ОРГАНИЗАЦИОННОЙ ПСИХОЛОГИИ
Лызлов А. В. Об актуальности обращения к истории психологии для разра-ботки ГУМАНИТАРНОГО НАПРАВЛЕНИЯ В ПСИХОЛОГИИ
§ 31. Вопросы психологии отрасли хозяйства как психологии сообщества. Д. И. Журавский, И. И. Рихтер
Добавить комментарий