ГЛАВА ВЛАСТЬ МЫСЛИ НАД ТЕЛОМ

Тело есть не более чем слуга разума. Одержимые главной мыслью, слабые становятся сильными, робкие храбрыми, неуверенные решительными.

— Мне крайне грустно узнать, что вы настолько больны, что, скорее всего, не сможете находиться на своем обычном место завтра утром, мисс Хай, — примирительно сказала жена министра, как гласила чикагская газета «Трибьюн», — и я спешу сообщить вам, что вы можете не беспокоиться за соло, которое вы должны были петь во вступительном псалме. Мистер Гудмен и регент хора договорились, что ваше место займет мисс Гонби, и…

— Что?— вскричала певица, лучшее сопрано церковного хора его преподобия доктора Гудмена, в мгновение ока усаживаясь в кровати. — Что! Старая дева с треснутым голосом, станет петь мое соло? Никогда!

Одной рукой она сорвала с головы бинты, другой смахнула на пол лекарства с прикроватного столика.

— Передайте доктору Гудмену и регенту хора, — сказала она голосом, зазвеневшим среди стен подобно серебряному колоколу, — чтобы они сообщили мисс Гонби, что ей не придется уродовать это соло. Я приду.

Когда Мария I, католичка, стала королевой Англии и обрекла Хью Лэтимера, епископа вустерского, и Николаса Ридли, епископа рочестерского, участвовавших в составлении «Книги Общей Молитвы», к сожжению за то, что они отказались отречься от протестантства, и Лэ-тимер, и Ридли, также, как и сотни других, шли к месту казни с радостью. Зеваки поражались, видя их умиротворенные улыбки, освещавшие лица ярче безумного ослепительного блеска пламени, сквозь рев и треск огня слыша хвалу и благодарственные гимны.

В Нью-Йорке мясника, страдающего от невыносимой агонии, привели в аптеку. Расследование показало, что он поскользнулся и упал со стремянки на острый крюк для мяса, на котором он пытался подвесить кусок говядины. Он стонал от боли, когда с него снимали одежду- Он был бледен, сердце едва билось, а любое перемещение причиняло ему ужасную боль. Однако обнаружилось, что крюк только проколол его одежду» а сам он совершенно не пострадал. Узнав это, он мгновенно перестал стенать. Боль, которую он считал абсолютно реальной, оказалась целиком плодом его воображения.

Врачи рассказывали случай, произошедший несколько лет тому назад в Париже с бедной женщиной, которую неподалеку от собора Парижской Богоматери укусила собака. Ее отвезли в больницу, где рана и была прижжена.

Несколько месяцев спустя на улице ее увидел студент и сообщил, что совершенно не ожидал увидеть ее живой. Он сказал ей, что собака, которая ее укусила, была бешеной. Несчастную женщину мгновенно скрутила сильнейшая судорога. Немедленно вызвали врача, цо он не смог ничего сделать, и скоро она умерла.

Доктор Чалмерс, во время поезди в почтовом дилижансе сидевший подле водителя, спросил:

— Джон, зачем вы так сильно нахлестываете заводного плетью?

— Там впереди лежит белый камень. Заводной боится этого камня, поэтому с помощью свиста плети и боли, которую ему причиняют мои удары, я хочу отвлечь его внимание от камня.

Доктор Чалмерс пришел домой, продумал эту идею и написал «Изгоняющую власть нового переживания».

Вы должны научиться избавляться от одной идеи, забивая сознание другой.

В детстве гадалка предупредила лорда Байрона, что он умрет на тридцать седьмом году жизни. Эта идея постоянно преследовала его. Во время своей последней болезни он упомянул это предсказание, лишившее его всякой надежды на выздоровление. Его врач сказал, что это подавило духовную силу, столь необходимую в борьбе с болезнью.

Каждый опытный врач и каждый, кто читал медицинские истории, должно быть, был многажды впечатлен властью сознания, в котором превалирует какая-либо идея или чувство, суждение или решение, способное защитить от болезни или боли, либо задержать ее развитие. С другой стороны, они должны были быть в равной степени впечатлены властью страха, уныния, делающего организм более восприимчивым к болезни, ускоряя ее развитие или даже приводя людей к летальному исходу. Любой врач знает, что отважные люди с неукротимой волей и наполовину не настолько восприимчивы к инфекционным заболеваниям, как их робкие, нерешительные товарищи.

Наполеон посещал больницы для чумных больных, даже когда врачи уже боялись входить в палаты, и нередко спокойно прикасался к зачумленным пациентам. Он говорил, что тот, кто не боится, смог бы победить чуму.

Сенека страдал смертельным заболеванием, но говорил следующее:

— Мысль о том, что мой отец не пережил бы такого страшного удара — моей смерти — не позволила мне умереть, поэтому я приказал себе жить.

И он действительно жил.

Сэр Вальтер Скотт в возрасте пятидесяти пяти лет оказался в серьезных долгах. Но, несмотря на то, что он был далеко не богат, он был намерен выплатить каждый доллар. Это решение придало новую силу каждой клеточке мозга и каждой функции тела, и они были брошены на помощь. Каждый нерв и каждая мышца твердили, что долг необходимо выплатить, и долг был выплачен.

Болезни непросто обосноваться в теле, которым правит настолько мощная установка. Часто правильный настрой не только тормозит развитие болезни, но даже помогает ускользнуть от смерти.

— Нет, мы не болеем, — говорил актер, — потому что нам нельзя болеть.

Оперная певица Аделина Патти и еще несколько звезд могут позволить себе такую роскошь, но к большинству из нас это не относится. Это вопрос нашего «долга», даже будь у меня на это время, будь я дома или просто обычным человеком, который мог бы залезть в кровать с полным правом поболеть, как все нормальные люди, я все равно не сделал бы этого, и зараза бы отступила под напором жизненной необходимости. Не секрет, что сила воли — лучший способ быть в тонусе, и работники театра понимают, что они всегда должны иметь ее под рукой.

Канатоходец был настолько тяжело болен люмбаго, что едва мог передвигаться. Но, когда объявили его выступление, он собрал волю в кулак и несколько раз прошел по канату с тачкой, как и было заявлено программе. После этого он согнулся пополам, и его, «негнущегося, как замерзшая лягушка», пришлось нести к кровати.

Известно, что солдат часто несколько раз ранит в сражении пулями или осколками мины, но в состоянии нервного возбуждения они совершенно не чувствуют боли от ран, пока в какой-то момент не обнаружат, что одежда насквозь пропиталась кровью, или какой-нибудь не скажет им, что они ранены. Затем, когда возбуждение спадает, само осознание их состояния, многократно усиленное воображением, заставляет их потерять сознание. Но пока их сознание было чем-то серьезно занято, они не чувствовали в своем теле пули или осколка гранаты.

Каждая эмоция делает тело красивым или уродует его. Беспокойство, мучения, необузданные страсти, раздражение, недовольство, любой нечестный поступок, любое вероломство, чувство зависти, ревность, опасение

действуют на организм подобно яду и деформирует его.

— Придет время, — говорит Гумбольдт, — когда больной человек будет восприниматься с таким же отвращением, с которым мы сейчас воспринимаем вора или лжеца, поскольку любое наше состоянии является олицетворением наших мыслей и, подобно всему прочему, подлежит корректировке.

Хотя это достаточно неожиданный взгляд, нет никакого сомнения в том, что все, происходящее в сознании, оказывает мощное влияние на тело.

Сэр Джон Лаббок пишет в «Удовольствиях жизни»: — Говорят, что знаменитый физиономист Кампа-нелла так умел абстрагировать внимание от немочей своего тела, что мог бы даже вытерпеть пытку на дыбе без особых мучений. Любой человек, умеющий концентрировать внимание и управлять своей волей, может избавиться от большинства жизненных неудобств. Он, вероятно, будет иметь массу поводов для беспокойства, его тело может являться вместилищем тяжких страданий, и все же его разум останется безмятежным и спокойным, он сумеет одержать верх над трудностями и болью.

В «Спутнике молодежи» сказано, например, что таинственная власть разума над телом дала начало новому разделу в науке, и недавно были проведены научные исследования с целью установить, что именно мы называем психофизическими — или, проще говоря, душевно-физическими — явлениями. Было обнаружено, что внезапный холодный пот, прошибающий человека под впечатлением глубокого чувства вины, и обычный пот существенно отличаются по химическому составу, и с помощью простого химического анализа можно доподлинно определить природу конкретного выделения. В контакте с окисью селена первый дает розовый цвет, чего не происходит с обычным потом.

Гнев изменяет химические свойства слюны, превращая ее в яд, опасный для жизни.

Доподлинно известно, что внезапные и сильные эмоции не только заставляют людей поседеть в считанные часы, но могут привести к смерти или сумасшествию. Один из людей Стэнли был настолько взволнован, когда Стэнли объявил, что их тяжелый переход через африканские джунгли близится к завершению, и они приближаются к океану, что обезумел и умчался в заросли. Больше его не видели.

Гарвардский профессор Джеймс, эксперт в психических науках, говорил: «Каждый прикосновение добра или зла в душе шрам. Ни один наш поступок не проходит бесследно». Мы с жалостью и недоверием смотрим на тех, кто губ пт себя, загрязняя и разрушая организм алкоголем, при том, что, возможно, сами уродуем наши тела тем, что кажется нам «невинными

грехами». Приступ гнева может нанести телу и характеру больший ущерб, чем веселая пьянка. Ненависть калечит жизни вернее, чем бутылка. Ревность, зависть, гнев, тоска гораздо успешнее приводят к печальному концу, чем годы курения. Беспокойство, волнение, сквернословие оказываются гораздо более утонченный ядом для организма, чем сигарета.

Существует множество других способов разрушения тела, кроме курения или алкоголизма. Пробежка вслед за поездом вредит сердцу больше, чем никотиновая зависимость. Отсутствие самообладания, вульгарные устремления и вздорные идеи вредят жизни много сильнее, нежели вещи, признанные предосудительными. Злобная собака и норовистая лошадь стареют вдвое быстрее, чем их дружелюбные собратья, выполняющие ту же самую работу. Уродливая корова не даст молока, паршивую овцу не удастся раскормить. Величайший иудейский пророк провозгласил удивительную истину, сказав: «Как праведность ведет к жизни, так и творящий зло толкает себя к смерти» (Притчи, 11:19).

Ничто более не сопутствует здоровью и успеху так как сила воли. Это неизменный стимулятор здоровья, физического и умственного. Она придает организму силы, помогая ему преодолевать трудности, разочарования и болезни. Это своего рода балансировка, координирующая и стабилизирующая все движения и функции тела и разума, защищая организм от разрушительных потрясений, которые нередко выбивают неуравновешенное сознание из колеи. Сила воли — исполнительная власть в государстве интеллекта. Если этот правитель слаб и нерешителен, в уме и в теле не будет никакого порядка и гармонии. Этот исполнитель должен править железной рукой, контролируя все органы и чувства, обеспечивая человеку управление, порядок и гармонию в физическом, умственном и духовном плане. Плохой правитель не сможет реализовать даже хорошие законы, в его державе будут царить неуверенность и беспорядок.

«Дай мне какую-нибудь гениальную мысль, чтобы я снова смог ожить», — говорил Гердер, немецкий философ, священник и критик, своему сыну, будучи при смерти. Ньютон, находясь в Кембридже, всю ночь бился над какой-то сложной математической задачей, но утром казался свежим и полным сил: его воодушевила победа.

Следом за силой воли, помогающей защититься от болезни или поддерживать здоровье, идет власть убеждения и веры. Этот факт наглядно проиллюстрирован в примере, к которому я обращусь снова в главе «Зачем стареть?». Британский медицинский журнал «Ланцет» как-то опубликовал статью об англичанке, которую в юности предал ее возлюбленный, после чего она обезумела. Она перестала осознавать ход времени. Ничто не могло убедить ее в том, что время ее отношений с любимым человеком осталось в

прошлом. Хотя фактически он уже давно покинул ее, она стояла у окна день за днем, месяц за месяцем, ожидая его возвращения. Убежденность в том, что она все еще молода, полностью остановила процесс физического старения. Американцы, видевшие ее несколько лет тому назад, говорили, что на вид ей не дашь больше двадцати лет притом, что ей семьдесят пять! Что за власть в этой убежденности, чтобы не позволить телу постареть! Если мы только знали, как использовать ее!

Страх часто убивает даже здоровых людей, в то время как смелость — настоящий эликсир жизни.

Однажды британские врачи провели эксперимент над преступником, завязав ему глаза и положив на операционный стол. Его заставили поверить, что он истекает кровью, но при этом по его руке, на которой был сделан небольшой разрез, совершенно неопасный для жизни, текла обычная теплая вода.

Спустя короткое время человек скончался от страха. Если бы бинт на минуту был снят так, чтобы он увидел, что вместо крови по руке течет вода, он немедленно пришел бы в себя.

В Филадельфии несколько студентов медицинского факультета решили поэкспериментировать на однокашнике. При встрече каждый спрашивал его, что с ним стряслось, добавляя, что он выглядит больным, или что-то в этом духе. Юноша слег и через несколько дней умер.

Другого человека в больнице убедили в том, что пациент, лежавший на койке, которую он теперь занимал, умер от холеры. Предполагаемые симптомы умершего были описаны поминутно, и скоро точно такие же симптомы появились у этого пациента. Он умер, хотя вся история была вым ыслом.

Мужчина из Провиденса в июле 1891 года занимался укладкой ковра. Он пил из бокала, в котором лежали кнопки и, когда ему сообщили об этом, мгновенно ощутил сильную боль от кнопки, попавшей ему в горло. Он тщетно пытался удалить ее, но опухоль увеличивалась, началось воспаление, и он отправился к врачу. Последний направил его на лечение в больницу, где тщательное обследование показало, что не было никакой кнопки. Боль сразу же исчезла, и мужчине осталось только досадовать на мифическую кнопку.

В колледже Маршалла, в Абердине, насколько я помню, студенты заставили дворника поверить, что они собираются казнить его. Они скрутили его, завязали ему глаза, уложили его голову на кирпич, и быстро провели мокрой тканью по шее, позже с изумлением обнаружив, что он мертв.

Недавно во Франции должен был быть казнен заключенный, однако он не выказывал ни малейшего опасения до тех пор, пока не предстал перед страшным инструментом казни. Стоило ему бросить взгляд на гильотину, как

он смертельно побледнел, а из его тела попросту ушла жизнь. Его подняли на подвижное крыло, где он лежал в течение двадцати ужасных секунд, пока не упал нож Кровь не ударила струей на восемь или десять футов, как обычно бывало в таких случаях. Врачи обнаружили, что кровь у него в сердце уже свернулась, что доказало, что он был мертв еще до падения ножа.

Техасцы, захваченные в плен во время кампании при Санта-Фе, шли, пока не стало казаться, что они вот-вот умрут от истощения. Но как только им сказали, что каждый, кто не в состоянии идти дальше, будет застрелен, они вновь взяли хороший темп, который и удерживали весь остаток дня.

Амбруаз Парэ, описывая комету в 1520 году, говорил: «Эта комета была настолько страшна и ужасна, и породила своим появлением такой испуг в душах людей, что многие из них умерли, одни от страха, другие от болезни».

Один бедняк как раз шел повеситься от безысходности, но случайно нашел приличную сумму денег. Он выбросил веревку и поспешно отправился домой. Обнаружив, что золото пропало, человек, спрятавший его, повесился на той самой веревке, которую оставил его разбогатевший предшественник.

Успех — отличное тонизирующее средство, а неудача — тяжелый депрессант.

Успешное достижение цели, к которой тянется душа, как правило, улучшает здоровье и приносит счастье.

Я знаком с охотниками, которые, до изнеможения уставшие после безрезультатного дневного перехода, часто в снег или дождь, и едва переставляющие ноги, мгновенно преображались, завидев долгожданного оленя или лося и, забыв голод и усталость, радовались, как дети. Изменившее умственное восприятие позволило м снова отправиться в путь. И, хотя они так и не отдохнули, усталости они не чувствовали.

В целом, мы не только получаем то, к чему отчаянно стремимся, но и поправляем здоровье. Многие из нас наверняка замечали, что в людях весьма посредственного здоровья, возможно даже инвалидах, в ка-ой-то момент просыпается немыслимая сила и неожиданное здоровье, необходимое для достижения какой-либо внезапно возникшей цели. Это же иногда верно для больных и немощных людей, которые внезапно оказывались ответственными за близких, например, после смерти родителей или родственников, или тех, кто, неожиданно лишившись имущества, был вынужден делать то, что раньше казалось ему невозможным.

Любая незамутненная позитивная мысль, любое благородное стремление к добру и истине, любое душевное устремление к лучшей жизни, любая высокая цель и бескорыстное усилие отражаются на организме человека, делая его сильнее, гармоничнее и красивее.

Император дом Педро, лежавший с тяжелым заболеванием в европейской клинике, получил от своей дочери, оставленной на должности регента, телеграмму, в которой она сообщала, что «подписала указ, полностью, повсеместно и навсегда отменивший рабство в Бразилии». Осознав, что мечта всей его жизни наконец осуществилась, он моментально выздоровел.

Великолепный дрессировщик лошадей говорил, что иногда брошенное в сердцах слово увеличивает пульс лошади на десять ударов минуту. Если это верно для зверя, то что мы можем сказать относительно власти слова над человеческим существом, и особенно над ребенком? Действительно, гнев матери попросту отравляет ее грудного ребенка, вызывая заболевания и даже конвульсии. Каково же тогда влияние материнских страстей на жизнв плода?

Журнал «Сайентифик Америкэн» сообщал о случае, произошедшем с одной дамой из Бриджпорта, штат Коннектикут. Она обратилась к врачу с просьбой извлечь вставную челюсть, которую она умудрилась проглотить. К приходу врача мышцы ее горла были сведены такой сильной судорогой, что женщина начала задыхаться. Выдающиеся врачи посовещались и решили прибегнуть к трахеотомии. Однако один из врачей, участвовавший в консилиуме, нащупал под матрасом какой-то предмет, который на поверку оказался якобы проглоченными коренными зубами. Когда пациентка увидела их, конвульсии немедленно прекратились. Мадам Бернар, знаменитая актриса, рассказывала: — Я ни разу еще не сыграла в «Федре» без того, чтобы не упасть в обморок или не начать харкать кровью, а после четвертого акта «Теодоры», в котором я убиваю Марцелла, я так сильно переживаю, что прихожу в гри-мерку вся в слезах. А если и не плачу, то принимаюсь биться в истерике, что гораздо неприятнее для окружающих и опаснее для ваз и других хрупких вещей, оказавшихся под рукой.

Сэр Хемфри Дэйви случайно исцелил от паралича мужчину, всего лишь вложив ему в рот градусник, чтобы померить температуру. Пациент решил, что это прибор, специально предназначенный для лечения паралича.

«Люди, которые были прикованы к постели в течение многих лет, и неизлечимые инвалиды, казавшиеся практически беспомощными, вставали с постели, когда загорался дом, и помогали не только спасать других жильцов, но и выносить из дома мебель и ценные вещи. Врачи, убедившись, что такого рода заблуждения буквально ставят на ноги прикованных к постели пациентов, часто лечили их, прибегая к имитации пожарной тревоги или прикасаясь к их коже раскаленным железом, таким образом, заставляя их выбраться из кровати, а иногда и из дома.

Сердитые, раздражительные, капризные личности, даже будучи при

смерти, нередко совершенно преображаются, стоит им только получить звонок от близкого друга или какую-то хорошую новость. Мучительная боль исчезает, лицо смягчается, хмурое выражение уступает место улыбке. Человек полностью меняется, несмотря на то, что изменение это произошло только на интеллектуальном уровне, не зависящем ни от лекарств, ни от лечения.

Бальвер советует нам отказаться от болезней, никогда не говорить людям, что мы больны, никогда не желать себе этого. Болезнь — одна из тех вещей, которым человек обязан сопротивляться из принципа. Никогда не говорите, что вы слабы, если желаете быть сильным, или что устали, если хотите всегда быть бодрым. Все эти негативные картинки, которые рисует сознание, плохо влияют на тело.

Вместо того чтобы повысить свою сопротивляемость болезни, изгоняя все отрицательные мысли и перекрывая им все подходы, как если бы мы охраняли свой дом от воров и заразы, мы становимся легкой добычей для врага, наблюдая за симптомами болезни, которой мы боимся, переживая ее в себе, представляя все особенности болезни. И сопротивляемость организма этой болезни значительно падает. Вместо того чтобы бороться с тысячами врагов, которые преследуют нас по пятам с рождения и до смерти, мы начинаем переживать из-за них, освобождая им путь, становясь уязвимыми.

Каждый из нас знаком с губительным влиянием страха на людей, страдающих определенными заболеваниями, особенно сердечников. Они сосредотачиваю все мысли на больном органе, а в результате угнетается сердечная деятельность и снижается жизненный тонус.

Кто может оценить горе, беспокойство, страдание, вызванное страхами, во всем их разнообразии?

— Куда ты идешь? — спросил паломник, встретив однажды Чуму.

— Я иду в Багдад, чтобы убить пять тысяч человек, — был ответ.

Несколько дней спустя этот же паломник столкнулся с Чумой на

обратном пути.

— Ты сказала, что идешь в Багдад, чтобы убить пять тысяч человек, — сказал он, — но вместо этого ты убила пятьдесят тысяч.

— Нет, — сказала Чума. — Я убила только пять тысяч, как и обещала, а остальные умерли от страха.

Житель Филадельфии обратился к врачу с тем, что, как он опасался, было неизлечимым случаем сердечной болезни, но к своему облегчению обнаружил, что источником скрипящего звука, который он слышал при каждом глубоком вдохе, был поврежденный зажим на подтяжках.

Страхи и беспокойство убивают красные кровяные тельца. Если их

уровень в крови падает ниже определенного уровня, то результатом может стать серьезное заболевание или смерть. Многие люди потеряли свои жизни в буквальном смысле слова потому, что убедили себя в том, что должны умереть от наследственной болезни, которой страдали их родители.

Многие, например, уверены в том, что очи наследовали гены какой-нибудь ужасной болезни вроде рака. Кто-то сказал им:

— Берегись, ты же знаешь, что твоя мать была в точно таком же состоянии.

Их убежденность часто подкрепляется словами лечащего врача, предупредившего, что это непременно достичь совершенства, живя в окружении несовершенства, или гармонии через разногласие.

Мы должны постоянно держать перед мысленным взором идеальный образец здоровья и гармонии. Мы должны изгнать из сознания все негативные мысли и всех противников гармонии, как если бы собирались предотвратить преступление. Постоянно повторяйте, каким вы хотите, чтобы было ваше здоровье. Не зацикливайтесь на болезнях и не изучайте их симптомы. Не позволяйте себе сомневаться в том, что вы — сам себе хозяин. Уверенно утверждайте свое превосходство над болезнями тела, ни за что не признавайте себя их рабом.

Какая-то часть чудотворной силы Христа, несомненно, исходила из его высокой духовной, умственной и физической организации. Похоже, он был послан в этот мир, чтобы продемонстрировать возможности совершенной личности, освободившейся от наследственных и приобретенных слабостей, которые так сильно ограничивают и калечат многие жизни. В его духовном, ментальном прикосновении, которым он изгонял болезни, жила высшая гармония. Он продемонстрировал превосходство совершенного организма над страданиями и болью, превосходство разума над материей, превосходство физической зрелости над недостатками замедленного развития. Он показал, что здоровый дух невозможен без здорового тела, и соответственно, гармоничное тело является следствием здорового духа. Он продемонстрировал позитивную, очищающую и поддерживающую власть разума над телом.

Врачи утверждают, что совершенное здоровье недоступно для мнительных людей — тех, кто постоянно занимаются самоизучением, выискивая у себя малейшие симптомы болезни и поднимая панику, обнаружив

Безвольные, сомневающиеся, неуверенные люди не владеют собой даже физически и гораздо более восприимчивы к болезням, чем люди с большой силой воли. Первые не умеют контролировать себя. Они хватаются то за одно,

то за другое, следуя чужим советам и принимая все известные лекарства, какие только попадают в их поле зрения, бестолково разрушая свой организм н е ну жн ы м и м ед и к а м е н та м и.

Нет другой такой способности, более склонной к развитию, с большей готовностью откликающейся на обучение, чем сила воли, хотя редко когда се тренируют в школе или колледже. Никакая другая способность не может сделать для нас больше в плане формирования привычек, становящихся впоследствии нашим даром или проклятием, но ее редко культивируют. Во власти этой способности находятся наши успехи и неудачи, наши счастье и горе, но мы постоянно пускаем все на самотек.

В нас заключено божественное средство против многих бед: разум — естественная защита тела.

Если бы мы только знали, как использовать силу воли и разум для самозащиты, большинство врачей осталось бы без работы, а многие из нас могли бы сохранить молодость и юношескую жизнерадостность подростков до самой старости.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
ГЛАВА МОТИВАЦИЯ ВЛАСТИ
ГЛАВА ВЕЗДЕСУЩИЕ МЫСЛИ
ГЛАВА КАК КОНТРОЛИРОВАТЬ МЫСЛИ
Индивидуальные различия деятельности власти: мотив власти
СОЗНАНИЕ ПРАВИТ ТЕЛОМ
ТРАНСЦЕНДЕНТНОСТЬ ТЕЛА ПРОТИВ ПОГЛО-ЩЕННОСТИ ТЕЛОМ
24.7. СВЕДЕНИЕ ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОСТИ ОПЕРАЦИЙ НАД НЕЧЕТКИМИ МНОЖЕСТВАМИ К ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОСТИ ОПЕРАЦИЙ НАД СЛУЧАЙНЫМИ МНОЖЕСТВАМИ
Над пропастью…
АВТОМАТИЧЕСКИЕ МЫСЛИ
БЕСПОМОЩНОСТЬ И КОНТРОЛЬ НАД ДЕЙСТВИЕМ
РАБОТА НАД ОШИБКАМИ
4.3.3. ВОЗМОЖНЫЕ ОПЕРАЦИИ НАД ТЕКСТОМ ДОКУМЕНТА
УПРАЖНЕНИЕ ВЛАСТЬ
ИСЦЕЛЯЮЩИЕ МЫСЛИ
Добавить комментарий