Внутренняя детерминация и самодетерминация

Представление о внутренней детерминации, ее истоках и производимых под ее влиянием внешних изменений является прямым следствием развития идеи об ИИ как системе, границы которой совпадают с границами ее мира, и по отношению к которому ИИ выполняет системообразующие функции. В таком случае, казалось бы, понятия внутренней детерминации и самодетерминации должны быть тождественными. Однако, это не совсем так.

Дело в том, что свойство системы быть саморегулирующейcя и самоактуализирующейся и способность этой же системы осознавать свои потенции (и благодаря этому опять-таки регулировать себя и свой мир) – суть качества разного порядка. В связи с этим возникает своеобразный парадокс. Вроде бы в обоих обозначенных выше случаях правомерно говорить о внутренней детерминации. О самодетерминации же речь может идти лишь во втором случае, т.е. тогда, когда система осознает свои потенции и регулирует (управляет) ими. Но рассматривая проблему самодетерминации, появляется сомнение можно ли самодетерминацию сводить только к внутренней детерминации.

Конечно, данный парадокс является мнимым. В действительности нужно просто четко различать способы существования ИИ в своем мире как системы и как подсистемы других, чем она сама, систем.

Внутренняя (имманентная) детерминация характеризует ИИ–систему в аспекте первичных способов ее существования. Под первичными способами существования ИИ и ее мира я понимаю такие, которые являются свободными от каких-либо добавок, обусловленных последствиями рефлексий в формах каких бы то ни было активностей, действий, коррекций, оценок и т.п. со стороны самой ИИ и/или объектов (субъектов) ее мира.

Самодетерминация же, наоборот, описывает как бы вторичные способы существования ИИ и ее мира. Вторичные способы существования обусловлены рефлексивными потенциями ИИ в части осознания ею способов собственного существования и на этой основе организации саморегуляции и самоуправления своим миром. Саморегуляция и самоуправление предполагают развертывание определенных активностей, действий, коррекций и т.п. в зависимости от того, насколько отчетливо ИИ осознает способы своего существования и насколько успешно она владеет определенными умениями и навыками, чтобы вносить необходимые, как ей кажется, изменения в характер ее взаимодействий с объектами своего мира.

Лишь один из уровней ИИ представляет собой специфический способ существования и одновременно он же содержит в себе способность к его рефлексии в контексте саморегуляции и самоуправления.

Причем, момент рефлексии распространяется практически на все способы существования ИИ, пусть и с неодинаковой степенью полноты применительно к ее разным уровням. Таковым является уровень личности с присущим ей сознанием, но взятый в отношении к внутренней, а не к внешней, детерминации.

Между тем, возможности самодетерминации возникают в связи не только с внутренней, но и с внешней детерминацией (в жизненном опыте личности, например, может совершаться интеграция влияний, исходящих от внутренних и внешних источников детерминации). Поэтому следует различать самодетерминацию ИИ–системы и самодетерминацию ИИ как подсистемы других, чем она сама, систем.

Если речь идет об ИИ как именно системе, самодетерминация может рассматриваться в качестве одного из измерений внутренней детерминации (понятие внутренней детерминации является более широким, чем самодетерминации). При подходе к ИИ как подсистеме других систем, трактовка самодетерминации будет иной. Попадая в контекст влияний внешней (и отчасти внутренней) детерминации, понятие самодетерминации на этот раз будет более широким: самодетерминация более устойчива по сравнению с внутренней детерминацией и первична по отношению к ней (ср. Б. Ф. Ломов, 1984; А. Г. Асмолов, 1990).

Осмысление характера взаимоотношений внутренней детерминации и самодетерминации позволяет наметить некое видение этой проблемы в теоретическом, а затем и в эмпирическом аспектах. В дифференциальной психологии имеется для этого определенный задел, наработанный, правда, в русле разных теоретических традиций. Например, конструкты, созданные на основе представлений об эго-контроле, могут быть подвергнуты изучению в качестве референтных в отношении источников самодетерминации; конструкты, раскрывающие своеобразие тех или иных индивидуальных свойств (экстраверсия, тревожность и т.п.) могут быть представлены как внутренние причины в контексте имманентной детерминации. Эти оба вида конструктов, взятые в аспекте не свойств, а производимых ими преобразований в объектах мира ИИ, могут способствовать пониманию характера взаимосвязей первичных и вторичных способов существования метаиндивидуального мира.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
ВЗАИМОСВЯЗЬ ЭКСПЕКТАЦИЙ И САМОДЕТЕРМИНАЦИИ У ТРУДНЫХ ПОДРОСТКОВ?
САМОДЕТЕРМИНАЦИЯ
САМОДЕТЕРМИНАЦИЯ (SELF-DETERMINATION)
Хорошун М. Э. ГЕНДЕРНЫЕ АСПЕКТЫ МОТИВАЦИИ САМОДЕТЕРМИНАЦИИ И СОЦИАЛЬНОЙ АДАПТАЦИИ ПОДРОСТКОВ
9.5. Oтличия и сходство внутренних целей и внутренних причин
Шабашова Елена Николаевна ПРОБЛЕМА САМОДЕТЕРМИНАЦИИ ИНДИВИДУАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ В ЗРЕЛОМ ВОЗРАСТЕ.
3.4. Внутренний диалог и внутренняя речь
ДЕТЕРМИНАЦИЯ ВИНЫ.
ДЕТЕРМИНАЦИЯ КАК СИСТЕМНЫЙ ПРИНЦИП ПСИХО-ЛОГИЧЕСКОЙ НАУКИ И ПРАКТИКИ
Сафонов ДИАЛЕКТИКА ДЕТЕРМИНАЦИИ ПСИХИЧЕСКОГО СОСТОЯНИЯ В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
КОЭФФИЦИЕНТ ДЕТЕРМИНАЦИИ
4. ДЕТЕРМИНАЦИЯ ПСИХИЧЕСКИХ ЯВЛЕНИЙ
ЛИЧНОСТЬ КАК СУБЪЕКТ ДЕТЕРМИНАЦИИ СОБЫТИЙ
Добавить комментарий