ВНУТРИСЕМЕЙНЫЕ ДЕТЕРМИНАНТЫ ФОРМИРОВАНИЯ КОНЦЕПЦИИ ТЕЛЕСНОГО «Я»

Несмотря на древность проблемы телесной формы существования человека, загадок, противоречий и вопросов в этой области больше, чем ответов и объяснений. Например, насколько жизнь человеческой личности обусловлена телом, данным при рождении, а в какой степени она свободна от собственной телесности? [3, 4, 5, 6]

В своей работе мы рассматриваем влияние микросоциальной среды – внутрисемейных отношений – на формирование концепции телесного «Я» человека. Нас интересовало то, как слова и поступки родителей по отношению к телу ребенка влияют на его представление о собственной внешности, когда он вырастет [1, 7].

Под концепцией телесного «Я» мы будем понимать ментальный конструкт, отражающий представления и знания человека о собственном теле. Мы исходили из того, что:

1) представления о собственном теле тесно связаны с представлениями о собственной личности;

2) представления о собственном теле и личности влияют друг на друга и во многом формируются друг через друга [8, 11, 12].

Индивидуальная концепция телесного «Я» каждого человека включает в себя много разных аспектов: знания о состоянии здоровья, о возможностях и ограничениях собственного тела, представления о своем внешнем облике и т.д.. В проведенном исследовании результат влияния семьи на формирование концепция телесного «Я» мы рассматривали на примере представлений о собственной внешности.

Нас интересовали следующие вопросы:

? Каким образом близкие люди оказывают воздействие на формирование у человека системы знаний и представлений о собственном теле?

? Как переживает и интерпретирует человек разнообразные воздействия близких, направленные на его тело?

? Как система знаний о собственном теле влияет на поведение человека по отношению к телесному «Я» других людей?

? Как концепция телесного «Я» родителя влияет на его поведение по отношению к телу собственного ребенка?

В этой статье основное внимание будет уделено тому, как родитель формирует концепцию телесного «Я» ребенка «по образу и подобию» своей собственной. То, что это так, было ясно из проведенного нами пилотажного исследования, на основании которого были сформулированы следующие гипотезы.

Они состояли в том, что родитель воспринимает, оценивает и ведет себя по отношению к телу своего ребенка так же, как это делали когда-то его собственные родители. Это предопределяет сходство эмоционально-личностных реакций у детей и родителей, возникающих в ответ на высказывания об их внешности, и физические воздействия близких на их тело. Предполагалось, что и представления о собственной внешности у детей должны быть сходны с представлениями о собственном облике у их родителей.

Например, если родитель убежден, что всё телесное не так значимо, как то, что связано с умственным развитием, он просто не обсуждает с ребенком никаких телесных тем «за ненадобностью». Тогда у ребенка сформируется концепция тела как чего-то «недостойного внимания и обсуждения».

Далее, для краткости, родительские высказывания о внешнем облике и их физические воздействия на тело ребенка мы будем называть обратной связью.

Для проверки наших гипотез мы исследовали 19 пар «мать–дочь». Возраст дочерей был от 20 до 27 лет, а возраст их мам – от 42 до 49 лет.

Методики были разработаны нами в ходе проведения пилотажного исследования на небольшой выборке в 15 человек. С каждой из участвовавших в нем женщин было проведено длительное глубинное интервью по опорным вопросам. Вопросы были сформулированы на основе предварительной теоретической проработки материала. Пилотажное исследование позволило выяснить встречающиеся в семейной практике виды обратной связи по отношению к телу ребенка, которые обычно дают родители и другие близкие родственники. На его основе также удалось выделить те аспекты концепции телесного «Я», на примере которых удобнее всего рассмотреть сформулированные проблемы, выбрать форму проведения исследования, отработать инструкции, задания и вопросы, разработать критерии анализа и оценки данных.

Для проведения исследования в парах «мать–дочь» мы использовали три методики: «Стандартизированное интервью», «Описание и оценка собственной внешности», «Идеальная женщина».

Вопросы стандартизированного интервью были разработаны нами с целью получения трех блоков информации:

1) о специфике обратной связи о собственном телесном «Я», которую в детстве испытуемые получали внутри семьи;

2) о типичных способах эмоционально-личностного реагирования, возникающих у человека в ответ на обратную связь о собственном телесном «Я»;

3) о том, кто из взрослых давал обратную связь.

Методика «Описание и оценка собственной внешности» позволила нам получить информацию о самооценке внешности испытуемых и о том, насколько дифференцированы у испытуемых представления о собственной внешности. (Эта дифференцированность обусловливает то количество характеристик, которое обычно называют люди при описании своей внешности.) Методика «Идеальная женщина» позволила нам собрать информацию об особенностях построения испытуемыми идеального телесного образа человека своего пола (качество и количество выделяемых характеристик).

Нам было необходимо выяснить, как связаны между собой ответы матери и дочери:

? в описании характера обратной связи о своем телесном «Я», которую каждая из них получала в детстве от своих близких;

? в эмоционально-личностных реакциях матери и дочери, возникавших у них в ответ на эту обратную связь;

? в описании собственной внешности и особенностях построения идеального образа человека своего пола.

На основании результатов корреляционного анализа полученных данных мы пришли к выводу о том, что родители действительно часто обращаются с телесным «Я» своих детей так же, как с ними самими вели себя взрослые. В рассказах мам и дочерей об обратной связи о своем телесном «Я», которую в детстве они получали от близких, обнаружились корреляции (при р<0,01) в 9 из 12 выделенных нами характеристик, отражающих специфику этой обратной связи. В парах «мать–дочь» выявилось сходство по таким характеристикам, как:

? положительный телесный контакт,

? положительные сравнения с родственниками,

? отрицательные сравнения с родственниками,

? действия против желаний ребенка во время ухода за ним и телесного контакта,

? болевые воздействия при телесном контакте,

? формальное, равнодушное участие родителей в телесном контакте во время игр и ухода за ребенком,

? положительное описание тела,

? негативное отношение родственников к тем изменениям внешности, которые испытуемые делали самостоятельно,

? отрицательное описание внешности.

Итак, испытуемые в парах давали сходные описания того, как в детстве с их телом взаимодействовали взрослые. Например, если мама говорила, что в детстве о ее внешности отзывались хорошо и приводила примеры, обычно, и дочь сообщала то же самое о себе. Если мать говорила, что, во время ухода за ней, взрослые ненароком делали ей больно, сходные воспоминания о своем детстве мы обнаруживали и в ответах ее дочери и т.д.

Любопытные факты были обнаружены при проведении качественного анализа данных интервью. Когда мы обратились к содержательной стороне ответов испытуемых внутри каждой пары, то обнаружили, что иногда мама повторяет своей дочери то, что ей самой говорили, даже если эта информация совершенно не согласуется с внешним видом ее дочери. Например, одна женщина рассказывала, что в детстве она была полная. И ее мама часто говорила ей об этом.

В интервью дочери этой испытуемой на себя обратил внимание следующий эпизод:

Вопрос: Как взрослые описывали словами Вашу внешность?

Ответ: Мама говорила: «Ты тощая, как палка!» А после этого она могла сказать: «Не ешь
булку, а то станешь жирной, как свинья!»

Вопрос: А вы по сложению похожи на маму или на папу?

Ответ: На папу, он худой.

В данном случае по своей конституции дочь не похожа на мать. И мать это видит и говорит дочери: «Ты тощая». Но одновременно с этим она сообщает ей и ту информацию («жирная, можешь ею стать»), которую в детстве получала сама, хотя эта информация не соответствует внешности ее дочери.

В нашем исследовании мы наблюдали сохранение типа взаимодействия с телом ребенка внутри семьи. Также типично воспроизводились и эмоционально-личностные реакции участников этого взаимодействия. В том, как матери и дочери реагировали на обратную связь от близких, корреляции (при р<0,05 и р<0,01) обнаружились в шести из восьми выделенных характеристик, отражающих специфику эмоционально-личностного реагирования испытуемых:

? переживание отвержения: «Меня не любят»,

? избегание контакта,

? недифференцирование людей, дающих обратную связь о телесном «Я»,

? равнодушное отношение к обратной связи и собственному внешнему виду,

? позитивное отношение к мнению близких относительно внешности испытуемой,

? несамостоятельность (неспособность самостоятельно менять свою внешность).

Например, у той мамы, которая избегала телесного контакта с близкими, дочь рассказывает то же самое про себя.

Если мама говорит, что ей было «всё равно», как она выглядит, то и ее дочери «всё равно» и т.д.

При качественном анализе мы обнаружили «сюжетное» сходство в рассказах родителей и их детей не только в характере получаемой ими обратной связи, но и в специфике реагирования на нее. Например, одна из женщин рассказывала, что когда в детстве мама хотела наказать ее, она отказывалась ходить с дочерью за руку. У нашей испытуемой это вызывало ощущение, что мама ее не любит. Наша испытуемая помнит эту ситуацию, и то какой травмирующей она была для нее. Поведение своей матери в этой истории она оценивает как «неразумное» и говорит, что «так нельзя вести себя с детьми». Любопытно, что, несмотря на тяжкие воспоминания, по отношению к своей дочери эта испытуемая повела себя точно так же, как с ней поступали в детстве. Дочь этой женщины рассказала нам о себе ту же самую историю, в которой мама в качестве наказания выдергивала свою руку из руки девочки.

Получается, что женщина помнит, как ей было неприятно, когда ее «телесно не принимала» мама, наказывая лишением контакта. Но со своим ребенком она ведет себя точно так же, воспроизводя родительскую программу, поскольку собственный опыт положительного взаимодействия не был выработан.

Когда матери и дочери описывали собственную внешность и внешность идеально красивой женщины, то при сравнении их описаний обнаружилось сходство по пяти признакам (корреляции при р?0,05 и р?0,01):

? в количестве положительных характеристик, названных при описании собственной внешности,

? в общем количестве характеристик в описании собственной внешности,

? в мере соответствия идеальному образу женщины,

? в количестве характеристик, названных при описании идеального образа женщины,

? в склонности отмечать в идеальном образе нетелесные признаки – одежду и косметику.

Эти данные означают, что если женщина может описать свою внешность и выделить в ней положительные черты, то, скорее всего, и у ее дочери это не вызовет затруднений. И напротив, если у женщины отсутствует осознанное, позитивное и дифференцированное представление о собственной внешности, то у нее будут сниженные возможности помочь сформировать концепцию телесного «Я» у собственных детей. В нашем исследовании это нашло отражение в неспособности дочерей таких женщин описать словами и положительно оценить свою внешность.

Особенности описания образа идеальной женщины также сходны в парах «мать – дочь».

Проведя качественный анализ тех характеристик, которые называли испытуемые при описании собственной внешности, мы обнаружили, что те характеристики своей внешности, которые мать выделяет как значимые, на 60% совпадают с теми, что выделяет в своем облике ее дочь. Видимо, дети перенимают от родителей знание о том, на какие аспекты внешности нужно обращать внимание.

В некоторых интервью было видно, что от матери к дочери передаются «значимые зоны», на которые в семье обращают особое внимание. Оценка этих зон как положительных (красивых) или отрицательных (некрасивых) может передаваться от поколения к поколению вне зависимости от их реального внешнего вида.

Например: мать говорит, что у нее некрасивые, толстые колени. А дочь о себе – что у нее некрасивые острые колени. Матери не нравится ее «большой» нос, а дочери – ее «курносый».

На примере нескольких корреляционных плеяд мы смогли наблюдать настоящие «семейные сценарии» формирования концепции телесного «Я».

Женщина рассказывает, что в семье было много взаимодействий с телом, которые ей нравились. Ее мама положительно описывала ее внешность. Эта женщина высоко оценивает свою внешность, что выражается в соответствии идеальному образу. То же самое рассказывает и дочь этой испытуемой.

Положительный сценари

 Положительный сценари

Отрицательный сценарий

 Отрицательный сценарий

В рассказах матерей и дочерей повторяются не только события, но и действующие лица. В рассмотренном примере и та, и другая называли свою бабушку как человека, дававшего отрицательную вербальную обратную связь.

Проведенное исследование позволяет нам сформулировать следующие выводы:

17. Есть основания говорить о том, что в семье от поколения к поколению передаются особенности взаимодействия с телом ребенка. В парах «мать–дочь» мы обнаружили сходные описания того, какую обратную связь каждая из них получала в детстве о собственном теле. Мать заботится о теле дочери и оценивает внешность дочери так, как в детстве это делали е родители.

18. От поколения к поколению в семьях сохраняется характерное распределение между членами семьи функций по взаимодействию с телом ребенка.

19. Концепция собственного телесного «Я» матери иногда управляет ее поведением по отношению к телу ребенка сильнее, чем реальные особенности внешности самого ребенка.

20. Члены одной семьи склонны выделять в качестве значимых одни и те же зоны тела. Оценка этих зон в семье как положительных (красивых) или отрицательных (некрасивых) может передавать- ся от поколения к поколению вне зависимости от реального внешнего вида родителей и детей.

21. Сходство обратной связи, которую получали в семье пары «мать–дочь», приводит к сходству их эмоционально-личностных реакций в ответ на эти воздействия, сходству восприятия собственной внешности и фантазийного построения идеального образа человека своего пола.

22. Есть основание предполагать существование «семейной концепции тела» как совокупности устойчивых, передаваемых по наследству и разделяемых всеми членами семьи представлений о теле.

Проведенное исследование было посвящено тому, как система знаний о теле и способы взаимодействия с ним передаются от поколения к поколению семьи. Философская и психологическая литература по теме позволяет говорить о том, что подобные процессы происходят и в макросистеме общества в целом. В каждом обществе существует собственная культуральная концепция телесного «Я», своя философия тела. Эта социокультуральная концепция отражает представления данного общества о строении тела, о его развитии, здоровье, способностях, возможностях, ограничениях, красоте и др. В соответствии с этим общество детерминирует личностную концепцию телесного «Я» каждого принадлежащего к нему человека [1, 8, 11]. В дальнейшем было бы интересно исследовать не только процессы «наследования» семейной и общественной концепции телесного Я, но и факторы, определяющие изменение этой концепции.

Литература

44. Бернс Р. Развитие «Я-концепции» и воспитание. М.,1986.

45. Бернштейн Н.А. О построении движений. М.,1947.

46. Быховская И.М. Homo somatikos: аксиология человеческого тела. М., 2000.

47. Бэн А. Душа и тело. Киев, 1900.

48. Газарова Е.Г. Психология телесности. М.,2002.

49. Гарбузов В.И. Древние и новые каноны медицины. СПб., 1992.

50. Дольто Ф. На стороне ребенка. СПб., 1997.

51. Подорога В.А. Власть и познание (археологический поиск М. Фуко) //Власть. Очерки современной политической философии Запада. М.,1989.

52. Совершенный человек. Теология и философия образа / Сост. и отв. ред. Ш.М. Шукуров. М.,1997.

53. Тхостов А.Ш. Психология телесности. М.,2002; СПб.,2000.

54. Фуко М. Надзирать и наказывать. Рождение тюрьмы. М., 1999.

55. Brown J.D. The Self. Boston; New York; San Francisco, 1998.

56. Cusumano D.L., Thompson J.K. Media influence and body image in 8–11-year-old boys and girls: A preliminary report on the multidimensional media influence scale. // International Journal of Eating Disorders. 2001. Vol. 29. Р. 37–44.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
Ильина В.В. ВНУТРИСЕМЕЙНЫЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ КАК ФАКТОР ФОРМИРОВАНИЯ УСТАНОВОК ПОДРОСТКОВ
Формирование Я-концепции индивида. Самооценка
концепция формирования имиджа лидера в избирательной кампании
ЗЕРНОВА Т.И. ВЛИЯНИЕ РАННЕЙ ПРОФЕССИОНАЛИЗАЦИИ НА ФОРМИРОВАНИЕ Я-КОНЦЕПЦИИ ПОДРОСТКОВ
Басалкина Ю.М., Бурова Е.Е. концепция формирования профессиональной ориентации у старшеклассников
Галимзянова М.В. РОЛЬ ПЕРЕЖИВАНИЙ ДЕТСТВА В ФОРМИРОВАНИИ Я-КОНЦЕПЦИИ ВЗРОСЛОГО ЧЕЛОВЕКА
М.В. Иванова ФОРМИРОВАНИЕ Я-КОНЦЕПЦИИ СТУДЕНТОВ СПОРТИВНОГО ВУЗА (ГЕНДЕРНЫЙ АСПЕКТ)
Защиринская О.В. ВНУТРИСЕМЕЙНЫЕ ОТНОШЕНИЯ У МЛАДШИХ ШКОЛЬНИКОВ С ЗАДЕРЖКОЙ ПСИХИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ
Соколов А.Н. КОМПЛЕКСНАЯ ДИАГНОСТИКА ВНУТРИСЕМЕЙНЫХ ПРОБЛЕМ РОДИТЕЛЕЙ И ДЕТЕЙ
Дик П.В. СВЯЗЬ ХАРАКТЕРА ВНУТРИСЕМЕЙНЫХ ОТНОШЕНИЙ И КУРЕНИЯ У НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ ДЕВУШЕК
4.3 КОНЦЕПЦИИ УСВОЕНИЯ СОЦИАЛЬНОГО ОПЫТА (КОНЦЕПЦИИ УЧЕНИЯ)
КОНЦЕПЦИЯ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ С. Л. РУБИНШТЕЙНА ЯВЛЯЕТСЯ ОДНОЙ ИЗ ПЕРВЫХ КОНЦЕПЦИЙ
Монодошные телесные типы:
КАК ОПРЕДЕЛИТЬ ВАШ ТЕЛЕСНЫЙ ТИП
Двудошные телесные типы:
Тридошный телесный тип:
ТЕЛЕСНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ЧЕЛОВЕКА.
ПСИХОЛОГИЯ И ТЕЛЕСНОСТЬ В ОБЛИКЕ
Подпитывающее телесное соприкосновение
§ 5. ТЕЛЕСНО-ОРИЕНТИРОВАННЫЕ ГРУППЫ
Добавить комментарий