К ВОПРОСУ О СООТНОШЕНИИ ОБЩЕНИЯ И ПРЕДМЕТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Представлен теоретический анализ соотношения общения и предметной деятельности. Выделены общие и отличительные свойства общения и предметной деятельности.

Проблема соотношения общения и деятельности до сих пор относится к числу дискутивных. Исторически проблема деятельности начала разрабатываться значительно раньше, чем проблема общения [6; 7; 8; 10; 11; 12]. Однако при всей ее изученности нет единой концепции деятель- ностного подхода. В большинстве случаев деятельность рассматривается в самом широком значении — как социальное бытие человека. В контексте такого ее понимания очень трудно найти место общению в структуре социального бытия человека. С.Л.Рубинштейн и А.Н.Леонтьев — авторы деятельностного подхода в психологии, выделяли в деятельности два момента: отношение субъекта к окружающему предметному миру (миру объектов) и отношение к другим людям (миру субъектов). Например, С.Л.Рубинштейн рассматривал деятельность как «процесс, посредством которого реализуется то или иное отношение человека к окружающему его миру, к другим людям, к задачам, которые ставит перед ним жизнь» [12, с. 41]. В трудах А.Н.Леонтьева также подчеркивается, что, с одной стороны, «деятельность осуществляет связи субъекта с предметным миром» [8, с. 244], а с другой стороны, «отношение индивидов к предметному миру не существует вне общения» [8, с. 248].

Следует отметить, что выделенные отношения субъекта к предметному миру и к другим людям, которые реализуются через деятельность, не существуют отдельно друг от друга. «Каждое действие и деятельность в целом — это прежде всего воздействие, изменение действительности. Но всякая вещь или объект, порожденные человеком, включаются в общественные отношения. Через посредство вещей человек соотносится с человеком и включается в межчеловеческие отношения. Поэтому действия человека и его деятельность в целом — это не только воздействие, изменение мира и порождение тех или иных объектов, но и общественный акт или отношение в специфическом смысле этого слова» [12, с. 8 — 9]. Особенно отчетливо эти связи обнаруживаются на исторически и онтогенетически ранних стадиях развития челевека. Как отмечал А.Н.Леонтьев, «на этапах становления общества трудовая деятельность людей и их общение в широком смысле непосредственно слиты между собой: предметная орудийная деятельность, включенная в предметное же общение. Их неотделимость, конечно сохраняется и при дальнейшем развитии» [8, с. 248]. В онтогенетическом плане их единство было обнаружено Л.С.Выготским: «Поведение очень маленьких детей в процессе решения задачи представляет собой весьма специфический сплав двух форм приспособления — к вещам и к людям, к среде и к социальной ситуации, которые дифференцируются только у взрослых. Реакции на предметы и на людей составляют в поведении детей элементарное недифференцированное единство, из которого в дальнейшем вырастают как действия, направленные на внешний мир, так и социальные формы поведения» [5, с. 30].

По мере развития деятельности как целостного бытия реализуемые через нее отношения субъекта к предметному миру и к людям обретают относительную самостоятельность, т.е. она дифференцируется на предметную деятельность и общение. Но при этом они не утрачивают свою двойственную природу: предметная деятельность сохраняет внутреннюю имплицитную социальность, а общение — имплицитную предметность. На генетически поздней стадии выделить в предметной деятельности или в общении соответствующее имплицитное содержание довольно сложно. Поэтому и отношения между ними часто представляются неадекватно. Так, в рамках деятельностного подхода предметная деятельность изучается как бы в «чистом» виде, т.е. в отрыве от субъектно-субъектных отношений. Поэтому вся эмпирическая база и понятийный аппарат оказываются плохо приспособленными для анализа и понимания общения. Общение же выводится из предметной деятельности и рассматривается как ее частный вариант [7; 8].

В результате трансформации генетически ранней формы деятельности (деятельности-бытия) сохраняются также и другие наиболее существенные ее свойства: активность; структурная целостность (наличие мотивов, целей, способов их реализации и т.д.); функции (воздействие, преобразование, познание); способность к преобразованию формы (внешняя — внутренняя) при сохранении содержательной, структурной и функциональной целостности; порождающие (генетические) качества; чувствительность по отношению к той реальности, на которую она направлена и способность воспроизводить ее в своих характеристиках. В психологии было выполнено множество исследований, свидетельствующих о том, что все эти свойства характерны не только для предметной деятельности, но и для общения [1 — 4; 10; 11 и др]. Это очень важно для понимания общения, но не дает основания для отождествления его с предметной деятельностью.

При всем его сходстве с предметной деятельностью, общение имеет по всем этим параметрам довольно существенные отличия, которые определяются спецификой его объекта — человека как равноправного самостоятельного субъекта и как личности. В процессе общения субъект должен руководствоваться не «логикой предмета», а «логикой субъекта», которому оно адресовано. Адекватное воспроизведение в общении психологических особенностей другого человека выступает как необходимое условие решения соответствующих задач, то есть по своему содержанию оно является не предметным, а психологическим и соотносится с межличностным, а не с предметным познанием. Человек относится к числу наиболее сложных и довольно плохо изученных «объектов». Причем его сущность определяется не физическими чувственно созерцаемыми характеристиками, а совершенно непонятными и недосягаемыми для естественнонаучного познания внечувственными качествами. В настоящее время нет ни одной законченной и непротиворечивой теоретической концепции, раскрывающей сущность таких категорий как сознание, душа, личность и др. Поэтому можно с большой уверенностью сказать, что общение является более сложным и гораздо меньше изученным процессом, чем предметная деятельность. Например, совершенно непонятным представляется такое его свойство, как способность воссоздавать и нести в себе психологические характеристики человека — партнера по общению. В рамках существующих теоретических подходов невозможно ответить на следующий очевидный вопрос: каким образом происходит уподобление общения как чувственно созерцаемого процесса психологической сущности человека как внечувственной реальности.

В этой же связи общение обладает другой отличительной особенностью: чувствительностью к своему объекту — человеку. Поэтому оно строится не монологично, то есть в логике только своего субъекта, а диалогично, то есть с учетом психологических характеристик человека, на которого оно направлено. Диалогичность — изначально присущее качество общения. Ее истоки обнаруживаются на генетически ранней стадии становления предметной деятельности и общения — совместной деятельности, характерной чертой которой является отсутствие индивидуальных субъектов.

Они слиты в единый социальный организм, представляя собой групповой субъект совместной деятельности.

Общение обладает изначальной активностью, но это особая, диалогическая активность, в которой другой человек выступает как равноправный соучастник и содеятель. Каждый отдельный акт общения — содействие субъекта всегда строится в контексте (актуальном или потенциальном, реальном или предполагаемом) предшествующего ему содействия другого субъекта и, воспроизводя его в себе, предполагает ответное содействие. Выражаясь словами М.М.Бахтина, можно сказать, что общение по своей природе «активно ответно», а каждое содействие представляет собой всего лишь звено в бесконечной цепи других содействий [2, с. 260 — 261]. Предметная деятельность представляет собой процесс манипуляции субъекта с объектом, в результате которого последний преобразуется в соответствии с целью. Общение же направлено на актуализацию собственной активности другого человека как равноправного субъекта взаимодействия и как личности.

В структуре общения, так же, как и в предметной деятельности, можно выделить мотивы, цели, условия их реализации и соответствующие им задачи. Однако здесь все эти структурные компоненты имеют определенную специфику. Так, в основе общения могут лежать такие мотивы, которые невозможны в контексте предметной деятельности (например, мотивы общения, эмоционального сочувствия, признания, оказания или получения помощи и др.). Поскольку предметом общения является не объектная, а субъектная реальность, то его цели, условия и задачи представляются психологическими по своему содержанию. В них воспроизводятся различные структурные компоненты личности: мотивы, черты характера, способности и т.п.

Свою специфику имеют также и единицы анализа общения. В предметной деятельности в качестве таковой рассматривается отдельное действие как содержащее в себе ее основные характеристики. Однако оно не пригодно для анализа общения независимо от того, как оно называется: социальным, межличностным, коммуникативным и т.п. Действие — это некоторая манипуляция с объектом, направленная на его преобразование в соответствии с целью субъекта. Человека как субъекта и как личность нельзя изменять подобным образом. Любые происходящие с ним преобразования и изменения (эмоциональные, интеллектуальные, волевые, характерологические, поведенческие и т.д.) являются продуктом его собственной активности. Он сам переживает, сам мыслит, сам принимает решения, сам совершает поступки. Другие люди (педагоги, консультанты, руководители, родственники и т.д.) могут только соучаствовать в этом — содействовать. Поэтому наиболее адекватной единицей анализа общения нам представляется содействие как акт, направленный на актуализацию собственной активности другого человека: эмоциональной, интеллектуальной, волевой, практической и т.п.

Содействие обладает основными свойствами и функциями общения: способностью к межличностному воздействию и познанию, к коммуникации и др. Из внешнего чувственно созерцаемого процесса оно легко преобразуется во внутренний психический процесс и обратно. Как показали наши исследования, содействие представляет собой генетическую основу познавательных процессов, обслуживающих межличностное понимание: социального восприятия, психологического мышления, воображения. Уже на генетически исходной стадии оно способно выполнять основные интеллектуальные операции: анализ, синтез, обобщение и др..

Общение имеет более раннее происхождение, чем предметная деятельность. Он зарождается на первом году жизни человека и уже в младенческом возрасте выступает как основное условие и средство психического развития. Предметное действие как единица предметной деятельности появляется только на втором году жизни, выделяясь из общения. Ребенок не изобретает предметные действия, а усваивает их. На генетически ранних стадиях предметное действие является одновременно и актом воздействия на других людей, т.е. содействием. Окончательная их дифференциация наступает уже на достаточно зрелой стадии развития.

Общение имеет специфическую отличительную от предметной деятельности форму внешне речевых или экспрессивных содействий. Предметно-практические его формы характерны только для генетически ранних этапов.

Общение имеет и функциональную специфику. Оно является основным условием и инструментом психического развития человека. Последнее можно представить как процесс, определяемый последовательно изменяющимся по содержанию и форме общением. С помощью общения осуществляется передача и усвоение социального опыта. К числу других функциональных свойств общения относится воздействие и преобразование другого человека и его познание. Эти две функции неразрывно связаны между собой, поскольку всякое межличностное воздействие является одновременно и актом достаточно достоверного познания. Последняя функция органически вытекает из диалогичности общения.

Общение имеет собственную «генетическую судьбу». На основе его преобразования возникают особые по содержанию и характеру познавательные функции (социальная перцепция, социальный интеллект, психологическое мышление и т.п.) [1; 3; 19; 20], высшие психические функции, воля, сознание и личность [2; 4; 5].

Таким образом, общение по всем выделенным параметрам существенным образом отличается от предметной деятельности.

Список литературы

1. Андреева, Г.М. Социальная психология / Г.М.Андреева. — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1980. — 391 с.

2. Бахтин, М.М. Эстетика словесного творчества / М.М.Бахтин. — М.: Искусство, 1986. — 445 с.

3. Бодалев, А.А. Восприятие и понимание человека человеком / А.А.Бода- лев. — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1982. — 200 с.

4. Выготский, Л.С. Собр. соч. В 6 т. Т. 1 / Л.С.Выготский. — М.: Педагогика, 1982. — 487 с.

5. Выготский Л.С. Собр. соч. В 6 т. Т. 2 / Л.С.Выготский. — М.: Педагогика, 1982. — 504 с.

6. Зинченко, В.П. Человек развивающийся: Очерки российской психологии / В.П.Зинченко, Е.Б.Моргунов. — М.: Тривола, 1994. — 304 с.

7. Леонтьев, А.А. Общение как объект психологического исследования / А.А.Леонтьев // Методологические проблемы социальной психологии. — М., 1975. — С. 106 — 123.

8. Леонтьев, А.Н. Избранные психологические произведения. В 2 т. Т. 2 / А.Н.Леонтьев. — М.: Педагогика, 1983. — 320 с.

9. Лисина, М.И. Проблемы онтогенеза общения / М.И.Лисина. — М.: Педагогика, 1986. — 145 с.

10. Ломов, Б.Ф. Методологические и теоретические проблемы психологии / Б.Ф.Ломов. — М.: Наука, 1984. — 444 с.

11. Романов, К.М. Психология межличностного познания / К.М.Романов. — Саранск: Изд-во Мордов. ун-та, 1993. — 148 с.

12. Рубинштейн, С.Л. Основы общей психологии. В 2 т. Т. 2 / С.Л.Рубинштейн. — М.: Педагогика, 1989. — 323 с.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
К ВОПРОСУ О ТЕОРЕТИЧЕСКИХ ПРЕДПОСЫЛКАХ ИССЛЕДОВАНИЯ СМЫСЛОВОЙ РЕГУЛЯЦИИ ПРЕДМЕТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
Цаплина Т.М. РАЗВИТИЕ ПРЕДМЕТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ У ВОСПИТАННИКОВ ДОМА РЕБЕНКА
ТОЛЕРАНТНОСТЬ И ИДЕНТИЧНОСТЬ: К ВОПРОСУ О СООТНОШЕНИИ ПОНЯТИЙ
Соотношение сознательного и подсознательного в человеческой деятельности
Т.П. Смолина К ВОПРОСУ О СООТНОШЕНИИ ТЕРМИНОВ «АККУЛЬТУРАЦИЯ» И «КУЛЬТУРНЫЙ шок»
3. СООТНОШЕНИЕ ПСИХИЧЕСКОГО И НЕРВНОГО В РЕФЛЕКТОРНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ МОЗГА
СООТНОШЕНИЕ ПРОДУКТИВНЫХ И СТИЛЕВЫХ АСПЕКТОВ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
3.3. Индивидуальный стиль деятельности и общения
Раздел II. Психология педагогической деятельности и общения
ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ ОБЩЕНИЕ В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ РУКОВОДИТЕЛЯ
Ивченко Е.А. СТИЛЬ ОБЩЕНИЯ И ЭФФЕКТИВНОСТЬ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ТРЕНЕРА
КРАСИЛЬЩИКОВА Е.А., СЕЛЯНИНА О.Н. ЭКСТРЕМАЛЬНЫЕ ФАКТОРЫ ОБЩЕНИЯ В ПОЛИТИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
JI.M. Даукша. ПСИХОЛОГО-ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И ОБЩЕНИЯ, 2009
СУБЪЕКТНАЯ АКТИВНОСТЬ И СТИЛЬ САМОРЕГУЛЯЦИИ ЛИЧНОСТИ В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И ОБЩЕНИИ
О СТРАТЕГИЯХ РАЗРЕШЕНИЯ ПРОДУКТИВНЫХ КОНФЛИКТОВ В ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И ОБЩЕНИИ
ЛЕКЦИОННОЕ ЗАНЯТИЕ № 1. РОЛЬ РЕФЛЕКСИИ В ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И ОБЩЕНИИ
Предметность —
К ВОПРОСУ О РАЗВИТИИ ТЕОРИИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
Добавить комментарий