ВОСПРИЯТИЕ ИЛЛЮЗОРНЫХ, ДВОЙСТВЕННЫХ И ПОДПОРОГОВЫХ ОБЪЕКТОВ ЛЮДЬМИ В РАЗЛИЧНЫХ ЭМОЦИОНАЛЬНЫХ СОСТОЯНИЯХ

В 1970 году M. Arnold указала на то, что есть несколько «вечных проблем в области эмоций» [Arnold, 1970]. В частности, одна из главных проблем заключается в том, что же такое эмоции. Во многих психологических теориях отличие эмоций от других психических феноменов выводится, прежде всего, из наличия класса субъективных переживаний, основываясь на котором, предполагается найти различия в их объективных характеристиках. Т.е., если будут найдены соответствующие различным эмоциям паттерны изменений в тех областях, которые мы можем измерить «объективно», то будет обосновано и отличие эмоций от других психических явлений. В качестве этих характеристик выступают внешние или внутренние физиологические изменения, поведение, оценка ситуации, либо их комбинации. Однако, несмотря на некоторый объем накопленных эмпирических данных и долгую историю изучения вопроса, подобный подход вызывает скептицизм [Barrett, 2006].

Более перспективным для понимания эмоций представляется изучение их функций, поскольку они могут опосредовать и обуславливать различные изменения. Если предположить, что эмоция A нужна для реализации определенной функции X, то связанные с A паттерны будут меняться в зависимости от контекста, чтобы обеспечить реализацию этой функции. При этом важным является выделение тех функций эмоций, которые отличают их от других психических феноменов — это, по сути, позволит создать функционально определение эмоций. Кроме того, мы считаем необходимым разделять функции эмоций на связанные с их дискурсом и не зависимые от него, поскольку для прояснения специфики эмоций важны преимущественно последние. Это означает, что необходимо исследовать не влияние эмоциональной значимости информации на ее восприятие, сохранение и переработку, а именно влияние эмоций на работу сознания с эмоционально нейтральным материалом, или, другими словами, на переработку эмоционально нейтральной информации.

Проанализировав имеющиеся в литературе данные, можно выделить три основных класса теорий, описывающих специфические функции эмоций: теории ограничений, стратегические теории и мета-когнитивные теории. Теории ограничений предполагают, что эмоции ограничивают эффективность познавательных процессов, например, уменьшая число перерабатываемых стимулов или отвлекая от выполнения задачи. Стратегические теории рассматривают эмоции как определенные стратегии, имеющие свои сильные и слабые стороны. В большинстве подобных теорий негативные эмоции связаны с аналитической, «снизу-вверх» переработкой информации, меньшей подверженностью влиянию информации извне и более «осторожным» мышлением. Влияние позитивных эмоций, напротив, описывается в терминах глобальной, «сверху-вниз» переработки информации, большей подверженностью разного рода «подсказкам» и более «свободным» мышлением. Наконец, мета-когнитивные теории предполагают, что влияние эмоций необходимо рассматривать на более общем уровне, а связанные с ними стратегии могут меняться в зависимости от контекста. Так, теория «аффекта-как-информации» [Clore, Huntsinger, 2009] предполагает, что вместо усиления какого-либо определенного стиля переработки информации (или, возможно, в дополнение к этому), позитивные эмоции сообщают о ценности любых существующих тенденций, усиливая их, а негативные эмоции, наоборот, понижают их ценность, тем самым их ослабляя.

В данной работе мы осуществили провели несколько исследований, основываясь на теории «аффекта-как-информации». В этих исследованиях мы рассматриваем влияние эмоций на восприятие подпороговых, двойственных и иллюзорных объектов. Подобные аспекты восприятия оказывают непосредственное влияние на человеческую деятельность, которое может становиться критическим при условии ограниченности времени принятия решения.

Все исследования проходили через интернет, испытуемых находили через объявления в социальных сетях «Вконтакте» и «Живой журнал». Исследования онлайн сопряжены с определенным риском, однако, современные программное обеспечение и развитие интернет-коммуникаций позволяет позволяет свести к минимуму технические проблемы, а разнообразие социальных групп и комфортность для участников повышают экологическую валидность подобных исследований.

Суммарное время на прохождение каждого из исследований составляло не более 10 минут. Применяемые в экспериментах видеоролики были выбраны на основе экспертной оценки.

1. Восприятие подпороговых объектов

Первая из гипотез посвящена влиянию эмоций на восприятие подпороговых объектов при решении двойственных анаграмм, т. е. анаграмм, имеющих два решения. Мы использовали экспериментальную парадигму прайминга, которая, в наиболее общем виде, означает регистрирование «пассивного влияния недавнего или текущего опыта (без вмешательства акта воли) на создание внутренней готовности» [Bargh, Chartrand, 2000, с. 255]. В рамках этой парадигмы стимул, оказывающий влияние обозначается как прайм, а само влияние — как прайминг-эффект. В качестве прайма в нашем исследовании выступали решения анаграмм, предъявляемые на подпороговом уровне.

Известно, что неосознанное восприятие прайма задает тенденцию ускоренной обработки связанной с ним информации, в том числе и при решении обычных анаграмм [White, 1988]. Мы предполагаем, что при решении двойственных анаграмм прайм будет увеличивать количество соответствующих ему решений. Наша гипотеза заключается в том, что позитивные эмоции будут увеличивать количество решений двойственных анаграмм в соответствии с праймом, поскольку они будут усиливать задаваемые праймом тенденции, а негативные — уменьшать соответствующее количество решений, поскольку они будут эти тенденции ослаблять. Для проверки этой гипотезы было проведено два исследования.

Исследование 1

Процедура и материалы. Исследование состояло из двух частей: сначала испытуемые заполняли опросники Ч. Спилбергера на тревожность-состояние, STAI, [Ханин, 1976] и гнев-состояние, STAXI [Леонова, Спилбергер, 2005]. Опросники были объединены вместе, вопросы предъявлялись в случайном порядке. После этого начиналась основная часть исследования. Испытуемым нужно было решать анаграммы, которые предъявлялись в центре экрана (приводилось несколько примеров правильного решения и давалось одно тестовое задание). После решения всех анаграмм испытуемых просили оставить свои комментарии по исследованию, затем их благодарили за участие и давали обратную связь.

Для этого исследования было подобрано 30 анаграмм (14 четырехбуквенных, 16 пятибуквенных). Перед каждой из них на 60 мс предъявлялся прайм — одно из решений (20 кегль, прописные буквы), затем на 250 мс предъявлялась маска — строка из случайных букв, такой же длины и размера, как и прайм, после чего предъявлялась анаграмма. Анаграммы создавались из решения с помощью сортировки букв по алфавиту (если это давало в результате одно из решений, буквы смешивались вручную).

Испытуемые. 42 человека, средний возраст 24 года, от 18 до 40 лет, 27 женщин, 15 мужчин.

Результаты. Данные по опросникам были подвергнуты факторному анализу. Для этого данные исследования были объедены с данными из исследования по влиянию эмоций на восприятие двойственных объектов, которое будет описано ниже, а также данными из других исследований (всего 146 человек, от 18 до 35 лет, 58 мужчин, 88 женщин). Так как опросник STAI включает в себя обратные вопросы, связанные с позитивными эмоциями, мы предполагали наличие трех факторов, что и было подтверждено анализом с использованием метода «каменистой осыпи» и метода оптимальных координат. По итогам анализа (вращение Varimax) было выделено 3 фактора — «радость», «гнев» и «страх». Зачастую тревогу и страх разделяют, но, границы между этими понятиями достаточно размыты, и во многих исследованиях опросник STAI используется в качестве методики для оценки страха [Lerner, Keltner, 2001]. Анализ факторов показал, что распределение фактора «гнев» сильно отличается от нормального (эксцесс=24,22; ассиметрия=4,18), поэтому данный фактор не рассматривался в дальнейшем.

При обработке результатов решения анаграмм мы отбросили те слова, количество одного из решений которых отличалось от средних по всем словам более чем на 2 стандартных отклонения (4 слова). Для каждого испытуемого было подсчитано суммарное количество решений в соответствии с праймом (M=11,2; SD=2,28). Это значение выступало в качестве зависимой переменной для линейной регрессии. В качестве предикторов выступали факторы «радость» и «тревожность». Результаты анализа показали наличие положительной связи «радости» с количеством решений в соответствии с праймом (?=0,31; p<0,05).

Исследование 2

Процедура. Это исследование носило экспериментальный характер и состояло из нескольких стадий: тренировочные задания (5 однозначных анаграмм), индукция эмоции с помощью видеоролика, основной блок заданий, оценка испытуемым видеоролика, обратная связь.

Испытуемые. 52 человека (от 17 до 35 лет, средний возраст 25 лет, 33 женщины, 19 мужчин), 3 группы: радость (n=17), страх (n=18), контрольная (n=17).

Материалы. Для этого эксперимента использовались слова из предыдущего исследования, кроме тех, которые были отброшены по результатам обработки данных. Кроме того, было добавлено несколько новых слов. Итоговый набор состоял из 16 четырехбуквенных и 17 пятибуквенных слов.

Результаты. При обработке результатов одно слово было отброшено, так как для него количество одного из вариантов решений отличалось от среднего по словам более чем на два стандартных отклонения. С учетом однонаправленности нашей гипотезы в результате анализа по критерию хи-квадрат были обнаружены статистически достоверные различия между группами страх и радость (?2 = 4,36, p < 0,05). Контрольная группа оказалась посередине между экспериментальными, статистически отличаясь от страха (?2=2,95; p<0,05), но не от радости (табл. 1).

Таблица 1

Среднее количество решений анаграмм в соответствии с праймом по группам

соответствует прайму страх радость контрольная
нет 17,1 15,0 15,4
да 14,9 17,0 16,6

2. Восприятие двойственных объектов

Вторая гипотеза посвящена влиянию эмоций на восприятие локальных и глобальных признаков двойственных объектов. Для этого мы использовали методику, известную как задача Навона [Navon, 1977]. В ней испытуемому последовательно предъявляется серия стимулов, представляющих собой «большие» буквы, состоящие из «маленьких» букв (рисунок 1).

Задача испытуемого заключается в том, чтобы как можно быстрее нажимать на кнопку, когда они видят букву-цель, причем неважно, появится ли она на «глобальном» уровне или на «локальном». Ранее было обнаружено [Derryberry, Reed, 1998; Forster и др., 2006], что в состоянии, связанном с тревогой, реакция на локальные стимулы быстрее, чем в нейтральном состоянии или состоянии, связанном с позитивными эмоциями. Однако, можно предположить, что этот эффект обусловлен влиянием эффекта «превосходства глобального» [Navon, 1977], т.е. такой перцептивной организации стимула, при которой испытуемые в нейтральном состоянии быстрее воспринимают глобальные признаки, чем локальные. Исходя из теории «аффекта-как-информации», мы предполагаем, что влияние эмоций не связанно с конкретной стратегией восприятия, но будет выражаться в усилении или ослаблении тех тенденций, которые задаются характеристиками стимульного материала. Если существует эффект «превосходства глобального», то негативные эмоции будут ослаблять этот эффект, ускоряя восприятие локальных признаков, а позитивные усиливать его, ускоряя восприятие глобальных признаков. И наоборот, если есть эффект «превосходства локального», то позитивные эмоции будут ускорять восприятие локальных стимулов, а негативные — глобальных. Для проверки этой гипотезы мы провели несколько исследований.

Исследование 3

В этом исследовании для оценки выраженности негативных эмоций применялись факторы, выделенные при анализе ответов испытуемых на опросники STAI и STAXI. (см. исследование 1).

Процедура и материалы. Процедура соответствует исследованию 1. Задача испытуемых в основной части исследования заключалась в том, чтобы нажимать клавишу L, когда они видят букву L, неважно большую или маленькую, и нажимать клавишу H, когда они видят букву H, неважно большую или маленькую. Сначала они выполняли тренировочные задания (8 букв), после чего шла серия из 8 тестовых букв (2 буквы содержали большую H, 2 маленькую H, 2 большую L, 2 маленькую L). Количество букв соответствовало примененному в работе [Forster и др., 2006].

Испытуемые. 42 человека, 15 мужчин, 27 женщин, возраст от 20 до 32 лет.

Результаты. Для анализа данных применялся дисперсионный анализ. В качестве зависимой переменной выступал логарифм времени реакции, а в качестве независимых мы использовали результаты расщепления по медиане для «радости» и «страха» и тип цели (локальная/глобальная).

Анализ показал наличие влияния взаимодействия «радость»*«страх» (F=9,22; p<0,01) и взаимодействия «тип цели»*«страх» (F=4,40; p<0,05). Эти результаты говорят в пользу нашей гипотезы - если у людей с низким показателем «страха» время реакции на локальные буквы ниже (M=1060мс), чем на глобальные (M=1122мс), то у людей с высоким показателем этот эффект обращается в противоположный (M=1170мс против 1065мс).

Исследования 4.1–4.3

Процедура. Эти исследования были построены по одному и тому же принципу: тренировочные задания (16 букв, пока не достигнут критерий успешности — не более двух ошибок), индукция эмоции с помощью видеоролика (ролики варьировались между экспериментами), основной блок заданий, оценка испытуемым видеоролика, обратная связь. Задача испытуемых была такой же, как и в исследовании 3. Буквы предъявлялись с промежутками по 500мс, испытуемые должны были среагировать в течении 2 секунд.

Материалы.

4.1. Использовались стимулы трех размеров, один из них соответствовал предыдущему исследованию, другой также обладал эффектом «превосходства локального», а третий обладал эффектом «превосходства глобального». Каждый стимул предъявлялся 4 раза. Всего 96 проб (3 размера * 2 буквы (L и H) * 2 буквы-дополнения (F и T) * 2 типа цели * 4 повторения). Порядок проб случайный.

4.2. К стимулам исследования 4.1 добавлен еще один размер, обладающий более ярко выраженным эффектом превосходства глобального. Стимулы предъявлялись сериями, т.е. было три набора из 32 изображений (4 размера * 2 буквы * 2 буквы-дополнения * 2 типа цели), каждый из которых был перемешан.

4.3. Оставлены только два изображения из исследования 4.2, одно с эффектом «превосходства глобального», другое с эффектом «превосходства локального». Чтобы сохранить общее количество проб неизменным, количество серий увеличено до 5.

Испытуемые.

4.1. 30 человек (19 женщин, 11 мужчин, возраст от 17 до 35 лет, средний возраст 24 года), 2 группы: радость (n=15) и страх (n=15).

4.2. 89 человек (от 18 до 38 лет, средний возраст 25 лет, 49 женщин, 40 мужчин), 3 группы: радость (n=35), страх (n=30) и контрольная группа (n=24).

4.3. 66 человек (от 18 до 41 года, средний возраст 26 лет, 44 женщины, 22 мужчины), 3 группы: радость (n=21), страх (n=23), контрольная группа (n=22, 30 испытуемых для этого эксперимента были набраны уже после защиты выпускной работы).

Результаты. Для анализа результатов по времени реакции применялся дисперсионный анализ. В качестве межгруппового фактора выступала группа испытуемого, в качестве внутригрупповых — размер изображения и тип цели (локальная или глобальная). В качестве зависимой переменной выступал логарифм времени реакции. Анализировалось время только правильных ответов (количество ошибок было проанализировано отдельно). Мы предполагали, что будет обнаружено взаимодействие трех факторов — в зависимости от размера стимула (т.е. от его перцептивной организации), эмоции будут изменять время реакции на разные типы целей. Однако, ни в одном из трех экспериментов подобное взаимодействие обнаружено не было. Во всех трех экспериментах влияние эмоций не зависело от размера стимула?.

1) в первом эксперименте количество ошибок (?2=9,09; p<0,01) и время реакции (F=5,55; p<0,05) в группе страх было меньше, чем в группе радость;

2) во втором эксперименте время реакции в группе страх было меньше, чем в группе радость, и на уровне тенденции больше, чем в контрольной группе, группа радость от контрольной группы не отличалась (F=55,71; p<0,001; Tukey post-hoc tests). Количество ошибок в группе страх было меньше, чем в группе радость (?2=5,66; p<0,05) и контрольной группе (?2=4,20; p<0,05). Наконец, в контрольной группе количество ошибок было таким же, как в группе радость;

3) в третьем эксперименте время реакции в группе страх было меньше, чем в контрольной и группе радость, а время реакции в контрольной группе было меньше, чем в группе радость (F=21,37; p<0,001; Tukey post-hoc tests). Кроме того, был обнаружен эффект взаимодействия типа цели и эмоции (F=4,24; p<0,05), попарные сравнения показали, что отсутствуют различия по времени реакции между группой страх на глобальные цели, контрольной группой на глобальные цели и группой радость на локальные цели. Количество ошибок в группе радость было больше, чем в группе страх (?2=6,09, p<0,05) и больше, чем в контрольной группе (?2=11,67, p<0,001). Количество ошибок в группе страх было больше, чем в контрольной группе, но лишь на уровне тенденции (?2=2,95, p=0,085).

Таблица 2

Время реакции (станд. откл.), количество ошибок и опозданий в задаче Навона

    «страх» «радость» контрольная
эксперимент 4.1 время реакции, мс 785 (233) 815 (272)  
% опозданий 0,49 0,76  
% ошибок 0,83 2,29  
эксперимент 4.2 время реакции, мс 829 (254) 877 (269) 815 (264)
% опозданий 0,38 0,48 0,74
% ошибок 1,39 2,23 2,17
эксперимент 4.3 время реакции, мс 817 (262) 857 (289) 860 (303)
% опозданий 0,70 0,89 1,04
% ошибок 3,80 5,30 2,79

Таким образом, единственный результат, воспроизведенный во всех экспериментах, заключается в том, что радостные испытуемые реагировали медленнее, чем испытуемые контрольной группы и группы страх. При этом испытуемые группы страх делали меньше, количество ошибок, чем испытуемые группы радость. Влияние страха остается до конца не проясненным, однако, в сравнении с контрольной группой «негативные эффекты» (увеличение времени реакции или количества ошибок) проявлялись лишь на уровне тенденции, в то время как «позитивные эффекты» (снижение времени реакции или количества ошибок) в обоих экспериментах оказались статистически значимым.

3. Восприятие иллюзорных изображений

Третье исследование связано с изучением влияния эмоций на восприятие иллюзий. Иллюзии задают определенную тенденцию восприятия, и, исходя из того, что подобный эффект обусловлен влиянием механизмов работы сознания [Карпинская, 2008], можно предположить, что негативные эмоции будут уменьшать подверженность иллюзиям за счет ослабления существующих тенденций, а позитивные эмоции — увеличивать ее.

Исследование 5

Процедура. Это исследование, как и предыдущие, состояло из нескольких этапов: тренировочные задания, индукция эмоции с помощью видеоролика, основной блок заданий, оценка видеоролика, обратная связь.

Испытуемые. 30 человек (17 женщин, 13 мужчин, возраст от 17 до 37 лет, средний возраст 27 лет), 2 группы: радость (n=15) и страх (n=15).

Рис. 2: Пример из разработанной методики: иллюзия Мюллер-Лайера со стрелками внутрь и короткой

Рис. 2: Пример из разработанной методики: иллюзия Мюллер-Лайера со стрелками внутрь и короткой

начальной длиной регулируемой линии

Материалы. Для оценки подверженности ошибке иллюзии испытуемым на экране компьютера предъявлялся эталон и тестовый отрезок, длину которого они должны были отрегулировать в соответствии с эталоном (рисунок 2).

В качестве эталона использовались 2 иллюзорных изображения Мюллера-Лайера (со стрелками внутрь или наружу) и одно изображение Понцо. Каждое изображение предъявлялось 4 раза: два раза тестовый отрезок изначально был намного больше эталона, два раза — намного меньше.

Результаты. Для обработки данных применялся дисперсионный анализ. Зависимой переменной выступало абсолютное отклонение длины регулируемой линии от эталона, в качестве независимой — тип группы, а также внутригрупповые факторы (тип иллюзии, начальная длина линии). Результаты подтвердили выдвинутую нами гипотезу — абсолютное отклонение в группе радость было больше, чем в группе страх (p<0,05; M=9,23% против M=8,11%).

ВЫВОДЫ

В соответствии с выдвинутыми положениями, влияние эмоций исследовалось на эмоционально нейтральном материале. На основе теории «аффекта-как-информации» выдвинуты гипотезы о влиянии эмоций на восприятие двойственных, подпороговых и иллюзорных объектов. Предполагалось, что позитивные эмоции будут увеличивать подверженность праймингу и ошибкам иллюзии и усиливать тенденции, задаваемые характеристиками двойственного объекта. Негативные эмоции, напротив, будут снижать подверженность праймингу и ошибкам иллюзии, и ослаблять тенденции, задаваемые характеристиками двойственного объекта.

Эти гипотезы были проверены в экспериментальной части работы. С помощью специально разработанных компьютерных методик было проведено два корреляционных исследования и пять экспериментов.

1. При анализе влияния эмоций на восприятие двойственных объектов выдвинутая гипотеза не подтвердилась. Установлено, что радость увеличивает время реакции на локальные и глобальные признаки и количество ошибок вне зависимости от перцептивной организации объекта. Влияние страха остается до конца не проясненным, но, предположительно, он увеличивает эффективность выполнения задачи. Результат подтвержден в повторных экспериментах с варьированием стимульного материала при индукции эмоций и в самом эксперименте.

2. Гипотеза о влиянии позитивных и негативных эмоций на восприятие иллюзорных объектов подтвердилась. Ошибка иллюзии у испытуемых, которым показывали пугающий ролик, меньше, чем у тех, кому показывали радостный ролик. Насколько нам известно, ранее экспериментальных работ по исследованию влияния эмоций на подверженность иллюзиям не проводилось.

3. Гипотеза о влиянии эмоций на подверженность праймингу при решении двусмысленных анаграмм подтвердилась. Страх уменьшает количество решений, соответствующих показанному на подпороговом уровне прайму, в сравнении с контрольной группой и радостью. Различий в подверженности праймингу у радостных испытуемых и контрольной группы обнаружено не было.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Полученные нами данные в совокупности с работами G. Clore и других исследователей говорят в пользу мета-когнитивной модели «аффекта-как-информации». Эмоции поддерживают или ослабляют существующие тенденции познавательных процессов, или, другими словами, поддерживают или ослабляют гипотезы сознания [Аллахвердов, 2000]. Это проявляется в их влиянии на прайминг-эффект, подверженность ошибкам иллюзии, социальным стереотипам, ориентации мышления на прошлый опыт и многие феномены человеческой жизни. В дальнейших исследованиях необходимо исследование внутренней структуры эмоций и дальнейшее развитие мета-когнитивного подхода. Кроме того, вопрос о влиянии эмоций на восприятие двойственных объектов также требует более подробного изучения.

ЛИТЕРАТУРА

1. Аллахвердов В. М. Сознание как парадокс. СПб., 2000.

2. Карпинская В. Ю. Принятие сенсорных решений при предъявлении иллюзорных стимулов // Вестник СПбГУ. 2008. № 2. С. 109–116.

3. Леонова А. Б., Спилбергер Ч. Д. Диагностика эмоций и стресса: новые психологические методики // Труды научн. совета РАМН по эксп. и прикл. физиол. М., 2005.

4. Ханин Ю. Л. Краткое руководство по применению шкалы реактивной и личностной тревожности. Ч. Д. Спилбергера. Л., 1976.

5. Четвериков А. А. Влияние эмоций на распределение внимания в задаче Навона // Материалы «Seminar In Cognitive Science». Constanta, Romania, 2009 (в печ.).

6. Arnold M. B. Perennial problems in the field of emotion // Feelings and emotions. NY: Academic Press, 1970. С. 169–185.

7. Bargh J., Chartrand T. The mind in the middle: A practical guide to priming and automaticity research // Handbook of research methods in social and personality. NY: Cambridge Press, 2000. С. 253–285.

8. Barrett L. F. Solving the Emotion Paradox: Categorization and the Experience of Emotion // Pers. Soc. Psych. Rev. 2006. № 10. С. 20–46.

9. Clore G. L., Huntsinger J. R. How the Object of Affect Guides its Impact // Em. Rev. 2009. № 1. С. 39–54.

10. Derryberry D., Reed M. A. Anxiety and attentional focusing: trait, state and hemispheric influences // Pers. Indiv. Diff. 1998. № 25. С. 745–761.

11. Forster J. и др. Enactment of approach and avoidance behavior influences the scope of perceptual and conceptual attention // J. Exp. Soc. Psych. 2006. № 42. С. 133–146.

12. Lerner J. S., Keltner D. Fear, Anger, and Risk // J. Pers. Soc. Psych. 2001. № 81. С. 146–159.

13. Navon D. Forest before trees: the precedence of global features in visual perception // Cogn. Psych. 1977. № 9. С. 353–383.

14. White H. Semantic Priming of Anagram Solutions // Am. J. Psych. 1988. № 101. С. 383–399.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
Кочнова А.Г. ДИФФЕРЕНЦИАЛЬНЫЕ ПОРОГИ ОБНАРУЖЕНИЯ ПРИ ВОСПРИЯТИИ ИЛЛЮЗОРНЫХ ОБЪЕКТОВ
ЕДИНСТВО И ДВОЙСТВЕННОСТЬ МИРА ИЛЛЮЗОРНОСТЬ ВЫБОРА
Восприимчивость к эмоциональным состояниям партнера -профессионально необходимое качество для тех, кто работает с людьми.
ПОДПОРОГОВОЕ ВОСПРИЯТИЕ
ПОДПОРОГОВОЕ ВОСПРИЯТИЕ (SUBLIMINAL PERCEPTION)
Внимание, сознание и подпороговое восприятие
9.5. ВОСПРИЯТИЕ ЭМОЦИОНАЛЬНОГО СОСТОЯНИЯ ПО РЕЧИ
ДВОЙСТВЕННОЕ ВОСПРИЯТИЕ СВЯЗИ «ФИГУРА—ФОН»
Эмоциональный стереотип поведения оказывает давление на восприятие органических состояний.
МУЛЬТИСТАБИЛЬНЫЕ (ОБРАТИМЫЕ) ФИГУРЫ С ДВОЙСТВЕННЫМ ВОСПРИЯТИЕМ ГЛУБИНЫ
9.7. ТИПЫ «ВЕРБАЛЬНЫХ ЭТАЛОНОВ» ВОСПРИЯТИЯ ЭКСПРЕССИИ ЭМОЦИОНАЛЬНОГО СОСТОЯНИЯ ДРУГОГО ЧЕЛОВЕКА
Эмоциональная двойственность (амбивалентность).
ВОСПРИЯТИЕ ПРЕПЯТСТВИЙ СЛЕПЫМИ ЛЮДЬМИ
ВОСПРИЯТИЕ МУЗЫКАЛЬНЫХ АККОРДОВ МОЛОДЫМИ ЛЮДЬМИ
Добавить комментарий