ВОЗМОЖНОСТИ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИХ ПРАКТИК В ПСИ-ХОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЯХ

Исследовательской практикой называют подходы к сбору и анализу эмпирических данных, которые определяют логику «работы» в исследовании. Понятие «исследовательская практика» означает методологи-ческий контекст работы с эмпирией, независимо от специфики изучаемых феноменов и от того, в рамках какой научной области изучается та или иная реальность. Исследовательские практики разделяют на два вида: первый — логика «частного случая (exemplars), второй — логика «дисциплинарной матрицы» (disciplinary matrices). Логика «частного случая» традиционна для психоаналитических и психотерапевтиче-ских направлений. В этом случае проблема выбора методов зависит от сущности объекта исследования и логики анализа факторов, которые оказывают на него воздействие, при этом аналитическая интерпретация может проводиться с различных научных позиций. Такое исследование выстраивается как зондирование проблемы, что помогает получить представление о различных позициях и поведенческих моделях. Выборка числа людей в поле внимания исследователя, может быть относительно небольшой. При проведении «зон-дирующего исследования» важна глубинная информация по изучаемой проблеме, разнообразие взглядов и реакций. Подобный способ построения исследований порождает дискуссии о возможности относить полу-ченные результаты к научным, о соотношении количественных и качественных методов, о проблемах дис-курса исследования или социокультурного контекста анализируемого явления. Появление данной логики, отличной от логики научного позитивизма, можно аргументировать следующим образом.

Существенным является то, что социальные явления не могут изучаться вне контекста, при этом сам ис-следователь также составляет социальный контекст и эти контексты разнообразны.

Структурированные методы исследования преддетерминируют природу результирующей информации, так как на участников исследования налагается теоретическая конструкция. В результате получаемая ин-формация ограничена, неполноценна и не всегда отражает реальность.

Рассмотрение теоретических объяснений психологических явлений, основанных на эмпирических дан-ных вне анализа и сопоставления социального окружения, обстоятельств и их динамики, вызывает ощуще-ние искусственности выстраиваемых объяснений. Абсолютизация возможности подтверждения гипотез ме-тодами математической статистики часто приводит к построению искусственных выводов, которые трудно переносятся в другие условия и ввиду этого почти не могут быть использованы для создания новых соци-альных практик. Эта ситуация частично преодолевается применением феноменологического подхода. Но исследования, выстроенные на феноменологических позициях или использующие преимущественно каче-ственные методы, отличаются низкой валидностью, возможностью множественной интерпретации, сложно-стью сопоставимости результатов, невысокой репрезентативностью и генерализуемостью и т. п. Качествен-ные методы не только не систематичны, но и вынуждают исследователя применять при анализе сложных социальных ситуаций «квазистатистику» и «квазикорреляции», т. е. определять частотность высказываний на основании небольшого количества рассмотренных случаев с помощью таких неопределенных понятий, как «большинство» или «небольшая часть». Для преодоления этого недостатка качественных методов ис-следование проводят многократно, сочетая различные группы методов. Появился широкий спектр работ мониторингового характера, мониторинг оформляется как научная категория. Мониторинговые исследова-ния, проводимые в широких международных и национальных масштабах, накапливают большую базу дан-ных. Эта база данных еще слабо используется для выдвижения новых гипотетических положений в психо-логии. Таким образом, возникает проблема создания новых подходов к совмещению различных баз данных для их научного использования. Для ее разрешения целесообразно обратиться к практике социальных наук, где принято использование данных различного характера. Логика социального исследования вы-страивается на основе «дисциплинарной матрицы» (часто «междисциплинарной»), что позволяет сочетать теоретические конструкты различных наук для решения конкретной задачи. В этом случае изучаемое яв-ление матрично представлено в наборе понятий, определяемых поле различных теорий, которые позволяют описывать данное явление с различных позиций. Описание явления в этом случае представляет собой символическое обобщение исследуемой проблемы. Дисциплинарная матрица рассматривается как «существующие представления в данной профессиональной области, содержащие символические обобщения, модели и примеры» (Кух, 1974).

При использовании дисциплинарной матрицы для раскрытия явления исследование часто становиться эклектичным. Однако оно более полно описывает реальное явление, так как сегодня в гуманитарных и социальных науках ни в одной из известных парадигмальных координат нет достаточных оснований для создания единой интегрированной одномерной теоретической конструкции. Исследуемое явление представляют в многомерности, часто разновекторном анализе, что позволяет выявить новые качественные характеристики. Это не интеграция различных методологий, а свободное оперирование разновекторным знанием, позволяющее продуктивно представлять и описывать явления и процессы реальной жизни. Использование такой логической рамки исследования имеет ограничения, так как она конструируется на базе комплементарных концепций и методов, чья взаи-модополняемость определяется и контролируется параметром сфокусированности методов и концептов на определенном объекте исследования. Здесь удается избежать практики произвольного выбора «комплектующих» для исследовательской аналитической техники, но при этом появляется ряд сложностей.

Во-первых, психологические теории часто «несоизмеримы», как парадигмы Т. Куна, не вступают друг с другом в конструктивный диалог, и часто не имеют точек пересечения. Теоретические концепты различных авторов не были построены с ориентацией на некоторую общую форму, как в естественнонаучных теориях. Следовательно, при необходимости ввести данные или подобные типы исследовательских конструкций в одну дисциплинарную матрицу в исследовании следует искать специальные способы их совмещения. Во-вторых, сложность логики дисциплинарной и междисциплинароной матрицы заключается в необходимости освоения проблем на различных языках (Янчук, 1999), — задача исследователя переосмыслить эклек-тичность языка при создании подобной матрицы как многоресурсности. Несмотря на эти сложности, построение «дисциплинарной или междисциплинарной матрицы» позволяет объединять возможности количественных и качественных методов посредством нахождения механизмов их наиболее эффективного взаимодействия. Но и этот метод не является способом решения всех проблем, возникающих перед исследователем. Он только помогает соединять сильные стороны и уменьшать слабые как количественных, так и качественных методов. Проблема состоит не в нахождении методов сопряжения количественных и качественных методологий исследования, а, по мнению П. Моргана, в том, чтобы найти механизмы сопряжения разных парадигмальных координат и сопутствующих им методологий.

В таком случае, продуктивно обратиться к разновекторному анализу, т. е. выполнить исследование на основе парадигмального диалога при рассмотрении того или иного конкретного явления. Доминирующая роль в определении норм научного исследования приписывается не эмпирическому доказательству и логи-ко-дедуктивному методу, а моделям объяснения, принимаемым той или иной исследовательской програм-мой. Доминирующая модель объяснения предопределяет нормативные логические стандарты, с помощью которых оценивают, что в рамках данной исследовательской программы считается плохим либо хорошим объяснением, описанием, доказательством. В любом случае должны быть разработаны нормативные оценки, позволяющие соотносить реальную исследовательскую практику с ее теоретическими перспективами. Модели объяснения должны представлять собой стандарты для оценки адекватности объяснений в рамках конкретной исследовательской программы.

Анализ новых подходов к исследованиям, показывает, что:

? в современной исследовательской практике имеются разработанные теоретические конструкты, позво-ляющие собирать, обобщать и систематизировать данные с различных научных позиций;

? существует большая база научных данных, полученных в различных социокультурных контекстах, которая позволяет ставить новые проблемы;

? имеющиеся методологические конструкты позволяют анализировать эти данные на основе их интегра-ции и комплементарности, но всегда при соотнесении с проблемой исследования, решение которой ста-рыми методами невозможно;

? многие имеющиеся базы данных прошли экспертную оценку и представлены в удобной для анализа форме;

? разработка методологии применения баз имеющихся исследовательских данных актуальна для решения различных социальных и психологических проблем, которые не решаются традиционно.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ ПРОФИЛЬ ПЕТЕРБУРГСКОЙ ПСИ-ХОЛОГИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ
ЛИНЕЦКАЯ Н.М., САФРОНОВА Е.В., КУЗНЕЦОВА Н.В., БИКМУХАМЕТОВ И.С. ГИПОТАЛАМИЧЕСКИЕ РИТМЫ КОНФЕССИОНАЛЬНЫХ ТЕКСТОВ В ПРАКТИКЕ ПСИ-ХОКОНСУЛЬТИРОВАНИЯ
КАЧЕСТВО ЖИЗНИ КАК ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТРУМЕНТАРИЙ СОВРЕМЕННОЙ МЕДИЦИНСКОЙ ПРАКТИКИ
ТЕНДЕРНЫЙ АНАЛИЗ ВОЗМОЖНОСТЕЙ КОТЕРАПЕВТОВ В ПСИХОТЕРАПЕВТИЧЕСКОЙ ПРАКТИКЕ
ВОЗМОЖНОСТИ СОВМЕСТНОЙ РАБОТЫ ВРАЧА И ПСИХОЛОГА В ПРАКТИКЕ «АСТМА-ШКОЛЫ»
4. Интеллигентность как возможный ориентир профессионального развития психолога-практика
12.4. Интеллигентность как возможный ориентир профессионального развития психолога-практика
4.6. Транс-арт на «палитре» психологических практик актуализации креативных возможностей личности и группы
Звонарёва О.И., Ердякова Е.В. ПРАКТИКА ПОМОЩИ ДЕТЯМ, ПОСТРАДАВШИМ ОТ НАСИЛИЯ В СЕМЬЕ, В ШТАТЕ ОРЕГОН (США)И ВОЗМОЖНОСТИ ЕЁ ПРИМЕНЕНИЯ В РОССИИ
ТЕОРИЯ, МЕТОДОЛОГИЯ И ПРАКТИКА ИССЛЕДОВАНИЯ СЕМЬИ
Добавить комментарий