ВСТРЕЧИ С Л.М. ВЕККЕРОМ

Зобнина Л.Я.

(Санкт-Петербург)

Я поступала на факультет психологии, чтобы заниматься психологией творчества. Конечно, многих интересует высший полет духа: за этим стоит представление о наиболее талантливых представителях человечества, к чему же и стремиться, если не к тому, чтобы остаться (хотя бы) в памяти. Наверное, я и следовала бы своим интересам (как следую в этом направлении сейчас), но когда я услышала лекции Льва Марковича Веккера, я поняла, что это ключ ко всему. Меня поразили как откровение психофизическая и психофизиологическая проблемы. Мне было понятно, что на самом деле, если решить эти проблемы, можно будет создавать — и воссоздавать психику человека, а это путь к бессмертию. Причудливыми путями движется наше поведение по пунктирным дорожкам мотивации.

У меня нет доказательств, но, мне кажется, я не пропустила ни одной лекции Льва Марковича: они были завораживающими, но не внешним блеском, не частными достоверными примерами из жизни, но движением мысли. Он говорил неторопливо, концентрируясь взглядом на чем- то, что было не здесь, не в реальном мире, а в том самом психическом отражении, которое мы и изучали. Лев Маркович был прекрасным лектором, его изложение двигалось как бы по спирали: он рассматривал выдвинутые им положения на все более высоком уровне. Это не было буквальным повторением — «повторение — мать учения». Это было развитие первоначально высказанной мысли таким образом, что она становилась предельно ясной. И мысль эта не угасала до следующей лекции, хотя, наверное, как и сейчас, они читались один раз в неделю.

моем блокноте: «Дорогой Нине с благодарностью и пожеланием счастья 14 сентября 2001 год. Л. Веккер. Санкт-Петербург». 1 октября 2001 г. в Вашингтоне Лев Маркович Веккер ушел в вечность и бессмертие.

Тем не менее у меня вовсе не было стремления воспроизводить эти весьма плодотворные идеи. Что весьма примечательно в таком талантливом развитии идей — это то, что оно прежде всего будит мысль. Я
была просто счастлива, когда нашла небольшую работу, в которой было показано соответствие между формой предмета и формой вызванного потенциала, отведенного от области inion. Мне казалось, это прямое доказательство идей Льва Марковича о кодировании и декодировании информации в зрительной системе. Он не вполне разделил мою радость: его интерес в то время был полностью сосредоточен на энергоинформационных отношениях, и он счел, что эта статья — лишнее тому доказательство. Свою дипломную работу я писала под руководством Лоскуто- ва Владимира Валентиновича (ученика Льва Марковича). Попыталась показать, как фазовому становлению образа соответствуют изменения в форме вызванных потенциалов.

Мне казалось, это путь к решению психофизиологической проблемы. Но в то время происходило многое, что не имело отношения к научным проблемам. Мы наметили программу моей кандидатской диссертации, не во всем у нас было согласие. Недалеко было то время, когда Лев Маркович покинул нашу страну. После этого мы встречались только на ежегодных лекциях, которые он читал, приезжая на родину.

Одевался Лев Маркович очень строго, носил серый костюм. Лекции читал сдержанно, академично. Конечно, в первый его приезд с лекцией я обратила внимание, что он несколько изменился внешне: на нем был элегантный коричневый костюм (как пишет Ф.М. Достоевский, «он был одет широко и комфортно»), довольно яркий галстук в диагональную полосу. Держался Лев Маркович свободно и раскованно и более свободно использовал жесты, чем в те времена, когда я слушала его лекции в университете. Он много рассказывал о тех исследованиях, в которых принимал участие, стремился, чтобы мы шли в русле мировой науки. После лекции его бывшие студенты подходили к нему, напоминали о себе. Мне кажется, Лев Маркович был немного удивлен, что у нас преподают психологию в каждом техническом вузе. Во время лекции он обращался к аудитории с риторическим вопросом: кто из вас, академических психологов, рассказывает своим студентам об исследованиях Мира-и-Лопеца. Тоже был несколько удивлен, что я рассказываю о миокинетическом тесте Мира-и-Лопеца своим студентам. Но ведь весь этот фундамент был заложен еще во время нашего обучения в университете, благодаря усилиям и самого Льва Марковича.

Он был очень чувствителен к новым идеям (недаром он в одной из своих университетских лекций в полемическом задоре воскликнул, что мышление даже продуцирует энергию, а не наоборот). В одной из своих ежегодных лекций он рассказывал о связи между кожей и мышлением. Более широко речь шла о необходимости афферентации, которую полу-чает мозг, когда человек находится в движении. Меня заинтересовало это исследование, и я спросила его после лекции, как он относится к фантастической идее Александра Беляева: могла бы мыслить знаменитая «голова профессора Доуэля», отделенная от тела, ведь никакого движения в этом случае не могло совершаться. Лев Маркович ответил, что, безусловно, могла бы, ведь у нее оставалась сохранной кожа.

В последней своей лекции он употребил известную деликатную фразу, которой человек немолодой старается смягчить скорбь окружающих о предстоящей потере: скоро я присоединюсь к большинству. Так и вышло.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
ВСТРЕЧИ С Л.М. ВЕККЕРОМ В ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ ЕГО ЖИЗНИ (ГЕРМАНИЯ И РОССИЯ)
АО ВСТРЕЧИ НА ВЕРШИНЕ
ДВИЖЕНИЕ ГРУПП ВСТРЕЧ
§ 2. ГРУППЫ ВСТРЕЧ
ВСТРЕЧА С СОБСТВЕННОЙ СМЕРТЬЮ
«ВСТРЕЧА С СОБСТВЕННОЙ СМЕРТЬЮ»
ВСТРЕЧА С СОБСТВЕННОЙ СМЕРТЬЮ
УПРАЖНЕНИЕ «ВСТРЕЧА НИЧТО».
75 ступенек на встречу мудрости
Раздел 3. ВОСПОМИНАНИЯ О Л.М. ВЕККЕРЕ
Близкие встречи с НЛО и переживання похищений инопланетянами
ЗОЛОТЫЕ ЧАСЫ С Л.М. ВЕККЕРОМ
ЭНЕРГОИНФОРМАЦИОННЫЙ ПОДХОД Л.М. ВЕККЕРА
Добавить комментарий