Введение

Актуальность исследования. Государственные программы модернизации экономики и социальной сферы, процессы внедрения новых подходов в различных областях деятельности требуют не только значительных финансовых инвестиций, но и психологической готовности людей к изменениям, к включенности в инновационный процесс. Практика последних лет показывает, что зачастую самые многообещающие проекты теряют свою эффективность по психологическим причинам: существует категория людей, которые предпочитают оставаться пассивными, избегают любых рисков, пасуют при возникновении трудностей, проявляют равнодушие вместо инициативы, легко впадают в уныние и даже депрессию. Пессимистические ожидания людей относительно любых нововведений оказываются серьёзным препятствием для развития в экономической, социальной, политической сферах, тогда как оптимизм является важнейшей психологической составляющей инновационной деятельности. Личность, её особенности, история её становления являются ключевыми в понимании природы поведения человека (А. Г. Асмолов, Л. И. Божович, А. Н. Леонтьев, С. Л. Рубинштейн, Д. И. Фельдштейн и др.).

Общественно-экономическая ситуация, как показывают события последних десятилетий, под влиянием различных внешних и внутренних факторов оказывается нестабильной и подвержена различного рода непредсказуемым и, главное, неподконтрольным для большинства людей воздействиям, вызывая сложности не только экономического, но и психологического характера. Российские граждане имеют большой опыт столкновения с неконтролируемыми для них политическими, экономическими и социальными изменениями. Этот опыт, подкрепляемый новыми тревогами, актуализирует предрасположенность человека к возникновению беспомощности.

В России достаточно велико количество людей (от 15 до 35 % в исследуемых выборках), имеющих такие личностные особенности, которые обусловливают возникновение выученной беспомощности при любых сложных ситуациях. Изучение этой группы людей и этих особенностей представляется необходимым не только в научных интересах, но и в практических. До сих пор остаются неизученными детерминанты личностной беспомощности, тогда как понимание причин и механизмов формирования личностной беспомощности даст возможность принимать профилактические меры, разрабатывать и внедрять коррекционные программы, вести просветительскую работу среди родителей и учителей, предотвращая ряд проблем ещё на этапе дошкольного и младшего школьного возраста.

В зарубежной психологии выученная беспомощность изучается более 40 лет. Первые исследования выученной беспомощности проводились в 60-х годах на животных в рамках бихевиористического направления (С. Майер, Дж. Овемайер, М. Селигман, Р. Соломон). В 70-х годах, когда исследования стали проводиться на людях, теория выученной беспомощности была переформулирована в когнитивном ключе (Л. Абрамсон, М. Селигман, Дж. Тисдейл, 1978). Основным фактором риска возникновения беспомощности у человека стал считаться пессимистический атрибутивный стиль, а беспомощность рассматривается как один из этапов развития депрессии. Этот подход, подчёркивающий принципиальную разницу между выученной беспомощностью у животного и у человека, остаётся в западной психологии и сегодня. Несмотря на сотни проведённых исследований, изучение беспомощности у человека, как правило, сводится к изучению атрибутивного стиля и депрессии. Выученная беспомощность рассматривается как состояние, возникающее в качестве реакции на неподконтрольные для человека события (преимущественно рассматриваются негативные неподконтрольные события), имеющее тенденцию к генерализации, то есть распространению на другие ситуации. Однако сам основоположник теории выученной беспомощности М. Селигман подчёркивает, что есть категория людей, обладающих определённым свойством личности, предрасполагающим к быстрому и частому возникновению состояния выученной беспомощности, сформировавшимся в результате опыта, полученного в детстве и подростковом возрасте (М. Селигман, 1975). Кроме того, существуют данные о том, что депрессия как реакция на травмирующие события (этапом развития которой и является выученная беспомощность) возникает у людей, обладающих определённым сочетанием личностных особенностей (Л. Н. Собчик, 2005). Ряд исследований подтверждают, что существует связь между вероятностью возникновения выученной беспомощности и локусом контроля и самооценкой (Д. Хирото, 1974; К. Петерсон, М. Селигман, 1984). Указывается и на связь выученной беспомощности с тревожностью (К. Двек, 1982). Наиболее изучена роль атрибутивного стиля как личностной особенности, являющейся фактором риска возникновения состояния беспомощности. Таким образом, существует необходимость изучить тип личности, отличающийся низкой толерантностью к выученной беспомощности, дополнив и систематизировав данные о тех специфических особенностях, которыми она обладает.

В целом, необходимо отметить, что до сих пор не выработано методов диагностики непосредственно беспомощности. Эта же проблема остаётся и в отечественной психологии. Существует ряд работ, посвящённых половым различиям в возникновении и развитии выученной беспомощности, однако не рассматривался вопрос о связи беспомощности с выраженностью тендерных характеристик. Мало изучены личностные особенности, связанные с беспомощностью, недостаточно исследований, посвящённых роли семьи в формировании беспомощности. Не разработано представление о беспомощности как устойчивой характеристике личности (которая обозначена нами термином «личностная беспомощность» ), беспомощность рассматривается преимущественно как состояние, возникающее в качестве реакции на неподконтрольные для человека события.

Остаются недостаточно изученными проявления беспомощности в реальной деятельности и поведении человека.

Представляется важным исследование личностной беспомощности на различных возрастных этапах для более полного понимания специфических особенностей феномена личностной беспомощности в разные возрастные периоды для ведения диагностической, консультативной, профилактической и коррекционной работы с учётом этих особенностей.

В отечественной психологической науке изучались близкие к беспомощности по своей природе явления, такие как стресс, фрустрация, неудача, депрессия, которые связаны с влиянием негативных событий на человека (Н. А. Батурин, Т. Г. Бохан, Б. А. Вяткин, Б. Д. Карвасарский, В. С. Мерлин, М. М. Решетников, Н. В. Тарабрина, К. Д. Шафранская и др.), а также феномены, связанные со снижением активности человека и затрудняющие его жизнедеятельность: ригидность (Г. В. Залевский), «отказ от поиска» (В. С. Ротенберг, В. В. Аршавский), однако сама беспомощность оставалась неизученной вплоть до конца 90-х годов XX века. За эти годы выполнены четыре кандидатские диссертации (Д. А. Циринг, 2001, И. В. Девятовская, 2006, Е.В.Забелина, 2009, Е. В. Веденеева, 2009), посвященные данному феномену. Есть отдельные работы, посвященные смежной с изучением беспомощности проблематики — атрибуции и атрибутивных стилей, выполненные в Дагестанском государственном педагогическом университете (М. М. Далгатов, 2006, Н. Т. Магомедова, 2007), в Московском государственном университете (Т. О. Гордеева, 2006, 2007), Институте психологии РАН (Л. М. Рудина, 2003). К сожалению, названными работами исчерпывается перечень серьёзных исследований беспомощности в российской психологии. Некоторый интерес к феномену беспомощности обозначился в медицине: выполнены две кандидатские диссертации в Московской медицинской академии им. И. М. Сеченова, посвященные физиологическим и фармакологическим аспектам проблемы (О. Ю. Введенская, 2003, А. А. Уянаев, 2004). Таким образом, научное направление, связанное с изучением беспомощности, в отечественной психологии остаётся мало разработанным.

Оказывается необходимым изучение не только непосредственно беспомощности, в том числе личностной, но и феноменов, противоположных ей, для понимания психологической альтернативы, к формированию которой имеет смысл стремиться, снижая благодаря этому вероятность возникновения беспомощности. Такой альтернативой, на взгляд автора, является феномен, рассмотренный также в настоящем исследовании как качество субъекта, противоположное личностной беспомощности и названное самостоятельностью. Такая логика исследования согласуется с современными тенденциями мировой психологической науки, которая обратилась к позитивным психологическим явлениям и сделала их предметом своего исследования: оптимизм (Дж. Гилхам, Т. О. Гордеева, Л. Джейкокс, С. Н. Ениколопов, Ч. Карвер, Е. А. Перова, К. Петерсон, К. Рейвич, М. Селигман, Т. Стин, М. Шейер), мудрость (Л. И. Анцыферова, П. Белтс, Ю. Г. Глюк, Ю. Кунцман), счастье (И. А. Джидарьян, Э. Дайнер, Э. Лок, Р. Лукас, М. Чиксентмихайи, Ш. Ойши), и др., устанавливая необходимый баланс между изучением негативных и позитивных сторон человеческой психики. Личностная беспомощность и самостоятельность рассматриваются в настоящей работе как два полюса одного континуума. Высокий уровень выраженности одного качества определяет низкий уровень выраженности другого. Исследование личностной беспомощности в рамках субъектно-деятельностного подхода позволяет обнаружить непосредственную связь личностной беспомощности и самостоятельности с субъектностью. Личностная беспомощность сопряжена с низким уровнем субъектности, тогда как самостоятельность — с её высоким уровнем. Выраженная субъектность человека напрямую связана с самостоятельностью, с самостоятельным выбором, с самостоятельным поведением, с самореализацией, самоутверждением, самоопределением.

Как мы видим, беспомощность не рассматривалась ранее как устойчивый феномен личности. Не было предпринято попыток включить этот феномен в теорию психологии личности. Личностная беспомощность не была вписана в круг каких бы то ни было научных концепций личности. Личностная беспомощность не соотносилась с другими личностными характеристиками. Однако включение этого психологического образования в теоретическое поле психологии личности позволяет более чётко определить соотношение личностных и субъектных характеристик человека, рассмотреть личностную беспомощность и самостоятельность не только как противоположные по своему психологическому содержанию характеристики, но как единое качество, полюс которого определяется степенью его выраженности, выявить характер внутренних взаимосвязей составляющих личностной беспомощности, определяющий целостность данного феномена и демонстрирующий целостность личности и целостность субъекта. Таким образом, существует необходимость создания концепции личностной беспомощности, которая позволяет вписать феномен личностной беспомощности в общую теорию психологии личности, определить методологический контекст его изучения, выявить, как этот феномен соотносится с другими, определить его психологическое содержание, структуру, исследовать проявления личностной беспомощности в жизнедеятельности субъекта.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
ВВЕДЕНИЕ
Введение
ВВЕДЕНИЕ
ВВЕДЕНИЕ
1. Введение
ВВЕДЕНИЕ
ВВЕДЕНИЕ
Раздел 1. ВВЕДЕНИЕ В ПСИХОЛОГИЮ
Раздел I. ВВЕДЕНИЕ В ПРАКТИЧЕСКУЮ ПСИХОКОРРЕКЦИЮ
Часть I. Введение в общую психологию
РАЗДЕЛ I. ЭВОЛЮЦИОННОЕ ВВЕДЕНИЕ В ПСИХОЛОГИЮ
Введение
12.1. ВВЕДЕНИЕ
ВВЕДЕНИЕ
4.1. ВВЕДЕНИЕ
9.1. ВВЕДЕНИЕ
Глава первая Введение в общую психологию
ГЛАВА 1. ВВЕДЕНИЕ В ПСИХОЛОГИЮ СЕНСОРНЫХ ПРОЦЕССОВ
ВВЕДЕНИЕ
ВВЕДЕНИЕ
Добавить комментарий