ВЫВОДЫ

В этой главе мы продолжили обсуждение восприятия пространства, начатое в главе 9, обратив основное внимание на константность восприятия и зрительные иллюзии. В частности, мы рассказали о разных формах константности восприятия.

Константность восприятия светлоты — это тенденция воспринимать светлоту объекта постоянной вопреки изменениям его освещенности. Отчасти константность восприятия светлоты можно объяснить постоянством свойств отражающих поверхностей и объектов, т. е. их альбедо, и зависимостью светимости объектов от светимости фона.

Константность восприятия размера — это тенденция воспринимать размер объектов постоянным вопреки изменениям размера ретинального изображения, которые происходят при изменении расстояния между объектами и наблюдателем. Рассмотрена зависимость константности восприятия размера от признаков глубины и удаленности. Если эти пространственные признаки выражены слабо или отсутствуют, соответственно снижается или пропадает и константность восприятия размера.

Константность восприятия формы — это тенденция воспринимать форму объекта как постоянную даже тогда, когда он рассматривается под разными, порой весьма существенно отличающимися углами зрения. Так же как и константность восприятия размера, константность восприятия формы зависит от объема доступной наблюдателю информации о пространственных признаках и проявляется в той мере, в какой ему доступны сведения об угле наклона объекта и его ориентации.

Остальные разделы главы посвящены зрительным иллюзиям, иллюстрирующим роль пространственных признаков в константности восприятия величины. Обсуждение зрительных иллюзий мы начали с трансакционизма — теории, согласно которой восприятие физического мира индивидуумом преимущественно основано на опыте, который он приобретает, взаимодействуя с окружающей обстановкой. Мы также рассказали о двух иллюзиях Эймса — о «трапециевидном окне» и о «перекошенной комнате», которые имеют непосредственное отношение к этой теории и подчеркивают роль предшествующего опыта человека в зрительном восприятии.

Затем мы описали несколько зрительных иллюзий, каждая из которых безусловно основана на признаках глубины и удаленности и на неверном использовании константности восприятия размера: иллюзию Луны, а также иллюзии Мюллера-Лайера, Понцо и Поггендорфа. Чтобы объяснить эти иллюзии, мы представили читателям некоторые гипотезы относительно механизма восприятия пространства: в частности, применительно к иллюзии Луны мы описали гипотезы, основанные на кажущейся удаленности и относительной величине, а также парадокс удаленности. Для объяснения всех четырех иллюзий был использован общий подход, а именно представление о константности восприятия перспективы, которое основано на предположении о том, что фрагменты фигур, вызывающих зрительные иллюзии, содержат признаки линейной перспективы. Следовательно, перспектива, представленная в плоском изображении, «внушает» наблюдателю определенную кажущуюся удаленность, что, в свою очередь, ошибочно «запускает» механизм константности восприятия размера.

В результате благодаря компенсаторной природе механизма этой константности те фрагменты фигуры, вызывающей зрительную иллюзию, которые кажутся зрителю более удаленными, соответственно воспринимаются им и как фрагменты, большие по размеру. Хотя подход, основанный на константности восприятия перспективы, и представляется нам полезным, мы не считаем его ни полностью приемлемым, ни исчерпывающим.
Мы также описали горизонтально-вертикальную иллюзию и некоторые иллюзии контраста. Причиной иллюзий контраста являются эффекты, возникающие вследствие того, что фоновые стимулы оказывают такое влияние на стимулы, которые включены в них, что восприятие последних искажается. Среди описанных нами иллюзий контраста — иллюзии Эббингауза, Ястрова, Вундта, Геринга, Фрейзера и Мюнстерберга, а также иллюзия контраста наклона.

Затем мы рассказали о фигурах, имеющих такие отличительные признаки глубины, которые позволяют двояко толковать их пространственную ориентацию, и пришли к выводу, что перцептивная неоднозначность так называемых обратимых, или мультистабильных, фигур (например, куба Неккера) связана с тем, что присущие им признаки глубины в одинаковой степени благоприятствуют двум или более вариантам восприятия.

Заключая обсуждение вопроса об иллюзиях, мы высказали предположение о том, что многие зрительные иллюзии обусловлены не какой-либо одной причиной, а являются результатом действия нескольких разных причин. Это предположение базируется на том, что зрительные иллюзии могут иметь несколько разных источников, из которых, возможно, наиболее значимыми являются источники Двух типов — оптико-ретинальные компоненты и когнитивные компоненты. Оптико-ре- тинальные компоненты — это анатомические и физиологические свойства глаза и зрительной системы, благоприятствующие иллюзорному восприятию. К результирующим эффектам относятся субъективная кривизна, ретинальное размывание и восприятие зрительной системой определенных пространственных частот. Когнитивные компоненты включают механизм константности восприятия перспективы, внимание, предшествующий опыт индивидуума и научение как результат этого опыта. Впечатление, которое производят на зрителя некоторые классические иллюзии, может быть результатом одновременного воздействия нескольких иллюзорных эффектов, возникающих по разным причинам.

Последний раздел этой главы посвящен краткому описанию так называемых «невозможных» фигур и композиций, каждая из которых является результатом объединения несовместимых признаков глубины. Когда эти отличительные признаки глубины рассматриваются по отдельности, они легко интерпретируются, но когда их рассматривают вместе, чтобы охарактеризовать по глубине трехмерную конфигурацию, последняя воспринимается как противоречащая здравому смыслу.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
СТАТИСТИКА ВЫВОДА
ВЫВОДЫ
ВЫВОДЫ
ВЫВОДЫ
ВЫВОДЫ
ВЫВОДЫ
ВЫВОДЫ
ВЫВОДЫ
ВЫВОДЫ
ВЫВОДЫ
ВЫВОДЫ
Добавить комментарий