Взаимосвязь мифологической идентификации личности (персональный миф) и ольфакторного компонента самопрезентации

В проекте «Психосемиотика ольфакторной коммуникации» (2008) совместно с В.А. Пахомовой изучались одно из личностных измерений коммуникативного пространства, взаимосвязь мифологической идентификации личности (персональный миф) и ольфакторный компонент самопрезентации. Внимание исследователя было направлено на малоизученный аспект общения людей — коммуникации посредством ароматов. Генетически (эволюционно) запахи и обоняние — самый древний канал дистантной связи.

В мифологии и фольклоре запах выступает как первый признак всего «чужого». В современном мире люди почти не используют запахи в сознательной и целенаправленной коммуникации. Однако для подсознания человека, неосознанного воздействия и интуитивного знания запахи очень важны. Основой такого измерения явилось «…свободное пространство самостоятельного выбора самореализации и саморазвития», т.е. осуществление себя в качестве автора, хозяина, творца своей перспективы, своего проекта (Кабрин, 2005. С. 96). Это обосновывает легитимность включения ольфакторной коммуникации в исследования коммуникабельности человека. Поэтому роль обонятельного восприятия, обеспечивающего непосредственно-чувственную ориентировку человека в окружающем мире и конструирование мифологического пространства личности, можно рассматривать как «личностное определение ситуации», по В.И. Кабрину (2005. С. 96). В результате контент-анализа текстов подтверждена гипотеза о том, что персональный миф как психосемиотический феномен может проявляться в том числе в системе аро-модизайна личности. Ольфакторная (обонятельная) детерминанта невербальной коммуникации играет огромную роль во взаимодействии людей. Человек посредством ароматов проявляет свое внутреннее Я. Я-образ всегда мифологичен, содержит субъективный компонент: каждый человек имеет свою собственную «мифологию» и возвышает определенные вещи, людей, события до уровня символа и в своих текстах в процессе коммуникации пытается донести их до других. Поэтому плоскость символического приходится суживать до общезначимых символов (культурных архетипов). Миф иллюстрирует степень семиотичности личности как на внутреннем уровне, так и на уровне имиджа, самопрезентации.

Глобальность мифологизации личности охватывает и сферу ольфак-торной (обонятельной) коммуникации людей, которая в свою очередь базируется на особенностях воспитания и культуры. По мнению К. Леви-Строса (2000), «запахи принадлежат к природному и социальному мирам одновременно», поэтому знаки, связанные с запахами, играют определенную роль в структурировании образа мира. Запахи почти не используются в сознательной и целенаправленной коммуникации, однако для подсознания человека, неосознанного воздействия и интуитивного знания запахи очень важны. Естественные человеческие запахи в настоящее время в развитых культурных сообществах являются социально нежелательными, поэтому существует целая индустрия по производству искусственных ароматов — парфюмерия. Контролируемая невербальная коммуникативная активность субъекта общения в сфере запахов возможна только в сфере искусственных запахов, поэтому использование определенной парфюмерии является показателем общей культуры человека и информативным компонентом невербального общения. В запахах скрыто значительное количество информации, поскольку именно запахи интимно связаны с человеческим телом, с работой интуиции, памяти и воображения. Наслаждение ароматом — метафора владения материальным миром в его самой эфемерной, летучей субстанции, на грани перехода в небытие. Запах — испаряющаяся аура тела и вещи, ее вибрирующий контур, первый подвижный пограничный слой между оболочкой и внешней средой.

Наши предположения состояли в том, что персональный миф может проявляться в том числе в системе аромадизайна личности, так как ольфакторный компонент играет важную роль в самопрезентации личности в процессе взаимодействии людей, а психосемиотика выбора аромата и текст персонального мифа позволяют обнаружить основные особенности предъявляемой идентичности (самопрезентации) личности. Теоретико-методологической базой исследования стал психосемиотический подход в рамках культурно-исторической концепции Л.С. Выготского, А.Р. Лурии, С.Л. Рубинштейна; социально-перцептивный подход А.А. Бодалева и В.А. Лабунской; концепция персонального мифа в аналитической психологии К. Юнга, операционализированная в исследованиях Э.И. Мещеряковой. Общую выборку в эмпирическом исследовании составили 14 мужчин и 18 женщин в возрасте от 17 до 23 лет, студенты гуманитарных факультетов томских высших учебных заведений.

«Обонятельная система скорее может быть названа системой, предназначенной для того, чтобы не забывать, чем системой, предназначенной для того, чтобы помнить. Запахи могут ассоциироваться с событиями и способствовать их запоминанию. Уникальность этого явления заключается в том, что подобные ассоциации легче распознаются в присутствии этого запаха. Связь запаха с запоминаниями облегчает выполнение когнитивных заданий, не связанных с визуальными стимулами. Кстати, интересно то, что развитие олигофрении у человека часто сопровождается нарушением обоняния. Точнее, нарушение обоняния у маленького ребенка почти закономерно ведет к развитию умственной отсталости. Чувство реальности может нарушаться при расстройствах обонятельного анализатора. Способность запахов вызывать эмоции широко известна, в том числе и социальные эмоции. Запахи пробуждают более эмоциональные воспоминания, нежели иные сенсорные впечатления (например, звуки или фотографии).

Доказано, что сильные, эмоционально значимые ассоциации являются причиной, не вызывающей сомнений в способности многих пробуждаемых запахами воспоминаний сохраняться долгое время. При этом эти способности никак не связаны с особенностями запаха как такового.

Независимо от причины нашей «памяти на запахи» мы должны признать, что они наряду с эмоциями занимают особое место в памяти. Их способность проникать в наше сознание, даже ошеломлять нас не вызывает сомнения.

Что касается философии и психологии запаха, то ароматы — это конструкция вечности. Вещественная часть прошлого, настоящего и будущего — незримый компонент понятий «Все» и «Всегда». Запахи постоянно сопровождают жизненное пространство людей: рождение и смерть, любовь и ненависть, войны и путешествия, молитвы и жертвоприношения. Запахи — это история с ее великими и ужасными временами. Потребность в предъявлении себя другим и особенности ее удовлетворения обсуждаются на протяжении всей истории социальной психологии. Современная постмодернистская концепция картины мира отражает изначально присущее человеку мировоспитание и миропонимание, ассоциирующееся с представлением о многомерности человеческого Я. Проблема Я — важнейшая тема антропологии, рассматриваемая как диалог Я и Ты (проблема другого), Я и Мы (человек и общество) предусматривает учет процессуальности, «вечного становления», постоянного движения, «мерцания», «маргинальности», «пульсации».

Таким образом, ольфакторный компонент входит в систему самопрезентации. Самопрезентация относится к стремлению человека представить желаемый образ, представляет осознание как прошлого, так и будущего, которое из него вытекает. С понятием имиджа, самопрезентации пересекаются различные уровни представленности психологических свойств личности, которые могут обнаруживаться в структуре персонального мифа. Миф является символическим познанием мира. Миф выступает как маркер семиотического поведения, различные степени (коды) семиотичности являются основой создания фиксированного образа своего Я как во внутреннем диалоге, так и на уровне имиджа, самопрезентации. Мифологическая идентификация присутствует как реально и постоянно действующий процесс, участвующий в формировании Я-образа.

Если говорить о самопрезентации, имидже в контексте мифологического сознания, то можно, ссылаясь на Юнга, полагать, что в той степени, в какой эго сознания отождествлено с персоной, внутренняя жизнь отвергнута. Для многих людей индивидуация необходима как высший идеал, как идея чего-то наилучшего, что только можно сделать.

Функцией персонального мифа является моделирование личного сценария; собственного варианта Бытия личности, адекватного времени, а также психологическая защита, обусловливающая метафорический, символический копинг личности. Э.И. Мещерякова (2001) выделяет основной способ трансляции персонального мифа — семиотический, осуществляющий передачу социокультурной информации через психологический код, своеобразную систему координат освоения внутреннего и внешнего мира. В своем содержании персональный миф обнаруживает элементы значимых фрагментов истории самосознания личности, ее неповторимого индивидуального опыта. Функцией персонального мифа являются моделирование личного сценария, собственного варианта Бытия личности, адекватного времени, а также психологическая защита, обусловливающая метафорический, символический копинг личности. Текст персонального мифа является лингвистическим гештальтом, отражающим триаду Личность-Текст-Язык, социокультурно-обусловленную вербальную матрицу восприятия личностью внутреннего и внешнего мира.

Контент-анализ методики «Персональный миф» позволил объединить темы персонального мифа в тематические разделы: темы персонального мифа, фатальность препятствий на пути цели, фатализм в личной жизни, верующий, рай, реинкарнация — можно объединить понятием фаталистичный, т.е. верящий в судьбу, в высшие силы. Рассматривая тематические разделы персонального мифа и результаты контент-анализа опросника «Я и ароматы», возникла возможность составления типологии мифологической идентификации на основе ольфакторного компонента самопрезентации. Соответственно, тип мифологической идентификации (по ведущей тематике персонального мифа) назван «фаталистичный», «успешный», «уникальный», «ретроактивный», «манипулятивный».

Анализ позволил выявить следующие значения парфюма для каждого типа мифологической идентификации: 1. У «фаталистичного» — судьбоносность парфюма — убежденность в том, что аромат имеет судьбоносную роль в тех или иных событиях жизни. 2. У «успешного» — комфортность парфюма — наделение аромата свойством репрезентации успешности, уверенности в себе. 3. У «уникального» — символичность парфюма — наделение себя способностью получать при помощи интуиции точную информацию об его носителе, а также наделение аромата символической функцией выражения Я-образа. 4. У «ретроактивного» — ассоциативность парфюма -способность обоняния эмоционально окрашивать зрительные образы и при соответствующем стимуле вызывать ассоциацию. 5. У «манипулятив-ного» — влиятельность парфюма — аромат как средство влияния на других.

Полученные результаты позволяют конкретизировать некоторые аспекты понимания ольфакторного компонента самопрезентации личности в мифологическом пространстве личности.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
ПЕРСОНАЛЬНЫЙ МИФ
Н.А. Королёва, В.К. Солондаев МИФОЛОГИЧЕСКИЕ КОМПОНЕНТЫ ОБЫДЕННОГО МЫШЛЕНИЯ ДОШКОЛЬНИКОВ
ИДЕНТИФИКАЦИЯ ОБЪЕКТОВ: РАСПОЗНАВАНИЕ ПО КОМПОНЕНТАМ
Севостьянов Ю.О. Взаимосвязь идентификациИ подростка с отношением к значимым другим
Медведева Ирина Александровна САМОПРЕЗЕНТАЦИЯ - МОДЕЛИРОВАНИЕ ЛИЧНОСТИ*
10.12. Первый имплицитный пояс персональной идентичности - система транскоммуникативных Я-интенций личности
Курмеева Евгения Вадимовна ПРОБЛЕМА ВЗАИМОСВЯЗИ КОМПОНЕНТОВ ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ИНТЕЛЛЕКТА
10.14. Третий пояс персональной образовательной сети - система транскоммуникативных связей личности в пространстве факультета
10.15. Четвертый пояс персональной образовательной сети -система транскоммуникативных связей личности в пространстве университета
Е.В. КАРПОВА ЕКАТЕРИНБУРГ, РГППУ ВЗАИМОСВЯЗЬ КОМПОНЕНТОВ ОТВЕТСТВЕННОСТИ И ЛИЧНОСТНОЙ ТРЕВОЖНОСТИ У ОХРАННИКОВ
УДК 159.Л. М. ДАУКША ЭФФЕКТИВНЫЕ СТРАТЕГИИ И ТАКТИКИ САМОПРЕЗЕНТАЦИИ ЛИЧНОСТИ В ПРОЦЕССЕ СОЦИАЛЬНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ
Добавить комментарий