ВЗАИМОСВЯЗЬ СТРАТЕГИЙ ПИЩЕВОГО ПОВЕДЕНИЯ С КОПИНГ-СТРАТЕГИЯМИ И МЕХАНИЗМАМИ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЗАЩИТЫ

Определение пищевого поведения подразумевает ценностное отношение к пище и ее приему, наличие стереотипов питания в обыденных условиях и стрессовых ситуациях, индивидуально-личностную ориен-тацию на образ собственного тела и деятельность по его формированию. Пищевое поведение, которое в норме направлено на поддержку здоровья и активность всего организма, в отдельных случаях оказывается основой развития психосоматического или психического расстройства или само превращается в болезненную форму зависимого поведения. Исследователи указывают на целый ряд факторов, формирующих тип и характер пищевого поведения. Расстройство пищевого поведения рассматривается как комплексное нарушение здоровья, имеющее собственные психофизиологические, психологические и социальные особенности и возникающее под влиянием как генетических, так и социальных факторов.

С целью изучения психологических механизмов формирования нарушений пищевого поведения нами было проведено исследование девушек в возрасте от 16 до 19 лет. Исследовательская выборка составила 60 человек, из них 30 девушек – учащиеся хореографического училища (I группа), и 30 девушек – активно занимающихся шейпингом (II группа). В исследовании были использованы методики оценки особенностей пищевого поведения (голландский опросник пищевого поведения, Strein, 1986; опросник пищевого поведения Grunert, 1989), копинг-поведения (методика определения индивидуальных копинг-стратегий Э. Хайма и индикатор копинг-стратегий Д. Амирхана) и особенностей психологических защит («Индекс жизненного стиля», Вассерман, Ерышев, Клубова, 1999).

Статистическая обработка данных (частоты, описательные статистики, корреляционный анализ) осуществлялась с помощью статистического пакета SPSS-14. Было выявлено, что в I группе наиболее предпочитаемым оказался ограничительный тип пищевого поведения, характеризующийся намеренными усилиями, направленными на достижение желаемого веса путем сознательного самоограничения в питании и игнорирования сигналов тела. Во II группе наиболее предпочитаемым оказалось эмоциогенное пищевое поведение, предполагающее эмоционально обусловленное потребление пищи.

С точки зрения использования копингов, в обеих группах наиболее уязвимым оказался эмоциональный уровень совладания со стрессом (во II группе несколько чаще применяются непродуктивные копинг-стратегии на эмоциональном уровне). Кроме того, во II группе более выражена стратегия к избеганию проблем. В обеих группах при незначительных различиях преобладают такие механизмы психологической защиты как регрессия, проекция, реактивное образование. Был выявлен ряд значимых корреляционных взаимосвязей между показателями методик (коэффициент Пирсона; значимость на уровне 0,05) в каждой группе отдельно и в общей выборке.

Полученные результаты позволяют подтвердить взаимосвязь копинг-поведения и пищевого поведения (в частности, непродуктивность на эмоциональном уровне копинга влияет на предрасположенность к эмоциогенному типу пищевого поведения), а ограничительный тип пищевого поведения поддерживается непродуктивностью на когнитивном и поведенческом уровнях копинга. Чем более преобладает механизм психологической защиты по типу регрессии, тем чаще реализуется ограничительный тип пищевого поведения, а механизм «реактивное образование» усиливает частоту «эмоциогенного» и «внешне обусловленного» пищевого поведения. Во второй группе стратегия к избеганию проблем более выражена и связана с эмоционально обусловленным потреблением пищи. Склонность к эмоционально непродуктивному копинг-реагированию частично объясняется психофизиологическими особенностями подросткового и юношеского периодов. Выбор стратегии пищевого поведения определяется в большей степени социальной и культурной ситуацией, семейными особенностями пищевого поведения и механизмами психологической защиты. Тем не менее, эмоционально незрелые реакции, склонность к избеганию решения проблем трансформируются в пищевом поведении как в форме нездоровых пищевых привычек, так и в форме чрезмерной персонификации пищевого поведения, которое из поведения, связанного, прежде всего, с приемом пищи, превращается в поведение, связанное с социальным статусом, самоутверждением и самопринятием.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
ГЛАВА РАЗЛИЧИЯ В КОПИНГ-СТРАТЕГИЯХ (ПРЕОДОЛЕВАЮЩЕМ ПОВЕДЕНИИ) И В ИСПОЛЬЗОВАНИИ ЗАЩИТНЫХ МЕХАНИЗМОВ
Абитов Ильдар Равильевич ВЗАИМОСВЯЗЬ МЕХАНИЗМОВ АНТИЦИПАЦИИ, ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЗАЩИТЫ И КОПИНГА (НА МОДЕЛИ ПСИХОСОМАТИЧЕСКИХ И НЕВРОТИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВ).
СТРАТЕГИИ КОПИНГ-ПОВЕДЕНИЯ СТУДЕНТОВ ПЕРВОКУРСНИКОВ В СИТУАЦИЯХ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ УГРОЗЫ
Яблокова Ю.В. Взаимосвязь комплекса неполноценности и копинг-стратегий
Т.В. ГУЩИНА ЗАЩИТНЫЕ МЕХАНИЗМЫ И КОПИНГ-СТРАТЕГИИ У ДЕВИАНТНЫХ МАТЕРЕЙ И ИХ ДЕТЕЙ
ШУКАЙЛО В.В. ОСОБЕННОСТИ КОПИНГ-СТРАТЕГИЙ ПОДРОСТКОВС ДЕ-СТРУКТИВНЫМ ПОВЕДЕНИЕМ
Шукайло В.В. ОСОБЕННОСТИ КОПИНГ-СТРАТЕГИЙ ПОДРОСТКОВС ДЕСТРУК-ТИВНЫМ ПОВЕДЕНИЕМ
Е.В. Александрова КОПИНГ-СТРАТЕГИИ И СТИЛИ САМОРЕГУЛЯЦИИ ПОВЕДЕНИЯ МОЛОДЫХ СОТРУДНИКОВ ОАО «РЖД»
7. Дисфорическая СТРАТЕГИЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЗАЩИТЫ
ГОЛОВАНЕВСКАЯ В.И. ВЗАИМОСВЯЗЬ ХАРАКТЕРИСТИК Я–КОНЦЕПЦИИ И СТРАТЕГИЙ СОВЛАДАЮЩЕГО ПОВЕДЕНИЯ
Ваша доминирующая стратегия психологической защиты в общении с партнерами
ОСОБЕННОСТИ КОПИНГ-СТРАТЕГИЙ В МОЛОДОСТИ
М.А. Манойлова СТРАТЕГИИ ПОВЕДЕНИЯ И ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ УСТОЙЧИВОСТЬ СОВРЕМЕННОЙ МОЛОДЕЖИ
22.1. КОПИНГ-СТРАТЕГИИ
Гулидова Т.В., Горбатов С.В. МЕХАНИЗМЫ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЗАЩИТЫ У НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ С ДЕСТРУКТИВНЫМ ПОВЕДЕНИЕМ
Вафина Эльмира Талгатовна, Чукмарова Люция Федаиевна ВЗАИМОСВЯЗЬ МЕХАНИЗМОВ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ЗАЩИТЫ С ЦЕННОСТНЫМИ ОРИЕНТАЦИЯМИ У ОНКОЛОГИЧЕСКИХ БОЛЬНЫХ
М.В. Жижина КОПИНГ-СТРАТЕГИИ В МЕДИАПОВЕДЕНИИ ЛИЧНОСТИ
САМОАКТУАЛИЗАЦИЯ СТУДЕНТОВ С РАЗЛИЧНЫМИ КОПИНГ-СТРАТЕГИЯМИ
Миронова А.Н. КОПИНГ-СТРАТЕГИИ И ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ АДАПТАЦИЯ У МЕДРАБОТНИКОВ С РАЗНЫМ СТАЖЕМ
Добавить комментарий