ГЛАВА ЗАРОЖДЕНИЕ КОМПЛЕКСНОГО ЧЕЛОВЕКОЗНАНИЯ В НАУЧНОЙ ШКОЛЕ В.М.БЕХТЕРЕВА

На рубеже XIX и XX в. шел интенсивный процесс дифференциации наук о человеке. Успехи эволюционной биологии, морфологии и физиологии нервной системы, в частности физиологии органов чувств, этнографии, социологии и психологии существенно обогатили представления о природе человека, его происхождении и развитии. Дифференциация антропологических, в широком смысле, наук повлекла за собой противоположную — интегративную — тенденцию.

В. М. Бехтерев ранее других ученых понял необходимость интеграции антропологических наук и наметил стратегию комплексного изучения человека, здесь приоритет В.М.Бехтерева общепризнан. В 1957 г. в Резолюции Всесоюзной научной конференции, посвященной 100-летию со дня рождения ученого, говорилось: «Впервые в отечественной и мировой науке Бехтерев объединил деятелей различных наук для синтетического и комплексного изучения мозга и личности в интересах воспитания, организации труда и лечения человека» (В.М.Бехтерев и современные проблемы 1959: 288). В историографии психологии эта заслуга Бехтерева не оспаривалась, но и не стала до сих пор предметом специального анализа. Не рассматривался и вопрос о конкретных формах реализации принципа комплексности, о том, в какой мере он был осмыслен самим Бехтеревым, не дана оценка того, насколько результативной на деле оказалась эта идея. Особого внимания заслуживает история развития комплексных исследований в связи с биографией и творче-

ской индивидуальностью Бехтерева. Какое же место занимал принцип комплексности в научной программе, в концептуальной системе ученого, в какой мере она определила его научную биографию?

Мы не беремся судить обо всех сторонах психологического наследия В. М. Бехтерева, но постараемся выяснить вопрос о закономерности появления у него идеи многостороннего исследования человека и формах ее воплощения в реальной научной и практической деятельности его школы.

Предыстория этой идеи связана с антропологической традицией отечественной науки. У ее истоков стояли такие титаны, как М.В.Ломоносов, А.Н.Радищев, а еще раньше православные авторы, размышлявшие о смерти и бессмертии, нравственности и греховности, индивидуальных различиях людей. Одним из родоначальников антропологического принципа в России был А. И. Галич (1788-1848). В его трактате «Картина человека» (1834) впервые в русской науке, как считал Б. Г. Ананьев, был представлен свод знаний о природном, социальном и нравственном качестве личности.

К числу тех, кто подготовил почву для комплексного подхода к проблеме человека, относятся Н. Г. Чернышевский и И. М. Сеченов. Они были страстными борцами за детерминистическое научное познание человека и его социального поведения. Чернышевский в своем труде «Антропологический принцип в философии» (1860) выступил против дуализма в понимании природы человека, рассматривал сознание в связи с другими качествами и свойствами личности. «На человека надобно смотреть как на одно существо, имеющее только одну натуру, чтобы не разрезывать человеческую жизнь на разные половины, принадлежащие разным натурам, чтобы рассматривать каждую сторону деятельности человека как деятельность или всего организма, от головы до ног включительно, или, если она оказывается специальным отправлением какого-нибудь особенного органа в человеческом организме, то рассматривать этот орган в его натуральной связи со всем организмом» (Чернышевский 1974: 292). Чернышевский оптимистично оценивал возможность детерминистического изучения человека, включая и его нравственную сферу. При этом он более всего полагался на развитие естественных наук.

Идеи Чернышевского были горячо приняты многими учеными поколения шестидесятников. «Рефлексы головного мозга»

И.М.Сеченова, изданные в 1867 г., как бы вслед за «Антропологическим принципом» Чернышевского, созвучны последнему. Дух материалистического монизма пронизывает учение И. М. Сеченова, в котором единство человека обосновывается универсальным рефлекторным принципом, значимым не только для жизнедеятельности организма, но и для нравственного поведения личности.

Знаменательно, что в тот же период времени К. Д. Ушинский задумал и осуществил проект педагогической антропологии в целях обоснования педагогики знаниями, накопленными в антропологических науках, и в первую очередь, в физиологии и психологии. В своей книге «Человек как предмет воспитания (Опыт педагогической антропологии)» (1868) он утверждал неразрывность связи между физическим, умственным и нравственным развитием, придавая большое значение взаимодействию всех частей воспитания.

В. М. Бехтерев —младший современник Н.Г.Чернышевского, И. М. Сеченова и К. Д. Ушинского — стал зачинателем комплексных исследований человека, унаследовав антропологическую направленность русской науки и философии. В истории русской психологии до сих пор остается неразработанным вопрос о влиянии на мировоззрение Бехтерева современной ему русской идеалистической философии, которая начала активно развиваться на рубеже XIX и XX в. Логично предположить, что Бехтерев как широко образованный и увлеченный наукой человек был в курсе новых философских течений. Историки отмечают сильное влияние философских и психологических идей Г. Спенсера на взгляды В. М. Бехтерева.

Взгляды В. М. Бехтерева формировались под влиянием идей ярких, своеобразных и вместе с тем типичных представителей XIX в. в эпоху, когда не была исчерпана вера в разум, в прогресс и человека, когда господствовали позитивизм в науках и естественнонаучная парадигма в психологии. Разнообразие интересов, многопрофиль-ность научной подготовки, активная врачебная и педагогическая практика В. М. Бехтерева стали важными факторами формирования комплексного подхода к человеку и организации комплексных исследований.

В.М.Бехтерев родился в бывшей Вятской губернии 20 января (1 февраля по новому стилю) 1857 г. в семье служащего. После окончания гимназии в шестнадцать лет приехал учиться в Петербург. Здесь поступил в Медико-хирургическую (Военно-медицин-

скую) академию и получил специальность психиатра1. В 1877 г., когда шла русско-турецкая война на Балканах, студент Владимир Бехтерев вместе с шестью другими добровольцами-студентами отправился в Болгарию санитаром и писал оттуда корреспонденции в газеты «Северный вестник» и «Русская правда». Этот факт характерен для Бехтерева — всегда деятельного, преданного профессиональному и гражданскому долгу патриота.

В.М.Бехтерев вошел в науку стремительно.

Он с отличием окончил Военно-медицинскую академию в 1877 г. и был оставлен в академии для подготовки к профессорскому званию при клинике душевных и нервных болезней. В 1881 г., в возрасте 24 лет, защитил докторскую диссертацию «Опыт клинического исследования температуры при некоторых формах душевных заболеваний». В 1883 г. (в 26 лет) он был избран членом Итальянского общества психиатров, в 1885 г. (в 28 лет) стал профессором и получил кафедру в Казанском университете.

Психологическая наука многим обязана Бехтереву, в первую очередь тем, что именно он в 1885 г. основал первую в России (в Казанском университете) психофизиологическую лабораторию, носившую комплексный характер. В то время Бехтерев писал о ней: «Непосредственная цель лаборатории состоит в исследовании нервной системы, прежде всего центральной нервной системы, с точки зрения эмбриологии, анатомии, гистологии, патологической анатомии, физиологии и микрохимии; лаборатория предназначена также для исследований в области экспериментальной психологии и для психофизических исследований» (цит. по: (Драпкина, Полякова 1985: 123)).

Образ будущей лаборатории сложился у Бехтерева, вероятно, во время его заграничной командировки 1884-1885 гг., когда он занимался в Физиологическом институте К. Людвига в Вене, осваивал методику исследования проводников мозга на срезах моз-

1 Историки психологии отмечали большое влияние, которое оказал на молодого Бехтерева психиатр и психолог И. А. Сикорский, с которым его свела судьба на заре самостоятельной жизни. Тогда еще первокурсник, Бехтерев так много занимался учебой, что от переутомления и нервного истощения был вынужден обратиться в клинику душевных и нервных болезней, где и познакомился с врачом И. А. Сикорским. Эта встреча пробудила у Бехтерева интерес к психоневрологии (Кабанов, Шерешевский, Журавель 1977); но и до этого Бехтерева волновали вопросы личности, ее нравственности, судьбы в современной ему России, поэтому он сознательно выбрал медицинскую специализацию, наиболее близко касающуюся их, — психиатрию.

говой ткани эмбрионов в лаборатории П. Флексига в Лейпциге, учился у морфолога и психиатра Г. Мейнерта в Вене, неврологов К. Вестфаля, психиатра Ж. Шарко в Париже, у психолога В.Вундта в Лейпциге. Опыт работы в Европе не только способствовал созданию лаборатории, но и повлиял на формирование научной школы В. М. Бехтерева, которая к концу его жизни насчитывала около пяти тысяч человек (Кабанов, Шерешевский, Журавель 1977).

Научная школа Бехтерева имеет много отраслевых направлений—психиатрическое, неврологическое, дефектологическое, педагогическое, психологическое, в соответствии со специализацией учеников и сотрудников Владимира Михайловича, который сам, однако, не ограничивался одним направлением научной и практической деятельности, напротив, он был воплощением междисциплинарных связей наук о человеке и оставил значительный вклад во многих отраслях человекознания.

Эта особенность научно-практической деятельности В. М. Бехтерева соответствовала полноте его характера, разносторонности его способностей. Он страстно жаждал «объять необъятное», работал, как говорили о нем современники, «упорствуя, волнуясь и спеша»2. Главный интерес Бехтерева с юных лет был сосредоточен на человеческой личности. Не случайно он в студенческие годы специализировался по психиатрии. «Эта специальность казалась из всех медицинских наук того времени наиболее тесно связанной с общественностью и, кроме того, увлекала вопросами о познании личности, связанными с глубокими философскими и политическими проблемами… » (Бехтерев 1928: 10).

2Показательны характеристики Бехтерева, данные его учениками. Они подтверждают нашу точку зрения на роль личностного фактора в развитии комплексных исследований в школе Бехтерева. Например, Л. Я. Пинес, сотрудник Института мозга, так характеризует своего учителя: он «обнаруживал одаренность в различных направлениях, интересовался многими вопросами, охотно дискутировал на разные научные темы. Одно из наиболее ценных его достоинств — это умение быстро ориентироваться в самых разных вопросах, схватывать самое существенное, делать широкие и ценные обобщения» (Пинес 1934: 49). Физиолог Л. Л. Васильев: «Казалось, что Бехтерев один хотел охватить все отрасли человеческого знания и на каждую из них поставить штамп, печать своей яркой индивидуальности. Стремясь все постигнуть, все изучить в краткий период человеческой жизни, Владимир Михайлович нередко преступал границы тех областей, к которым более осторожно подходили более боязливые умы» (Стенограмма научного заседания, посвященного памяти В. М. Бехтерева (23 марта 1937 г.)// Архив РАН (СПб.) Ф. 805. Оп. 1. №17/1937/. Л. 27. С. 13).

Бехтерева интересовали вопросы здоровья и «вырождения» русского народа, воспитания детей и перевоспитания преступников, трудовой и общественно-политической деятельности личности. В единой связи виделись ему структура и функции мозга, в том числе и психические, общественная активность личности, факторы ее социального поведения и развития. Мы полагаем, что вопрос о причинах поведения личности, стремление найти ответ на него, не прибегая к пресловутой абсолютной свободе воли, явились доминантой научных исканий Бехтерева; этот вопрос был особенно острым в силу грандиозных исторических событий, которые ученый пережил вместе с Россией — первой русской революцией, первой мировой войной, Февральской революцией, Октябрьской революцией и последующими событиями советской эпохи.

Психология, ищущая ответа на этот жгучий вопрос, стала центром его научных исканий. Дело не в количестве публикаций В. М. Бехтерева по психологии, их одна треть от всего количества, а в том, что психология связывала в единый пучок все ветви его научной деятельности. Мозг, нервная и гуморальная системы в норме и патологии, в развитии и в упадке вследствие болезни, неблагоприятных факторов — все это интересовало Бехтерева в первую очередь в связи с проблемой личности, ее поведения, активности в обществе. Идея комплексного подхода к человеку возникла у Бехтерева в процессе развития его взглядов на предмет психологии, поэтому без анализа психологической концепции Бехтерева нельзя понять, каковы истоки этой идеи.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
ГЛАВА ФОРМИРОВАНИЕ НАУЧНОЙ ШКОЛЫ Б. Г. АНАНЬЕВА И ЗАМЫСЛА КОМПЛЕКСНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ ЧЕЛОВЕКА
ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ В.М.БЕХТЕРЕВА КАК ОСНОВА СТРАТЕГИИ КОМПЛЕКСНОГО ИЗУЧЕНИЯ ЛИЧНОСТИ
Кабрин В.И. Психологический универсум личности: комплексный подход и транскоммуникативная перспектива человекознания новой эпохи
ПРИЛОЖЕНИЕ НАУЧНО-ОРГАНИЗАЦИОННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ В. М. БЕХТЕРЕВА
Часть 1. Психология человека - составная часть научного человекознания
1.6. ЭРГОНОМИКА — КОМПЛЕКСНАЯ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКАЯ ДИСЦИПЛИНА
В НАУЧНОЙ ШКОЛЕ А.Н.ЛЕОНТЬЕВА
Глава КОМПЛЕКСНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ В ИНСТИТУТЕ ПО ИЗУЧЕНИЮ МОЗГА
ГЛАВА 4. ЛИЧНОСТНАЯ БЕСПОМОЩНОСТЬ КАК КОМПЛЕКСНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЛИЧНОСТИ
ГЛАВА 1 КОМПЛЕКСНЫЙ ПОДХОД В ПСИХОЛОГИИ
ГЛАВА КОНЦЕПТУАЛЬНАЯ СИСТЕМА Б. Г. АНАНЬЕВА КАК МЕТОДОЛОГО-ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ ОСНОВА КОМПЛЕКСНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ ЧЕЛОВЕКА
Добавить комментарий