ЗОЛОТЫЕ ЧАСЫ С Л.М. ВЕККЕРОМ

Логинова Н.А.

(Санкт-Петербург)

Невозможно было не обратить на него внимание — внешность обитателя иных космических миров, как будто пилота НЛО: тонкая высокая фигура, сияющая лысина — ни намека на волосяной покров, крючковатый нос и острый взгляд сквозь толстые стекла очков. А еще высокий голос и акцентированная, какая-то синкопированная речь, наполненная захватывающе интересными размышлениями. Он читал свои неповторимые лекции с железной логикой, которая пряталась за кружевами витиеватой речи — повторы без повторения, круги и спирали. Он задавал себе и нам бесконечные вопросы иногда об одном и том же, но по- разному. Вопросы как ступени к вершине горы, которую никак не удается покорить и потому нельзя перевести дух. Но когда все же рождался ответ, это было подобно катарсису.

Мы встретились на втором курсе. В мраморной аудитории на улице Красной. Его представил сам Ананьев, взяв за руку, как маленького, и сказав несколько теплых слов как о своем талантливом ученике, а ныне профессоре факультета психологии. Лев Маркович весело улыбался. Потом Борис Герасимович ушел, и лекция началась. Слушали мы его целый год. То был курс общей психологии психических процессов с точки зрения его информационной теории. На пятом году нашего учения на факультете Лев Маркович читал нам спецкурс «Гносеологические проблемы психологии». Все это было трудно. Ведь его теория строилась на основе фундаментальных законов естествознания, с опорой на кибернетику и теорию информации, поэтому требовала знаний в смежных областях науки. Тем радостнее были наши первые успехи, когда на семинаре удавалось внятно изложить ответ на вопрос, а тем более удачно ответить на экзамене.Экзамен был серьезным испытанием. Лев Маркович очень внимательно слушал каждого студента, стремился понять уровень подготовки и трудности, с которыми сталкивались студенты. Ему, как и любому автору, необходима была обратная связь с читателем. Я думаю, и он сам об этом говорил, что от коллег-психологов он не получил достаточного отклика на свою теорию. Сказал как-то, что его лучше поняли «технари» (ему присылали положительные письма читатели с высшим техническим образованием).

К сожалению, многим профессиональным психологам не захотелось (или не получилось?) вникнуть в непростую, непривычную по терминологии, очень своеобразную теорию Веккера. Она и поныне стоит особняком в отечественной психологии, вызывая у одних восхищение, а у других недоумение и даже раздражение. Полярность отношений наблюдалась не только к теории, но и к самому Веккеру. У него были поклонники, которые ходили на все его выступления и ловили каждое слово. Но были и такие люди, которым он мешал, мешал даже фактом своего бытия рядом с ними. Их почему-то задевало, что он так выделяется своим смелым мышлением, что обладает развитым чувством собственного достоинства, что высоко образован, знает языки. Показательно, что Лев Маркович выучил литовский самостоятельно и преподавал на нем, когда работал в Литве, а позже свободно читал лекции в Германии на немецком и в Америке на английском.

Это неприятие Веккера, увы, обострялось его национальностью. В 1940-е годы ему было очень непросто поступить в аспирантуру — в СССР шла сталинская кампания против «космополитов», к коим причислили в основном евреев. Думаю, Б.Г. Ананьев приложил большие усилия, чтобы оставить своего талантливого ученика в Ленинградском университете. Потом звонил ему и поздравлял с зачислением. Л.М. Век- кер воспринял тот телефонный звонок как знак победы Ананьева в кулуарной борьбе за его кандидатуру. С женой Миной Яковлевной посетил Бориса Герасимовича и получил поддержку и напутствие в большую науку.

Борис Герасимович ценил Льва Веккера. Он включил его в состав исполнителей своей программы замечательного исследования осязания в 1940-1950-е годы.

Коллективная монография Б.Г. Ананьева, Л.М. Веккера, Б.Ф. Ломова, А.В. Ярмоленко «Осязание в процессах познания и труда» (1959) до сих пор остается непревзойденной в области психологии чувственного отражения (включая идею о кожно-мышечной чувствительности как его основе). Как бы ни разворачивалась в дальнейшем научная деятельность Веккера, она была привязана к тому пониманию психической реальности, которое сложилось у него в процессе изучения осязания. Сенсуализм ананьевской школы стал родовой чертой его учеников и Веккера в первую очередь. По-своему Л.М. Веккер ассимилировал антропологизм Ананьева, развивая идею об иерархии носителей психики, где исходным носителем является человек во плоти и крови, в своем социальном и природном бытии. Но это потом, уже после смерти Бориса Герасимовича.

Его судьба круто изменилась, когда в 1980-х годах он решился эмигрировать из СССР. Это было тяжелое и небыстрое решение. Но из родного университета вынужден был уйти «по собственному желанию» еще раньше. Как сказал остроумный В.П. Зинченко на праздновании шестидесятилетия Льва Марковича: «Нельзя забивать гвозди золотыми часами», намекая на отношение к юбиляру на факультете психологии тех лет. А как Лев Маркович любил Ленинградский университет! Помню, на собрании коллектива в честь его пятидесятилетия в 1968 г. он выступил с ответным словом после поздравлений и приветствий и сказал: «Когда я иду по бесконечному коридору Петровских коллегий и вижу множество портретов великих ученых нашего университета, меня охватывает трепет за честь работать в нем». А теперь вот стал изгоем. Его больше не печатали, его сторонились как «изменника».

Что он пережил — можно догадываться. Горечь, боль, растерянность. Как жить дальше без любимого дела, заинтересованной аудитории, учеников, сотрудников, с которыми работал много лет? И некому было защитить. Любимый, почитаемый всю жизнь учитель Борис Герасимович давно ушел из жизни. Голоса живых заступников были слабы и не принимались во внимание власть предержащими. Да и отношение у большинства советских людей к эмигрантам было тогда настороженное, осуждающее, не прощающее.

Мучительно помнится последняя встреча со Львом Марковичем в 1984 г. Моя однокурсница Лариса Меньшикова, его бывшая аспирантка и я, обе нездешние, приехав издалека — она из Сибири, я из Казахстана — на какую-то конференцию, собрались к нему. Позвонили — пригласил к себе домой на Бронницкую улицу. Лев Маркович ждал нас и после приветствий и обмена любезностями завел разговор о наболевшем — о своем отъезде за рубеж. Объяснял мотив отъезда и в этой связи вспомнил Томаса Манна, но тут же ушел от неподходящей ассоциации с той Германией, из которой бежал великий немец. Привел цитату из письма другого знаменитого «рефьюджи», Александра Герцена. Слушая его, думалось, что мысли его заняты только этим — неизбежностью покинуть родину навсегда, безвозвратно. Последней каплей в этом решении сталоостро ранящее впечатление — какие-то безмозглые вандалы осквернили могилу его отца.

Наша родина сурова к своим детям. Как часто те, кто истинно, до боли душевной ее любили и защищали, страдали за нее и работали во имя ее блага, не получали на родной земле признания, были осмеяны или изгнаны, а то и того хуже. Сами знаете российскую историю. Судьба Льва Марковича Веккера еще один тому пример. Но в то же время она являет собой и другой пример — духовного и душевного самосохранения, возрождения к творчеству и новой жизни — жизни по восходящей. Л.М. Веккер на себе проверил закономерность, о которой так убежденно писал его учитель — о дивергентном типе развития с его новыми пиками, достижениями и открытиями даже на склоне лет. Да, такое действительно возможно благодаря фактору личности, ставшей индивидуальностью в высшем, ананьевском смысле слова.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
5.4. «ЗОЛОТОЕ ПРАВИЛО» ПСИХОЛОГИИ ТРУДА
«Золотое правило» психологии труда
Внутренние часы
1.9. "ЗОЛОТОЕ ПРАВИЛО" ПСИХОЛОГИИ ТРУДА
ПРИНЦИП РЕЗЕРВИРОВАНИЯ И ЧИСЛО ЗОЛОТОГО СЕЧЕНИЯ
Как переставить внутренние часы
9.4.1.ЧЕРЕДУЮЩИЕСЯ ЧАСЫ В СРАВНЕНИИ С ПОСТОЯННЫМИ
ДИАГНОСТИКА ИНДИВИДУАЛЬНОЙ ОБУЧАЕМОСТИ НА ОСНОВЕ МЕТАФОРЫ «ЗОЛОТОЙ ЦЕЛОСТНОСТИ»
ВОЗРАСТНЫЕ ЧАСЫ И СОЦИАЛЬНЫЕ НОРМЫ
УПРАЖНЕНИЕ «ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ЧАСЫ».
ВОЗРАСТНЫЕ ЧАСЫ
ГИПОТЕЗА ХОГЛАНДА: БИОЛОГИЧЕСКИЕ ЧАСЫ
Раздел 3. ВОСПОМИНАНИЯ О Л.М. ВЕККЕРЕ
ВСТРЕЧИ С Л.М. ВЕККЕРОМ
ЭНЕРГОИНФОРМАЦИОННЫЙ ПОДХОД Л.М. ВЕККЕРА
ЛИЧНОСТЬ Л.М. ВЕККЕРА В ЖИЗНЕННОМ ПРОСТРАНСТВЕ ЕГО УЧЕНИКОВ
Добавить комментарий