Зоны роста

Один из фундаментальных выводов, который следует из теории ИИ, заключается в том, что ИИ и круг социальных отношений (вместе с предметной действительностью), в который она включена или включается, представляют собой нетождественные друг другу системы. Они устроены неодинаковым образом, а способы их существования подчиняются законам, действующим в разных по масштабу фрагментах реальности. Иначе говоря, это системы различного порядка.

Другой, не менее фундаментальный, вывод теории ИИ следует из того, что в ходе онтогенеза ИИ ее отдельные подсистемы приобретают все большее число степеней свободы. Тенденция к дивергенции является доминирующей, и она порождает процессы автономизации. Однако данная тенденция справедлива не только для характера взаимосвязей подсистем между собой «внутри» ИИ. Вся ИИ в целом, как единая система, в свою очередь, автономизируется от социальной действительности, в которой она живет.

Таким образом, ИИ, будучи уникальной системой, несводима к социальным системам и в то же время автономна (свободна) по отношению к ним (и от них).

Если принять вышеобозначенные положения в качестве отправных, то прежде всего две проблемы возникают в методологическом и теоретическом отношениях.

Первая проблема состоит в том, чтобы «схватить» принципы взаимоотношений ИИ как самостоятельной системы с различными фрагментами социальной действительности, выступающими также в качестве самостоятельных систем. Актуальность данной проблемы обусловливается тем, что в теории В. С. Мерлина взаимоотношения ИИ с социальной действительностью раскрыты неполностью: в них ИИ выступает по преимуществу как подсистема различных фрагментов социальной действительности, а не как самостоятельная система.

Между тем, автономность и независимость ИИ как системы не есть ее закрытость. Напротив, она непрерывно обращается в окружающую ее действительность и каким-то способом строит свои взаимоотношения с ней. В положении об ИИ как самоактуализирующейся системе, в сущности, можно найти неявные указания на то, что ИИ является открытой (а не только закрытой) системой. Но при этом следует, видимо, различать ИИ в качестве открытой системы и ИИ в качестве открытой подсистемы.

Не только ИИ есть система. Социальная действительность (как и ее отдельные типы и виды) также имеет системное строение. С позиций системного подхода ИИ и социальная действительность взаимоотносятся друг с другом по совершенно особому типу: как системы неодинакового рода, которые разворачивают сферы своих влияний в различных масштабах и аспектах и подчиняются при этом действию законов разного порядка.

Однако это только одна сторона медали.

Другая ее сторона состоит в том, что эти системы встроены друг в друга, содержат себя друг в друге, взаимодополняют и воспроизводят друг друга в определенном общем диапазоне объектной и субъектной реальности.

Вторая проблема состоит в том, чтобы различать неодинакового рода социальные «пространства», в которых ИИ строит свои взаимоотношения с действительностью. Опять-таки в теории В. С. Мерлина эта проблема решается частично: существование ИИ в социальной действительности сводится главным образом лишь к тому, чтобы лучшим (индивидуально-своеобразным) образом отвечать объективным требованиям и социальным нормам.

Но концептуально выделить различного рода социальные «пространства» не так просто, как могло бы показаться на первый взгляд: ведь ИИ и социальная действительность проникают и – в известном смысле – перекрывают друг друга, а законы разных порядков сосуществуют тут в одних и тех же диапазонах реальности.

Когда ИИ рассматривается включенной, скажем, в те или иные социальные группы, она изучается в контексте происходящих в группах социально-психологических феноменов. Но когда предполагается исследование, например, жизни ИИ, возникает новый контекст и новая система отсчета – сама ИИ, несводимая к групповым процессам. С этой точки зрения существенным становится процесс жизни ИИ как таковой. При этом актуальным становится, в частности, поиск системообразующего начала, объясняющего как ИИ организует свою жизнь; какие люди и предметы ее окружают; какие группы людей ее привлекают, а какие группы она избегает и т.п. К сожалению, данный срез социальной действительности, связанный собственно с жизнью и миром ИИ, остался за чертой и объекта, и предмета интегрального исследования индивидуальности.

В обоих – из вышеобозначенных – случаях имеют место взаимоотношения ИИ с социальной действительностью. Но каждый из этих случаев характеризует особого рода социальные «пространства», в которых коренным образом меняются функции ИИ и социальной действительности в отношениях между собой (ср. А. В. Брушлинский, 1992; В. Э. Чудновский, 1988).

Рассмотрим теперь вышеобозначенные проблемы – взаимоотношения ИИ и социальной действительности (проблема первая) и социальные «пространства», в которых эти взаимоотношения возникают (проблема вторая), – более детально.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
Г. А. Фофанова ПРОБЛЕМА «ЗОНЫ КОНТАКТА» И «ЗОНЫ ОБМЕНА» В ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ СУБКУЛЬТУРЕ
3.5.1. ОСВЕЩЕНИЕ РАБОЧЕЙ ЗОНЫ
РАСШИРЕНИЕ ЗОНЫ КОМФОРТА ФИНАНСОВОЕ БЛАГОПОЛУЧИЕ И ИЗОБИЛИЕ
Журавлев А.Л. ЗОНЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ И ЭКОНОМИЧЕСКИХ ФЕНОМЕНОВ В СОВМЕСТНОЙ ТРУДОВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
КРИВАЯ РОСТА IQ
ТОЧКИ РОСТА.
МОДЕЛЬ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА.
ТЕОРИИ РОСТА, ИЛИ АКТУАЛИЗАЦИИ
КРИВЫЕ РОСТА СПЕЦИАЛЬНЫХ СПОСОБНОСТЕЙ
Часть ПСИХОЛОГИЯ. STATUS QUO И ТОЧКИ РОСТА
КОЗЛОВ Д.Д. ФЕНОМЕН ЛИЧНОСТНОГО РОСТА В ПСИХОЛОГИИ
Добавить комментарий