ЗРИТЕЛЬНЫЙ ОБРЫВ

Когда мы в реальной жизни имеем дело с глубиной и удаленностью, в нашем распоряжении обычно оказывается несколько источников информации, и они почти всегда снабжают нас надежными сведениями о пространстве. Нельзя не согласиться с тем, что увеличение числа признаков означает увеличение объема информации, получаемой наблюдателем, и точности восприятия им глубины и простран-

28. Установка для изучения зрительного обрыва [Источник1. R. D.

28. Установка для изучения зрительного обрыва [Источник1. R. D.

Walk. The study of visual depth and distance perception in animals. В кн.: D. S. iehrman, R. A. Hinde & E. Shaw (Eds.). Advances in the study of behavior. New York: Academic Press, 1965, p. 103)

ства. Однако все ли признаки одинаково важны или одни важнее других? Возможна ли эффективная оценка глубины с помощью монокулярного зрения? Большой вклад в поиск ответа на эти и другие принципиальные вопросы, связанные с восприятием глубины животными, принадлежащими к разным видам, внесли Элеонора Гибсон и Ричард Уолк, создавшие для этого специальное приспособление — зрительный обрыв (Gibson & Walk, 1960; Walk & Gibson, 1961). Один из вариантов установки для изучения зрительного обрыва представлен на рис. 9.28, на котором изображена центральная стартовая площадка, разделяющая пол на две части, каждая из которых по-разноМу стимулирует зрительную систему.

Та часть листа плексигласа, которая лежит непосредственно на текстурирован- ной поверхности, может быть условно названа «безопасной площадкой», на противоположной стороне аналогичная текстурированная поверхность расположена немного ниже, т. е. создан «обрыв». Назначение плексигласа, покрывающего и «безопасную площадку», и «обрыв», — обезопасить испытуемых и уравнять Факие признаки обеих половин поверхности, как температура, запах и звукоотражательная способность. Следовательно, если обе поверхности освещены одинаково, испытуемому доступна только та зрительная информация, которую ему хотят сообщить экспериментаторы. Опыт проводится следующим образом: животное помещают на «стартовую площадку», разделяющую «безопасную площадку» и «обрыв». Из этого положения животное может видеть «безопасную часть» поверхности и «обрыв» — ее «опасную» часть — глубину, покрытую куском органического стекла, т/е. то,ч1о животное увидело бы, окажись оно на краю настоящего обрыва.

Поскольку восприятие глубины представляет собой адаптивную способность, функционально отшлифованную естественным отбором и важную для выживания биологических видов, можно ожидать, что оно либо присуще большинству животных, либо легко усваивается ими. Более того, эта способность должна сформироваться и начать функционировать к тому моменту, когда животное начинает самостоятельно передвигаться, т. е. к тому времени, когда у него возникает потребность в ней. Следовательно, фундаментальное предположение, которым руководствовались исследователи, проводя опыты со зрительным обрывом, заключалось в следующем: если животным свойственна тенденция избегать падения, они неизменно будут перемещаться на безопасную площадку. Результаты, полученные при изучении восприятии глубины со зрительным обрывом, вполне можно назвать выдающимся открытием. Проведя множество опытов не только с разными животными, в том числе с земноводными, птицами, разными видами мелких и с некоторыми видами крупных млекопитающих, приматами, но и с маленькими детьми, создатели этого метода пришли к выводу о существовании у всех испытуемых ярко выраженной тенденции избегать обрыва.

Более того, постоянно варьируя источники информации о безопасной площадке и обрыве, Гибсон и Уолк смогли выделить именно те отличительные признаки глубины, от которых зависело ее восприятие животными.

Как бы ни варьировались и ни уравнивались независимо друг от друга все возможные признаки «безопасной площадки» и «обрыва» (относительная величина, градиенты текстуры и т. д.), животные со стартовой площадки неизменно перебирались на безопасную. Независимо от ограничения зрительных возможностей, до тех пор пока у животных оставалась возможность поворачиваться или поворачивать голову, они избегали приближения к «обрыву». Единственным признаком, который не мог быть уравнен для «безопасной площадки» и «обрыва» и который, судя по всему, играл роль доминанты эффективного поведения животных, был параллакс движения. Иными словами, информация, необходимая животным для того, чтобы воспринимать разные глубины и избегать «обрыва», извлекалась ими из относительной скорости перемещения изображений объектов по сетчатке в тот момент, когда их глаза сканировали обе половины поверхности — «безопасную площадку» и «обрыв».
Значит ли это, что эффективное восприятие глубины возможно и без бинокулярного зрения? Судя по всему — да, по крайней мере в тех ситуациях, где есть край, за которым — «обрыв» и возможное падение. Сравнение результатов тестирования на зрительном обрыве животных с би- и монокулярным зрением убедительно доказывает, что монокулярное зрение дает надежную информацию о глубине. Следовательно, в том, что касается предотвращения встречи с «обрывом», монокулярное зрение столь же эффективно, как и бинокулярное. Попутно хочется отметить и такую интересную подробность: то, что монокулярное зрение дает надежную информацию о глубине, убедительно продемонстрировали люди, которые, пользуясь только одним глазом, прекрасно ориентировались в таких сложных пространственных контекстах, которые характерны, например, для профессионального спорта или авиации. Покойный конгрессмен от штата Аризона Моррис К. Удалл (Udall) в пятилетнем возрасте лишился правого глаза, но он настолько
хорошо смог компенсировать утрату бинокулярного зрения, что в конце 40-х гг. не только стал форвардом баскетбольной команды Аризонского университета, но даже некоторое время занимался профессиональным баскетболом в составе команды Denver Nuggets, и все это — с искусственным глазом (Severo, 1998).

Быть может, самым известным и драматичным примером эффективного использования монокулярного зрения является Уили Пост, летчик, который на заре авиации, в 1933 г., первым облетел земной шар в одиночку. У Поста не только был всего лишь один глаз, но он летал в то время, когда летчикам приходилось больше полагаться на свои интуицию и опыт, чем на показания приборов или заранее разработанный план полета, иными словами, основным источником пространственной информации им служили собственные зрительные впечатления и восприяте происходящего. А это значит, что после соответствующей тренировки мы прекрасно можем обходиться и одним глазом. Однако поскольку утрата одного глаза влечет за собой и потерю остроты зрения, источником которой является бинокулярная диспарантность, и очевидную потерю половины поля зрения, нельзя не согласиться с тем, что два глаза — все же гораздо лучше, чем один.

Январь 24, 2019 Общая психология, психология личности, история психологии
Еще по теме
ЗРИТЕЛЬНАЯ КОРА.
ЗРИТЕЛЬНОЕ ВОСПРИЯТИЕ
РЕЦЕПТИВНЫЕ ПОЛЯ ЗРИТЕЛЬНОЙ
Зрительное восприятие
ЗРИТЕЛЬНЫЙ ТРАКТ
Пределы базовых зрительных функций
ЗРИТЕЛЬНЫЕ ИЛЛЮЗИИ
5.4. КОДИРОВАНИЕ ЗРИТЕЛЬНОЙ ИНФОРМАЦИИ
ЗРИТЕЛЬНАЯ АККОМОДАЦИЯ
5.3.1. ОГРАНИЧЕНИЯ ЗРИТЕЛЬНОГО ПОЛЯ
ЗРИТЕЛЬНЫЕ ОЩУЩЕНИЯ
5.3. РАЗМЕЩЕНИЕ ДИСПЛЕЕВ В ЗРИТЕЛЬНОМ ПОЛЕ
ГЛАВА ЗРИТЕЛЬНАЯ СИСТЕМА
ЗРИТЕЛЬНЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ И ПАМЯТЬ
СТРОЕНИЕ ЗРИТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЫ
ПЕРЦЕПТИВНАЯ АДАПТАЦИЯ К ИСКАЖЕННОЙ ЗРИТЕЛЬНОЙ СТИМУЛЯЦИИ
ГЛАВА ФУНДАМЕНТАЛЬНЫЕ ЗРИТЕЛЬНЫЕ ФУНКЦИИ И ЯВЛЕНИЯ
9.5.3. ДРУГИЕ МЕТОДЫ ЗРИТЕЛЬНОГО КОДИРОВАНИЯ
4.1.3 Зрительное селективное внимание
Добавить комментарий