ГЛАВА 12. АНАЛИЗ РЕФЛЕКТОРНЫХ МЕХАНИЗМОВ ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ТОНА ОЩУЩЕНИЙ

Обычно исследователи стремились найти прямую корреляцию между эмоциональным тоном ощущения и различными регистрируемыми ими вегетативными сдвигами (кожно-галь- ваническими, сосудистыми, дыхательными и др.) , что приводило к разноречивым результатам.

Результаты наших опытов позволяют прежде всего объяснить причины этого явления. Во-первых, в ранее проводимых исследованиях не учитывалась ориентировочная природа регистрируемых кожногальванических реакций. Е.Н.Соколов (1958) установил, что кожногальванический рефлекс связан лишь с определенными участками кожи ладони и стопы, где по своим свойствам он совпадает с сосудистым компонентом ориентировочного рефлекса. На этом основании было выдвинуто предположение о том, что деполяризационные явления, возникающие на участках кожи, лишенных во- лосковой чувствительности, связаны с механизмом сенсибилизации тактильных рецепторов.

Исследования Гранита показали, что деполяризационный потенциал играет важную роль в возбуждении фоторецепторов глаза и рецепторов давления. Поэтому возможно, что кожно- гальванический рефлекс является одним из механизмов дополнительной сенсибилизации кожного анализатора при осуществлении ориентировочной реакции. Во-вторых, при анализе полученного фактического материала не делалось различия между чувствительностью и реактивностью исследуемого анализатора и чувствительностью и реактивностью рефлекторной дуги, в состав которой входит регистрируемая реакция и раздражаемый анализатор. В таком плане вопрос никогда не становился. Напомним, что в нашем случае проводилось определение реактивности рефлекторной дуги, в состав которой входят раздражаемый кожный анализатор и кожногальванический компонент ориентировочного рефлекса. Реактивность характеризовалась величиной амплитуды КГР.

В составе ориентировочного рефлекса определялась также и реактивность рефлекторной дуги, в которую вводят раздражаемый кожный анализатор, и реакция расширения сосудов головы. Реактивность характеризовалась величиной амплитуды реакции расширения сосудов головы.

В системе оборонительного рефлекса по величине амплитуды сосудистой реакции определялась реактивность рефлекторной дуги, в состав которой входят раздражаемый кожный анализатор и реакция сужения сосудов головы.

Наконец, величиной эмоциональной ранговой оценки характеризовалась реактивность рефлекторной дуги, в состав которой входят рабочий анализатор и эмоциональный тон ощущения. Соответственно определялись и пороги регистрируемых реакций. При такой дифференцировке системных значении регистрируемых реакций, естественно, возникает тот вопрос, который не мог быть поставлен прежними исследователями в силу их тенденции непосредственно связать эмоциональный тон ощущений с регистрируемыми реакциями и который является для нас едва ли не основным. Это вопрос о соотношении чув- ствительностей и реактивностей рефлекторных дуг, лежащих в основе регистрируемых реакций, с одной стороны, и эмоционального тона ощущений — с другой.

Теперь можно перейти к полученному в опытах фак- тиче-скому материалу и сопоставить данные по ориентировочным реакциям с субъективными показателями испытуемых. Встает вопрос о том, каково же соотношение наблюдаемой чувствительности и реактивности кожногальванического и сосудистого компонентов ориентировочного рефлекса с порогами и реактивностью отрицательного эмоционального ранга.

Опыты показали, что для зоны слабых электрокожных агентов первые предъявления раздражителей сопровождаются ростом как реактивности ориентировочных реакций, так и величины отрицательного эмоционального ранга. Наблюдаемые по мере дальнейших предъявлений раздражителя колебания в реактивности ориентировочных реакций сопровождаются колебаниями величины отрицательного эмоционального ранга. Затем реактивность ориентировочных реакций снижается, и момент их ночного угашения совпадает с появлением постоянной (равной нулю) величины эмоционального ранга.

При действии сильных электрокожных раздражителей наблюдается такая последовательность в доведении ориентировочных реакций: реактивность их вначале возрастает, затем колеблется и, наконец, снижается — ориентировочные реакции угасают. На фоне уже угасших ориентировочных реакций эмоциональный ранг приобретает также постоянную, но в отличие от слабых агентов не равную нулю величину. Следовательно, общая динамика ориентировочных реакций одинакова как для слабых, так и для сильных агентов.

Появление угасших ориентировочных реакций всегда совпадает с появлением постоянной величины эмоционального ранга. Ддя слабых агентов постоянная величина ориентировочного эмоционального ранга равна нулю (что свидетельствует о появлении эмоционально безразличных ощущений), тогда как для сильных агентов постоянный ранг может выражаться любой величиной: — I, — 2, — 3, — 4. При этом угасание ориентировочных реакций и появление нулевого ранга требуют значительно меньшего числа предъявлений раздражителя, нежели угасание ориентировочных реакций для случая появления постоянной величины ранга, не равной нулю.

Таким образом, если отвлечься от силы раздражителя, то в поведении ориентировочных реакций можно выделить следующие этапы:

— появление ориентировочных реакций и их усиление при первых предъявлениях раздражителя. При этом ранговые оценки возрастают;

— колебание регистрируемых величин ориентировочных реакций. Ранговые оценки при этом также колеблются;

— полное угашение ориентировочных реакций совпадает с появлением постоянной ранговой оценки (конечно, если принять нулевой ранг за постоянную величину). Напомним!, что точно такая же последовательность в течении ориентировочного рефлекса наблюдается и в случае возникновения, возрастания, колебания и снижения положительного эмоционального ранга.

Следовательно, ориентировочные реакции отражают динамику эмоционального ранга, его возрастание, колебание и, наконец, появление постоянной ранговой оценки. Тем не менее совпадения в динамике ориентировочных реакций и эмоциональных рангов не дают оснований думать, что приятный или неприятный эмоциональный тон ощущения является специальным сенсорным компонентом безусловного ориентировочного рефлекса.

Закономерное общее соотношение динамики ориентировочного рефлекса с динамикой неприятного и приятного эмоционального тона ощущений не позволяет сделать такое же заключение по трем причинам. Во-первых, порог эмоциональною тона ощущения и порог ориентировочных реакций не всегда совпадают. Пороги как отрицательного, так и положительного эмоционального тона ощущений часто оказываются вне порогов ориентировочных реакций. Так, для того, чтобы электрокожный раздражитель, определяющий КГР, стал вызывать неприятные ощущения, часто требуется или несколько его повторных предъявлений, или увеличение его интенсивности.

При действии звуковых агентов, вызывающих КГР, для возникновения приятного эмоционального тона также в ряде случаев требовались повторные предъявления звука.

Во-вторых, направления изменения реактивности ориентировочного рефлекса (возрастание и снижение реактивности) могут совпадать с проявлением изменений величины эмоциональной ранговой оценки.

В-третьих, полное угашение ориентировочного рефлекса, совпадая с появлением постоянной величины эмоциональной ранговой оценки, не отражает самой величины ни отрицательного, ни положительного эмоционального ранга.

Наконец, сравнение случаев ранжирования по силе и эмоционального ранжирования показало, что происходящие в результате различных инструкций (ранг силы, эмоциональный ранг) различные сигнальные значения раздражителя отражаются в КГР одинаково.

Еще более убедительным является и факт одинакового поведения динамики ориентировочного рефлекса в отношении как неприятного, так и приятного эмоционального тона ощущений. Следовательно, неприятный эмоциональный тон ощущений не является специальным сенсорным компонентом безусловного ориентировочного рефлекса, точно так же, как не является им и приятный эмоциональный тон ощущений.

Рассмотрим теперь соотношение чувствительности и реактивности оборонительного рефлекса (реакции сужения сосудов головы) с порогами и реактивностью отрицательного эмоционального тона ощущений электрокожных и звуковых раздражителей и положительного эмоционального тона ощущений звуковых агентов.

Обычно при первых предъявлениях как слабых, так и средних агентов в случае возрастания величины отрицательного эмоционального ранга не наблюдается ни реакций сужения сосудов головы, ни оборонительных реакций в фазе колебания величины ранговой оценки при действии слабых и частично средних интенсивностей электрокожных и звуковых раздражителей.

Реакции сужения сосудов головы при возрастании величины ранговых оценок на первые предъявления электрокожных и звуковых раздражителей отчетливо наблюдаются лишь при действии сильных агентов. Однако и в этом случае они могут начинаться с реакций расширения сосудов головы, которые переходят в реакции сужения оборонительного типа.

Более отчетливая форма оборонительных реакций появляется при действии сильных и частично средних раздражителей только по мере дальнейших предъявлений агентов.

При этом в фазе колебания величины отрицательного эмоционального ранга каждое ее возрастание сопутствует или тенденции к переходу реакции расширения в реакцию сужения сосудов головы, или усилению самих реакций сужения сосудов головы.

По мере угашения ориентировочных реакций величина ранговой оценки становится постоянной, а сосудистые реакции оборонительного типа приобретают стереотипный характер и получают наиболее отчетливую форму. Однако на фоне угашенных ориентировочных реакций дальнейшее многократное предъявление раздражителя постепенно приводит к исчезновению сосудистых реакций оборонительного типа, а величина эмоционального отрицательного ранга при этом также снижается и становится равной нулю, что свидетельствует о возникновении эмоционально безразличных ощущений.

Следовательно, величина отрицательного эмоционального ранга оказывается более интимно связанной с оборонительным, а не с ориентировочным рефлексом.

Так, усиление оборонительного рефлекса сопровождается усилением степени неприятности ощущения электрокожных и звуковых раздражений, а ослабление оборонительного рефлекса ведет и к ослаблению степени неприятности ощущений действующего агента. Наконец, полное угашение оборонительных реакций, наблюдаемое при длительном применении раздражителя, совпадает и с исчезновением неприятных чувств: возникают эмоционально безразличные ощущения электрокожных и звуковых раздражений. Такая высокая степень корреляции позволяет предположить , что неприятный эмоциональный тон ощущений — это специальный сенсорный компонент безусловного оборонительного рефлекса, вовлекаемого в ответную реакцию организма под действием электрокожного и звукового раздражителей.

С этой точки зрения отсутствие реакции оборонительного типа в виде сужения сосудов головы при возрастании эмоционального ранга по мере первых предъявлений агента объясняется подавлением оборонительного рефлекса со стороны системы ориентировочного. Благодаря тому, что обе системы имеют выход на один и тот же сосудистый эффектор, мы можем наблюдать в этом случае только ориентировочные рефлексы. Однако в то же время на более высоких уровнях центральной регуляции, и прежде всего на уровне коры, происходит активизация корковых представительств безусловного оборонительного рефлекса за счет общих активизирующих влияний со стороны ретикулярной системы. Тем самым создаются условия для замыкания условно-рефлекторной дуги между корковым представительством безусловного оборонительного рефлекса и корковой частью рабочего анализатора, ответственной за ощущения электрокожного или звукового раздражения.

Возникает вопрос о роли ориентировочного рефлекса в образовании и протекании эмоционального тона ощущений в электрокожных и звуковых раздражениях.

Значение ориентировочного рефлекса в замыкании условной связи всегда изучалось при выработке связи между двумя сочетаемыми раздражителями: условным и безусловным. В опытах такого рода было установлено, что первой фазой выработки условного рефлекса является база усиления ориентировочной реакции на оба сочетаемых раздражителя (Е.Н.Соколов, 1957). Ориентировочный рефлекс, стойко удерживаясь в начале выработки условной связи, по мере ее упрочения начинает угасать в ответ на условный раздражитель и применяемое подкрепление, изменение условной связи может начинаться с изменения условного раздражителя и подкрепления. В обоих случаях первым эффектом перестройки условной связи является усиление ориентировочного рефлекса Уже первое изменение условного раздражителя обычно приводит к тому, что он вызывает на себя ориентировочную реакцию. Одновременно это изменение оказывает влияние на корковое представительство безусловного раздражителя.

При сохранении условного раздражителя постоянным, но при изменении подкрепления, ориентировочная реакция возникает в момент изменения подкрепления.

Изменение подкрепления влияет и на корковые представительства условного раздражителя. Это влияние прежде всего выражается в усилении ориентировочного рефлекса на условный раздражитель, несмотря на то, что этот раздражитель сам остается неизменным. Однако как при изменении условного раздражителя, так и при изменении подкрепления ранее выработанная условная связь частично тормозится. Таким образом, ориентировочной реакции принадлежит важнейшая роль в замыкании новых и изменении старых условных связей.

Представления о роли ориентировочного рефлекса в замыкании условной связи между двумя сочетаемыми раздражителями (условным и безусловным) можно использовать и для объяснения роли ориентировочного рефлекса при замыкании условной связи в том случае, когда многократно предъявляется только один раздражитель. Это возможно потому, что всякий раздражитель, действующий только на одну афферентную систему, представляет собой сложный комплекс.

Исходя из сложной природы всякого безусловного раздражителя, Е.Н.Соколов (1958) выдвинул гипотезу о возможности образования внутрианализаторных условных связей. Специально вопрос о роли ориентировочного рефлекса в выработке условных связей, образующихся в системе одного анализатора в результате повторения применений безусловного раздражителя, в литературе не ставился. Однако безусловные (например, адаптационные) рефлексы, возникающие в анализаторе при действии безусловного раздражителя, осложняются и изменяются после многократных предъявлений раздражителя в результате выработки внутрианализаторных условных рефлексов.

Поэтому восприятие каждого конкретного раздражителя нельзя понять, учитывая только безусловные или только условные рефлексы, связанные с действием этого раздражителя. Взаимодействие безусловных и условно-рефлекторных моментов имеет место даже при действии простейших «безусловных» раздражителей, где выделить условно-рефлекторные компоненты на первый взгляд почти невозможно.

Рассмотрим сначала работу кожного анализатора при многократном предъявлении электрокожных раздражителей. Кожный анализатор имеет, например, тактильную, температурную и болевую афферентные системы. Пороги возбуждения этих систем, а также скорости проведения в них нервных импульсов, различны. В силу этого безусловной раздражитель, даже короткое время действующий на кожный анализатор, поступает в центральную нервную систему в виде сложного компонента (А.А.Ухтомский, 1947).

Согласно П.К.Анохину (1978), безусловный рефлекс представляет собой интегральное явление уже в своей рецепторной части, так что одни свойства безусловного раздражителя выступают в качестве сигнала других его свойств. Поэтому П.К.Анохин указывает на возможность образования системы условных связей в анализаторе уже при действии безусловного раздражителя. Благодаря разному латентному периоду возникновения нервных импульсов и их разной скорости в разных афферентных системах, каждый предыдущий поток импульсов может быть условным раздражителем для последующего. Этот факт необходимо учитывать при проведении любого тренировочного процесса, где, как известно, повторные раздражения мышечного анализатора играют ведущую роль в выработке динамического стереотипа и структуры навыка.

Тактильные импульсы, возникающие с наименьшим латентным периодом и обладающие наибольшей скоростью проведения, могут стать сигналами следующих за ними химиче-ских импульсов. Таким образом, одни свойства электрокожного раздражителя могут стать сигналами других его свойств. Это означает, что каждый предыдущий момент непрерывной импульсации может стать сигналом последующих импульсаций — их усиления и ослабления. Например, момент включения раздражителя — сигналом его силы, продолжительности, момента последующего включения.

После сильного термического или электрокожного агента, вызывающего боль, нанесение холодового или звукового раздражителя также вызывает болевую реакцию. Возбудителем болевой реакции могут служить первые включения раздражителя, становящиеся сигналом более медленных болевых импульсов.

Импульсы включения становятся сигналом специального или оборонительного рефлекса, в результате чего сокращается латентный период специальной и оборонительной реакции и сам рефлекс кортиколизуется.

Биологическое значение таких связей состоит в сокращении времени возникновения специальных и оборонительных реакций. Все изменения раздражителя повышают уровень возбуждения ориентировочного рефлекса и тормозят связь импульсов включения со специальной или оборонительной реакцией.

Возбудителем безусловного оборонительного рефлекса может служить сама неадекватность электрокожного раздражителя модальности кожного анализатора. Однако представление о неадекватности модальности действующего агента как о безусловном возбудителе оборонительного рефлекса является слишком общим. В качестве гипотезы можно предположить, что возбудителем безусловного оборонительного рефлекса в случае применения электрокожного раздражителя могут служить следующие за тактильными и температурными импульсами более медленные химические и болевые импульсы, вызванные электрической природой предъявляемых раздражителей.

Уже при первых представлениях электрокожных раздражителей благодаря химическим и болевым импульсам в ответную реакцию организма может вовлекаться система оборонительного рефлекса. Более быстрые тактильные импульсы могут стать сигналами более медленных химических и болевых импульсов, включающих оборонительный рефлекс. Участие корковых компонентов в осуществлении каждой безусловной реакции (П.С.Купалов, 1951; Д.О.Долин, 1954; У.А.Асратян, 1983 и др.) позволяет думать, что одним из условий формирования «нервной модели стимула» (Л.Г.Воронин, 1979; Е.Н.Соколов, 1986) является прежде всего замыкание условных связей между корковым представительством различных безусловных рефлексов, в том числе и оборонительного, с корковым представительством рабочего анализатора, ответственным за возникновение ощущения. С этой точки зрения эффективность действия электрокожного раздражителя связана с таким взаимоотношением вызываемых им безусловных рефлексов, которое само опосредовано механизмом выработки временных связей.

В этом плане важно выяснить значение безусловного ориентировочного рефлекса в замыкании такого рода связей. Если предположить, что ориентировочный рефлекс, который в случае сочетания двух раздражителей появляется на условный и безусловный раздражители, при действии только одного агента возникает так же, как на сигнал включения раздражителя и связанное с этим возникновение ощущения, так и на вызываемые химическими и болевыми импульсами включения оборонительного рефлекса, то его роль в замыкании связи (например, между корковым представительством рабочего анализатора, связанного с возникновением ощущения, и корковым представительством безусловного оборонительного рефлекса, сенсорным компонентом которого является неприятный эмоциональный тон; между импульсами включения и импульсами, вызывающими оборонительный рефлекс) в принципе должна быть аналогичной уже ранее изученной, при сочетании двух раздражителей.

Так, первой фазой выработки условных связей между корковым представительством рабочего анализатора, связанного с возникновением ощущения, и корковым представительством безусловного оборонительного рефлекса, с одной стороны, и импульсами момента включения раздражителя и импульсами включения оборонительного рефлекса, с другой стороны, должна быть фаза усиления ориентировочного рефлекса. Наши опыты также показали, что первые предъявления раздражителя при выработке эмоционального ранга связаны с усилением ориентировочного рефлекса.

Если гипотетически специально выделить связь, возникающую между корковым представительством анализатора, ответственным за ощущения раздражителя, и корковым представительством безусловного оборонительного рефлекса, специальным сенсорным компонентом которого является неприятный эмоциональный тон, то следует думать, что упрочение этой связи существенно зависит от условного рефлекса между импульсами включения раздражения и безусловного оборонительного рефлекса. Смысл последней связи заключается в сокращении латентного периода включения оборонительного рефлекса.

Между импульсами включения раздражителя оборонительного рефлекса существуют микроинтервалы времени. Однако их сокращение, происходящее в результате упрочения связи между импульсами, может играть определенную роль в замыкании и переделке условной связи между корковым представительством оборонительного рефлекса и системой корковых клеток, связанных с ощущением раздражителя. Действительно, при определенном перемещении по времени момента включения безусловного оборонительного рефлекса (как и в случае изменения параметров безусловного раздражителя при сочетании его с условным) может возникать усиление ориентировочного рефлекса. При этом в той или иной мере тормозятся связи как между корковым представительством оборонительного рефлекса и корковым представительством рабочего анализатора, так и между импульсами включения раздражителя и оборонительного рефлекса, а сам момент включения также начинает вызывать усиление ориентировочного рефлекса.

По мере закрепления новых отношений ориентировочные реакции вновь начинают угасать. Новые изменения во времени действия безусловного оборонительного рефлекса приводят к новому временному усилению ориентировочных реакций.

С этой, конечно, чисто гипотетической точки зрения реально наблюдаемые в опытах колебания как величины ориентировочных и оборонительных реакций, так и величины эмоционального ранга получают свое конкретное объяснение. Вместе с тем по мере стабилизации и упрочения указанной временной связи отрицательный эмоциональный ранг приобретает постоянную величину, а ориентировочные реакции угасают. При этом, если постоянная величина отрицательного эмоционального ранга не оказывается равной нулю, то она сопровождается сосудистыми реакциями оборонительного типа, имеющими стереотипный характер. Однако предъявление раздражителей на фоне уже угашенных ориентировочных и стереотипных реакций сужения сосудов, сопутствующих постоянной ранговой оценке, постепенно приводит к появлению как нулевой плетизмограммы головы, так и нулевого значения ранговой оценки.

В этом случае блокада сосудистых реакций оборонительного типа происходит, вероятно, аналогично тому явлению, когда после угашения ориентировочных реакций наблюдаются так называемые процессы негативной адаптации (О.С.Виноградова, 1960, 1975).

Сходство адаптационных и оборонительных рефлексов состоит в том, что они направлены на ограничение действия раздражителя. При адаптационном рефлексе это ослабление касается одного анализатора, а при оборонительном — всего организма в целом. Однако механизмы как негативной адаптации, так и угашения оборонительного рефлекса, вероятно, одинаково связаны с ограничительными рефлексами.

В этом случае действия электрораздражителя на заторможенные оборонительные реакции, согласно О.С.Виноградовой, можно представить себе как эффект, состоящий по крайней мере из двух компонентов. Прежде всего электрораздражитель вызывает восстановление ориентировочного рефлекса, что приводит к общему генерализованному повышению возбудимости, в том числе и возбудимости системы оборонительного рефлекса. Вместе с тем ориентировочный рефлекс может тормозить ограничительные условные рефлексы, что выражается в восстановлении угашенных оборонительных реакций. При этом восстанавливаются и ранговые оценки. Если в опыте сохраняется еще достаточно высокий тонус латентного возбуждения ориентировочного рефлекса или если раздражитель обладает очень сильным неспецифическим растормаживающим действием, процесс идет дальше, приводя к временному подавлению оборонительного рефлекса и восстановлению доминантности системы ориентировочного рефлекса. Ранговые оценки при этом не всегда оказываются равными нулю.

Следовательно, эффективность действия электрокожного раздражителя связана с таким взаимоотношением вызываемых им безусловных рефлексов, которое само опосредовано механизмом выработки временных связей.

По мере повторения применения агентов изменяется физиологическая сила безусловного оборонительного рефлекса. Это изменение в свою очередь выражается и в изменении того эмоционального сенсорного компонента оборонительного рефлекса, то есть отрицательного эмоционального тона, который возникает в процессе многократного повторения раздражителя благодаря выработке и переделке условных связей между корковым представительством оборонительного безусловного рефлекса и корковым представительством кожного анализатора, ответственного за возникновение ощущений.

При изучении действия звуковых агентов также не ставилось специальной задачи исследовать те нервные импульсы, которые являются безусловными возбудителями оборонительного рефлекса. Однако можно предположить, что, как и в случае неадекватности электрокожных раздражителей модальности кожного анализатора, при действии звука возбудителем оборонительного рефлекса является свойство неадекватности, а главным образом силы раздражителя в отношении функциональных возможностей анализаторного прибора. Такое предположение подтверждается определенной зависимостью (от силы агента) появления отрицательных эмоциональных рангов.

Опыты показали, что у всех испытуемых увеличение интенсивности звука неизбежно ведет к появлению отрицательных эмоциональных рангов. Разница заключается, собственно, лишь в разнице порогов неприятных слуховых ощущений: у одних он оказывается очень низким, у других — чрезвычайно высоким, что, вероятно, объясняется функциональным состоянием и возможностями органов слуха. Так или иначе, но сама по себе достаточно сложная природа восприятия звука уже позволяет предполагать возможность возникновения нервных импульсов, являющихся безусловными возбудителями оборонительного рефлекса, и тогда аналогичную электрокожным раздражителям схему возникновения и протекания неприятного эмоционального ощущения можно рассмотреть и для действия звуковых агентов. Пока же мы должны исходить из основного факта, а именно — из неизменной связи оборонительного рефлекса с неприятным эмоциональным тоном ощущений.

Анализируя фактический материал, мы пришли к выводу, что отрицательный эмоциональный тон ощущения можно рассматривать как специально эмоциональный сенсорный компонент оборонительного рефлекса, вовлекаемого в ответную реакцию организма действием электрокожных раздражителей. Однако при рассмотрении отрицательного эмоционального тона ощущений, вызванных действием звуковых агентов, можно считать, что вовлечение оборонительного рефлекса в ответную реакцию, вероятно, определяется конкретным состоянием человека, точно так же, как и появление положительного эмоционального тона ощущения звуковых раздражителей определяется общим положительным состоянием организма человека и торможением (в силу этого) оборонительного рефлекса.

Полученный фактический материал позволяет только предполагать, что благодаря отрицательным или положительным состояниям и их, вероятно, филогенетическому закреплению в виде соответствующих нервных образований и может происходить возбуждение этих отрицательно или положительно подкрепляющих корковых механизмов, аналогичных обнаруженным у крыс, обезьян и дельфинов (Мэгун, Гесс, Миллер. Ро- бертс, Хельядо, Лилли) и составляющих системы прилегших друг к другу антагонистических центров. Если это справедливо и по отношению к эмоциональному тону ощущений, то можно считать, что действие раздражителя вызывает отрицательную или положительную эмоциональную реакцию в зависимости от участия того или иного безусловного рефлекса.

Не претендуя на абсолютную точность определения, можно было бы безусловный рефлекс, противоположный и по своему биологическому значению, обозначить как «безусловный положительный рефлекс», сенсорным компонентом участия которого и является приятный эмоциональный тон ощущения, хотя в нашем исследовании и не были обнаружены его объективно регистрируемые показатели и его безусловные возбудители.

В проведенных экспериментах эмоциональный тон ощущения раскрывается как сложный рефлекторный акт. Эмоциональный тон выступает как безусловно рефлекторная реакция. Степень участия в ответной реакции, например, оборонительного рефлекса, определяет и степень неприятности ощущения, что, собственно, и позволяет рассматривать неприятный эмоциональный тон ощущения специальным сенсорным компонентом оборонительного, а не ориентировочного рефлекса. Как показали опыты, возбудителем оборонительного рефлекса являются неадекватность силы и модальности раздражителя функциональным возможностям анализатора, а неприятный эмоциональный тон ощущения отражает неадекватный характер этих воздействий.

С другой стороны, изучение корреляции объективно регистрируемых реакций с субъективными оценками эмоциогенно- сти раздражителя позволяет считать, что действие раздражителя вызывает отрицательную или положительную реакцию в зависимости от участия и физиологической силы того или иного безусловного рефлекса.

Можно думать, что ощущение раздражителя приобретает свою эмоциональную окраску через соответствующее его подкрепление со стороны безусловных рефлексов. В зависимости от типа подкрепления ощущение раздражителя приобретает отрицательное или положительное сигнальное значение. Такое представление позволяет трактовать вопрос о полярности эмоционального тона ощущения с точки зрения условно- рефлекторной теории. Так, замыкание связи между корковым концом рабочего анализатора, ответственным за возникновение ощущения действующего агента, и корковым представительством безусловного оборонительного рефлекса, вовлекаемого в ответную реакцию неадекватностью силы или модальности раздражителя функциональным возможностям анализатора, собственно, и определяет окраску ощущения в неприятный эмоциональный тон.

Отражение процесса замыкания условной связи в системе ориентировочного рефлекса было исследовано в работах Е.Н.Соколова (1975—1986) и О.С.Виноградовой (1975). В наших экспериментах факт одинакового поведения ориентировочных реакций в условиях, когда раздражитель приобретал различные сигнальные значения путем ранжирования (ранг силы, отрицательный и положительный ранги), позволяет считать, что ориентировочному рефлексу принадлежит роль механизма срочной регуляции и тонкой настройки условной связи также и в случае замыкания «внутрианализаторной связи» между корковыми представительствами рабочего анализатора и безусловного оборонительного рефлекса при возникновении неприятных ощущений и в случае замыкания связи между корковыми представительствами рабочего анализатора и безусловного «положительного» рефлекса (если он существует) при возникновении приятных ощущений.

Вместе о тем в понимании рефлекторных механизмов неприятного эмоционального тона нельзя ограничиваться только принципом замыкания временных связей.

Сам по себе эмоциональный тон ощущений объективно выступает как интегральный результат взаимодействия различных систем условных и безусловных ориентировочных, оборонительных, положительных рефлексов, принимающих участие в настройке и регуляции анализаторного прибора. На основании этого можно предполагать, что генезис нервных механизмов, лежащих в основе возникновения эмоционального тона ощущений, является следствием того, что в коре разыгрывается сложный процесс анализа и синтеза между корковыми представительствами этих различных с точки зрения биологиче-ской целесообразности систем. Кроме того, различное и сходное, происходящее на различных уровнях взаимодействия этих систем, вероятно, определяемое также и функциональным состоянием центральной нервной системы, приводит к качественно отличному (с биологической точки зрения) от значения отдельных систем сигнальному результату, что и представляется рефлекторной основой эмоционального тона ощущений.

Несомненно, данное описание нервных процессов является весьма схематичным. Но даже в нем неприятный эмоциональный тон ощущений выступает уже не только как результат филогенеза, но и как прижизненно складывающееся образование.

Наконец, следует остановиться на некоторых возможных практических приложениях рассмотренных выше закономерностей соотношения ориентировочных и оборонительных рефлексов при выработке неприятных и приятных ощущений.

Наличие ориентировочных и отсутствие оборонительных рефлексов может быть использовано в качестве объективных показателей для проверки надежности различных не только обезболивающих, но и снимающих ощущение дискомфорта средств.

Объективные показатели оборонительного рефлекса и связанное с ним возникновение отрицательного эмоционального тона позволяют подойти к оценке воздействия на человека шумов, а также других неблагоприятных факторов, связанных с ощущениями дискомфорта.

Усиление ориентировочного рефлекса под влиянием болевого подкрепления позволяет по-иному объяснить описанные ранее факты сенсибилизации органов чувств под влиянием болевых раздражений.

Обнаруженные в опытах своеобразные реципрокные отношения между приятными и неприятными ощущениями могут быть использованы в практике спортсменов, летчиков и космонавтов для снижения ощущений дискомфорта и для ликвидации некоторых неблагоприятных стрессовых явлений.

Январь 24, 2019 Психология развития, акмеология
Еще по теме
МЕХАНИЗМЫ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ТОНА ОЩУЩЕНИЙ.
ГЛАВА 7. ПРОБЛЕМЫ ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ТОНА ОЩУЩЕНИЙ
ГЛАВА 9. ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ПРОБЛЕМЫ ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ТОНА ОЩУЩЕНИЙ
ГЛАВА 24. МОДЕЛЬНЫЕ ВАРИАНТЫ НАПРАВЛЕННОГО ФОРМИРОВАНИЯ ПРИЯТНОГО ТОНА ЭМОЦИОНАЛЬНЫХ ОЩУЩЕНИЙ СРЕДСТВАМИ ФИЗИЧЕСКИХ УПРАЖНЕНИЙ
ГЛАВА 17. СИСТЕМНЫЙ ПОДХОД И ПРОБЛЕМА ФОРМИРОВАНИЯ ДВИГАТЕЛЬНОГО ПОТЕНЦИАЛА КАК ЭФФЕКТИВНОГО ФАКТОРА РАЗВИТИЯ ПРИЯТНОГО ТОНА ЭМОЦИОНАЛЬНЫХ ОЩУЩЕНИЙ
ГЕНЕЗИС ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ТОНА ОЩУЩЕНИЙ.
РЕФЛЕКТОРНЫЕ МЕХАНИЗМЫ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ЭМОЦИОНАЛЬНЫХ РЕАКЦИЙ.
РЕЦЕПТОРНАЯ И РЕФЛЕКТОРНАЯ ТЕОРИЯ ОЩУЩЕНИЙ
ГЛАВА 10. ОРИЕНТИРОВОЧНЫЙ РЕФЛЕКС И ЭМОЦИОНАЛЬНЫЙ ТОН ОЩУЩЕНИЙ
ГЛАВА 11. СООТНОШЕНИЕ ОРИЕНТИРОВОЧНЫХ И ОБОРОНИТЕЛЬНЫХ РЕАКЦИЙ С ЭМОЦИОНАЛЬНЫМ ТОНОМ ОЩУЩЕНИЯ
ГЛАВА 14. ТЕРМОЛУЧЕВАЦ ДИНАМИКА РЕАКЦИЙ ТЕЛА ЧЕЛОВЕКА И ЭМОЦИОНАЛЬНЫЙ ТОН ОЩУЩЕНИЙ
ГЛАВА 1. ЗРИТЕЛЬНЫЕ ОЩУЩЕНИЯ. СЛУХОВЫЕ ОЩУЩЕНИЯ
§1. ВИБРАЦИОННЫЕ ОЩУЩЕНИЯ. Механизм вибрационных ощущений
Глава 7. Ощущение
Добавить комментарий