ГЛАВА 9. ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ПРОБЛЕМЫ ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ТОНА ОЩУЩЕНИЙ

В условиях многократного предъявления раздражителей в качестве показателя ориентировочного рефлекса использовалась кожногальваническая реакция. В ряде опытов производилась запись электроэнцефалографических компонентов ориентировочного рефлекса. В качестве индикатора оборонительного рефлекса регистрировались реакции сужения сосудов головы.

Разграничение ориентировочных и оборонительных реакций достигалось благодаря совместной регистрации плетизмограм- мы головы и кожногальванического рефлекса с ладоней рук.

Ориентировочный рефлекс выражается в реакции расширения, а оборонительный — в реакции сужения сосудов головы (Е.Н.Соколов, 1975, 1986; О.С.Виноградова, 1975). Поскольку оборонительный и ориентировочный рефлексы дают неоднозначные сдвиги в реакции сосудов головы, то плетизмограмма головы была использована в качестве показателя главным образом оборонительного рефлекса. Непрерывная регистрация КГР по Фере проводилась на самопишущем электронном потенциометре ЭПП- 09. Запись сосудистых реакций головы осуществлялась на ЭПП- 09 с помощью пневмоэлектрического датчика, сделанного по типу датчиков Д.Д.Вернера и В.Л.Мальцева. Запись ЭЭГ производилась на 15-канальном электроэнцефалографе фирмы «Альвар». Измеряли чувствительность и реактивность регистрируемых реакций. Одновременно с объективной регистрацией записывались субъективные отчеты испытуемых; метод ранжирования (Сти- венс, 1951; Е.Н.Соколов, О.С.Виноградова, 1975; Т.А.Ратанова, 1986) силы раздражителя использовался при определении соотношения субъективных оценок с реальной силой раздражителя и величинами регистрируемых реакций. Каждое электрокожное раздражение испытуемый оценивал по шестибалльной системе: (0) — ощущение отсутствия раздражителя, (I) — ощущение очень слабого раздражителя, (3) — ощущение сильного и (5) — ощущение максимального раздражителя. Ранги (2) и (4) использовались для более точного определения системы раздражителя. С помощью эмоционального ранга (ЭР) испытуемые оценивали степень неприятности эмоционального тона ощущений по шестибалльной шкале, где ранг (0) означал эмоциональное безразличное; ранг (I) — чуть неприятное, ранг (3) — отчетливо неприятное, ранг (5) — чрезвычайно неприятное ощу

щение раздражителя. Ранги (2) и (4) использовались

для определения промежуточных по неприятности ощущения. Для приятных ощущений, которые изучались при действии звуковых и световых раздражителей, использовались положительные ранги.

В качестве неадекватной модальности раздражителя кожного анализатора применялся синусоидальный ток частотой 1000 Гц, подаваемый на руку испытуемого отдельными импульсами длительностью 0,5 с. Изучалось также действие звукового раздражителя частотой 1000 Гц, подаваемого через наушники. Раздражители предъявлялись через интервалы времени 2—5 минут. В ряде опытов использовался ритмический световой раздражитель. Использовались раздражители от 10 до 100 усл. ед. (100 ед. = 100,9 В, для звука 100 ед. = 100 дцб). Раздражители от 30 до 50 ед. входили в зону слабых, от 50 до 70 — в зону средних; от 70 до 100 — в зону сигнальных агентов. В случае световых раздражителей всегда применялся только ритмический свет частотой 8 Гц, интенсивностью 50 люкс. Всего было проведено 332 опыта на 93 испытуемых.

Экспериментальное исследование рефлекторных механизмов эмоционального тона ощущений включало измерение чувствительности и реактивности регистрируемых реакций, их определение в системах ориентировочных и оборонительных рефлексов и ставило своей задачей изучение корреляции эмоционального тона ощущений с ориентировочным и оборонительным рефлексами.

Результаты исследований. Ориентировочные реакции и неприятный эмоциональным тон ощущений. Вначале исследовались общие закономерности чувствительности и реактивности ориентировочных реакций в условиях, когда перед испытуемым не ставилось никаких задач («индифферентные раздражители»). В качестве показателя ориентировочного рефлекса изучалась кожногальваническая реакция.

Угашение ориентировочной реакции. Исследовались изменения чувствительности и реактивности в процессе угаше- ния в зависимости от числа предъявлении раздражителей различной силы.

Испытуемым неоднократно предъявлялся ряд восходяще- нисходящих по интенсивности раздражителей (20+30+40+50+60+70+50+40+40+20 усл. ед.) и проводилось угашение КГР. У некоторых испытуемых в контрольных опытах проводилось угашение КГР на изолированное предъявление одинаковых раздражителей той или иной интенсивности.

Опыты показали, что закон силы проявляется в прямо пропорциональной зависимости реактивности КГР от силы раздражителя. Число применяемых электрокожных воздействий, необходимых для угашения КГР, тем больше, чем выше интенсивность раздражителя. Нарушения закона силы при изолированных предъявлениях раздражителей связаны с тем, что возбудимость кожногальванической реакции повышается после впервые возникших реакций на пороговый агент. Вместе с тем при подаче восходяще-нисходящего ряда, обычно после сильных компонентов ряда, наблюдается общее увеличение реактивности КГР, главным образом в нисходящей части предъявляемого ряда раздражителей.

Растормаживание ориентировочной реакции. Действие болевого агента. В связи с этими данными возник вопрос о зависимости реактивности КГР на слабые и средние по интенсивности раздражители от действия более сильных болевых агентов. Испытуемому, у которого предварительно выявлялся порог болевой реакции, давался ряд нарастающих по силе раздражителей (20+30+40+50+60+70 усл. ед.), начиная от подпорогового и кончая надпороговым, но не болевым. Предъявление раздражителей повторялось до тех пор, пока не угасали КГР на все компоненты ряда. После угашения кожногальванических реакций на все раздражители испытуемому давался одиночный сильный или сверхсильный болевой раздражитель (80 — 110 усл. ед.). Проводилось угашение кожногальванических реакций, расторможенных действием болевого электрокожного раздражителя.

Опыты показали, что действие сильного агента может временно увеличить реактивность КГР на слабые раздражители по принципу болевой доминанты. Вместе с тем все случаи, когда КГР на большие величины раздражителей (60 — 70 усл. ед.) угасают раньше, чем угасают КГР на более слабые (30 — 40 усл. ед.) раздражители ряда (20+30+40+50+60+70 усл. ед.), позволяют считать, что между слабыми и сильными раздражителями ряда возникает определенная связь. Вероятно, точно так же, как сильные агенты ряда влияют на слабые, повышая их реактивность, слабые агенты действуют тормозящим образом на сильные.
Условная ориентировочная реакция и условное торможение. Сопоставление всех наблюдаемых во 2 серии случаев нарушения закона силы в отношении величины кожногальванических реакций на возрастающий по силе ряд агентов позволяет поставить чувствительность и реактивность КГР в зависимость от взаимоотношений между самими компонентами ряда, а не только от силы действующих агентов. Проводилось угашение КГР на слабый электрокожный раздражитель (60 усл. ед.), после чего индифферентный в отношении кожно-гальва- нической реакции слабый агент начинал подкрепляться сильным (90 усл. ед.). Временный интервал между раздражителями колебался в пределах 10-11 с. В опыте проводилось угашение реакции и на этот комплекс (60+90 усл. ед.).

После этого, как КГР на слабый электрокожный раздражитель (60 усл. ед.) была угашена, введение подкрепления слабого сильным агентом (90 усл. ед.) вызывало ориентировочный рефлекс в момент подкрепления и расторможения КГР на следующее применение слабого стимула. После возникновения ориентировочных реакций на оба раздражителя в результате выработки условного торможения ориентировочного рефлекса на сильный раздражитель наблюдается ослабление КГР на сильный агент, благодаря выработке условной ориентировочной реакции на слабый — усиление реакции на слабый электрокожный раздражитель.

После угашения комплекса проводились пробы отдельно слабых и сильных компонентов комплекса. Вновь возникающие при этом КГР свидетельствуют о возникновении условной связи между раздражителями.

Зависимость выработки ориентировочные реакций и условного торможения от силы1 сочетаемых раздражителей. Так же, как и во второй серии, испытуемому многократно предъявлялся ряд возрастающих по силе раздражителей, но при этом каждый раздражитель подкреплялся сильным агентом: (20+80)+(30+80)+(40+80)+(50+80)+(60+80)+(70+80) усл. ед.).

После полного угашения кожно-гальванических реакций на все предъявляемые раздражители применялся очень сильный, условно называемый сверхсильным, агент (100 и выше усл. ед. Прослеживалось восстановление КГР на подкрепляемую серию раздражителей.

Проведенные эксперименты показали, что выработка как условной ориентировочной реакции, так и условного торможения ориентировочной реакции имеет место и в случае, когда интенсивности сочетаемых раздражителей сближаются, например, в случае подкрепления компонентов ядра раздражителей в 60 или 70 усл. ед. более сильным агентом в 80 усл. ед. Это позволяет предполагать, что нарушение закона силы и реактивности КГР благодаря выработке условного торможения и условной ориентировочной реакции происходит и при многократном предъявлении одинаковых интенсивностей раздражителя. Вместе с тем общее повышение реактивности КГР может осуществляться и по принципу болевой доминанты. В этом случае КГР возникают как на слабые, так и на сильные агенты, а сила раздражителя не выступает как непосредственный возбудитель ориентировочной реакции. Помимо усиления реактивности КГР по принципу болевой доминанты возбудителем КГР может быть не сила, а прежде всего сам факт изменения силы раздражителя (перепад силы) или изменения порядка подачи и последовательности раздражителей. Любое изменение между раздражителями приводит к возникновению или усилению ориентировочной реакции, что указывает на отражение в КГР сигнальных значений раздражителя.

Связь кожно-гальванической реакции с сигнальным значением раздражителя. Переход к непосредственному изучению действия сигнальных агентов позволил сопоставить ориентировочный рефлекс со словесными показаниями испытуемого. Для исследования этого вопроса был одновременно с записью кожно- гальванического компонента ориентировочного рефлекса применен метод ранжирования. Испытуемые по шестибалльной системе определяли силу раздражения. Осуществлялось также ранжирование эмоционального тона ощущения раздражителя.

Для целей со случаем «индифферентных» раздражителей при изучении соотношений величины кожно-гальванических реакций с субъективными оценками силы (рангом силы) и субъективными оценками степени неприятности раздражителей (эмоциональный ранг) использовалась форма опыта первой серии, в которой исследовалась зависимость чувствительности и реактивности КГР от числа предъявлений и силы агентов.
Испытуемому многократно предъявлялся ряд раздражителей (20+30+40+50+60+70+60+40+30+20 усл. ед.) и проводилось угашение кожно-гальванических реакций.

Опыты показали, что в отличие от ранжирования по силе в случае эмоционального ранжирования субъективные оценки испытуемых очень слабо связаны с реальной силой раздражителя. Это свидетельствует о том, что системы эмоционального ранжирования по силе хотя связаны между собой, но в то же время они представляются самостоятельными. Однако точно так же, как и в случае ранга силы при эмоциональном ранжировании, как правило, для одной и той же интенсивности раздражителя большему эмоциональному рангу соответствует и большая усредненная величина КГР. Следовательно, КГР каждый раз одинаковым образом отражает процесс приобретения различных сигнальных значений (ранг силы, эмоциональный ранг). По сравнению с рангами силы эмоциональные ранги оказываются более тесно связанными с величиной кожно-гальванической реакции.

Так, проявление нулевых значений эмоционального ранга соответствует исчезновению кожно-гальванических реакций, а для одних и тех же интенсивностей раздражителя большей величине эмоционального ранга соответствует большая величина КГР. Для слабых электрокожных раздражителей эта корреляция нарушается на первые предъявления раздражителей, когда впервые возникшие КГР сопровождаются еще нулевым рангом. Для сильных электрокожных раздражителей эта корреляция, напротив, нарушается в конце опыта при развитии угашения, когда КГР исчезают, а эмоциональные ранги сохраняются. Случаи несоответствия величины эмоционального ранга величине КГР и реальной силе раздражителя связаны с искажением закона силы в реактивности КГР. Как показали исследования чувствительности и реактивности ориентировочных реакций, нарушения закона силы помимо условных реакций и условного торможения могут вызываться и благодаря возникновению болевой доминанты и связанных с нею реакций. Возникает вопрос о специальной роли не только ориентировочного, но и оборонительного рефлекса в выработке эмоционального ранга.

Ориентировочные и оборонительные реакции и эмоциональ- ньй тон ощущений. Возникновение и протекание эмоционального тона ощущений, вызванного действием электрокожных раздражителей. Опыты строились следующим образом. Угашались КГР на пороговые по КГР электрокожные агенты (например, 30, 40 усл. ед.). Затем интенсивность раздражителя увеличивалась на 10 усл. ед. и процесс угашения КГР повторялся. Таким образом прослеживалось действие раздражителей от 30 до 80 усл. ед.

Опыты показали, что в условиях многократного действия одного и того же раздражителя ответные реакции испытуемых бывают различными. И в тех случаях, когда применяемые стимулы были одинаковы по силе и длительности, каждое последующее применение раздражителя вызывало изменение в величинах эмоционального ранга КГР, реакции расширения и реакции сужения сосудов. Эти изменения протекали индивидуально у различных испытуемых и характеризовались следующими тремя основными видами динамики эмоционального ранга.

К первому виду мы отнесли случаи, когда многократное повторение порогового по КГР электрокожного раздражителя приводит к постепенному возрастанию величины эмоционального ранга с (0) или (2-1) до (-4) или (-5).

В этом случае раздражитель начинал восприниматься испытуемым как болевой и опыт прекращался. Практически удавалось проследить динамику эмоционального ранга только на одну или две интенсивности электрокожного раздражителя. Для того, чтобы пороговый в отношении эмоционального тона ощущения раздражитель прошел всю шкалу эмоциональных рангов, требовалось от 40 до 100 предъявлений раздражителя. Кож- но-гальванические реакции при этом угасали не всегда. Ориентировочные реакции числа предъявлений электрокожного стимула переходят в реакции сосудов оборонительного типа. Динамика роста величины отрицательного эмоционального ранга совпадает с динамикой ускорения оборонительного рефлекса и не совпадает с динамикой ориентировочного рефлекса. Эта различная корреляция неприятного эмоционального тона ощущения с ориентировочным и оборонительным рефлексами плохо прослеживается на фоне трудноугасаемых ориентировочных реакций, но отчетливо наблюдается в случае развития процесса угашения ориентировочного рефлекса.

Ко второму виду динамики неприятных ощущений относятся случаи, когда на пороговые по КГР электрокожные раздражители почти сразу возникают величины эмоционального ранга от (-1) до (-3), которые по мере повторения предъявлений раздражителя снижаются и достигают нулевого значения.

Снижению величины ранга сопутствует снижение реактивности кожно-гальванических и сосудистых реакций. По достижении нулевого ранга и угашения реакции увеличение силы электрокожного раздражителя временно растормаживает реакции и восстанавливает эмоциональный ранг. Таким образом, удавалось прослеживать динамику снижения величины рангов на ряд значений интен- сивностей (от 40 до 90 усл. ед.) раздражителя. Как в первом, так и во втором случае величина отрицательного ранга оказывается в прямо пропорциональной зависимости от участия оборонительного рефлекса.

В процессе многократного предъявления раздражителей первый вид характеризуется отчетливой тенденцией к возрастанию величины эмоционального ранга и усилению оборонительных реакций. Второй вид, напротив, имеет резко выраженную тенденцию к возникновению эмоционально безразличных ощущений и исчезновению оборонительного типа реакций. Однако в большинстве случаев (почти половина всех обследуемых) наблюдалась как бы смешанная из этих двух тенденций картина. Этот третий вид характеризовался тем, что по мере многократных предъявлений раздражителя величина эмоционального ранга сначала возрастала, затем колебалась или приобретала устойчивый вид, и наконец, снижалась.

Возрастание эмоционального ранга от (0) до (-2) или (-3) отражало повышение степени неприятности эмоционального тона ощущений и состояло в том, что величина ранговой оценки росла по мере повторения предъявления одинаковых раздражителей. Возрастание эмоционального ранга в условиях первых применений раздражителя в зоне как слабых, так и сильных агентов характеризуется усилением ориентировочного рефлекса. Однако по сравнению с зоной слабых агентов, в зоне сильных стимулов возрастание степени неприятности ощущения требует меньшего числа (в среднем 1—6) предъявлений раздражителя и выражается в более резком изменении в сторону увеличения как ранговых оценок, так и ориентировочных реакций. По мере роста числа предъявлений одного и того же раздражителя, возрастание степени неприятности ощущения сменяется колебаниями эмоционального ранга в пределах от (-2) до (-4) или от (-1) до (-2). При этом наблюдаются два типа соотношений эмоционального ранга с КГР.

Первый тип характеризуется тем, что в процессе колебания эмоционального ранга каждому увеличению ранговой оценки сопутствует уменьшение амплитуды КГР. Второй — тем, что в процессе колебания ранговой оценки увеличение эмоционального ранга соответствует увеличению и амплитуды КГР. Независимо от типа, все случаи увеличения степени неприятности ощущения сопровождаются тенденцией к сужению сосудов, что указывает на тесную связь между величиной отрицательного эмоционального ранга и физиологической силой оборонительного рефлекса. Та или иная степень участия оборонительного рефлекса определяет степень неприятности ощущения. Однако по мере дальнейших многократных предъявлений одинаковых раздражителей колебания ранга сменяются устойчивым эмоциональным рангом, например, (-1) или (-3), когда оценка эмоционального тона раздражителя становится неизменной. Момент установления постоянного эмоционального ранга совпадает с завершением процесса угашения КГР и появлением все более устойчивых реакций сужения сосудов. То обстоятельство, что при отсутствии КГР устойчивый отрицательный эмоциональный ранг сопровождается и устойчивыми реакциями сужения сосудов, свидетельствует об интимной корреляции между неприятным эмоциональным тоном ощущения и оборонительным рефлексом.

Исследовались также взаимоотношения ориентировочных и оборонительных рефлексов при возникновении эмоционально безразличных ощущений. В зоне слабых раздражителей снижению реактивности ориентировочных реакций сопутствует уменьшение величины ранга. Завершение процесса угашения КГР совпадает с моментом возникновения эмоционально безразличных ощущений.

Очевидно, в результате процесса угашения ориентировочного рефлекса тормозной процесс одновременно распространяется как на оборонительный рефлекс, так и на связи, лежащие в основе неприятного эмоционального тона ощущений. Появление нулевого ранга при угашении оборонительного рефлекса более отчетливо выступает в зоне средних и сильных агентов. В этом случае после того, как выработался постоянный ранг, полностью угасла КГР и появились устойчивые стереотипные реакции сужения сосудов, дальнейшее предъявление раздражителя постепенно вело к уменьшению эмоционального ранга до нулевого и уменьшению реакции сужения сосудов до появления нулевой плетизмограммы. Раздражитель по мере его предъявления становится эмоционально безразличным, если процесс угашения распространяется на оборонительный рефлекс, в противном случае оборонительные реакции сохраняются, и раздражитель начинает восприниматься как болевой.

У всех испытуемых, независимо от вида динамики ранга, та или иная степень участия оборонительного рефлекса определяет ту или иную степень неприятности эмоционального тона ощущений, что позволяет рассматривать неприятный эмоциональный тон ощущения специальным сенсорным компонентом оборонительного рефлекса.

То обстоятельство, что при действии как слабых, так и сильных агентов возникает оборонительный рефлекс, позволяет считать, что его безусловным возбудителем наряду с силой также является и неадекватность электрокожного раздражителя модальности кожного анализатора. Следовательно, в неприятном эмоциональном тоне находит свое отражение неадекватность характера воздействия силы и модальности электрокожного раздражителя.

Возникновение и протекание эмоционального тона ощущений, вызванного действием звуковых раздражителей. При изучении действия звуковых раздражителей был использован тот же порядок ведения опыта, который применялся при исследовании электрокожных агентов. Переход к применению более сильного раздражителя всегда производился только в случае полного угашения КГР на предыдущий более слабый агент. В отличие от действия электрокожных раздражителей применение звуковых агентов вызывало наряду с отрицательным также и положительные эмоциональные оценки. При этом одни и те же звуковые раздражители были приятны для одних и неприятны для других испытуемых. В зависимости от этого всех обследуемых можно разделить на три группы.

Испытуемые первой группы использовали отрицательную шкалу рангов для характеристики эмоционального тона ощущений действующих раздражителей не только сильных, но и слабых агентов.

Вторая группа испытуемых применяла как положительные, так и отрицательные ранги, но при этом переход от положительных рангов к отрицательным вызывался увеличением силы действующего агента. Вместе с тем, как и при электрокожных раздражителях, действие звука вызывает неприятный эмоциональный тон ощущений только в случае участия оборонительного рефлекса. То обстоятельство, что все случаи возникновения и усиления реакции оборонительного типа и связанных с ними неприятных ощущений вызываются, главным образом, увеличением силы или повторением предъявлений звукового раздражителя, позволяет считать, что безусловным возбудителем оборонительного рефлекса выступает факт интенсивности или суммации воздействия звука.

Лица третьей группы использовали преимущественно положительную часть шкалы рангов не только для слабых, но и для сильных агентов.

При рассмотрении процесса выработки положительного эмоционального тона по мере многократного повторения предъявлений звукового агента обнаруживаются те же виды изменения эмоционального ранга, что и в случае неприятных ощущений. Помимо совпадения видов изменения эмоционального ранга полностью совпадает и динамика ориентировочного рефлекса по его кожно-гальваническому компоненту. Так, в начале опыта, когда возрастает величина положительного эмоционального ранга, происходит возрастание и величины амплитуды КГР. Затем случаи колебания положительного эмоционального ранга сопровождаются теми же закономерностями в колебании КГР, что и при колебании отрицательного ранга. При появлении устойчивого положительного эмоционального ранга наблюдаются те же особенности ориентировочного рефлекса, что и в случае появления отрицательного эмоционального ранга. Наконец, аналогичным образом наблюдается и стремление положительного эмоционального ранга к его нулевому значению. Следовательно, ориентировочный рефлекс одинаковым образом отражает различные сигнальные значения, приобретаемые раздражителями (ранг силы и эмоциональный ранг, отрицательный и положительный). Вместе с тем совпадение динамики положительных и отрицательных эмоциональных рангов, а также одинаковость поведения ориентировочных реакций при выработке как приятного, так и неприятного эмоционального тона, позволяют подозревать существование какого-то рефлекса, противоположного по своему биологическому значению оборонительному рефлексу.

Предположение о том, что он имеет место, находит косвенное подтверждение в опытах, где приводятся в столкновение приятные и неприятные ощущения.

Соотношение приятного и неприятного эмоционального тона ощущений. На одном и том же испытуемом вырабатывались устойчивый отрицательный ранг (-ЭР) на электрокожный раздражитель и устойчивый положительный ранг (+ЭР) на звуковой раздражитель. Поданные одновременно электрокожный и звуковой раздражители давали различные результаты в зависимости от степени выработки -ЭР и +ЭР. Ориентировочные реакции при этом растормаживались или резко усиливались. Дальнейшее предъявление комплексного раздражителя (ток + звук) вызывало процесс, уже описанный для отрицательного и положительного ранга, было аналогично случаю, когда раздражитель принимал то отрицательные, то положительные значения рангов.

Следовательно, можно сказать, что предъявление раздражителя с самого начала вовлекает в ответную реакцию организма системы ориентировочных, оборонительных и, вероятно, гипотетических «положительных» безусловных рефлексов, взаимодействия между которыми определяет то, что один и тот же раздражитель в одних и тех же условиях опыта может вызывать безразличные, неприятные или приятные ощущения.

Сходные данные получены при изучении восприятия звуков различной громкости индивидуумами, отличающимися по силе нервной системы, диагностируемой по двигительной методике В.Д.Небылицина. Показано, что у лиц с сильной нервной системой возбуждение при интенсивной стимуляции выше и поэтому раньше достигает порогов болевых ощущений и эмоционального дискомфорта. Меньшее возбуждение у лиц со слабой нервной системой при интенсивной стимуляции обусловливает более позднее приближение к зоне болевых ощущений и эмоционального дискомфорта. В ходе исследования установлена общая закономерность: эмоциональные оценки разной громкости звуков как безразличных сменяются оценкой их как приятных и далее — как неприятных, очень неприятных, болезненно-неприятных. У лиц с сильной нервной системой наблюдается тенденция к тому, что неприятный эмоциональный тон ощущений возникает раньше, чем у людей со слабой нервной системой (Т.А.Ратанова, 1986, 1990).

В ряде предыдущих экспериментов было показано, что действие ритмических световых раздражителей у одного и того же испытуемого (спортсмены высокой квалификации) вызывает положительные эмоциональные оценки в хорошем состоянии и отрицательные — в состоянии переутомления или перетренированности. При ухудшении состояния тренированности реакции перестроек значительно снижались и полностью исчезали в случаях перетренированности и утомления. Действие раздражителей в этих плохих состояниях всегда вызывали только неприятные ощущения.

Те же раздражители ранжировались и положительными эмоциональными рангами у тех же самых спортсменов в состоянии хорошей тренированности и отличного самочувствия. Таким образом, можно сделать заключение о том, что если эмоциональный тон ощущений выступает как интегративный результат взаимодействия различных безусловных рефлексов (ориентировочных, оборонительных, «положительных»), то доминирование одной из систем определяется, вероятно, общим функциональным состоянием центральной нервной системы.

Можно предположить, что в случаях снижения функционального состояния происходит как бы усиление или повышение чувствительности механизмов, определяющих сигнальное значение воздействующих на организм раздражителей.

Январь 24, 2019 Психология развития, акмеология
Еще по теме
ГЛАВА 7. ПРОБЛЕМЫ ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ТОНА ОЩУЩЕНИЙ
ГЛАВА 17. СИСТЕМНЫЙ ПОДХОД И ПРОБЛЕМА ФОРМИРОВАНИЯ ДВИГАТЕЛЬНОГО ПОТЕНЦИАЛА КАК ЭФФЕКТИВНОГО ФАКТОРА РАЗВИТИЯ ПРИЯТНОГО ТОНА ЭМОЦИОНАЛЬНЫХ ОЩУЩЕНИЙ
ГЛАВА 12. АНАЛИЗ РЕФЛЕКТОРНЫХ МЕХАНИЗМОВ ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ТОНА ОЩУЩЕНИЙ
ГЛАВА 24. МОДЕЛЬНЫЕ ВАРИАНТЫ НАПРАВЛЕННОГО ФОРМИРОВАНИЯ ПРИЯТНОГО ТОНА ЭМОЦИОНАЛЬНЫХ ОЩУЩЕНИЙ СРЕДСТВАМИ ФИЗИЧЕСКИХ УПРАЖНЕНИЙ
ГЕНЕЗИС ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ТОНА ОЩУЩЕНИЙ.
МЕХАНИЗМЫ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ТОНА ОЩУЩЕНИЙ.
ГЛАВА 8 . ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ ПОДХОД К ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЙ РАЗРАБОТКЕ ВОПРОСА О ПРИЯТНОМ И НЕПРИЯТНОМ ТОНЕ ОЩУЩЕНИЙ
ГЛАВА 6. ПРОБЛЕМЫ КОНТРОЛЯ В ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫХ
ГЛАВА 10. ОРИЕНТИРОВОЧНЫЙ РЕФЛЕКС И ЭМОЦИОНАЛЬНЫЙ ТОН ОЩУЩЕНИЙ
ГЛАВА 11. СООТНОШЕНИЕ ОРИЕНТИРОВОЧНЫХ И ОБОРОНИТЕЛЬНЫХ РЕАКЦИЙ С ЭМОЦИОНАЛЬНЫМ ТОНОМ ОЩУЩЕНИЯ
ГЛАВА 5. ВВЕДЕНИЕ В ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ
Глава 21. Теоретические и экспериментальные подходы к исследованию личности
ГЛАВА 14. ТЕРМОЛУЧЕВАЦ ДИНАМИКА РЕАКЦИЙ ТЕЛА ЧЕЛОВЕКА И ЭМОЦИОНАЛЬНЫЙ ТОН ОЩУЩЕНИЙ
Глава 4. Экспериментальное исследование: конфликтность ценностной сферы личности и адаптационный потенциал
МЕТОДИКА ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ ЭМОЦИОНАЛЬНЫХ СОСТОЯНИЙ БОЛЬНЫХ С ЛОКАЛЬНЫМИ ПОРАЖЕНИЯМИ МОЗГА
ГЛАВА ПЯТАЯ. ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ РАЗВИТИЯ ПОНЯТИИ
ГЛАВА 2. Материалы и методы экспериментально-психологического исследования студентов в процессе субъект-объектного взаимодейс
ГЛАВА 1. ЗРИТЕЛЬНЫЕ ОЩУЩЕНИЯ. СЛУХОВЫЕ ОЩУЩЕНИЯ
Добавить комментарий