ХАРАКТЕРИСТИКА ПРОЦЕССА ЛИЧНОСТНОЙ ИЗМЕНЧИВОСТИ ОТ АКЦЕНТУАЦИЙ ХАРАКТЕРА ДО АНОМАЛЬНОЙ ИЗМЕНЧИВОСТИ В КОНСТИТУЦИОНАЛЬНОМ ЛИЧНОСТНОМ КОНТИНУУМЕ.

Многолетние клинические наблюдения, экспериментально — психологические, психолого — антропологические и психофизиологические результаты исследований позволяют представить зависимость нормы реакции от конституционально — типологической; основы у акцентуантов и представителей (ПАЛ — пограничная аномальная личность) следующим образом:

у акцентуантов конституциональная обусловленность нормы реакций составляет одну треть, а на две трети — зависимость от внешних микро- и макросоциальных факторов;

— у ПАЛ наоборот. (Боев И.В., 1999)

Исходя из этого, представим и охарактеризуем как основу индивидуально
* — психологических различий типы и свойства нервной системы.

Анализ теоретических источников позволяет утверждать, что «особенно резкие, бросающиеся в глаза» характеристики представляют собой некий стандарт поведения, стереотип, обусловленный комплексом определенных свойств нервной системы.

Типологические особенности высшей нервной деятельности созданы
*• благодаря работам И. П. Павлова, Б.Н. Теплова, В. Д. Небылицина, А. Г.

Иванова — Смоленского и др. И. П. Павлов раскрыл свойства нервной системы (сила, подвижность, уравновешенность процессов торможения и возбуждения). Разработал 24 комбинации типов нервной системы, но в действительности было сохранено лишь четыре типа, которые по аналогии можно соотнести с 4-мя типами темперамента. Типы отличаются по критерию «приспособленности к окружающей среде и по стойкости в отношении болезнетворных агентов».

Исходя из теории Павлова, в классификации «типов замыкательной деятельности» А. Г. Иванов — Смоленский применительно к человеку характеризует скорость образования положительных и тормозных условных связей: лабильный, инертный, возбудимый и тормозной типы.

Отечественные исследователи предусмотрели сочетание противоположных полюсов: силы — слабости, уравновешенности -неуравновешенности, лабильности — инертности, что позволило соотнести их с флегматическим, сангвиническим, меланхолическим и холерическим темпераментами.

Открытие свойств нервной системы, наличие их полярности позволили идти от «свойств» к «типам». При этом следует иметь ввиду, что основные свойства нервной системы являются лишь основой для формирования черт поведения или характера.

В исследованиях О. А. Ахвердовой инертность эпилептоидных и шизоидных акцентуантов на индивидуально — психологическом уровне дает почву для установления прочных социальных связей, позволяющих лучше адаптироваться в обществе.

Одновременно с этим лабильность и неустойчивость, свойственные истерическим и циклоидным акцентуантам, затрудняют адаптацию, порождая сомнения в их надежности, деловых качествах и т.п. (Ахвердова О.А., 1998)

На примере континуума акцентуант — пограничная аномальная личность (ПАЛ) можно наблюдать дрейф изменчивости свойств нервной системы и поведенческих реакций. Сохраняется принцип, который гласит, что сильная нервная система легче решает одни проблемы, а слабая другие. Поэтому Б. М. Теплов, В: Д. Небылицын, В. М. Русалов правы в том, что ни сильные, ни слабые свойства нервной системы не могут нести на себе положительное или отрицательное социально — психологическое содержание.(Небылицин В.Д., 1976)

С. Л. Рубинштейн склоняется к той точке зрения, что темперамент является не самостоятельным компонентом психологической характеристики индивидуума, а представляется как проблема внутри проблемы характера,

«динамическая характеристика психической деятельности индивида». Отсюда, в понятие темперамента следует включать проявления характера, обусловленные свойствами типов высшей нервной деятельности.

* Стереотип поведения человека определяют внешние факторы,

опосредованные через внутренние условия, которыми являются свойства личности — интересы, знания, умения, привычки и др. «При таком подходе природные свойства нервной системы, врожденные особенности будут составлять основу индивидуально — психологических различий в формировании характера, личности…

Таким образом, свойства нервной системы не предопределяют никаких форм поведения, но образуют почву, на которой легче формируются одни формы поведения, труднее — другие.» (Рубинштейн C.JL, 1998)

В дифференциальной психологии характеристики типа нервной системы, темперамента, характера составляют природную основу,, на которой

*> складываются ядерные психологические типы. На уровне акцентуаций это

шизотимики, эпилептотимики, циклотимики и истеротимики; на уровне радикалов — шизоиды, эпилептоиды, циклоиды и истероиды. И далее патологические типы конституций — психопатии.

Для получения более полной картины состояния личностной изменчивости А. Е. Личко все типы акцентуаций были расклассифицированы в четыре

**¦ группы:

акцентуации шизоидного типа включают шизоидный, сенситивный, психастенический, астено — невротический типы;

истероидный — истероидный и неустойчивый типы;

циклоидный: циклоидный, гипертимный, лабильный;

эпилептоидный: эпилептоидный, конформный. Далее, чтобы проследить процесс личностной изменчивости от акцентуаций характера к пограничной аномальной личности, обратимся еще раз к утверждению СЛ. Рубинштейна о том, что внутренние условия определяют внешние воздействия на субъекта, преломляя их через себя.

«Личность представляет собой единство двух взаимосвязанных подструктур: человека как природного организма и человека как социального существа» (Ахвердова О.А., 1998; Рубинштейн СЛ., 1998).

Социальная нестабильность современного общества, в соответствии с вешеназванным, дает нам право утверждать, что проблема личностной изменчивости выступает на первый план и является особенно актуальной. Когда с индивидуума снимается ряд социально — психологических требований, принятых в «здоровом» обществе, тогда следует основательно подходить к вопросам личностного становления и искать причины и условия, стабилизирующие личностную изменчивость. В нашем случае эта проблема касается субъектов высшего образования.

Акцентуанты шизоидного типа (шизотимики по классификации Э. Кречмера)

Шизотимики представляют собой крайний вариант психологической личностно — характерологической нормы. Отмечено, что шизотимики достаточно легко и долго могут переносить общество, которое не всегда их устраивает, но во имя идеологических, деловых интересов они будут это делать. Хотя с таким же успехом они могут переносить ограниченный круг партнеров: по обучению или вообще их отсутствие, что практически невозможно для циклотимиков или истеротимиков.

Тем не менее, окружающие всегда достаточно точно характеризуют шизотимиков, подмечая и слабую интенсивность их эмоциональных переживаний, и большую ограниченность во времени, и часто рациональную особенность в сопереживаниях.

Основные психологические свойства, взаимосочетание которых составляет структуру шизотимической акцентуации. Это, прежде всего, эмоциональная уравновешенность, достигающая степени эмоциональной «прохладности».

Практически никогда шизотимики не демонстрируют бурных, ярких эмоциональных переживаний. Для них больше характерна рациональная прагматическая работа мышления, интеллекта. В связи с этим и сопереживания шизотимиков характеризуются лишь своей рациональной стороной, а эмоциональная составляющая редуцирована. В этом их определнное преимущество, потому что в сложных жизненных ситуациях, в которые попадают их близкие, друзья, сопереживания шизотимиков заключаются не: собственно в эмоциональных проявлениях, а в реальных конкретных предложениях по поиску выхода из сложившейся драматической, ситуации. Они чаще предлагают прагматические решения, направленные на уменьшение остроты полученной ситуации, сглаживание ее драматизма.

Когда вокруг истеротимики рыдают и плачут, искренне сопереживая пострадавшим, патетически восклицают или задают схоластические эмоционально — насыщенные вопросы: «Что делать!?», «Как быть!?», и со слезами на глазах истеротимики могут предлагать себя в качестве жертвы во имя спасения пострадавшего, то шизотимики в этой же ситуаций оказывают реальную практическую помощь без суеты, без внешних аффектаций, при отсутствии экзальтированных вариантов поведения.

В процессе приобретения опыта социального общения шизотимики* научаются достаточно быстро демонстрировать эмоциональную составляющую сопереживаний, понимая интеллектуально, осознавая, что окружающим важна именно эмоциональная часть сопреживания. Другими словами, шизотимики научаются вести себя так, как этого хотели бы окружающие, даже в ущерб рационализму и прагматизму.

Несмотря на сдержанность, уравновешенность своих эмоциональных проявлений, отсутствие эмоциональной лабильности и большее ощущение эмоционального комфорта в условиях ровных человеческих взаимоотношений, шизотимики, тем не менее, достаточно легко могут демонстрировать широкий круг эмоциональных реакций, в том числе и экспрессивных, если того требуют их личные интересы или необходимость проявить себя в более выгодном свете

* в том обществе, в котором они оказались.. Однако, после длительного эмоционального общения шизотимики нуждаются в эмоциональном отдыхе и они с радостью могут провести часы и дни в одиночестве или с очень избирательным кругом лиц.

Если предоставляется возможность выбора, то природу и домашних животных они предпочитают даже узкому кругу лиц.

Если сравнить пантомимические и моторные реакции шизотимики с остальными акцентуантами, то они будут гораздо скромнее, чем у истеротимикив и циклотимиков. По ограниченности набора пантомимческих и моторных реакций шизотимики ближе к эпилептотимикам.

Необычайно интересен мир увлечений шизотимиков.

Чаще всего они
‘» награждены от природы способностями к точным наукам, к абстактному

интеллектуальному постижению мира, и на этом поприще достигают заметных успехов. Их высокие аналитические способности позволяют постигать магию и тайную силу цифр. Многие из них становятся блестящими* физиками, математиками, программистами, заметно превышающие средний уровень перечисленных специальностей. Надо сказать, что если шизотимики

* увлекаются и занимаются гуманитарными науками, то опять-таки их аналитические способности позволяют добиться заметных успехов, заметно превышающих средний уровень.

Шизотимиков часто интересует содержательная часть их увлечений, их нравственный, этический и эстетический смысл. Они от природы являются эстетами, независимо от привитой культуры, интеллекта и мировоззрения.

Быт шизотимиков добротен, прочен, практичен, но без признаков излишеств. В отличие от радикальных шизоидов они могут понять и осознать необходимость определенного комфорта в быту для своих близких,для тех, кто их окружает.

Для всех шизотимиков независимо от уровня их культуры, интеллекта характерны признаки эвристического мышления, которое проявляется в способности выделять,- находить латентные признаки предметов, явлений; ситуаций.(Ю.В; Поляков). Рационализация и прогматизм мышления, поведения позволяет им быть целеустремленными, целенаправленными, педантичными в достижении цели, выполнении повседневной работы. Их целенаправленность и педантизм сочетается с природным качеством справедливости, некоторой формализованности в выполнении и реализации поставленных задач или; тактических целей.

Обладая достаточно высоким жизненным тонусом и; соответственно высокой работоспособностью, ответственностью, шизотимики легче продвигаются по социальной лестнице и достаточно прочно закрепляются1 на завоеванных социальных ступенях. Отсутствие излишней эмоциональности, болтливости позволяет избегать им многих недоразумении и конфликтов^ в* процессе межличностного общения.

Интересен тот факт, что шизотимики стремятся следовать справедливости, сохраняя честность в товарищеских и партнерских отношения,, даже в ущерб своим собственным интересам.

Именно из-за этих качеств у них возникают сложности в і общении с эпилептотимиками, постоянно стремящихся изменить партнерские и товарищеские отношения в свою пользу и даже в случаях попыток принять бескомпромиссное решение, тем не менее, найти свою личную выгоду.

В тоже время, если шизотимики, благодаря условиям воспитания, социальной среды вступают на ассоциальный путь и у него формируются ассоциальные стереотипы поведения, то мы можем наблюдать, как их эмоциональная прохладность и сдержанность трансформируется в эмоциональную черствость, а эмпатичность редуцируется до степени, когда шизотимикам и вовсе нет необходимости научаться; эмоциональной составляющей эмпатии. Употребление алкоголя часто оказывает растормаживающее влияние на шизотимиков, провоцируя асоциальные стереотипы поведения, часто неадекватные и вычурные. В’ их поведении проявляется непредсказуемая асоциальность, часто приводящая к конфликтам и достаточно грубым нарушениям существующих законов.

Посредством даже однократного употребления наркотиков, в частности опиатов, пугают шизотимиков, вызывая у них необычные состояния измененного сознания.

Встав на асоциальный путь, шизотимики отдают на алтарь криминальной субкультуры свои эвристические способности, свои возможности к многоходовому прогнозированию, прагматичность, которые не могут не представлять социальную ценность для интеллектуальной элиты преступного мира, позволяющие стать лидерами.

Пограничная аномальная личность — шизоидный тип Эвристичность и интеллектуальный прагматизм у представителей ПАЛ сохраняется, но в значительной мере теряется прагматизм поступков и поведения. Происходит как бы растворение поведенческого рационализма; в эмоциональном негативизме, в эмоциональной противоречивости переживания. Эмоциональная черствость становится заметной и осязаемой окружающим.

Физическая, моторная, пантомимическая; диспластичность= также сразу бросается в глаза окружающим. Это в значительной степени накладывает отпечаток на почерк шизоидов, который чаще характеризуется как «корявый», с постепенно меняющимся наклоном букв, изменением их геометрии.

Также сохраняется склонность к точным наукам.

Эмоциональная черствость и бездушие способствуют обращению шизоидов к миру своих грез, фантазий, вынуждая их смотреть на мир^ и оценивать социальную среду сквозь призму своих схем.

В быту и на работе чаще царит хаос и неразбериха.

Часто шизоиды увлекаются религиозными мистическими и утопическими идеями о переустройстве мира.

Наблюдается дезадаптивное поведение, нарушение отношений- с социальной средой, приводящее к тому, что шизоидные радикалы не могут «держать» социальный удар, как шизоидные акцентуанты.

Эпилептоидный тип акцентуации характера (эпилептотимики по классификации Э. Кречмера).

Внешне эпилептотимики отличаются; более гармоничным, крепким телосложением. Бесстрастное выражение лица часто сменяется эмоциональной живостью, отражающей жизнелюбие и жизнерадостность, но в любую минуту вновь готово смениться на ровное бесстрастное выражение, если этого требует обстоятельство. Часто можно видеть элементы чувственности в лице — крыльях носа, форме губ, глаз и т.д. Кроме этого, они характеризуются высоким-жизненным тонусом, высокой работоспособностью и низким уровнем утомляемости. В большинстве своем они достаточно целеустремлены, педантичны, аккуратны, добросовестны и даже скрупулезны в выполнении заданий. Они легко умеют находить контакт с окружающими людьми, интуитивно чувствуя их психологически слабые и сильные стороны. С другой стороны, если у акцентуантов складываются неприятельские отношения, то они по мере возможности не усугубляют их, но и не уступают. Иными словами используют возможность «отдать долг прошлого», хотя специально строить планов мщения не будут, т.е. долго помнят нанесенную им обиду.

В отличие от шизотимиков; эпилептотимики материалистичны и приземлены (меркантильны).Это может служить одним из средств достижения власти, а честолюбие является одним из средств реализации меркантилизма.

Эпилептотимики от природы награждены способностями как к точным, так и к гуманитарным наукам.

У них всегда сохраняется достаточно твердая самооценка.

Сила в сочетании с инертностью и подвижностью нервных процессов позволяет им очень точно строить свое поведение для достижения цели.

Психотравмирующее влияние на них может оказать лишь ситуация, угрожающая честолюбивым планам, лишить принадлежности их материальных ценностей (деньги, украшения). Только в этом случае можно увидеть эмоциональную и инстинктивную бурю, которую эпилептотимики, независимо от культуры и интеллекта не смогут завуалировать. Иногда на пути к достижению цели в ситуации длительного эмоционального напряжения, когда нарушаются намеченные сроки реализации выполнения тех или иных задач, эпилептотимики также могут дать кратковременную эмоциональную реакцию * раздражения вплоть до ярости и гетероагрессии. Особенно это характерно в ситуациях, когда подобные задержки происходят не по их вине.

В условиях хронического психологического стрессирования они склонны употреблять спиртные напитки, чтобы снять нарастающее эмоциональное напряжение, которое может мешать им принимать, адекватные решения и реализовать их. В состоянии опьянения у эпилептотимиков появляется сентиментальность до слез и/или глубокая чувственность. с вульгаризированным поведенческим оттенком. Однако на смену подобному поведению в опьянении приходит суровая сдержанность вплоть до жесткости в отношениях и психологического садизма.

Сексуальная жизнь эпилептотимиков насыщена событиями, поскольку чувственность является характерной чертой их инстинктивной жизни и делает эту ее сторону достаточно важной и содержательной.

В случае вступления эпилептотимиков на асоциальный путь, они также добиваются признания как лидеры. В этом случае в полной мере раскрываются его инстинктивные способности к азартным играм, алкоголю, сексуальным наслаждениям, которые также ярко проявляются наряду с честолюбием и меркантилизмом.

Только угроза реального наказания, наличия сильных во всех отношениях соперников способна в той или иной мере корригировать поведение асоциальных эпилептотимиков.

Пограничная аномальная эпилептоидная личность

Антропометрические характеристики ПАЛ эпилептоидного типа даже визуально отличаются от акцентуанта. Достаточно развитый торс, часто ассиметричный лицевой череп с признаками яркой чувственности и игры инстинктов на лице.

Эпилептоидным ПАЛ даже при хорошем интеллекте, достаточно широком мировоззрении и хорошей культуре очень трудно бывает скрыть от окружающих свою меркантильность, граничащую с жадностью, болезненное честолюбие и склонность к чувственным наслаждениям. Эпилептоиды жадны, завистливы, похотливы, что часто является предметом споров, конфликтов, драк, нарушения общественных законов, им весьма трудно сдерживать свои, инстинкты, весьма трудно управлять ими и, часто не успев дождаться, когда ценная вещь станет законной его собственностью, они могут пойти на кражу, достаточно грубый обман, вымогательство или шантаж. Часто ни логика, ни> убеждения не помогают заставить отказаться эпилептоидных ПАЛ от задуманного. Даже если они видят путь компромисса, им невероятно трудно согласиться, не понимая, что в конечном итоге они смогут получить нечто большее.

Январь 24, 2019 Психология развития, акмеология
Еще по теме
1.1. Личностно- типологическая конституциональная изменчивость.
ГЛАВА 1; Теоретическое обоснование проблемы конституциональной психотипологической и; личностной изменчивости, у молодежи в современной России.
СТАБИЛЬНОСТЬ И ИЗМЕНЧИВОСТЬ ЛИЧНОСТНОГО РАЗВИТИЯ
1.3. ПРИЧИНЫ И УСЛОВИЯ ЛИЧНОСТНОЙ ИЗМЕНЧИВОСТИ СУБЪЕКТОВ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ
ОХАРАКТЕРИЗУЕМ ОСНОВНЫЕ УСЛОВИЯ СТАБИЛИЗАЦИИ ЛИЧНОСТНОЙ* ИЗМЕНЧИВОСТИ СУБЪЕКТОВ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ.
ИЗМЕНЧИВОСЬ ХАРАКТЕРА МОТИВАЦИИ НА ЛЕЧЕНИЕ У ПАЦИЕНТОВ С СОМАТИЧЕСКИМИ ЗАБОЛЕВАНИЯМИ И СОПУТСТВУЮЩИМИ ДЕПРЕССИВНЫМИ РАССТРОЙСТВАМИ
ИЗМЕНЧИВОСТЬ
ИЗМЕНЧИВОСТЬ ПОВЕДЕНИЯ ПРОСТЕЙШИХ
ИЗМЕНЧИВОСТЬ И ОТБОР.
ДЛИТЕЛЬНОСТЬ И ИЗМЕНЧИВОСТЬ
МЕХАНИЗМЫ ИНДИВИДУАЛЬНО ИЗМЕНЧИВОГО ПОВЕДЕНИЯ
РАЗВИВАЮЩАЯСЯ СИСТЕМА ФОРМИРОВАНИЯ ЛИЧНОСТИ КЛИНИЧЕСКОГО ПСИХОЛОГА НА ПРИМЕРЕ ФОРМИРОВАНИЯ ЛИЧНОСТНО-МИРОВОЗЗРЕНЧЕСКОЙ ПОЗИЦИИ СТУДЕНТОВ 3 КУРСА ФАКУЛЬТЕТА «КЛИНИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ» КАК ФАКТОРА БУДУЩЕГО ПРОФЕССИОНАЛИЗМА В ПРОЦЕССЕ РАБОТЫ НА ТРЕНИНГЕ ЛИЧНОСТНОГО РОСТА
ГРАНИЦЫ ИНДИВИДУАЛЬНО ИЗМЕНЧИВОГО ПОВЕДЕНИЯ ЖИВОТНЫХ
ФИЗИЧЕСКАЯ СТАБИЛЬНОСТЬ И ИЗМЕНЧИВОСТЬ
ФИЗИЧЕСКАЯ СТАБИЛЬНОСТЬ И ИЗМЕНЧИВОСТЬ
Добавить комментарий