ИНДИВИДУАЛЬНЫЙ СТИЛЬ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И СУБЪЕКТНАЯ АКТИВНОСТЬ ЛИЧНОСТИ

Рассматриваются теоретические аспекты понимания индивидуального стиля деятельности с позиций субъектного подхода. На основании базовых положений психологии субъекта обсуждается соотношение индивидуального стиля деятельности и стиля личности как субъекта деятельности. Особое внимание уделяется субъектной активности личности как специфической активности, направленной на развитие и оптимизацию деятельности. Посредством рассмотрения видов направленности субъектной активности личности обосновывается понимание индивидуального стиля личности как субъекта деятельности в качестве интегрального стилевого образования, включающего в себя индивидуальный стиль регуляции деятельности и индивидуальный стиль саморегуляции личности.

Ключевые слова: субъектный подход, субъектная активность, индивидуальный стиль деятельности, индивидуальный стиль личности как субъекта деятельности, индивидуальный стиль саморегуляции личности.

Современная отечественная психология далеко продвинулась в изучении стилевых проявлений человека. Многочисленные теоретические и эмпирические исследования феноменологии и этиологии стиля человека, уходящие своими корнями в психологию интегральной индивидуальности и объединенные категорией «индивидуальный стиль деятельности», породили огромный массив стилевых характеристик деятельности и личности, в которых крайне сложно определиться и не менее сложно отыскать магистральные линии и стержневые образования. Исследования стиля ветвятся на многочисленные направления в соответствие с видами человеческой активности (деятельности, общения, познания, отношения); дифференцируются по сферам профессиональной деятельности (спортивной, управленческой, педагогической, учебной); множатся по внутренним компонентам деятельности (действиям, операциям) и структурным образующим личности (мотивационным, инструментальным, смысловым). Однако такой подход, при котором преобладает тенденция дифференциации стиля человека на отдельные составляющие, не позволяет вплотную подступиться к психологической сущности стилистики человеческой жизни. В этой связи все чаще возникают соображения об объединении исследований стиля на основе психологической категории субъекта [3; 4; 5; 9; 10; 11].

Среди методологических подходов, претендующих на выработку концептуальной модели единого стиля человека, видное место занимает комплекс исследований, выполненных под руководством В.А. Либина. По мнению автора концепции единого стиля человека (ЕКС), существование десятков параметров индивидуальности, называемых стилевыми проявлениями, представляет собой отображение одной и той же психологической реальности, обозначаемой различными терминами. Устойчивость этих проявлений заставляет думать о существовании общих факторов, латентных переменных, с помощью которых «возможно создание адекватных объяснительных моделей» [9, с. 176]. Концепция единого стиля человека упорядочивает и систематизирует представления о роли и функциях стилевых проявлений в некоторую целостность и позволяет преодолеть отдельные, накопившиеся в исследованиях стилевой проблематики, противоречия. Понимание стиля человека как устойчивого целостного паттерна индивидуальных проявлений, выражающегося в предпочтении конкретной формы взаимодействия субъекта с физической и социальной средой продуктивно в нескольких аспектах. Во-первых, это объединение автором всех стилевых проявлений в единый контур и создание целостной структурно-функциональной модели стиля. Структурная организация модели предполагает выделение в ней устойчивых, сквозных характеристик, позволяющих проанализировать тот или иной стилевой признак, оказавшийся в поле зрения исследователя. Функциональность модели позволяет усматривать за различными способами организации поведения и деятельности человека конечный, вполне определенный набор исходных параметров индивидуальности. Во-вторых, выделение автором концепции пяти уровней в структуре стиля ориентирует исследователей на поиски таких сопряженных между собой характеристик взаимодействия субъекта со средой, которые бы имели отношение к стилевым феноменам разных уровней индивидуальности. В-третьих, эмпирически выявленное сопряжение стилевых характеристик и образование иерархической структуры стиля позволяет понять эволюционное назначение стиля как особого свойства индивидуальности, характеризующего специфику формы взаимодействия человека с действительностью с учетом эффектов компенсаторности, оптимальности и адаптивности. И наконец, в-четвертых, и это представляется принципиально важным в общепсихологическом понимании стиля с позиций субъектного подхода, — упорядочение автором всего массива стилевых проявлений в единую иерархическую структуру, в которой стиль жизни является образованием, имеющим более высокий уровень обобщенности, чем стили деятельности, поведения, когнитивные стили.

Вместе с тем наряду с отмеченными достоинствами рассматриваемая концепция стиля обладает, на наш взгляд, и рядом серьезных недостатков. К ним можно отнести: остающийся открытым вопрос о соотношении личностного и формально-поведенческого компонентов стиля человека, нерешенность проблемы базового психологического механизма порождения стиля, вынесение за рамки структурно-функциональной модели «координатора» и «распорядителя» стиля. Эти и другие крайне важные и одновременно очень сложные аспекты стилистики человеческой деятельности и личности остаются нерешенными до настоящего времени и требуют дальнейшего исследования.

Наиболее весомая недоработка единой концепции стиля человека заключается, на наш взгляд, в игнорировании ключевого для психологии стиля вопроса о личностной детерминации индивидуального стиля деятельности и стиля личности как субъекта деятельности [4; 5]. Необходимость в такой постановке проблемы заключается в отсутствии теоретических согласований деятельностного и субъектного подходов к стилю человека в общепсихологическом плане. Традиционная для отечественной психологии парадигмальная установка на безусловный приоритет деятельности в абсолютном большинстве исследований индивидуального стиля деятельности не требует нюансировки вопроса о видах и направленности активности субъекта деятельности, так как проблема субъекта в них вообще не затрагивается. Деятельность при этом понимается как закрытая, самодостаточная и обезличенная система, вообще не нуждающаяся в субъекте. Исполнитель деятельности неявно подразумевается и скрывается за понятиями «индивидуальность», «личность», «человек», «субъект», содержательно не наполненными сущностными характеристиками субъекта как носителя деятельности, так как в роли «своеобразного субъекта» выступает сама деятельность [1, с. 37]. Индивидуальный стиль деятельности с этих позиций выступает в качестве самостоятельного объекта изучения, предметом исследования при этом являются разноуровневые механизмы и закономерности формирования и функционирования стиля, замкнутого в процессе и пространстве деятельности.

Субъектный подход, провозглашая включенность личности в деятельность, опирается на две основные категориальные трактовки субъекта: первая из них заключается в признании того, субъект является носителем и исполнителем деятельности, вторая «настаивает на том, что субъект это не просто репродуктор, беспристрастный исполнитель, но к тому же и властелин, хозяин, творец деятельности» [6, с. 68]. Несмотря на некоторую узость первой трактовки субъекта, само по себе признание субъекта исполнителем деятельности, за которым всегда стоит личность, оказывает решающее влияние на теоретические представления об индивидуальном стиле деятельности. Действительно, личность, «исполняя» деятельность в качестве субъекта, делает это определенным, только ей присущим, способом, в силу чего деятельность и приобретает характерный для данной личности, индивидуально неповторимый стиль. Другими словами, индивидуальный стиль деятельности с позиций субъектного подхода является функцией не деятельности, а личности как субъекта деятельности. Именно личность, выступая в качестве субъекта, проявляет свой стиль как индивидуально неповторимый способ исполнения деятельности.

Следование логике второй трактовки субъекта в психологическом исследовании индивидуального стиля личности как субъекта деятельности, а она состоит в признании субъекта не только исполнителем, но и создателем деятельности, приводит к необходимости прояснения вопроса о соотношении деятельности и субъектной активности личности. Известно, что личность, являясь носителем деятельности в качестве субъекта, располагается одновременно и внутри деятельности и за ее пределами, возвышается над ней. Будучи полноправным субъектом деятельности, личность реализует по отношению к деятельности не только функцию ее осуществления, но и функцию контроля ее психической регуляции [6; 7]. Установлено также, что личность как субъект деятельности является носителем специфической активности, направленной на развитие и оптимизацию деятельности с целью максимальной реализации своих жизненных отношений. Таким специфическим видом активности, развиваемой самим субъектом, признается субъектная активность, «благодаря которой личность осуществляет инициацию, развитие и изменение собственной деятельности» [12; 6, с. 70]. Единицами, или отдельными актами реализации субъектной активности личности являются субъектные действия — специальные действия, посредством которых субъект создает и «ремонтирует» свою деятельность [6; 8]. В целом, теоретические аспекты соотношения человеческой деятельности как универсальной формы осмысленного, осознанного и целенаправленного отношения человека к действительности, как высшей формы проявления произвольной активности — с одной стороны, и субъектной активности личности — с другой, обстоятельно обсуждены. Приведем некоторые выдержки из этого обсуждения в целях аргументации наших теоретических посылок. Особого внимания, в контексте наших рассуждений, заслуживает структура субъектной активности, представляющая собой три ее направленности: субъектная активность, направленная на составляющие деятельности, на действия и операции, входящие в ее состав; субъектная активность, направленная на саму личность как внутренний момент деятельности; субъектная активность, направленная на внешнее окружение, в котором протекает деятельность.
Рассмотрим каждый вид направленности субъектной активности по отношению к индивидуальному стилю деятельности. Итак, субъектная активность, направленная на деятельность. Личность в этом случае является субъектом деятельности не только как исполнитель, но и как носитель особой активности по инициации, совершенствованию и прекращению деятельности, то есть, является субъектом творения и изменения деятельности. Субъектная активность в данном случае имеет своим предметом собственно деятельность во всех ее составляющих. Индивидуальный стиль деятельности представляет собой своеобразный для данной личности способ осуществления деятельности. Следовательно, личность как субъект деятельности посредством субъектной активности не только распоряжается деятельностью с целью максимальной реализации своих жизненных отношений, не только проявляет, но и создает типичный способ осуществления деятельности — индивидуальный стиль деятельности. Другими словами, субъектная активность личности в отношении деятельности распространяется не только на компоненты деятельности, такие как предметные действия, операции, движения, но и на способы их выполнения в виде уточнения, индивидуализации, специализации с целью достижения наибольшего успеха в деятельности.

Как справедливо отмечает К.В. Карпинский, субъектная активность данной направленности внешне оформляется как субъектные действия тренировки, репетиции, шлифовки, отработки навыков, самообучения, повышения умелости и компетентности. По сути, именно в интеграле этих способов выполнения и коррекции элементов деятельности и представлен индивидуальный стиль деятельности, а личность посредством субъектной активности, направленной на деятельность, вместе с деятельностью создает индивидуальный стиль данной деятельности. Механизмом реализации субъектной активности, направленной на деятельность, является личностная регуляция деятельности. Кроме того, с учетом двух категориальных трактовок субъекта можно вести речь о том, что в случае признания за субъектом права «ношения» деятельности личностью реализуется функция исполнительской регуляции, в случае признания субъекта создателем и творцом деятельности — функция побудительной регуляции деятельности. При более широком рассмотрении субъектная активность направлена на создание, осуществление и регуляцию всех видов деятельности, входящих в состав жизнедеятельности личности, а, значит, и на весь «репертуар» стилей, находящихся в распоряжении личности.

Следует отметить, что нарушения в субъектной регуляции деятельности наиболее рельефно представлены в стиле деятельности. Безусловно, в конечном итоге сбои субъектной активности сказываются на продуктивности деятельности, но продуктивность в целом не поддается оценке в процессе осуществления деятельности. Индивидуальный стиль деятельности тонко реагирует на неполадки в субъектной активности личности и откликается на них по ходу деятельности. Внешне это проявляется в изменениях свойственного личности «рисунка» исполнения деятельности. Примерами тому могут служить различные варианты феномена «отчуждения деятельности от личности» [2, с. 91]. В случае, когда личность не реализует свою субъектность в деятельности, индивидуальный стиль деятельности теряет целостность, распадается на способы выполнения действий, операций и движений. Внешне процессуально деятельность какое- то время сохраняется в прежнем виде, но стиль ее претерпевает значительные изменения и это проявляется в том, что человек, говоря обыденным языком, «не вкладывает душу в работу», «работает без огонька», «не видит смысла в работе». Следует отметить, что, по мнению К.А. Абульха- новой, на субъективной удовлетворенности субъекта деятельностью сказывается не только ее продуктивность, но и сам способ осуществления деятельности [1, с. 43].

Активность личности как субъекта деятельности может быть направлена на саму личность как внутреннюю составляющую деятельности. Личность, являясь подлинным субъектом деятельности, изменяет не только деятельность, но и саму себя внутри деятельности. При этом личность не только приспосабливает, подгоняет, приноравливает свои личностные качества для оптимальной реализации собственных жизненных отношений, но и преобразует эти качества или приобретает совершенно новые, необходимые для осуществления данной деятельности. «Становление личности субъектом деятельности, — как справедливо указывает К.А. Абульхано- ва, — есть процесс реорганизации, качественного преобразования включенных в деятельность и обеспечивающих ее осуществление психических и личностных свойств в соответствии с требованиями деятельности и критериями самой личности» [1, с. 42]. Преобразование личностью себя в данном случае есть один из аспектов предмета субъектной активности. Механизмом реализации субъектной активности, направленной на личность как внутреннюю составляющую деятельности, является саморегуляция личности. Субъектная активность данной направленности реализуется не только в саморегуляции личности, но и в типичном для личности в пределах данной деятельности индивидуальном способе саморегуляции, то есть, в стиле саморегуляции личности. Иначе: субъектная активность личности, направленная на личность, «имеет дело» не только с личностными качествами, определяющими успех в деятельности, но и с самим способом организации этих качеств в единый и характерный для личности в данной деятельности индивидуальный комплекс — стилем саморегуляции личности. Следует заметить, что стиль саморегуляции личности как одно из проявлений ее субъектной активности объединяет в себе инструментальные свойства личности и не включает напрямую смысловые образования, хотя инструментально-экспрессивные качества личности всегда сохраняют интимную связь с ее смысловыми структурами.

Третий вид направленности субъектной активности — на внешнее окружение, в котором протекает деятельность, имеет целью практическую реорганизацию ситуации для достижения наибольшего успеха в деятельности. Эта субъектная активность напрямую не входит «в психологическую структуру деятельности и личности» [6, с. 75]. Однако создание личностью как субъектом внешних условий, которые в наибольшей степени отвечают критериям успешности деятельности и критериям удобства, комфортность, адекватности образу жизни и стратегии жизнедеятельности личности, является важной составляющей регуляторики деятельности и личности. Способы организации личностью интерактивного пространства собственных деятельностей отражают интегральную меру субъектности личности в совокупности этих деятельностей, а значит, вносят определенный вклад в общую стилистику личности как субъекта деятельности. Иначе: субъектная активность, направленная на внешнее окружение, в котором разворачивается жизнедеятельность личности, всегда имеет психологический эффект регуляции деятельности и/или саморегуляции личности и представлена в индивидуальном стиле деятельности или стиле саморегуляции личности.

Таким образом, конкретизируя понимание субъектной активности как источника и регулятора индивидуального стиля личности как субъекта деятельности, можно констатировать, что предметом субъектной активности личности является человеческая деятельность. Механизмами реализации субъектной активности выступают: регуляция деятельности и саморегуляция личности. Единичными проявлениями субъектной активности являются субъектные действия. И наконец, внешнее оформление субъектной активности — стиль личности как субъекта деятельности, проявляющийся двояко: как индивидуальный стиль осуществления и регуляции деятельности и как стиль саморегуляции личности.
Резюмируя изложенное выше, подчеркнем, что общепсихологическое определение индивидуального стиля в качестве стиля личности как субъекта деятельности опирается на понимание субъектной активности личности как специфической активности, направленной на развитие и оптимизацию деятельности с целью максимального способствования реализации жизненных отношений личности. Личность как субъект деятельности осуществляет деятельность и регулирует ее индивидуально неповторимым и типичным для себя способом сообразно своим жизненным отношениям, она же и с той же целью, как подлинный и полноправный субъект деятельности, индивидуально неповторимым и типичным способом изменяет самою себя для оптимального согласования с деятельностью. Субъектная активность личности реализуется в психических механизмах и закономерностях регуляции деятельности и саморегуляции личности и интегрируется в способе проявления субъектной активности — индивидуальном стиле личности как субъекта деятельности. Субъект деятельности, таким образом, есть личность не только как носитель деятельности, но и как носитель субъектной активности, проявляющейся двояким образом: как стиль регуляции деятельности и как стиль саморегуляции личности. Общая линия реализации субъектной активности может быть представлена следующим образом: субъект — субъектная активность — индивидуальный стиль саморегуляции личности в деятельности — индивидуальный стиль регуляции деятельности — деятельность. Совершенно очевидно, что в целостном процессе взаимодействия человека с миром логика взаимосвязи субъектной активности личности и индивидуального стиля личности как субъекта деятельности не представлена линейно: известно, что субъектная активность пронизывает всю деятельность и может как предварять, запускать, останавливать, сопровождать, так и подытоживать ее [2; 6; 7]. Индивидуальный стиль личности как способ регуляции деятельности и саморегуляции личности в той или иной мере представлен в каждом моменте деятельности. Стиль может предварять новую деятельность в виде сформированных механизмов саморегуляции личности, сопровождать и поддерживать деятельность в виде оперативных механизмов предвосхищения и исправления ошибок на уровне действий и операций, результировать деятельность в виде устойчиво функционирующих механизмов регуляции деятельности и саморегуляции личности в данной деятельности. Психологическая картина взаимосвязи субъектной активности и индивидуального стиля личности как субъекта деятельности в реальной жизнедеятельности человека является еще более многогранной. Личность как субъект, как инстанция, продуцирующая субъектную активность, является носителем стилистики более высокого уровня, чем индивидуальный стиль деятельности и стиль саморегуляции личности в деятельности. Потенциально основы этой стилистики коренятся в индивидуальном стиле саморегуляции личности как субъекта жизнедеятельности.

Список литературы

1. Абульханова, К.А. Рубинштейновская категория субъекта и ее различные методологические значения / К.А. Абульханова // Психология индивидуального и группового субъекта / под ред. А.В. Брушлинского, М.И. Воловиковой. — М.: ПЕРСЭ, 2002. — Гл. 3. — С. 34 — 50.

2. Абульханова-Славская, К.А. Стратегия жизни / К.А. Абульханова-Слав- ская. — М.: Мысль, 1991. — 299 с.

3. Бирулава, Г.А. Стиль индивидуальности. Теория и практика / Г.А. Биру- лава. — Чебоксары: Изд-во Чуваш. ун-та, 2001. — 290 с.

4. Галузо, П.Р. Субъектно-деятельностная парадигма в исследовании проблематики стилей / П.Р. Галузо // Психологический журнал. — 2006. — №4. — С. 39 — 42.

5. Галузо, П.Р. Субъектный подход к исследованию стиля личности / П.Р. Галузо // Весн. Гродз. дзярж. ун-та. Сер. 4, Правазнауства. Пахалогтя. — 2007 — №4(62). — С. 79 — 83.

6. Карпинский, К.В. Человек как субъект жизни: монография / К.В. Карпинский. — Гродно: ГрГУ, 2002. — 280 с.

7. Карпинский, К.В. Подходы к пониманию субъекта в психологии / К.В. Карпинский // Весн. Гродз. дзярж. ун-та. Сер. 4, Правазнауства. Пмхалопя. — 2006. — № 2 (44). — С. 59 — 65.

8. Кудрявцев, В.Т., Уразалиева, Г.К. Субъект деятельности в онтогенезе / В.Т. Кудрявцев, Г.К. Уразалиева // Вопросы психологии. — 2001. — №4. — С. 14 — 30.

9. Либин, А.В. Дифференциальная психология: на пересечении европейских, российских и американских традиций / А.В. Либин. — М.: Смысл, 1999. — 532 с.

10. Моросанова, В.И. Индивидуальный стиль саморегуляции: феномен, структура и функции в произвольной активности человека / В.И. Моросанова. — М.: Наука, 2001. — 192 с.

11. Моросанова, В.И. Диагностика индивидуально-стилевых особенностей саморегуляции в учебной деятельности студентов / В.И. Моросанова, Р.Р. Сагиев // Вопросы психологии. — 1994. — №5. — С. 134 — 140.

12. Осницкий, А.К. Проблемы исследования субъектной активности // Вопросы психологии. — 1996. — №1. — С. 5 — 19.

Январь 24, 2019 Психология развития, акмеология
Еще по теме
СУБЪЕКТНАЯ АКТИВНОСТЬ И СТИЛЬ САМОРЕГУЛЯЦИИ ЛИЧНОСТИ В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И ОБЩЕНИИ
ГЛАВА 6 ПРОБЛЕМА ИНДИВИДУАЛЬНОСТИ В ТРУДЕ И ИНДИВИДУАЛЬНЫЙ СТИЛЬ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ .
СУБЪЕКТНАЯ АКТИВНОСТЬ ЛИЧНОСТИ
ИНДИВИДУАЛЬНЫЙ СТИЛЬ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
Профессиональная адаптация и индивидуальный стиль деятельности
3.3. Индивидуальный стиль деятельности и общения
2.2. Индивидуальный стиль трудовой деятельности
2.6. Индивидуальный стиль трудовой деятельности
4.Индивидуальный стиль трудовой деятельности
5.5 ИНДИВИДУАЛЬНЫЙ СТИЛЬ ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
ПРОБЛЕМА ПСИХИЧЕСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ СУБЪЕКТНОЙ АКТИВНОСТИ ЛИЧНОСТИ В ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ НАУКЕ
Интенсивность субъектной активности определяется
СУБЪЕКТНАЯ АКТИВНОСТЬ
10.4. Индивидуальный стиль жизни в семье
Дерманова И.Б. ИНДИВИДУАЛЬНЫЙ СТИЛЬ ЖИЗНИ И СИМПТОМОКОМПЛЕКСЫ, ЕГО ОПРЕДЕЛЯЮЩИЕ
Добавить комментарий