КАК ОСОБАЯ РАЗНОВИДНОСТЬ ВЕРШИННЫХ ПЕРЕЖИВАНИЙ ВЫСТУПАЕТ БЫТИЙНАЯ ЛЮБОВЬ.

Бытийная любовь — это любовь к сущности другого человека и его жизни. Объект бытийной любви в восприятии человека обрамляется высшими ценностями — красотой, цельностью, гармонией. Поэтому бытийная любовь имеет некритический характер, в силу чего объект любви обожествляется, принимается как олицетворение и предел совершенства. Бытийная любовь является бескорыстной и альтруистической, поскольку человек беззаветно отдает себя объекту любви и расценивает его как объект самоактуализации. Бытийная любовь не обязательно должна иметь эротическую подоплеку и быть направлена на существо противоположного пола. Это может быть любовь к природе, к родителям, к любимому делу и человечеству в целом. Ее противоположностью выступает дефицитарная любовь. Дефицитарная любовь — это реактивное, во многом невротическое чувство привязанности к другому человеку, которое возникает в ответ на фрустрацию базаль- ных потребностей. Дефицитарная любовь чаще всего вырастает на почве неудовлетворенных потребностей в безопасности, уважении и самоуважении. Чем в большей степени другой человек может удовлетворить эти потребности, тем сильнее дефицитарная любовь к нему. Дефицитарная любовь в высшей мере эгоистична, поскольку объект любви полностью присваивается и монополизируется человеком. В случае если объект дефицитарной любви не может удовлетворить потребности, отношение человека к нему поляризуется.

Сообразно классификации человеческой мотивации на дефи- цитарную и бытийную в психологии бытия разводятся дефицитар- ные и бытийные метапатологии личности. Как пишет Маслоу, «невозможность удовлетворить базовые психологические потребности, такие как потребность в безопасности, любви, уважении, самоуважении, идентичности и самоактуализации приводит к болезням и разного рода расстройствам, которые принято считать неврозами и психозами. Однако даже люди, в полной мере удовлетворяющие свои базовые психологические потребности, люди, кото — рых с полным основанием можно отнести к разряду самоактуализирующихся личностей, которыми движет стремление к истине, добру, красоте, справедливости, порядку, законности и прочим высоким ценностям, эти люди также могут испытывать депривацию на метамотивационном уровне. Неудовлетворение этих высших, ме- тамотивационных, потребностей, или утрата человеком ценностных ориентиров, приводит к расстройствам, которые называю общей и частичной метапатологией» [52, с. 35]. Дефицитарная патология, таким образом, принадлежит к ведомству традиционной психиатрии и психотерапии, чего не скажешь про метапатологию личности. Метапатология — это недомогание личности, которое носит духовный или экзистенциальный характер и развивается в результате депривации бытийных ценностей. Метапатология, как правило, вытекает из духовной неустроенности человеческой жизни, из призем- ленности идеалов и ценностей, которыми живет человек.

По предположению Маслоу, депривация каждой бытийной ценности порождает качественно отличные формы духовного невроза, которые называются частными метапатологиями. Вкратце рассмотрим систематику специфических метапатологий в том виде, в каком ее представлял Маслоу [52, с. 332-333].

Патогенная депривация такой бытийной ценности, как правда, ведет к неверию, недоверию, скептицизму, лживости и подозрительности. Фрустрация высшей ценности «доброта» влечет за собой эгоизм, ненависть, недоброжелательность, деструктивность и цинизм личности. В том случае, когда заблокирована реализация такой ценности, как красота, возникает синдром с признаками вульгарности, усталости, банальности. Препятствия на пути реализации ценности «единство, цельность» ведут к развитию упрощенного взгляда на жизнь, к пессимизму, агрессии.

Депривация ценности «живость» провоцирует духовное омертвение, роботизацию, а ценности «уникальность» — утрату индивидуальности, конформизм. Недоступность ценности «совершенство» оборачивается безнадежностью, утратой мотивации к работе, бесперспективностью. Невозможность осуществить ценность «необходимость» порождает чувство опасности и непредсказуемости, ощущение потери контроля над событиями жизни. Депривация ценности «завершенность» негативно сказывается на уверенности человека в своих силах, подрывает самоуважение. Фрустрация ценности «справедливость» пагубно отражается на способности личности доверять окружающим и сотрудничать с ними. Недосягаемость ценности «простота» выражается в замешательстве, растерянности, утрате ориентаций. Дефицит в жизни человека ценности «богатство» приводит к депрессии, беспокойству, зацикленности на собственных проблемах. Недостаток такой ценности, как вольность, чреват психическим перенапряжением, тревогой, астенизацией. Депривация ценности «игривость» способствует проявлениям депрессии и фобического синдрома. Невозможность реализовать ценность «осмысленность» обостряет симптомы экзистенциального вакуума: чувство утраты смысла, отчаяние, бесцельность и бессмысленность.

Необходимо отметить, что предложенная систематика частных метапатологий не может претендовать на статус строгой клинической классификации личностных расстройств. Каждая из названных метапатологий является в некоторой мере абстракцией. По признанию самого Маслоу, многие из метапатологий он вывел дедуктивным путем, в то время как в клинической и психотерапевтической практике они ему не встретились в чистом виде.

В психологии бытия ставится и решается проблема нормы и аномалии личностного развития. Проводя ревизию традиционных критериев личностной нормы и патологии, А. Маслоу признал их инвалидными, неточными. Эти критерии адресованы, в первую очередь, дефицитарной патологии, которая разрастается в результате фрустрации низших потребностей. Но от этих критериев ускользает специфическая бытийная патология личности, заболевания и недуги человеческого духа. «Сегодня уже не вызывает сомнений, что на неврозы следует смотреть как на расстройство духа, что, говоря о неврозах, следует обязательно иметь в виду такие вещи, как утрата человеком смысла существования, сомнения по поводу целей жизни, горе и злость по поводу неразделенной любви, переосмысление человеком своего жизненного пути, потерю мужества и надежд, неприятие самого себя, осознание того, что жизнь прожита напрасно, неспособность радоваться и любить и т. д.» [52, с. 44]. Описанная феноменология не укладывается в «прокрустово ложе» медицинского психиатрического критерия. Невроз должен интерпретироваться как кризис человечности, как дефект личностного роста и ошибка в духовном развитии человека. Вместо затертой оппозиции понятий «норма — патология» А. Маслоу предлагает пару более адекватных терминов «вочеловеченность — недочеловеч- ность». Вочеловеченность — это уровень личностного развития, на котором человек воплощает и олицетворяет лучшие духовные качества человеческого рода. Вочеловеченность рассматривается как норма личностного развития. Недочеловечность — это, напротив, следствие утраты или нереализованности человеком его лучших потенциалов, снижение духовного уровня жизни. Недочеловеч- ность представляет собой основной симптом личностной духовной аномалии, которая детерминирована патогенной депривацией высших ценностей. Оппозицию признаков «вочеловеченность-недоче- ловечность» следует рассматривать как гуманистический критерий нормы и патологии личности.

Январь 24, 2019 Психология развития, акмеология
Еще по теме
1.5. ВОЛЯ КАК ОСОБАЯ ФОРМА ПСИХИЧЕСКОЙ РЕГУЛЯЦИИ
Черновалова Е.В. МОЛОДЕЖНАЯ СУБКУЛЬТУРА КАК ОСОБАЯ СФЕРА КУЛЬТУРЫ: СОЦИОКУЛЬТУРНЫЙ АСПЕКТ
ЛЮБОВЬ КАК ОТНОШЕНИЕ
ЛЮБОВЬ КАК СПЕЦИФИЧЕСКАЯ ФОРМА ПРОЯВЛЕНИЯ ПОЛОВОГО ВЛЕЧЕНИЯ
§ 5. Мифологическое знание как разновидность модельных представлений о психической регуляции труда
1.4. Перспективы исследования жизнеспособности на основе нарративного метода: любовь как транскоммуникация
Познание и понимание. Бытийный подход
СВОЙСТВАМИ ВНИМАНИЯ ВЫСТУПАЮТ ОСОБЕННОСТИ ПРОЯВЛЕНИЯ.
Теоретико-методологическим основанием исследования выступают
Феноменологические характеристики бытийной мотивации
СУЩЕСТВУЕТ ЕЩЕ ОДНО ВАЖНОЕ РАЗЛИЧИЕ БЫТИЙНОГО И ДЕФИЦИ- ТАРНОГО ПОЗНАНИЯ.
Что выступает в качестве психических регуляторов труда?
СРЕДИ МНОЖЕСТВА РАЗНОРОДНЫХ ЖИЗНЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ ЛИЧНОСТИ С. Л. РУБИНШТЕЙН ОСОБО ВЫДЕЛЯЕТ ЛЮБОВЬ КАК ОТНОШЕНИЕ ЧЕЛОВЕКА К ЧЕЛОВЕКУ.
ВЕРШИНА
АО ВСТРЕЧИ НА ВЕРШИНЕ
ДЕЗИНТЕГРИРОВАННЫЙ СМЫСЛ ЖИЗНИ КАК ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ РАЗНОВИДНОСТЬ НЕОПТИМАЛЬНОГО СМЫСЛА ЖИЗНИ.
Добавить комментарий