ГЛАВА 6. НЕЙРОМОРФОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ЭМОЦИЙ

Большое число экспериментальных и критических работ по проблеме эмоций связано с исследованием автономной и центральной нервной системы в плане нейроморфологического рассмотрения связи эмоций с соответствующим нервным аппаратом. Важную роль в формировании представлений о нервных механизмах эмоций сыграли работы, согласно которым симпатическая система не является необходимой для существования животного. Появление этих данныж позволило В.Кеннону подвергнуть теорию Джемса—Ланге экспериментальной проверке.

Он выявил, что полное удаление узловых почек и специ- альныж симпатических узлов не вызывает различий в эмоциональном поведении животного. Согласно В.Кеннону (1930), диффузное устройство симпатической системы приводит к тому, что она имеет тенденцию действовать как единое целое, тогда как парасимпатическая система может обладать специфическим действием в отношении отдельныж органов. Диффузное действие симпатического отдела и противоположное ему по знаку частное действие нервов, составляющих сакральную и краниальную части парасимпатического отдела, могут обеспечить разные степени активности каждого органа.

В.Кеннон (1935) привел ряд примеров влияния автономной системы на сохранение постоянства внутренней среды. Линдслей (1951) нашел, что этим характеризуется вся сложность эмоциональной реакции и ее проявлений в различных органах, находящихся под влиянием автономной нервной системы.

Открытие связей между таламусом и гипоталамусом позволило с новой стороны подойти к изучению эмоций, связи вагусных импульсов с гипоталамусом. Бышо высказано предположение, что связи коры с гипоталамусом вытолняют преимущественно функцию торможения, устранение которого вызывает приступ «мнимой ярости» (Бард, 1928, 1934).

Линдслей и соавт. (1960), Мэгун (1961) и другие доказали, что экстероцептивные пути, проходя через низшие отделы стволовой части мозга, отдают коллатерали к ретикулярной формации, которая простирается от низших отделов ствола мозга к покрышке среднего мозга до гипоталамуса и таламуса. Бышо показано, что экстероцептивные и проприоцептивные импульсы имеют два пути влияния на корковую активность: в виде прямой проекции через переключение в таламусе и диффузной проекции через ретикулярную формацию и интраламинарные и ретикулярные ядра таламуса. Если предположить, что интероцеп- тивные и висцеральные афферентные пути следуют аналогичным образом и достигают таламуса, то, по мнению Линдслея, таламус должен иметь важное значение для центральной интеграции эффектов автономной системы в эмоциональном поведении.

Считалось, что висцеральные ощущения, так же, как соматические ощущения боли, достигают уровня сознания в та- ламусе. Линдслей (1955) в ответ на это высказал следующее соображение: до сих пор этому, по-видимому, нет каких-либо ясныж доказательств; хотя локализация и различение по интенсивности соматической боли и рассматриваются как функции коры, сомнительно, что такие же различия осуществляются в отношении висцеральныж ощущений.

П.К.Анохин (1978) определил противоречия, которые возникали между теориями о центральном и периферическом построении эмоций как несоответствующие их действительной природе. В статье «Узловые вопросы в изучении высшей нервной деятельности» он указал, что эмоция не может возникать позднее полноценного периферического рабочего эффекта, и согласно этому представлению субъективное состояние эмоций неизбежно должно возникать на какую-то долю секунды позднее, чем первичный комплекс нервной интеграции. П.М.Якобсон (1958) в работе «Психология чувств» определил это высказывание П.К.Анохина как соответствующее представлениям Джемса и Ланге.

Особый интерес для исследователей проблемы эмоций представлял вопрос о локализации центральных отделов нервной системы, ответственных за возникновение «псевдоаффективных» реакций.

Шеррингтон (1904) наблюдал у децеребрированных животных реакции гнева и ярости, хотя они и были короткими и не длились дольше, чем применяемое раздражение. К.М.Быков (1954) нашел, что утверждение Шеррингтона, Кенно- на и других о бескорковом появлении эмоций не может быть принято, так как оно не отражает действительность в полной мере. Он также считает, что в нормальных условиях эмоция может осуществляться только при участии безусловных и условных рефлексов, притом как экстероцептивного, так и интероцептивного происхождения. По мнению К.М.Быкова, У.Джемс неправ потому, что он выкинул из представления о возникновении эмоциональной реакции условную связь экстероцептивного происхождения. Замечание К.М.Быкова не может быть признано верным, так как схема физиологических теорий У.Джемса и В.Кеннона не отрицает экстероцептивного раздражения, следовательно, и возможности соответствующей временной нервной связи.

Электрокоагуляция и электростимуляция гипоталамуса у кошек и обезьян свидетельствуют о том, что разрушение этой области электрическим током приводило к тому, что животное теряло все признаки эмоциональной реакции, становилось флегматичным и склонным к каталепсическим состояниям. Голова при этом становилась маскообразной. Напротив, когда гипоталамус не разрушался, то его раздражение электрическим током вызывало эмоциональное возбуждение. Результаты ряда исследований, посвященных электрическому раздражению гипоталамуса, сводятся к тому, что он признан центром возбуждения и суммации тех проявлений симпатической системы, которые наблюдались при реакциях страха и ярости.
Мессерман (1941, 1943) провел серию экспериментальных работ, чтобы ответить на такие вопросы, как: в чем состоят эффективные реакции животного во время раздражения гипоталамуса? Насколько устойчива реакция, вызванная его раздражением? Изменяет или задерживает спонтанные реакции действие внешних раздражителей? Не может ли возникнуть гипоталамический условный рефлекс? Мессерман приходит к заключению, что реакции ярости и страха значительно отличаются от истинно эмоциональных состояний, так как «псевдоаффективные» реакции кратковременные стереотипны, связаны только с действием раздражающего стимула и нецеленаправленны. Так, например, кошка может продолжать лакать молоко или отвечать на ласку и во время электрического раздражения гипоталамуса, которое сопровождается различными симпатическими реакциями.

Мессерман нашел, что разрушение гипоталамуса, приводящее, по наблюдению Рэнсона (1939) , к эмоциональной апатии и каталепсии, по мере восстановления метаболических и гомеостатических функций организма может возвращаться к почти нормальному эмоциональному поведению. Мессерману не удалось выработать условным рефлекс на гипоталамическое раздражение. На основе этого факта он пришел к выводу, что гипоталамус ведет себя не как афферентным, опосредующий субъективные явления орган, а как промежуточная станция на путях симпатической и двигательной систем.

Установив связи эмоций с механизмами ретикулярной формации, Линдслей (1961) значительно дополнил таламиче- скую теорию В. Кеннона.

Январь 24, 2019 Психология развития, акмеология
Еще по теме
Глава Роль и функции эмоций
Глава Классификация и свойства эмоций
Глава Характеристика различных эмоций
КУМСКОВА Т.М. ЭМОЦИОНАЛЬНЫЙ ИНТЕЛЛЕКТ: ПРОБЛЕМА ПОНИМАНИЯ ЭМОЦИЙ
Орехова О.А. ПРОБЛЕМА ДИФФЕРЕНЦИАЦИИ ЭМОЦИЙ ИЕЕ ДИАГНОСТИКА
МЕТОДИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ИССЛЕДОВАНИЯ МОРАЛЬ-НЫХ ЭМОЦИЙ
ГЛАВА ПОНИМАНИЕ ЭМОЦИЙ ДРУГОГО ЧЕЛОВЕКА
ГЛАВА 5. НА ТЁМНОЙ СТОРОНЕ ЭМОЦИЙ
ГЛАВА 5. ПСИХОФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ ТЕОРИИ ЭМОЦИЙ
ГЛАВА ТЕОРИИ, ОБЪЯСНЯЮЩИЕ МЕХАНИЗМЫ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ЭМОЦИЙ
Лепеха В.С. К ПРОБЛЕМЕ ПОНИМАНИЯ ЭМОЦИЙ ПОДРОСТКАМИ С ЛЕГКОЙ СТЕПЕНЬЮ УМСТВЕННОЙ ОТСТАЛОСТИ
ГЛАВА ПОВЕДЕНИЕ под влиянием эмоций
Бергфельд А.Ю., Вакурова А.Н Психологическая структура эмоции в контексте проблемы восприятия эмоций
ГЛАВА 13. ЭНДОКРИННО-ГУМОРАЛЬНАЯ РЕГУЛЯЦИЯ ЭМОЦИЙ, АДАПТАЦИЯ И ЭМОЦИОНАЛЬНЫЙ СТРЕСС
Добавить комментарий