Проблемы этнокультурного компонента в ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЕ

Обосновывается роль этнокультурного компонента в современной образовательной системе Республики Беларусь. Предметом анализа являются современные психолого-педагогические подходы к изучению этнического многообразия нашей страны, взаимоотношение образования и этничности людей. Рассматриваются задачи и цели образовательных технологий в аспекте сохранения и воспроизводства этнокультурных ценностей, гармонизации и комплиментарнос- ти межэтнических отношений.

Ключевые слова: личность, этничность, культура, этнокультурный компонент, этнопсихологические знания, этническая идентичность, поликультурность, мультикультурализм, этнофункциональный психологический подход.

Десятилетия политических и социально-экономических реформ в сфере образования оказались радикальными. Однако в стратегии ее развития не получила должного внимания проблема многопланового учета «этнического измерения» белорусского социума. В новой образовательной политике не нашла отражения идея поликультурности и поликонфе- сиональности социального пространства. К тому же вместо возрождения «национальных» школ количество учащихся в них всего 23,3 % от общего числа учащихся в Республике Беларусь. В то же время все более настойчиво утверждается мысль о необходимости внедрения в систему общего, среднего и высшего образования этнологического (и в частности, этнопсихологического) знания, о стратегической важности повышения этнокуль- турологической компетентности населения республики, целесообразности разработки программ, курсов и других учебных материалов, способствующих воспитанию культуры межэтнического общения, ознакомлению людей, и прежде всего детей и молодежи, с традиционными и психологическими особенностями своего и других этносов.

Именно в детском возрасте человек, как правило, получает представления об этнически кодируемых различиях людей, чему способствует не только личный опыт социальных отношений, но и целенаправленные усилия педагогов и психологов. Учебные программы (школьные, вузовские) должны актуализировать этнокультурные различия, делая их предметом изучения. Этот процесс должен происходить на уровне содержания самих изучаемых предметов, на уровне учебных планов и других методических материалов.

Различные манипуляции с образовательной системой отнюдь не безобидны и имеют конкретные последствия. Конечно же, это относится и к этнокультурным компонентам воспитания подрастающего поколения, поскольку образование является одним из наиболее действенных инструментов социального конструирования идентичности и, в частности, этнической идентичности личности. Система образования должна использовать уникальную возможность для более целесообразного выстраивания жизненных ориентиров человека. К тому же образовательная среда сама по себе является поликультурным пространством. Она генерирует все проблемы общества взрослых людей, а содержательные идеи и ценности, которые закладываются в образовательные стандарты, служат тем стержнем, вокруг которого аккумулируется система развития общественного (в том числе и этнического) самосознания. Вот почему анализ этнокультурных аспектов модернизации отечественной системы образования (на всех уровнях) не должен оставаться вне сферы внимания научного сообщества.

Несмотря на, казалось бы, очевидную пользу современных инноваций, внедряемых в систему образования Республики Беларусь, сохраняется множество вопросов, касающихся повседневного воспитания подрастающего поколения. Например, каково воздействие сегодняшней практики поликультурного образования и воспитания на динамику развития общества? Какие именно знания о многообразии человечества необходимы современному человеку, живущему в конкретной этнокультурной среде? Каким должен быть баланс между стремлением человека к изучению традиций и языка своего народа и практической необходимостью постижения им доминирующей в обществе культуры, важной для социальной практики? Одним словом, чему и как учить?

В школах и вузах Республики Беларусь количество учебных дисциплин, дающих возможность учащимся овладеть знаниями об этнокультурной среде, очевидно ограничено. В планах и программах школ, гимназий и лицеев соответствующую информацию, причем в весьма небольшом объёме, можно встретить лишь в рамках курса истории Беларуси. В то же время в школах Российской Федерации учащиеся, кроме истории родного края, изучают этнологию, культурологию, народоведение, мировую художественную культуру и другие предметы, содержащие этнокультурную информацию. В белорусских вузах только на психологических и исторических факультетах читается спецкурс по этнической психологии. В учебные планы этих факультетов, а также факультета международных отношений БГУ и, естественно, Белорусского государственного университета культуры и искусств включены такие дисциплины, как культурология, конфликтология, межкультурная коммуникация. Однако не все названные дисциплины являются базовыми. Студенты других специальностей не изучают данные предметы даже в рамках вузовского компонента или дисциплин по выбору. Время показало, что до конца не ясно, какие же именно этнокультурные, а тем более этнопсихологические проблемы должны стать частью обязательных знаний современного белоруса. Основное внимание образовательный Госстандарт уделяет теоретическим вопросам, а конкретные сведения об этнокультурных и психологических особенностях своего и других этносов включены в него в недопустимо незначительной степени, хотя в современном мире именно эти сведения (и это доказано) имеют не только эстетическую, но и практическую значимость. Этнокультурные запросы и потребности до сих пор в полной мере не нашли своего отражения в отечественной образовательной системе.

Введение в систему общего и высшего образования этнологических и этнопсихологических знаний, реализация их потенциала могут способствовать развитию направленности на формирование у молодых людей этнической идентичности и современной толерантности этнокультурного сознания, а также может влиять на развитие столь важной для полиэтнической Беларуси культуры межэтнических и межконфессиональных отношений и, наконец, может развить общую стратегическую линию государства на удовлетворение глубинных культурных потребностей всех этнических групп, населяющих Республику Беларусь.

Необходимо признать, что, в отличие от других самостоятельных государств бывшего Советского Союза, в Республике Беларусь нет той остроты в сферах межэтнических и межконфессиональных отношений, как, например, в России, Украине, странах Прибалтики и Кавказа. Но тем не менее важно признать и то, что роль этнического фактора в нашей стране не только не уменьшилась, но и в последнее десятилетие существенно возросла. В последние годы этническая идентичность во многом стала определять поведение граждан республики, особенно молодежи. Например, исследование, проведенное в ряде регионов Беларуси (Гродно, Минск, Гомель, Полоцк) по инициативе кафедры экспериментальной и прикладной психологии ГрГУ имени Янки Купалы, показало, что 76 % опрошенных студентов-белорусов испытывают чувство гордости за свой народ. Абсолютное большинство выборки (86 % испытуемых) не испытывает неприязни к представителям других живущих в Беларуси этнических групп и тем более не испытывают превосходства над ними в повседневном общении. Для справки: по данным аналогичных исследований в Российской Федерации до 30 % опрошенных студентов-россиян страдают этноцентризмом, при этом они считают, что межнациональные браки разрушают этническую целостность, а в одном из российских университетов 70 % респондентов полагают, что необходимо соблюдать «чистоту нации», а формой адаптации к социально-психологическим трудностям оказывается «поиск врага», которым нередко становится представитель иной этнической культуры. Вот почему этнокультурное образование детей и молодежи должно иметь в нашем государстве стратегическое значение, а вопрос об отборе и способах системного, нормированного представления этнокультурного компонента в учебных программах школ и вузов должен относиться к числу приоритетных в образовательном пространстве Республики Беларусь.

Принятый в 2002 году Закон «Об образовании в Республике Беларусь» закрепил новую модель построения системы образования. Одним из принципов этой модели стал принцип «национально-культурной основы образования». Но, за исключением декларированного права на язык получения образования, этот принцип до сих пор не нашел практического отражения. И вопрос здесь даже не в количестве национальных учебных заведений, а в содержательности самого образовательного процесса. Отечественное образование согласно действующей концепции и программе развития должно решать несколько взаимосвязанных задач: обеспечить личности возможность самоидентифицироваться как представителю той или иной этнической группы с соответствующими культурными ценностями, психологическими особенностями и традициями; создать условия для включения личности в общегосударственный стандарт образования; обеспечить интегрированность личности в современную мировую цивилизацию. Мы полагаем, что активизация этнокультурного компонента позволит не автономизировать этнокультурные объединения людей, а наоборот, интегрировать представителей этих групп в единое общество гражданского типа, основанное на признании культурного плюрализма.

В последнее время все активнее не только политическими, но и работниками образовательной системы ставится вопрос о том, насколько целесообразно сводить этнокультурный компонент содержания образования до нужд определенного региона и конкретно взятого этноса в сфере воспроизводства социокультурных ценностей, учитывая поликультурную основу современного мира. Конечно, процесс социализации личности невозможен без глубочайшего усвоения общечеловеческих ценностей формирования представлений о многообразности современного белорусского общества, без знаний об особенностях этнопсихологических проявлений представителей различных культур в едином социальном пространстве. В нашей, хоть и территориально сравнительно небольшой стране, практически нет регионов с моноэтничным составом населения. Тем не менее, нам думается, что в отечественной образовательной системе порой продуктивнее не абсолютизировать культурные различия, а двигаться в направлении признания сходства многих черт личности людей в их повседневной жизни. Но при этом важно считаться с культурной уникальностью отдельных этнических групп и их членов. Как справедливо отмечается авторами Cross-cultural psychology, «культура играет разные вариации на общую тему» [12, с. 258].

За долгие годы существования в едином государственном пространстве у жителей Беларуси выработалась общность многих черт характера, национальных чувств, установок и стереотипов поведения. В поликультурной среде, каковой является Республика Беларусь, люди с раннего детства постепенно на практике открывают для себя сходство и различия с другими людьми. Но восприятие и трактовка поликультурного общества как мозаики, составленной из механически расположенных рядом этнических групп, их языков, культур, конфессий, ошибочны. Жители Республики Беларусь имеют гораздо больше общих историко-культурных ценностей, этнопсихологических и общественно-политических установок, чем различий на основе этнического и религиозного разнообразия. Стимулом позитивного взаимодействия людей должно служить прежде всего то, что их многое объединяет: совместная деятельность, жилищные условия, территориальная общность (дом, город, регион), историко-временная актуальность официально принятых в стране языков. Но нельзя при этом не обращать внимания на значимость индивидуально психологических особенностей этнических групп и общности в целом, выработанных всеми предшествующими историческими и идеологическими условиями их этногенеза. Важно учитывать, что культурные и этнопсихологические универсалии не являются застывшими субстанциями. Они способны к адаптации и обновлению, тем более что распространение мировой урбанистической культуры создало условия для контактов людей различных этнокультурных образований и сфер их жизнедеятельности. Однако это не означает, что этнический фактор можно сбросить со счетов, — напротив, важно понимать, что каждая культура отражает лишь часть опыта, накопленного человечеством.

В мире существует огромное количество психолого-педагогических технологий по формированию навыков кросс-культурного общения, издаются пособия для учителей и наглядные пособия для учащихся и студентов, проводятся соответствующие тренинги. Международные организации — ЮНЕСКО, ОБСЕ и другие — в своей деятельности уделяют большое внимание проблеме толерантности в отношениях между этнокультурными объединениями. Безусловно, некоторые наработки используются и в Республике Беларусь. Но при этом нужно учитывать, что в тех странах, где изучались социально-психологические проблемы этничности, они были актуальны главным образом в связи с взаимодействием коренного населения с мигрантами или группами мигрантов. В Германии и Франции в 60 — 70-е годы XX века проблема межэтнических отношений остро встала в результате притока иностранной рабочей силы. В США боролись за гражданские права афроамериканцы, пыталось найти свое «место под солнцем» и белое неанглосаксонское население (итальянцы, греки, поляки). Популярна идея мультикультурализма в Канаде и Австралии, где она провозглашена официальной политикой.

Для Беларуси в настоящее время одним из принципиальных является вопрос о выборе языка школьного обучения, хотя для определенной части общества этот вопрос представляется «закрытым». Данная проблема так или иначе актуализируется в ряде регионов, и чем более полифункционален в употреблении язык «своего народа», тем сложнее дилемма.

Подходы к решению задачи сбалансированности белорусско-русского двуязычия не однозначны. В Республике Беларусь, как ни в какой другой республике бывшего СССР, до сих пор сохраняется «эхо» 1939 — 40 гг., когда был взят курс на русификацию, в связи с которым Совнарком принял постановление о постепенном переводе всех школ страны на русский язык. Попытки изменить баланс двуязычия в сторону национального языка в республике, сделанные в 90-е годы XX века, не увенчались успехом. Сегодня белорусский язык как язык основной этнокультурной общности в стране по-прежнему находится в невыгодном положении.

На первый план выходит и задача языковой адаптации детей. Учащиеся в школах с белорусским языком обучения изучают как минимум три языка: родной, русский и иностранный. В какой степени им необходимо владеть каждым из этих языков с учетом того, что значительная часть детей — граждане Республики Беларусь — скорее всего останутся жить в преимущественно русскоязычной среде и будут продолжать образование, работать и общаться, используя русский язык? Для успешного овладения русским языком важны тесные контакты с носителями языка. И как результат — в школах с национальным языком обучения создается ситуация, при которой дети, замыкаясь в своей языковой среде, чаще всего выявляют смешанное двуязычие и, естественно, плохо овладевают обоими языками.

Не менее сложен вопрос и о преподавании предметов этнокультурной направленности. Сегодня в Республике Беларусь не существует программ и, естественно, сопутствующего им учебно-методического обеспечения для преподавания таких дисциплин, в то время как только в одной Москве такие программы реализуются в 74 учебных заведениях — школах, детских садах. В этих образовательных центрах первостепенная роль отводится знакомству с традиционной культурой, психологическими особенностями людей разных этнических групп, детей обучают народным промыслам, национальным песням и танцам, игре на почти забытых национальных музыкальных инструментах и т.д.

По содержанию такие центры стали основой создания принципиально новой образовательной системы в Российской Федерации.

В настоящее время в Республике Беларусь заметна тенденция к отходу от этнокультурной обособленности и ориентация на поликультурное образование. Родители отдают детей в школы, руководствуясь желанием предоставить им высококачественное образование, и в основном преследуют чисто прагматическую цель — дать ребенку дополнительные шансы для последующего профессионального роста. Но даже углубленное изучение нескольких языков не обеспечивает достижения этой цели. В поликультурном мире успешной может стать только такая личность, которая ориентируется в нем, а для этого необходимо владение соответствующими знаниями мира и его культур. Во всех цивилизованных странах эта истина общеизвестна. В этой связи в Республике Беларусь необходим переход от идеи образования для «разных по культуре» к образованию для всех с активизацией «культурного параметра» (познание многообразия мира, знакомство с психологическими особенностями и традиционными формами жизни разных народов и привитие навыков, необходимых для взаимодействия с людьми разных культур). Нам думается, что будущее — за образовательными системами, при которых создаются условия для формирования личности, способной к диалогу с носителями разных этнокультурных ценностей. Многие известные ученые и педагоги небезосновательно считают, что данная целевая установка должна определять стратегию образования даже в таких школах, как национальные. Стремление же «замкнуть» ребенка в монокультурном пространстве неизбежно обернется для него в дальнейшем «культурным шоком», который в психологическом плане представляет собой конфликт разных культур на уровне индивидуального сознания и культурных норм, что в конечном итоге затруднит процесс самоидентификации личности. Таким образом, необходима модернизация системы образования с тем, чтобы погружение учащихся в этнокультурную среду становилось одной из важнейших технологий поликультурного просвещения.

Актуальность подготовки детей и молодежи к жизни и деятельности в многоязычном и поликультурном обществе мало у кого сегодня вызывает сомнение. Реализация этой задачи, на наш взгляд, возможна как путем создания условий для внедрения этнокультурного компонента в образовательную систему детских садов, общеобразовательных школ и вузов, так и через создание специализированных воспитательных образовательных центров и других этнокультурных учебных заведений.

Идея поликультурного образования может быть практически реализована через систему преподавания определенных дисциплин. Так, все больше педагогов выступают в поддержку преподавания этнологии, этнопсихологии не только тем, кто желает связать свою судьбу с этими науками, но и значительно более широкой аудитории обучающихся. Несомненно, знание об истории формирования этнического состава населения конкретного региона, об этнопсихологических особенностях соответствующих этнических групп, об этнодемографической ситуации и культуре народов мира будет способствовать налаживанию комплиментарных межэтнических отношений между людьми в рамках реально существующих человеческих объединений. И это как раз те знания, которые могут дать очень много для полноценной социализации личности и воспитания у детей и юношества правильной стратегии поведения в сфере межнациональных отношений.

Современные условия жизни показывают, что одной из самых уязвимых сфер человеческих взаимоотношений в трансформирующемся поликультурном обществе является способность к межкультурной коммуникации, под которой обычно понимают процесс непосредственного или опосредованного взаимодействия между выходцами из разных культурных сред. Временем рождения межкультурной коммуникации как научной дисциплины считается 1954 год, когда была опубликована книга Э. Холла и Д. Траге- ра «Культура как коммуникация» («Culture as Communication»). В ней авторы впервые предложили этот термин для широкого употребления. Позднее основные положения и идеи межкультурной коммуникации были развиты Э. Холлом в известной работе «Немой язык» («The Silent Language»), в которой автор показал тесную взаимосвязь между культурой и коммуникацией и пришел к выводу о необходимости обучения культуре («если культура изучаема, то она может быть и преподаваема») [6, с. 47]. Тем самым Э. Холл первым рекомендовал сделать проблему межкультурной коммуникации не только предметом научных исследований (в первую очередь, этнопсихологических), но и самостоятельной учебной дисциплиной. Впоследствии многие западные ученые предлагали свои модели организации межкультурного обучения, среди которых наиболее известными являются концепции Р. Хупса и М. Беннета.

В отечественной системе образования инициаторами изучения межкультурной коммуникации чаще всего были преподаватели иностранных языков. Учебные программы лингвистических вузов и факультетов иностранных языков университетов стали дополняться (к сожалению, только за счет вузовского компонента) дисциплиной, призванной знакомить студентов со спецификой межкультурного общения, прививать практические навыки межкультурной коммуникации. Вероятно, было бы полезно расширить круг лиц, которым также были бы важны знания о специфике межкультурной коммуникации. Нам думается, что начинать обучение навыкам межкультурного общения необходимо уже с детского возраста. Кстати, о возможности обучения межкультурной коммуникации в средней школе уже задумываются не только отдельные педагоги и психологи, но и руководители образовательных учреждений. На наш взгляд, самый важный фактор успешности в этом деле — межкультурная или поликультурная психологическая компетентность контактирующих личностей или этнических групп, поскольку всякое сравнение иной культуры со своей должно основываться не на эмоциях, а на знаниях.

Диалогическое познание культуры должно начинаться с осознания того, что мир полифоничен, что существует огромное количество людей, где каждый является носителем определенной реальной этнотипичности. В педагогическом процессе целесообразно создавать ситуацию, позволяющую соотносить себя не только со своей, но и с другими этническими объединениями, что в свою очередь позволит сформировать у учащихся такие личностные качества, как эмпатийность, уважение взглядов других людей, сопричастность к их проблемам, стремление к диалогу и сотрудничеству с ними и т.п.

В настоящее время в европейских странах все активнее внедряется понятие поликультурного (или мультикультурного, кросс-культурного, межкультурного) образования. Хотя доктрина мультикультурализма родилась в Северной Америке, нет основания рассматривать эти концепты как продукт интеллектуального импорта. «Многонациональность» и «дружба народов» советского времени по сути идентичны идее мультикультурализма. Даже исследователями, в целом критически настроенными к этому периоду в жизни нашей страны, высказывается мнение, что есть основания назвать Советский Союз страной победившего мультикультурализма. Как образно высказался известный российский этнолог В.С. Малахов, вдумчивые авторы давно заметили, что «мультикультурализм — в значительной мере лишь риторическое обновление старых проблем» [5, с. 48].

Концепция мультикультурного образования, по мнению американского ученого Дж. Бэнкса, заключается в предоставлении равных возможностей для всех, включая учащихся разных этнических, расовых и социальных групп. В контексте отечественной стратегии образования это соответствует модели школ с белорусским, русским и другими национальными языками обучения. «Международная энциклопедия образования» — и это очень важно — определяет поликультурное образование как составную часть общего образования (независимо от языка обучения), способствующую усвоению учащимися знаний о других культурах, уяснению общего и особенного в традициях, психологии, образе жизни, культурных ценностях народов, воспитанию в духе уважения инокультурных систем. Но при этом следует учитывать, что чрезмерное увлечение идеей мультикультурализма при неверной ее трактовке может привести к прямо противоположным результатам. Важно, чтобы актуализация социальных различий и культурного плюрализма не способствовала сооружению расистских барьеров в полиэтничном обществе. Ведь до сих пор многочисленные научные издания по кросс-культурной психологии видят в мультикультурализме своеобразную панацею от большинства межэтнических проблем.

К сожалению, проблема межкультурного образования в нашей стране до сих пор не получила должного внимания, в то время как в соседней России после многочисленных обсуждений и дискуссий 1999 году была принята «Концепция поликультурного образования в средних школах России», а в 2003 году аналогичная концепция была принята и для высшей школы.

Интересным и бесспорно перспективным для отечественной системы образования может стать и так называемый этнофункциональный подход к проблеме психического развития человека, приобретающий все большую популярность в образовательной системе Российской Федерации. Данный подход к человеку, к его внутренней и внешней среде рассматривает не только социокультурные, но и все другие элементы среды с точки зрения их этнической функции. По мнению создателей этого подхода, социокультурные, расово-биологические и ландшафтно-климатические элементы внутренней и внешней среды человека обладают этнической функциональностью — интегрирующей и этнодифференцирующей его с тем или иным этносом или этнической системой. Следует особо отметить, что при данном подходе к психике учитывается наличие существенных различий отношений человека к традиционным стереотипам поведения, ценностям, определенным психическим состояниям и другим элементам психики в разных культурах. Современная цивилизация характеризуется крайней этнокультурной «мозаичностью», поэтому интериоризация всевозможных культурных форм с точки зрения этнофункционального подхода создает условия для возникновения конфликтов в психике человека. Восприятие мира, и культуры в частности, предстает для человека в виде «мозаики», состоящей из весьма разнородных элементов. По мнению Ю.Н. Давыдова, «возникает впечатление, что этносы не существуют в позитивистском смысле, а имеет место некое культурное многообразие,…стремящийся к самоорганизации континуум из объективно существующих и отличных друг от друга элементов общества и культуры» [3, с. 143 — 144].

Социальная и практическая актуальность этнофункционального подхода к психическому развитию наглядно иллюстрируется взглядами автора концепции «позитивной кросс-культурной психотерапии», известного немецкого психолога и психиатра Н. Пезешкиана. Рассматривая воспитание в тесной связи (по своим целям и методам) с психотерапией, автор отмечает, что сегодня почти не сохранилось четкой системы оценок применительно к такой области, как «правильное воспитание». В прежние времена различия и мораль обеспечивали критерии, стандарты и цели обучения и социального поведения. В современном же мире, пишет Н. Пезешкиан, «из закрытых обществ прежних времен возник новый, более открытый мир. Плюралистическое сосуществование во многих семьях и группах, где каждый придерживается различных философских, этических и религиозных взглядов и живет согласно специфическим производственным отношениям и правилам человеческого поведения, становится нормой воспитательной ситуации внутри отдельной семьи. Это превращает кросс-культурный подход в основу межличностных отношений» [8, с. 28].

Основным и, на наш взгляд, перспективным для современной отечественной системы образования в этнофункциональном подходе к психическому развитию является то, что он опирается на этнокультурную специфику с учетом возрастной периодизации и детерминации зон ближайшего развития в психике человека, т.е., например, того, какими должны быть содержание и динамика воспитания детей различного возраста в различных этнокультурных условиях.

Конечно, соотношение диалектического единства общечеловеческих компонентов и их этнокультурных частностей в обществе во многом зависит от государственной политики. В любом государстве существуют способы, которыми задается тон отношениям между разнообразными субъектами общественной жизни. Это воздействие осуществляется в том числе и через образовательную политику, через управление наукой, искусством, религией, через выработку и транслирование определенной идеологии с помощью всевозможных средств коммуникации. Образовательная политика в свою очередь предполагает отбор вполне определенных культурных ценностей, которые распространяются по существующим и создаваемым каналам. И такая система свойственна политике всех государств во все исторические эпохи. Правда, в образовательной политике того или иного государства можно заметить также и свою специфичность. Так, в советский период истории нашей страны государство декларировало идею сближения народов, выравнивания их экономического и культурного развития. В сегодняшней Беларуси концепция государственной национальной политики и другие директивные акты свидетельствуют о том, что этническая политика скорее всего будет определяться политикой, стремящейся к равноправию различных культур, хотя прежние тенденции сохранения модели гегемонии одной культуры еще довольно ощутимы. Вместе с тем воплощение теоретических моделей в практическую реальность может стать нелегкой задачей. Особой взвешенности требует превращение научных знаний в образовательные технологии. Важно, чтобы любая форма образования прежде всего воспитывала личность, владеющую знаниями о самой себе, о «своих корнях», ориентированную на диалог с другими людьми и демонстрирующую общность базовых ценностей человечества.

Список литературы

1. Барышников, Н.Ф. Параметры обучения межкультурной коммуникации в средней школе / Н.Ф. Барышников // Иностранные языки в школе. — 2002. — №2. — С. 2 — 4.

2. Воронков, В.М. Мультикультурализм и деконструкция этнических границ / В.М. Воронков // Мультикультурализм и трансформация постсоветских обществ. — М.: ИЭА РАН, 2002. — С. 258 — 266.

3. Давыдов, Ю.Н. Кризисное сознание / Ю.Н. Давыдов // Современная западная социология: словарь. — М.: ИПЛ, 1990. — С. 143 — 144.

4. Лебедева, Н.М. Социальная психология этнических миграций / Н.М. Лебедева. — М.: ИЭА РАН, 1993. — 264 с.

5. Малахов, В. Зачем России мультикультурализм? / В. Малахов // Мультикультурализм и трансформация постсоветских обществ. — М.: ИЭА РАН, 2002. — С. 48 — 60.

6. Мартынова, М.Ю. Поликультурное пространство России и проблемы образования / М.Ю. Мартынова // Этнографическое обозрение. — 2004. — №1. — С. 37 — 51.

7. Межкультурная коммуникация // Энциклопедия «Кругосвет» [Электронный рэсурс]. — 2009. — Режим доступа: http://www.krugosvet.ru — Дата доступа: 04.11.2009.

8. Пезешкиан, Н. Позитивная семейная психотерапия / Н. Пезешкиан. — М.: Смысл, 1993. — 136 с.

9. Супрунова, Л.Л. Основные направления поликультурного образования в гуманитарном вузе / Л.Л. Супрунова // Вестн. Пятигорского гос. лингвист. ун-та. — 2003. — №1. — С. 21 — 25.

10. Сухарев, А.В. Этнофункциональный подход к проблеме психического развития человека / А.В. Сухарев // Вопросы психологии. — 2002. — №2. — С. 40 — 56.

11. Banks, J. Educating Citizens in a Multicultural Society. — N.Y., 1997. — 322 p.

12. Cross-cultural psychology: Research and applications / J.W. Berry [et al.]. — Cambridge : Cambridge University Press, 1992. — 485 p.

13. The International Encyclopedia of Education. — Vol. 7. — Oxford, 1994. — P. 3963.

Январь 24, 2019 Психология развития, акмеология
Еще по теме
И. А. Иванова, А. С. Султанова ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ СЛУЖБЫ В СОВРЕМЕННОЙ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЕ
10.16. Пятый пояс персональной образовательной сети -система транскоммуникативных связей личности в информационно-образовательном пространстве СМИ и Интернет
ПРОБЛЕМА ТОЛЕРАНТНОСТИ В КОНТЕКСТЕ САМОПОНИМАНИЯ ЭТНОКУЛЬТУРНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ
ОТЕЧЕСТВЕННЫЕ АВТОРСКИЕ ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ СИСТЕМЫ
1.2. Проблема одиночества в зарубежных и отечественных исследованиях.
ПРОБЛЕМА ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО САМООТНОШЕНИЯ ЛИЧНОСТИ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ПСИХОЛОГИИ
КОМПОНЕНТЫ СИСТЕМЫ ЛЕЧЕНИЯ
6.7. РАСПРЕДЕЛЕНИЕ ФУНКЦИЙ МЕЖДУ КОМПОНЕНТАМИ СИСТЕМЫ
ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ 5: РАСПРЕДЕЛИТЬ ФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ ИНТЕРФЕЙСА МЕЖДУ КОМПОНЕНТАМИ СИСТЕМЫ.
8.5. КОМПОНЕНТЫ СОЦИОТЕХНИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ КАК РЕГУЛЯТОРЫ ОРГАНИЗАЦИОННОГО ПРОЕКТИРОВАНИЯ
ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ 6: ОПРЕДЕЛИТЬ ТРЕБОВАНИЯ ДЛЯ КАЖДОГО КОМПОНЕНТА СИСТЕМЫ.
Место курса в системе освоения профессиональной образовательной программы.
СОДЕРЖАНИЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО КОМПОНЕНТА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ПОДГОТОВКИ: ПОСТАНОВКА ПРОБЛЕМЫ
Н.В. Корсак ПРОБЛЕМА ПОНИМАНИЯ В ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ КОММУНИКАЦИИ
Тарасов С.В., Тимофеев Ю.Т. ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ СРЕДА ШКОЛ И ПРОБЛЕМА ЕЕ КОНСТРУИРОВАНИЯ
Лебедева О.В. ПРОБЛЕМА ИНТЕГРАЦИИ В СОВРЕМЕННОМ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОМ ПРОСТРАНСТВЕ
Бочарова Е.Л., Коновалова Н.Л. ОСОБЕННОСТИ ЛИЧНОСТИ ПОДРОСТКОВ, ОБУЧАЮЩИХСЯ В РАЗНЫХ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ СИСТЕМАХ
АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПЕДАГОГИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ И ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ ПРАКТИКИ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ
Курмеева Евгения Вадимовна ПРОБЛЕМА ВЗАИМОСВЯЗИ КОМПОНЕНТОВ ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ИНТЕЛЛЕКТА
Добавить комментарий