Системный характер целевой регуляции жизненного пути

И репрезентации смысла жизни в жизненных целях личности схвачен в понятии «жизненная программа», которое предлагается украинскими философами Л.В.Сохань и М.В.Кирилловой. Авторы понятия отталкиваются от общефилософского понимания жизнедеятельности как сознательно и произвольно регулируемой и организуемой активности личности. Атрибутом человеческой жизни является то, что свою судьбу человек делает предметом сознания и воли, а посему является ее творцом. В этой связи жизненная программа трактуется как одно из психологических средств саморегуляции, самосовершенствования и самовоспитания личности. Жизненная программа обладает мобилизующим и организующим свойством и является «идеальным средством превращения возможности в действительность» [202, с. 235]. Жизненная программа как элемент сознательного устроения личностью собственной жизни — это целостная картина спланированного жизненного пути, идеальный образ процесса и результатов жизнедеятельности, отражение жизненных целей [202, с. 234]. От единичной жизненной цели жизненная программа отличается по признакам системности и интегративности. Жизненная программа всегда — матрица генеральных целей жизненного пути личности, ядро жизненной позиции и субъективное основание индивидуальной линии жизни. Жизненная программа вырабатывается личностью на основе смысла жизни и детализируется в жизненных планах. Последние позволяют пересматривать и корректировать жизненную программу с учетом реального динамизма жизни и фактуры жизненных обстоятельств. В процессе созидания жизненной программы проявляется активность и избирательность личности как субъекта жизни.

Зависимость между качеством личности как субъекта жизни и активностью целеполагания, планирования, прогнозирования жизненного пути констатирует украинский философ И.О.Марты- нюк. От того, насколько человеку удастся выразить смысл своей жизни в системе жизненных целей, планов и программ зависит, «будет ли он хозяином судьбы или же безвольно подчинится жизненным обстоятельствам» [156, с. 59]. Жизненные цели исследователь определяет как одно из звеньев цепочки личностных образований, опосредующих отношения смысла жизни и деятельности. Место жизненной цели в трехзвенной смысловой структуре деятельности определяется тем, что жизненная цель появляется от смысла жизни и далее трансформируется в дробные задачи и планы. Чтобы стать фактором, детерминирующим жизненный путь, смысл жизни должен воплотиться в жизненных целях, а жизненные цели, в свою очередь, зарядиться мотиваци- онной силой от смысла жизни. Между конечными и промежуточными целями устанавливаются отношения смыслообразования: жизненные цели «придают смысл более конкретным и частным целям» [156, с. 16]. Совокупность жизненных целей образует высшую подструктуру мотивационно-целевой регуляции активности личности, выполняющую функции долгосрочного программирования индивидуальной жизнедеятельности. Здесь также правомерно положение Б.Ф.Ломова о том, что жизненные цели синтезируют цели отдельных видов деятельности и являются квинтэссенцией общей мотивационной направленности личности [153, с. 322].

Особое внимание в исследованиях целевой регуляции жизненного пути личности уделяется жизненным планам. Общепризнанным является то, что жизненные планы уточняют смысловое содержание жизненных целей в конкретных жизненных обстоятельствах и функционируют как одно из звеньев смысловой регуляции жизненного пути [80; 113; 156]. В жизненных планах происходит инструментализация жизненных целей и их наложение на временной ряд человеческой жизни. Как результат, композиция жизненных планов всегда содержит «жизненное расписание» — систему временных наметок по реализации смысложизненных отношений личности. Под таким углом рассмотрения жизненный план — это способ пространственной, временной и операциональной конкретизации смысла жизни, схема координации жизненных целей. Точнее говоря, функции жизненного плана, как и всякого плана деятельности, состоят в том, «чтобы вместе с учетом конкретных условий, объективных и субъективных возможностей отбирать те из имеющихся средств, которые в совокупности с деятельностью субъекта могли бы дать результат, наиболее полно отражающий свойства цели; устанавливать последовательность использования этих средств, определять сроки выполнения операций и всей совокупности действий, а также темпы действий на различных этапах; быть общим регулятором всей суммы действий субъекта, направленных на достижение плановой цели, побуждая и организуя ее в процессе указанной деятельности» [240, с. 141].

Таким образом, смысл жизни, жизненные цели и планы являются взаимосвязанным звеньями единой системы смысловой регуляции жизненного пути личности. Разработанность системы це- лесмысловой регуляции жизненного пути, бесспорно, является психологическим признаком личности как субъекта жизни и одним из параметров смысловой регуляции жизненного пути.

В задачи настоящего исследования не входит сопоставление всех доводов «про» и «контра» для каждой рассмотренной концепции. Исследование направлено на систематизацию и интеграцию положений современной психологии в области изучения личности как субъекта жизни. На основании результатов теоретического анализа попытаемся обобщить и концептуализировать относительно инвариантные положения, повторяющиеся независимо друг от друга в разных концепциях. Это поможет преодолеть фрагментарность понимания личности как субъекта жизни в контексте разных школ и направлений академической психологии и привести партикулярные трактовки к общему теоретическому «знаменателю».

Во-первых, необходимо констатировать связь субъектности жизни со смысловой регуляцией жизнедеятельности личности и, в частности, со смыслом жизни как интегральной основой субъекта жизни. Это концептуальное положение отстаивают представители практически всех проанализированных концепций: А.Адлер, К.Юнг, Р.Мэй, В.Франкл, Д.Бьюдженталь, С.Мадди, И.Ялом, Ш.Бюлер, А.Маслоу, Г.Олпорт, К.А.Абульхано- ва-Славская, Л.И.Анцыферова, Б.С.Братусь, Н.А.Логинова, С.Л.Рубинштейн, А.Н.Леонтьев, Ф.Е.Василюк, Д.А.Леонтьев, К.Попельский, М.Страс-Романовская, К.Обуховский, В.Э.Чудновский, Н.Л.Карпова, Ю.Б.Некрасова. Перечисленные авторы солидаризируются по вопросу о том, что смысловая регуляция и смысл жизни являются психологическими предпосылками самодетерминации поведения и жизненного пути личности.

Во-вторых, необходимо отметить единодушие исследователей по вопросу о специфичности логики личностной регуляции жизненного пути и об отличии личностной логики детерминации жизненного пути от объективной логики развития жизни, заданной внешними обстоятельствами. На наличие у личности как субъекта жизни особой смысловой или субъективной логики детерминации собственного жизненного пути указывают следующие авторы: А. Адлер, К. Юнг, К.А.Абульханова-Славская, Л.И.Анцыферова, Д.А.Леонтьев, М.Страс-Романовская, К.Попельский, В.Франкл, Д.Бьюдженталь, С.Мадди, Н.А.Логинова. Все названные авторы сходятся во мнении, что аутентичной для субъекта жизни логикой регуляции жизненного пути является логика смысла, логика субъективности, логика индивидуальности, финалистическая логика, телеологическая логика или логика интенциональности.

В-третьих, необходимо подчеркнуть, что общепризнанным является противопоставление смысловой регуляции жизненного пути личности каузальной детерминации.

Примечательно то, что смысловую и каузальную регуляцию замыкают в оппозиционный биполярный конструкт, по которому можно шкалировать индивидуальную меру субъектности жизни. При этом доминирующая каузальность отождествляется с несубъектным способом бытия, а доминирование смысловой регуляции полагают как признак субъектности жизни. На этих положениях настаивают следующие исследователи: А.Адлер, Ш.Бюлер, Г.Олпорт, А.Маслоу, Р.Мэй, С.Мадди, Д.Бьюдженталь, М.Страс-Романовская, К.По- пельский, К.А.Абульханова-Славская, Л.И.Анцыферова, Б.С.Бра- тусь, Д.А.Леонтьев.

В-четвертых, исследователи акцентируют внимание на содержании смысла жизни личности как субъекта жизни, которое должно быть в высшей мере одухотворено — освещено общественно полезными или общечеловеческими духовными ценностями. При этом смысл жизни «отстраивается» от элементарных потребностей, которые придают его содержанию преимущественно индивидуалистический, эгоцентрический характер. Комбинация культурных ценностей и простейших потребностей в структуре источников смысла жизни рассматривается как индивидуальная характеристика личности в качестве субъекта жизни (А.Адлер, К.Юнг, Г.Олпорт, А.Маслоу, Х.Томе, В.Франкл, С.Мадди, И.Ялом, С.Л.Рубинштейн, К.А.Абульханова-Славская, Л.И.Анцыферова, Б.С.Братусь, Д.А.Леонтьев, Н.А.Логинова, В.Э.Чудновский, А.А.Бодалев, Ю.Б.Некрасова).

В-пятых, исследователи практически в унисон говорят о том, что личность как субъект должна осознавать содержание смысла своей жизни для того, чтобы руководить своей судьбой сознательно и ответственно.

Рефлексивный способ бытия контрастирует с несубъектным способом, при котором смысл жизни остается неосознанным и неведомым для личности (А.Адлер, К.Юнг, Ш.Бюлер, Г.Олпорт, А.Маслоу, Р. Мэй, С.Мадди, Д.Бьюдженталь, И.Ялом, Э.Берн, М.Страс-Романовская, К.По- пельский, С.Л.Рубинштейн, В.П.Зинченко, В.И.Слободчиков, К.А.Абульханова-Славская, Л.И.Анцыферова, С.И.Степанов, Е.П.Варламова, А.С.Сухоруков, Д.А.Леонтьев, Ф.Е.Василюк, Н.А.Логинова, В.Э.Чудновский, А.А.Бодалев, М.Р.Гинзбург, Н.Л.Карпова).

В-шестых, исследователи солидарны в том, что для нормального формирования личности в качестве субъекта жизни необходим высокий уровень общей осмысленности жизни, в то время как фрустрация потребности в смысле жизни блокирует развитие субъектности. К этому положению присоединяются А.Адлер, К.Юнг, Р.Мэй, В.Франкл, С.Мадди, Д.Бьюдженталь, И.Ялом, М.Страс-Романовская, К.Попельский, С.Л.Рубинштейн, К.А.Абульханова-Славская, Л.И.Анцыферова, Б.С.Братусь,

Д.А.Леонтьев, Ф.Е.Василюк, М.Р.Гинзбург, Ю.Б.Некрасова, Н. Л.Карпова.

В-седьмых, некоторые исследователи обращаются к особенностям структурной организации смысла жизни личности как субъекта жизни. В ряду наиболее типичных особенностей они постулируют широту, высокую степень субординации и структурированности смысловых отношений личности к собственной жизни. Напротив, аморфность структуры смысла жизни находят фактором, подавляющим субъектную активность личности. Эту особенность отмечают С.Л.Рубинштейн, А.Н.Леонтьев, К.А.Абульханова-Славская, Л.И.Анцыферова, Д.А.Леонтьев, В.Э.Чудновский, П.М.Якобсон, Н.Л.Карпова.

В-восьмых, определенная часть исследователей характеризуют временные параметры смысла жизни, присущие личности как субъекту жизни. По их мнению, относительно равномерное распределение смысла жизни в континууме времени жизни с акцентом на будущем является гарантией оптимального временного режима жизнедеятельности. Это положение поддерживают А.Адлер, К.Юнг, Г.Олпорт, А.Маслоу, В.Франкл, Х.Томе, К.Попельский, Б.Г.Ананьев, С.Л.Рубинштейн, К.А.Абульханова-Славская, В.И.Ковалев, Ф.Е.Василюк, Л.И.Анцыферова, А.С.Сухоруков, Б.С.Братусь, Д.А.Леонтьев, Н.А.Логинова, П.М.Якобсон, В.Э.Чудновский, А.А.Бодалев, М. Р. Гинзбург.

В-девятых, практически единогласно исследователи утверждают, что личности как субъекту жизни присущ высокий уровень активности в практической реализации смысла жизни, в то время как не субъект пассивен и индифферентен в отношении реального воплощения жизненных замыслов. Высокий уровень активности в осуществлении смысла жизни как признак субъекта жизни расценивают А.Адлер, Ш.Бюлер, Г.Олпорт, А.Маслоу, Х.Томе, Р.Мэй, В.Франкл, Д.Бьюдженталь, М.Страс-Романовская, К.Попельский, С.Л.Рубинштейн, Б.Г.Ананьев, К.А.Абульханова-Славская, Л.И.Анцыферова, Б.С.Братусь, Ф.Е.Василюк, Н.А.Логинова, В.Э.Чудновский, П.М.Якобсон, А.А.Бодалев.

В-десятых, исследователи вменяют личности как субъекту жизни функции планирования жизненного пути, полага- ния жизненных целей и программирования жизнедействий, посредством которых эти цели могут быть достигнуты. В то же время не субъект инактивен в отношении жизненных целей, планов и программ (А.Адлер, К.Юнг, Х.Томэ, С.Л.Рубинштейн, Б.Г.Ананьев, Б.Ф.Ломов, В.И.Шорохова, К.А.Абульхано- ва-Славская, Л.И.Анцыферова, П.М.Якобсон, А.А.Бодалев, Л.Н.Коган, И.О.Мартынюк, Е.И.Головаха, Л.В.Сохань).

Все перечисленные параметры смысловой регуляции жизненного пути личности сведены в таблице.

Таблица 3

  Параметры смысловой регуляции жизненного пути
А.Адлер, К.Юнг, Ш. Бюлер, А.Маслоу, В.Франкл, Р.Мэй, С.Мадди, М.Страс-Романовская, К.Попельский, К.А.Абульханова- Славская, Л.И.Анцыферова, Б.С.Братусь, А.Г.Асмолов, Н.А.Логинова, В.Э.Чудновский, М.Р.Гинзбург Соотношение смысла жизни с другими системами психической регуляции жизненного пути личности
А.Адлер, Ш.Бюлер, Г.Олпорт, А.Маслоу, Р.Мэй, С.Мадди, Д.Бьюдженталь, М.Страс-Романо- вская, К.Попельский, А.Абульханова- Славская, Л. И. Анцыферова, Б.С.Братусь, Д.А.Леонтьев Телеологичность — каузальность психической регуляции жизненного пути личности
А.Адлер, К.Юнг, Р.Мэй, В.Франкл, С.Мадди, Д.Бьюдженталь, И.Ялом, М. Страс-Романовская, К. Попель- ский, С.Л.Рубинштейн, К.А.Абульха- нова-Славская, Л. И. Анцыферова, Б.С.Братусь, Д.А.Леонтьев, Ф.Е.Васи- люк, М.Р.Гинзбург, Ю.Б.Некрасова, Н.Л. Карпова Осмысленность — бессмысленность жизни
А.Адлер, К.Юнг, Г.Олпорт,Маслоу, Х.Томе, В.Франкл, С.Мадди, И.Ялом, С.Л.Рубинштейн, К.А.Абульханова-Славская, Л. И. Анцыферова, Б. С. Братусь, Д. А.Леонтьев, Н. А.Логинова,Э. Чудновский, А. А. Бодалев, Ю. Б.Некрасова Ценностность — потребностность смысла жизни
С.Л.Рубинштейн, А.Н.Леонтьев, К. А. Абульханова-Славская, Л.И.Анцыферова, Д.А.Леонтьев, В.Э.Чудновский, П.М.Якобсон, Н. Л. Карпова Структурная организация — структурная дезорганизация смысла жизни (широта — узость, структурированность — аморфность, иерархизированность — рядоположенность смысложизненных отношений)

Продолжение таблицы 3

  Параметры смысловой регуляции жизненного пути
А.Адлер, Ш.Бюлер, Г.Олпорт,Маслоу, Х.Томе, Р.Мэй,Франкл, Д.Бьюдженталь, М.Страс-Романовская, К.Попельский, С.Л.Рубинштейн, Б.Г.Ананьев К.А.Абульханова- Славская, Л.И.Анцыферова, Б.С.Братусь, Ф.Е.Василюк, Н.А.Логинова, В.Э.Чудновский, П.М.Якобсон, А.А.Бодалев Активность — пассивность реализации смысла жизни
Адлер, К.Юнг, Ш.Бюлер, Г.Олпорт, А.Маслоу, Р.Мэй, С. Мадди, Д. Бьюдженталь, И. Ялом, Э. Берн, М. Страс-Романовская, К.Попельский, С.Л.Рубинштейн,П.Зинченко, В.И.Слободчиков, К.А.Абульханова-Славская, Л.И.Анцыферова, С.И.Степанов, Е. П. Варламова, А. С. Сухоруков, Д. А. Леонтьев, Ф. Е. Василюк, Н. А. Логинова, В. Э. Чудновский, А.А.Бодалев, М.Р.Гинзбург, Н.Л.Карпова Осознанность — неосознанность смысла жизни
А. Адлер, К. Юнг, Г. Олпорт, А.Маслоу, В.Франкл, Х.Томе, К. Попельский, Б. Г. Ананьев, С.Л.Рубинштейн, К.А.Абульха- нова-Славская, В.И.Ковалев, Ф.Е. Василюк, Л.И.Анцыферова, А.С.Сухоруков, Б.С.Братусь, Д. А. Леонтьев, Н. А. Логинова, П. М. Якобсон, В. Э. Чудновский, А. А. Бодалев, М.Р.Гинзбург Временная локализация смысла жизни
А. Адлер, К. Юнг, Х. Томе, С.Л.Рубинштейн, Б.Г.Ананьев, Б. Ф. Ломов, В. И. Шорохова, К.А.Абульханова-Славская, Л.И.Анцыферова, П.М.Якобсон, А. А. Бодалев, Л. Н. Коган, И. О. Мартынюк, Е. И. Головаха, Л.В.Сохань Опосредованность — не опосредован- ность смысловой регуляции жизненными целями, планами и программами личности

В совокупности рассмотренные подходы и концепции убеждают в том, что субъект жизни является системным качеством личности, а смысловая регуляция — особым качественным уровнем детерминации, не сводимым к другим уровням и системам психической регуляции индивидуального жизненного пути. Более того, на основании подробного анализа этих подходов представляется возможным синтезировать критерии и компоненты личности как субъекта жизни в единый непротиворечивый блок параметров смысловой регуляции жизненного пути.

В целостной системе осознанной саморегуляции смысловые структуры и процессы личности выполняют системообразующую и интегрирующую функцию. В этой связи сформированность смысловой регуляции жизненного пути является главной предпосылкой развития личности в качестве субъекта жизни. Уровень и качество психического развития субъекта жизни производны не только от возрастно-психологических факторов, но также зависят от индивидуальных параметров регуляции жизненного пути смыслом жизни. Эти параметры определяют качество и уровень самодетерминации личностью жизненного пути в силу того, что смысл жизни выступает в качестве «функционального ядра» целостной системы психобиографичесекой осознанной саморегуляции.

Январь 24, 2019 Психология развития, акмеология
Еще по теме
Психическая регуляция жизненного пути
СМЫСЛОВАЯ РЕГУЛЯЦИЯ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ЛИЧНОСТИ
ПСИХИЧЕСКАЯ РЕГУЛЯЦИЯ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ
Система смысловой регуляции жизненного пути личности
О ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ МЕХАНИЗМАХ РЕГУЛЯЦИИ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ И ЗАНЯТОСТИ.
О ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ МЕХАНИЗМАХ РЕГУЛЯЦИИ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ И ЗАНЯТОСТИ.
К.В. КАРПИНСКИЙ. ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ КОРРЕКЦИЯ СМЫСЛОВОЙ РЕГУЛЯЦИИ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ДЕВИАНТНОЙ ЛИЧНОСТИ, 2002
ГЛАВА 3. ПРОГРАММА ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ КОРРЕКЦИИ СМЫСЛОВОЙ РЕГУЛЯЦИИ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ДЕВИАНТНОЙ ЛИЧНОСТИ
ГЛАВА 1. ДЕФОРМАЦИЯ СМЫСЛОВОЙ РЕГУЛЯЦИИ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ПРИ ДЕВИАНТНОМ СИНДРОМЕ
ГЛАВА 2. МЕТОДИКА ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ КОРРЕКЦИИ СМЫСЛОВОЙ РЕГУЛЯЦИИ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ДЕВИАНТНОЙ ЛИЧНОСТИ
ГЛАВА 4. АПРОБАЦИЯ И ОЦЕНКА ЭФФЕКТИВНОСТИ ПРОГРАММЫ ПСИХОКОРРЕКЦИИ СМЫСЛОВОЙ РЕГУЛЯЦИИ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ДЕВИАНТНОЙ ЛИЧНОСТИ
И.Ялом, таким образом, акцентирует значимость трех ПАРАМЕТРОВ РЕГУЛЯЦИИ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ЛИЧНОСТИ СМЫСЛОМ ЖИЗНИ.
СУБЪЕКТИВНАЯ КАРТИНА ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ЛИЧНОСТИ «КОНДЕНСИРУЕТ» ЖИЗНЕННЫЙ ОПЫТ ЛИЧНОСТИ.
Добавить комментарий