ГЛАВА 17. СИСТЕМНЫЙ ПОДХОД И ПРОБЛЕМА ФОРМИРОВАНИЯ ДВИГАТЕЛЬНОГО ПОТЕНЦИАЛА КАК ЭФФЕКТИВНОГО ФАКТОРА РАЗВИТИЯ ПРИЯТНОГО ТОНА ЭМОЦИОНАЛЬНЫХ ОЩУЩЕНИЙ

Развитие эмоционального тона ощущения происходит в едином организменном процессе как существенное звено в деятельности биосистемы, что делает необходимым рассмотрение закономерностей функционального системогенеза и активной роли при этом двигательной деятельности человека.

В современной биологической науке системный подход представляет основное ее направление, базирующееся на общей теории функциональных систем, разработанной академиком П.К.Анохиным (1975) и его учениками (К.В.Судаков, 1986, 1999). Важно различать определяющие черты системы как комплекса избирательно вовлеченных компонентов, характеризующихся взаимосодействием, обусловливающих получение высокого (фокусированного) полезного результата.

Главной проблемой системного подхода является поиск и формулирование системообразующего фактора, а также раскрытие его операциональной роли в формировании системы.

Результат посредством определенных параметров и обратной афферентации может реорганизовать систему, создавая при этом наиболее совершенную форму взаимосодействия между компонентами, направленную на получение запрограммированного результата.

Достижением теории функциональных систем является выделение конкретного результата деятельности системы как системообразующего фактора. Достаточность или недостаточность результатов определяет функционирование системы. При достаточности результата организм переходит на формирование другой функциональной системы с новым полезным результатом. В условиях недостаточности полученного результата происходит подбор новых компонентов, и в итоге после нескольких воспроизведений путем удачных проб и ошибок находится достаточный приспособительный результат.

Для раскрытия условий достижения максимального высокого полезного результата системы необходимо наиболее полно осветить все ее основные стороны деятельности и возможные изменения по этапам формирования системы в терминах результата по определенной схеме вопросов, предусматривающей, какой, когда, какими механизмами должен быть получен результат и как система убеждается в достаточности полученного результата? Решающее значение имеет то, что результат обладает императивными возможностями реорганизовать распределение возбуждений в системе на базе санкционирующей афферентации.

Все функциональные системы на любом уровне своей организации и при любом количестве составляющих их компонентов имеют принципиально общую функциональную архитектуру, в которой результат является доминирующим фактором, стабилизирующим организацию системы.

Вышесказанное о сущности и организации функциональной системы представляет собой принципиальную физиологическую основу для постановки задачи развернутого экспериментального моделирования адекватных структурных схем формирования искомого полезного результата. Возникает необходимость широкого прикладного использования концепции П.К.Анохина о внутренней операциональной архитектонике функциональной системы в аспекте связи общего и частного в составе иерархии систем.

Биосистема даже элементарной иерархии на основе внутренних закономерных процессов сама принимает решение, какой результат нужен в тот или иной момент ее приспособительной деятельности. Эта функция системы осуществляется на стадии «афферентного синтеза», который слагается из четырех решающих компонентов, подвергаемых обработке с одновременным взаимодействием на уровне отдельных нейронов. К ним относятся: доминирующая на данный момент мотивация, обстановочная афферентация (также соответствующая данному моменту), пусковая афферен- тация и память. Характерной чертой афферентного синтеза в масштабах нейрона является то, что рассматриваемый синтетический процесс совершается на основе центральной закономерности интегративной деятельности мозга — конвергенции возбуждений на одном и том же нейроне.

Достижения современной нейрофизиологии связаны с раскрытием механизмов интегративной деятельности мозга, процессов суммации возбуждения на уровне нейронов либо нейро- нальных систем, а также взаимодействия полисенсорных реакций нейронов, что отражает целостную деятельность мозга.

Характерны особенности интегративной деятельности спи- нального рефлекторного аппарата в условиях нарушения тормозных механизмов. Г.Н.Крыжановский (1968) подчеркивает определяющее значение тормозных процессов в интегративной и координационной деятельности центральной нервной системы. Установлено, что тормозные процессы обеспечивают адекватность, количественную градацию и пространственную определенность ответного действия на раздражения, регулируя формирование и существование строго определенной реакции при множестве степеней свободы, обусловленном морфологическими связями и динамикой текущего возбуждения. Роль тормозных процессов возрастает с увеличением сложности морфофунк-циональной организации центральных нервных образований, приобретая особую значимость на уровне автоматизации интегративных и дифференциальных реакций соответствующих отделов центральной нервной системы. Следует учитывать, что роль тормозных механизмов в интегративной деятельности спинального рефлекторного аппарата не всегда обнаруживается и необходимым образом оценивается.

П.Г.Костюк, Ю.П.Лиманский, Н.П.Преображенский, 3.А.Тарасова (1968) освещают мало изученные механизмы конвергенции соматических и висцеральных влияний на спиналь- ные и ретикулярные нейроны. Показано, что висцеральная импульсация оказывает возбуждающее действие на сгибатель- ные мотонейроны и преобладающее тормозящее — на разгиба- тельные. После выключения связей с надсегментарными структурами посредством перерезки спинного мозга на уровне второго шейного сегмента явление реципрокности исчезает, что указывает на обязательное участие супраспиналь- ных центров в реципрокном действии висцеральной им- пульсации на спинальные мотонейроны. Также установлено, что нисходящие влияния из вентро-медиальной области ретикулярной формации продолговатого мозга оказывает выраженное тормозящее влияние на передачу полисинаптических рефлекторных влияний в спинном мозге, не связанное с динамикой постсинаптических тормозных процессов в мотонейронах. Вместе с тем экспериментально прослежена конвергенция соматических и висцеральных влияний на ретикулярные нейроны. Таким образом, в деятельности спинального рефлекторного аппарата большая роль принадлежит конвергирующим влияниям супраспинальной импульсации.
К.М.Куланда (1968), характеризуя процессы интеграции на уровне пирамидных нейронов коры, выделяет интеграцию функций и процессов. Отмечается, что на пирамидных нейронах у слоя коры в процессе афферентного синтеза могут интегрироваться все основные афферентации корковых нейронов, включающие, по П.К.Анохину (1975), «доминирующую мотивацию», «обстановочную афферен- тацию», «пусковую афферентацию», «аппараты памяти». Характерна роль широко разветвленных апикальных ден- дритов пирамидных нейронов, осуществляющих интеграцию сигналов из различных источников и выполняющих функции стабилизирующего, синхронизирующего и модулирующего механизма первичной проекционной и ассоциативной областей коры больших полушарий головного мозга, полисенсорных реакций нейронов как функциональной основы интеграции, значения холинэргического и адренерги- ческого субстратов ретикулярной формации ствола мозга, та- ламуса и гипоталамуса для развития состояния бодрствования и реакции активации в онтогенезе, конвергенции импульсов на нейронах моторной зоны коры и двигательной доминанты и др. (И.А.Аршавский, 1968, 1982; Е.А.Громова, 1968; С.Б.Дзу- гаева, 1968, и др.).

Ю.Канорски (1970) важное место в раскрытии интегратив- ной деятельности мозга отводит механизму условных рефлексов, уделяя особое внимание условнорефлекторной модели двигательной активности.

Э.Ш.Айрапетьянц, А.С.Батуев (1969, 1991) приводят обширный теоретический и экспериментальный материал, раскрывающий закономерности конвергенции анализаторных систем, играющие важную роль в формировании результата деятельности биосистемы. Явление конвергенции как механизм схождения множества афферентных стимулов в единственный анатомически ограниченный афферентный канал охватывает частные, промежуточные пути, обширный конечный путь, формирует и реализует фокусированный полезный результат на уровнях от спинного мозга до коры больших полушарий. Мотонейрон спинного мозга рассматривается в качестве общего конечного пути для супроспинальных влияний, а также для выхода на эффектор возбуждений, являющихся следствием интеграции импульсов от скелетно-мышечного аппарата и внутренних органов. Заслуживает специального изучения механизм интеромодальной, межанализаторной конвергенции и ее роли в деятельности целостного мозга. Степень и диапазон конвергенции афферентных путей проявляется неодинаково для различных структур нервной системы. Элементы спинного мозга могут получать импульсацию трех модальностей: проприоцептивной, кожной и висцеральной. Более широкий диапазон полимодальной конвергенции обнаруживается в ретикулярных структурах ствола головного мозга. Подчеркивается наличие неразрывной связи интегративных процессов мозга с механизмами

конвергенции анализаторов.

Наиболее отчетливо принцип конвергенции прослеживается на уровне коркового отдела двигательного анализатора. Авторами в корковом звене двигательного анализатора обнаружена система перекрытия, связанная с афферентами зрительного, слухового, кожного, вестибулярного, ротового, висцерального, дыхательного и костного анализаторов.

Существенным также является то, что на этапах эволюции нервной системы факторами совершенствования систем являются расширение диапазона конвергенции, подвижность интеграции и лабильность викарирования, что в совокупности обусловливает надежность деятельности мозга как органа высшей нервной деятельности и аппарата пусковых и корригирующих влияний. Отсюда вытекает большая удельная биологическая значимость механизма конвергенции в совокупности системообразующих элементов нервного аппарата.

На современном этапе развития проблемы нервиза на стадии человека существенное теоретическое и практическое значение имеет биосоциальная направленность научного поиска. При этом выделяется вопрос о сверхвысоких уровнях напряжения функциональных систем и, в частности, психической сферы в различных условиях деятельности современного человека. Распространенность разнообразных психологических воздействий в жизнедеятельности современного человека является условием возможного формирования выраженной формы психофизиологических сдвигов в организме — психического стресса.

В.В.Суворова (1975) приводит сводные данные анализа психофизиологических аспектов проблемы стресса с дифференциацией концепций об эмоциональных состояниях и утомлении. Приведенная информация о периферическом и церебральном стрессе первосигнального и второсигнального типов, динамике активности медленных ритмов мозга как показателей стрессового состояния после действия стрессовых реакций, прогнозе адаптации к стрессу позволяет рассматривать факторы психического стресса как объекта исследования их удельной роли в динамике интегративной деятельности мозга и проявлении процессов конвергенции.

Глубокое влияние не развитие координационных нервных процессов в формировании функциональных систем играет уровень восстановительных процессов и стимуляции функционального системообразования, определяющих надежность формирования «фоновой» и «рабочей» активности биосистемы (Л.Д.Гиссен, 1974; А.А.Виру, 1974; В.М.Волков, 1974, и др.).

Среди существующих резервов восстановления «рабочей» активности функциональной системы следует признать принцип переключения активации ее составных звеньев, что отчетливо проявляется в деятельности двигательного аппарата (М.Д.Азатьян, 1964; и др).

Вышеприведенные характеристики механизмов и закономерностей нервной активности, играющие большую роль в формировании и деятельности функциональных систем, важны прежде всего в плане практического использования их для управления системогенезом биосистемы.

Стадия «афферентного синтеза» последовательно сменяется фазой «принятия решения». Афферентный синтез, будучи зависимым от доминирующей в соответствующий момент мотивации и находясь под коррекцией памяти, осуществляет определенный подбор возможных степеней свободы, при котором возбуждения избирательно направляются к мышцам, выполняющим нужное действие.

Выделяя стадию «принятия решения», П.К.Анохин (1978) подчеркивает, что при этом вся афферентная часть организма должна обладать способностью экстренной мобилизуемости. Здесь важно то, что малейшего изменения в распределении мышечных усилий может оказаться достаточно для того, чтобы обеспечить целенаправленное движение сегмента тела либо целого организма.

Образование системы ярко развертывается в процессе «формирования акцептора результатов действия», являющегося весьма сложным аппаратом, формирующим тонкие нервные механизмы, позволяющие прогнозировать признаки необходимого в данный момент результата, а также сличить их с параметрами реального результата. Информация об указанных параметрах поступает к акцептору результатов действия посредством обратной афферентации. Данный процесс представляет собой единственную возможность организма исправить ошибку действия или довести несовершенные поведенческие акты до более совершенных. Важную роль могут играть различного рода «поиски» и компенсации. Циркуляторное развитие этих возбуждений, протекающее по определенной схеме, осуществляется в сравнительно короткие отрезки времени. При этом в каждом блоке соответствующей функции определенную роль играют: результат — обратная афферентация — сличение и оценка реальных результатов в акцепторе результатов действия — коррекция — новый результат и т.д. (К.В.Су- даков, 1999).

Отсюда логически вытекает особо важная роль закономерностей общей теории функциональных систем для методологии диагностической и прогностической оценки информации о формировании биосистемы в целом и ее процессуальных составляющих. Наглядным примером этого может служить современная интерпретация проблемы фоновой активности биосистемы, и в первую очередь, фоновой активности, в деятельности мозга как высшего нейрокоординационного аппарата, определяющего процессы упорядочения в формировании функциональных систем и межсистемной интеграции.

Фоновая активность нервных центров в значительной мере обусловливается фоновым притоком афферентной импульсации со стороны рецепторных зон (З.Н.Донцова, 1969). Установлено, что многие рецепторные зоны находятся в состоянии исходной активности благодаря недостаточной адаптации или полному ее отсутствию к влияниям меняющейся внешней и внутренней среды. Фоновая активность сопряжена с формированием множественной реакции возбудимого субстрата при развитии в нем определенного уровня оптимальной деполяризации. При этом образуется и сходно функционирующий механизм, характеризующийся наивысшей чувствительностью и оптимальной функциональной подвижностью, обеспечивающий поддержание длительного множественного разряда.

Выключение фоновой активности сопровождается определенной формой угнетения в центральной нервной системе, которая может развиваться как механизм нормальной деятельности нервных центров. Понижение фонового тормозящего влияния может стимулировать возбудительные процессы либо вести к развитию длительного возбуждения.

Таким образом, информация о признаках, характеризующих фоновую активность мозга, будет способствовать более продуктивному изучению конкретных механизмов регуляции и управления в центральной нервной системе, а также возможности моделирования адаптивных систем.

Касаясь проблемы системогенеза мышечной деятельности, П.К.Анохин подчеркивал, что подбор результатов идет через подбор степеней свободы в возможном множестве мотонейронов, и особо отметил доминирующую мотивацию как фактор, определяющий в известной мере эффективность движения. При этом важнейшее звено процесса управления движениями реализуется через конвергенцию степеней свободы каждого содружественного нейрона и любое движение находится в проверке по результату. Новые исследования показывают, что к слагающим факторам в достижении высокого полезного результата при движениях следует отнести задачи и цели выполнения двигательных актов, определяющих направленность внимания и произвольных усилий человека: мышление и эмоции, обусловливающие характер произвольных двигательных действий и аккумуляцию произвольных усилий; мобилизацию механизмов высшей нервной деятельности при высокой активности анализаторов, обеспечивающих взаимодействие физиологических систем в управлении движениями на различных уровнях центральной нервной системы (А.В.Коробков, 1976).

Для определения системообразующего фактора в управлении движениями важное значение имеет положение, сформулированное А.В.Коробковым, о том, что развертывание и высокая эффективность двигательного акта определяется сбалансированным состоянием систем регуляции функции нервно-мышечного аппарата, кислородным обменом и биоэнергетикой, активность которых связана в первую очередь с динамикой внутренней среды организма. Автором определяются такие качественные категории характеристики биосистемы, как надежность, устойчивость и вариативность поведения биосистемы в фазу мышечного напряжения. В исследовательской программе важное место отводится установлению коррелятивных отношений процессов автоматизации двигательных навыков и формированию адаптивной вариативности их в целях раскрытия путей, обеспечивающих достижения программированного полезного результата при различных формах и условиях мышечных нагрузок.

Таким образом!, важно указать на значение целостного представления о физиологических основах управления движениями, согласно которому определяющая роль отводится физиологическим категориям надежности, устойчивости и сбалансированности уровня и характера активности общих и локальных физиологических механизмов нервно-мышечной и биоэнергетической систем, а также состоянию внутренней среды организма. Широкий диапазон освещения физиологических каналов формирования максимума полезного результата моторной активности человека является теоретической основой поиска резервов двигательной адаптации и практического построения рациональных двигательных режимов на любых стадиях физического совершенствования.

Приведенные сведения о системном подходе как актуальном направлении современной биологической науки, истоками которого является общая теория функциональных систем, дает понятие о сущности системообразующего фактора, находящего отражение в полезном результате системы.

Прикладной стороной учения о системном подходе является ее изложение и освещение физиологических предпосылок формирования избыточного двигательного потенциала как объективной основы надежности, устойчивости и вариативности в развитии двигательных навыков и качеств, определяющих фокусированный спортивный результат.

В указанном аспекте представляется важным определить и сформулировать избирательно вовлекаемые взаимосодействую- щие компоненты системообразующего фактора при формировании фокусированного спортивного результата на модели избыточного двигательного потенциала, характеризующего необходимую сбалансированность состояний систем регуляций функции нервно-мышечного аппарата, кислородного обмена, биоэнергетики и гомеостаза внутренней среды организма.

Из вышесказанного вытекает множественность системообразующих компонентов в формировании избыточного двигательного потенциала, развитие которого связано с адаптивной морфофункциональной перестройкой функциональных систем на основе направленного использования системы двигательных нагрузок и их восстановительного энергетического обеспечения. Все это требует систематизации определяющих компонентов избыточного двигательного потенциала и их формулирования как физиологических категорий.

Базируясь на закономерностях общей теории функциональных систем, современных теориях двигательной адаптации и спортивной тренировки, а также на данных экспериментальной проверки эффективности метода коррекции физических нагрузок в зависимости от динамики фоновой и рабочей активности функциональных систем, представляется необходимым описать программированный комплекс системообразующих ингредиентов избыточного двигательного потенциала как практической модели, используемой в жизни современного человека. Мы имеем в виду синтез такого рода практических действий, которые, благодаря формированию избыточного двигательного потенциала, неизбежно отразятся на главной черте биосистемы — ее жизнеустойчивости. Вместе с тем в программированной структуре такого рода комплекса ингредиентов можно проследить избирательную роль эмоционального фактора в системе направленной общебиологической динамики.

Указанный комплекс системообразующих ингредиентов представляется в качестве двигательного адаптационного алгоритма при формировании совершенной человеческой биосоциальной системы в концептуальном изложении А.И.Яроцкого (1990).

1. Оптимум мышечных нагрузок, достигаемый посредством корреляционного расчета в суточной периодике ритма, длительности, интенсивности, характера, последовательности, кратности, переключений, эмоциональной окраски, мотивации, физиологической адекватности двигательных действий.

2. Адекватное соотношение методических форм физического совершенствования (гигиеническая утренняя гимнастика, физкультминутки, физкультпаузы; производственная гимнастика; разминка; тренировочная нагрузка — индивидуальная, групповая, по интересу в режиме свободного времени, учебно-тренировочные занятия, домашние задания; гигиеническая вечерняя гимнастика.

3. Высокий уровень перерабатывающей функции мозга в условиях интенсивной вестибуло-проприоцептивной афферентации, сопровождающийся через посредство активации ядер Дейтерса и Бехтерева повышением сил, подвижности нервных процессов и уравновешиванием их.

4. Совершенство механизмов восприятия силы гравитации при воздействиях ее в направлениях «голова — таз» и «таз — голова».

5. Единство состояний двигательной, тепловой и лучевой адаптации определяющее противостояние человека утомлению при мышечной работе и гипертермии, воздействию лучевого фактора.

6. Высокая степень гипоксической и гипогликемической устойчивости как свойства противостояния кислородной недостаточности и снижению сахара в крови.

7. Высокий уровень неспецифической устойчивости организма к неблагоприятным факторам окружающей среды, обусловленный закономерностью «переноса» саморегулирующихся нервных процессов.

8. Сонастроенность внутри межсистемных коорди- наций, достигаемая методом избирательно направленной функциональной подготовки, во всех случаях осуществляя совершенствование морфофункциональных свойств центральной нервной, сердечно-сосудистой и дыхательной, мышечной, а также терморегуляторной систем.

9. Надежность своевременного и адекватного применения средств стимуляции и восстановления двигательной активности в режиме физических нагрузок, суточной периодики, циклах физического совершенствования.

10. Количественное и качественное соответствие ночного сна как решающего фактора поддержания жизнеустойчивости человека (недопустимость значительного и частого дефицита его).

11. Достаточность и экологическая рациональность специальных оздоровительных занятий в комфортных природных условиях в циклах физического совершенствования (пешеходные прогулки по лесу, по берегам водоёмов, в горах; проплывы; лыжные, велосипедные переходы; морские, бальнеологические купания и др.).

12. Активация психорегулирующих механизмов в сочетании с обогащающейся мотивацией критической необходимости противостояния гипокинезии и гиподинамии.

13. Постоянно действующие активация механизмов формирования приятного тона и дезактивация механизмов развития неприятного тона эмоциональных ощущений.

14. Утилизация адекватной генетической программы организации нейромоторного аппарата соответственно конституциональной структуре индивидуума (в разрезе концепции В.П.Каз- начеева).

15. Перестройка неадекватной генетической структуры моторного и вегетативного компонентов двигательных навыков и качеств.

16. Наличие жизненного уклада, направленного на поддержание рефлекторной активности систем жизнепередачи (важность исключения психологической и энергетической их раз- балансированности, ведущей к раннему функциональному изнашиванию — истощению).

17. Своевременная коррекция форм, методов, средств двигательного совершенствования сообразно динамике фоновой установки физиологических систем и переносимости выполняемых мышечных нагрузок.

18. Уравновешенность процессов притока и рассеяния энергии (количественная и качественная сбалансированность энергетических, пластических, водосоле- витаминосодержащих веществ).

19. Недопустимость вредных социальных привычек (курение, алкогольная зависимость, наркомания) как противоречащих идее гармонически развитой личности.

20. Адаптационная готовность организма и уравновешенность его со средой обитания.

21 Надежность реабилитации функциональных систем и целого организма.

22. Концептуальная биологическая и медицинская грамотность человека как условие обогащения мотивации противостояния дефициту двигательной активности и организации жизненного уклада без болезней.

23. Индивидуальное программирование форм, средств, методов самостоятельного физического совершенствования человека, сочетаемое с активным участием в массовом распространении его в диапазоне популяций.

24. Постоянство реализации двигательного адаптационного алгоритма, дифференцированного по блокам его прямолинейной, разветвленной (по выбору) и кольцевой структур.

25. Профессионально-социологическая адекватность личности.

26. Благоустроенность бытовых условий.

27. Прогрессивность семейного статуса.

28. Возрастная адекватность образа жизни.

29. Экологическая комфортность.

30. Высокая творческая активность и продуктивность.

31. Взаимоусиливающее единство личностных черт: прогрессивного мышления, цивилизованности, любви, милосердия,

физического совершенства, жизнеустойчивости.

32. Вера в величие духовности человека.

33. Целеустремленность, значимая в качественном и количественном выражениях.

34. Гармония перспективного расчета средств и методов совершенствования моторики человека в циклах суточной, недельной, месячной, сезонной, годичной, многолетней, возрастной периодики.

35. Система воплощения программы повышения жиз- неустойчивости человека в разрезе закономерностей индивидуальной, популяционной адаптации, социальных механизмов адаптации, принципов управления процессами адаптации и методологии ее изучения.

Множественность названных ингредиентов обусловлена сложностью биосоциальной системы человека и рассмотривается в настоящей книге на различных уровнях психофизиологической и морфофункциональной информации. Необходимо также указать на то, что для более успешного внедрения в практику вышеприведенной структуры системообразующих ингредиентов двигательного потенциала требуется дифференциация каждого ингредиента, для чего рационально разрабатывать программы конкретных действий в виде блок-схем.

Из перечня 35 главных системообразующих ингредиентов двигательного адаптационного алгоритма, определяющего жиз- неустойчивость человека, не менее 18 связаны с необходимостью при разработке блок-схем учитывать и конкретизировать использование закономерностей эмоциональных реакций.

Необходимым требованием практического осуществления направленного формирования избыточного двигательного потенциала в спорте является комплексное развертывание всей программы вышеизложенных системообразующих компонентов, дифференциально распределенных в соответствии с фазами двигательной активности в суточной периодике как единой системе моторного совершенствования.

Комплексная реализация компонентов системообразования при формировании избыточного двигательного потенциала определяет количественный диапазон взаимодействия запрограммированных звеньев активации биосистемы. По существу речь идет о максимальной мобилизации физиологических резервов функциональных систем, которые возможно использовать в достижении фокусированного полезного результата, в нашем примере — высокой степени жизнеустойчивости человека как следствия направленного развития избыточного двигательного потенциала, позволяющего развернуть формирование морфофункциональных систем двигательной активности на уровнях, превышающих физиологические стандарты.

Каждый из составляющих компонентов системообразующего фактора в формировании избыточного двигательного потенциала сопряжен со сложным комплексом специфических морфофункциональных характеристик, которые следует учитывать в конкретном индивидуальном и групповом преломлении в виде основы для текущего и перспективного планирования направленности методики и средств двигательного совершенствования соответствующих как спортивных, профессиональных, так и других групп населения. В этой связи представляется правомерным выделить ряд нижеследующих общих положений системообразующего эффекта спортивной деятельности как прикладного вида активности, обладающего функцией совершенствования эмоционального статуса человека.

Формирование избыточного двигательного потенциала при занятиях спортом следует рассматривать как определяющую форму морфофункционального сонастраивания биосистемы для достижения фокусированного полезного результата моторных возможностей человека.

Физиологическая сущность процесса формирования избыточного двигательного потенциала заключается в сонастраива- нии взаимосодействующих компонентов системообразующего фактора в достижении фокусированного полезного результата при систематическом моторном совершенствовании.

Системообразущий фактор избыточного двигательного потенциала при занятиях спортом имеет сложную многокомпонентную структуру, требующую своего дальнейшего экспериментального раскрытия и программирования в целях направленного использования резервных возможностей биосистемы.

Важнейшими теоретическими предпосылками поиска и формулирования системообразующего фактора в формировании избыточного двигательного потенциала является общая теория функциональных систем, учение об интегративной и конвергирующей деятельности центральной нервной системы, концепция двигательной адаптации и современная теория спортивной тренировки.

Январь 24, 2019 Психология развития, акмеология
Еще по теме
ГЛАВА 24. МОДЕЛЬНЫЕ ВАРИАНТЫ НАПРАВЛЕННОГО ФОРМИРОВАНИЯ ПРИЯТНОГО ТОНА ЭМОЦИОНАЛЬНЫХ ОЩУЩЕНИЙ СРЕДСТВАМИ ФИЗИЧЕСКИХ УПРАЖНЕНИЙ
ГЛАВА 7. ПРОБЛЕМЫ ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ТОНА ОЩУЩЕНИЙ
ГЛАВА 9. ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ПРОБЛЕМЫ ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ТОНА ОЩУЩЕНИЙ
ГЛАВА 23. ФОРМИРОВАНИЕ ПОТРЕБНОСТЕЙ В ОПТИМАЛЬНОЙ ДВИГАТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ КАК ФАКТОР ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ГОМЕОСТАЗА
ГЛАВА 8 . ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ ПОДХОД К ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЙ РАЗРАБОТКЕ ВОПРОСА О ПРИЯТНОМ И НЕПРИЯТНОМ ТОНЕ ОЩУЩЕНИЙ
ГЛАВА 12. АНАЛИЗ РЕФЛЕКТОРНЫХ МЕХАНИЗМОВ ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ТОНА ОЩУЩЕНИЙ
ГЕНЕЗИС ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ТОНА ОЩУЩЕНИЙ.
МЕХАНИЗМЫ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ТОНА ОЩУЩЕНИЙ.
ГЛАВА 2 6. ЗНАЧЕНИЕ ДВИГАТЕЛЬНОЙ АДАПТАЦИИ В ФОРМИРОВАНИИ ЭМОЦИОНАЛЬНОГО СТАТУСА ШКОЛЬНИКА
Дворцова Е.В. ЛИЧНОСТНЫЙ АДАПТАЦИОННЫЙ ПОТЕНЦИАЛ КАК ФАКТОР ЭФФЕКТИВНОСТИ ТРУДА ПРИ СМЕНЕ ПРОФЕССИИ
СТИЛЬ ВОСПИТАНИЯ КАК ФАКТОР ФОРМИРОВАНИЯ ЛИДЕРСКОГО ПОТЕНЦИАЛА
Добавить комментарий