ГЛАВА 11. СООТНОШЕНИЕ ОРИЕНТИРОВОЧНЫХ И ОБОРОНИТЕЛЬНЫХ РЕАКЦИЙ С ЭМОЦИОНАЛЬНЫМ ТОНОМ ОЩУЩЕНИЯ

Изучение эмоционального тона ощущения в связи с ориентировочными и оборонительными рефлексами определяется той ролью, которую играют эти рефлексы в регуляции процессов рецепции раздражителя.

Специальный интерес представляют в этом плане исследования Е.И.Соколова и О.С.Виноградовой (1957,1985), установившие, что зона возникновения болевых ощущений зависит не только от силы раздражителя, но и от состояния оборонительного и ориентировочного рефлексов.

Изучение соотношений сосудистых компонентов ориентировочных и оборонительных рефлексов с ощущениями испытуемых позволило Е.И.Соколову и О.С.Виноградовой показать, как связаны изменения сосудистых реакций при выработке условных рефлексов с чувствительностью и реактивностью анализаторов. В исследовании был применен одновременно с записью сосудистых реакций метод ранжирования раздражителей, заключающийся в том, что каждое электрокожное или звуковое раздражение испытуемый оценивал по шестибалльной системе: 0 — отсутствие ощущения; I — едва заметное ощущение; 2 — слабое ощущение (прикосновение); 3 — среднее по силе ощущение; 4 — сильное ощущение (слабая боль); 5 — очень сильное неприятное ощущение (сильная боль).

Было установлено, что задача ранжирования раздражителей действует так же, как и выработка условного рефлекса, приводя к восстановлению ориентировочной реакции.

Сравнение ранговых оценок о сосудистая реакциями показало, что рангу 1 соответствует сильный ориентировочный рефлекс, который можно сравнить с реакциями на дифференцированный раздражитель, указывающий на близость раздражителя к порогу. Рангам 2/ 3 соответствует возникновение ориентировочных рефлексов. Ранг 4 совпадает с ориентировочной реакцией, переходящей постепенно в процессе применения в оборонительный рефлекс. Ранг 5 соответствует раздражителю, обычно «с места» вызывающему оборонительную реакцию.

Таким образом, удалось установить связь между характером ощущения, отражаемого в ранговой оценке раздражителя, характером сосудистых реакций и силой раздражителя. Это в свою очередь позволило, на основании регистрируемых сосудистых реакций подойти к анализу тех сдвигов в соотношении реактивности и чувствительности по ориентировочному и оборонительному рефлексам, которые возникают под влиянием придания раздражителю сигнального значения. Для этого было произведено сравнение взаимоотношений ориентировочных и оборонительных рефлексов сигнальных раздражителей со случаем индифферентных агентов.

Было установлено, что по мере применения несигнального, то есть подаваемого без предварительной инструкции раздражителя, соотношения ориентировочных и оборонительных рефлексов изменяются следующим образом: порог ориентировочного рефлекса растет, а оборонительного — снижается. Придание раздражителю сигнального значения вызывает снижение порога ориентировочного и повышение порога оборонительного рефлексов.

Изменение соотношений ориентировочных и оборонительных реакций после введения задачи ранжирования звуковых и электрокожных раздражителей совпадает с изменением, вызванным выработкой условного рефлекса на этот раздражитель.

Выработка условного рефлекса существенно изменяет реактивность и чувствительность организма как в отношении раздражителей, становящихся условными сигналами, так и в отношении раздражителей, выполняющих функцию подкрепления. Под влиянием замыкания условной связи наблюдается увеличение «ориентировочной» чувствительности и снижение реактивности по оборонительному рефлексу как в пункте применения условного раздражителя, так и в пункте подкрепления. Таковы изменения в соотношении ориентировочных и оборонительных реакций в случае придания раздражителям сигнального значения. По мере многократных применений раздражителя, ставшего сигнальным (по речевой инструкции или путем болевого подкрепления), происходит угасание ориентировочного рефлекса, вследствие чего его пороги на сигнальный раздражитель растут, но более медленно, чем в случае «индифферентного» раздражителя. Пороги оборонительною рефлекса при этом снижаются, как при выработке двигательного рефлекса на речевом подкреплении, так и при болевом подкреплении.

Однако выработка условного оборонительного рефлекса существенно отличается от выработки двигательного рефлекса, где при закреплении связи наблюдается восстановление того положения, которое было до начала выработки, при выработке условного оборонительного рефлекса наблюдается повышение чувствительности по оборонительному рефлексу, обусловленное уже не торможением ориентировочного рефлекса, а характером безусловного подкрепления.

Следовательно, чувствительность и реактивность двух точек дуг условного рефлекса несколько отличны. Это отличие обусловлено различным действием условного раздражителя и подкрепления и находит свое отражение не только в объективных реакциях, но и в словесных оценках раздражителя.

Было установлено, что в выработке условного рефлекса при многократном повторении сочетаемых раздражителей (двух электрокожных или звукового и электрокожного) наблюдаются две стадии. Первая стадия характеризуется резким снижением порога ориентировочного рефлекса и повышением порога оборонительного рефлекса. На второй стадии ориентировочные реакции исчезают, а порог оборонительного рефлекса снижается до минимальной величины, совпадающей с порогом ориентировочного рефлекса на первой стадии применения раздражителя еще до начала угасания.

Было также установлено, что еще одним механизмом сдвига чувствительности и реактивности при измерении порогов оборонительного и ориентировочного рефлексов является возникновение доминанты. Как и при применении несигнальных раздражителей, применение сигнального болевого агента создает болевую доминанту, в результате чего даже более слабый раздражитель начинает вызывать болевую реакцию. Этот сдвиг сосудистых реакций отражался и в субъективных оценках испытуемого, что было установлено применением метода ранжирования.

Изучение восприятия сигнальных раздражителей позволяет сопоставить ориентировочные и оборонительные рефлексы со словесными показателями испытуемого в отношении не только болевых, но и неприятных ощущений, нами было изучено соотношение ориентировочных и оборонительных реакций с неприятным эмоциональный тоном ощущений, вызванных действием электрокожных раздражителей (А. К.Попов, 1960).

Условный неприятный эмоциональный тон, условная ориентировочная реакция, условная оборонительная реакция и их соотношения. Рассмотрим случай, когда после многократного предъявления сильный раздражитель начинает сочетаться со слабым агентом. Первое предъявление слабого, ранее «индифферентного» агента в комплексе (слабый + сильный) вызывает КГР, которая постепенно, по мере повторения предъявлений комплекса раздражителей, начинает угасать. Однако, как показали эксперименты, это угасание протекает с трудом и носит волнообразный характер: КГР на слабый электрокожный раздражитель то ослабевает, то снова восстанавливается. Менее выраженный, но достаточно устойчивый характер носят и реакции расширения сосудов, возникающие в ответ на действие слабого тока.

Чем может быть вызвано реально наблюдаемое в опытах затруднение в угашении ориентировочного рефлекса на слабый агент?

Прежде всего следует обратить внимание на то обстоятельство, что трудно угасаемые реакции на слабый агент наблюдаются лишь тогда, когда сильный раздражитель как до сочетания его со слабым, так и в процессе сочетания, все время вызывает устойчивые ориентировочные сосудистые и кожно-гальванические реакции. Поэтому объяснение трудности угасания ориентировочного рефлекса на слабый (ранее под- пороговый в отношении регистрируемых реакций) электрокожный стимул надо искать во влияниях, протекающих со стороны сильного раздражителя.

На основании анализа ранее полученных экспериментальных данных можно считать, что по мере предъявлений сильного электрокожного раздражителя в 70 усл. ед. он начинает вызывать ориентировочную реакцию не только как безусловный, но и как условный ее возбудитель.

Возбудителем условной ориентировочной реакции могут стать первые импульсы включения действия сильного раздражителя. Однако момент включения слабого (20 усл. ед.) стимула в этом случае также может вызывать на себя эту заранее (то есть еще при действии сильного агента) выработанную условную ориентировочную реакцию. Эффект действия слабого раздражителя будет, таким образом, во многом определяться условной ориентировочной реакцией, возникающей в процессе многократных предъявлений сильного агента. Ориентировочные же реакции на действие сильного агента, в свою очередь, во многом зависят от выработки эмоционального ранга. По мере появления высоких и устойчивых значений эмоциональною ранга (ЭР=4) наблюдаются неодинаковые сдвиги в кожно-гальваническом и сосудистом компонентах ориентировочного рефлекса. С одной стороны, становится еще более выраженной тенденция к переходу реакций расширений сосудов в реакции сужения сосудов головы, а с другой стороны, происходит некоторое снижение амплитуды КГР, которые приобретают при этом несколько стереотипный характер, последнее может свидетельствовать о наличии активирующих влияний со стороны самого процесса эмоционального ранжирования на системах ориентировочного рефлекса.

В отличие от действия сильного агента в 70 усл. ед., сопровождающегося высокими эмоциональными рангами, действие слабого стимула в 20 усл. ед. на всем протяжении опыта, несмотря на многочисленные его сочетания с сильным агентом, ни разу не вызвало на себя появления неприятного эмоционального тона (ЭР=0). Слабый раздражитель, вызывая на себя условную ориентировочную реакцию, в то же время остается эмоционально индифферентным. Последнее можно расценивать как доказательство правильности сделанного ранее вывода о различии систем эмоциональных и ориентировочных реакций.

Возвратимся теперь к тому обстоятельству, что возникающее в результате многократных действий агента условное возбуждение ориентировочного рефлекса может быть выявлено путем экстренной подачи нового раздражителя. В некотором роде это явление может служить общим правилом и в отношении ряда других условных реакций, также вырабатываемых между первыми импульсами включения раздражителя и последующими, являющимися возбудителями различных безусловных реакций. Конкретным подтверждением этого положения может послужить более детальный анализ уже представленного ранее опыта.

В этом опыте предъявление слабого стимула в 40 усл. ед. было осуществлено в тот момент, когда на фоне угасающих КГР действие сильного агента в 7 0 усл. ед., вызвало появление ярко выраженных защитных реакций и крайне неприятного эмоционального тона (ЭР=5). Это и есть та стадия опыта, когда в результате многократных предъявлений сильного агента произошла полная смена реакций расширения сосудов головы ориентировочного типа оборонительными реакциями в виде сужения сосудов.

Таким образом, появление отчетливо выраженных неприятных ощущении (ЭР=5) совпадает с возникновением ярко выраженных оборонительных реакций в виде сужения сосудов и вздрагивания обследуемого при действии сильного тока в 70 усл. ед. Это совпадение обеих регистрируемых реакций может быть рассмотрено как доказательство тесной связи между неприятным эмоциональным тоном ощущения и оборонительным рефлексом.

О чем может говорить действие слабого стимула, поданного этой, столь резко отличающейся по своей физиологической картине от ранее разобранной стадии эксперимента? Экстренное предъявление слабого стимула в 40 усл. ед. не растормаживает КГР, но вызывает появление условной оборонительной реакции и условный неприятный эмоциональный тон, выработанные при действии сильного агента в 70 усл. ед.

Здесь сам момент включения слабого тока, вероятно, явился сигналом условного оборонительного рефлекса и условного эмоционального тона, которые образовались еще при многократном повторении сильного электрокожного раздражителя и до того, как был подан неожиданный слабый раздражитель. Очевидно, уже в процессе повторения раздражителя вырабатывается своеобразный условный рефлекс между первыми импульсами включения раздражителя и импульсами, вызывающими специальную для данного раздражителя реакцию.

Так, возбудителем болевой реакции могут служить первые импульсы включения раздражителя, становящегося сигналом более медленных болевых импульсов. Правомерность такого предположения подтверждается тем, что многократное применение болевого раздражителя вызывает болевую реакцию и в том случае, когда раздражитель неожиданно качественно изменяется («болевая доминанта»). Так, после сильного термического или электрокожного раздражителя, вызывающего боль, нанесение холодового или звукового агента также вызывает болевую реакцию,

Описанный Е.Н.Соколовым (1975) механизм объясняет причину разногласий в споре об отношении между чувством боли к ощущениям, который вели между собой Горвич и Бунд. Первый из них ссылался на внезапный и сильный удар, как, например, такой, где чувство боли возникает раньше ощущения. Этот случай легко поддается анализу, если учесть, что импульсы включения могут становиться сигналом оборонительной или болевой реакции. В результате сокращается латентный период реакции и сам рефлекс кортиколизуется. Биологическое значение таких связей, согласно Е.Н.Соколову, состоит в сокращении времени возникновения оборонительных и болевых реакций. Поэтому в определенных житейских и экспериментальных условиях может получиться и описываемый Горвичем пример.

Следует заметить, что вопрос о соотношении времени возникновения ощущения и чувства боли неоднократно являлся предметом описания в классической психологии. Гофдинг (1892) указывал, что чувство боли требует своего возникновения больше времени, нежели ощущение в собственное смысле, и что ощущение может возникнуть без соответствующего чувства, и наоборот. Согласно мнению Бо (1810) между обязательными ощущениями и чувством боли при ударе палкой о мозоль проходят 1-2 с. Вебер (1893) нашел, что при опускании руки в очень холодную или очень горячую воду сперва появляется очень сильное ощущение, затем оно уменьшается, чтобы тотчас усилиться и превратиться в боль. Последнее можно объяснить механизмами взаимодействия ориентировочных и болевых реакций.

Широко проводимые в течение ряда лет исследования безусловных ориентировочных, адаптационных, оборонительных и болевых реакций показали, что механизмы возникновения описанной нами условной реакции могут иметь место всюду, где по мере повторения раздражителя вырабатывается условный рефлекс между импульсами включения и импульсами, вызывающими за время действия раздражителя не только болевые, но и различные другие безусловные рефлексы, по мере выработки условных реакций, усиливающих или ослабляющих эти различные безусловные рефлексы, соотношение между ними меняется.

В анализируемом нами опыте рассматривается возникшее при многократном предъявлении сильного электрокожного раздражителя в 7 0 усл. ед. доминирование оборонительного рефлекса и неприятного эмоционального тона.

Экстренное предъявление слабого электрокожного раздражителя в 40 усл. ед., ранее индифферентного в отношении регистрируемых реакций, вызывает появление условной оборонительной реакции условного неприятного эмоционального тона ощущения. В этом случае возбудителем оборонительной реакции и неприятного эмоционального тона ощущения, как мы предполагаем, могут служить первые импульсы включения раздражителя, ставшие сигналами специальных импульсов безусловного возбуждения этих реакций. Обращает на себя внимание говорящий об интимной связи неприятного тона с участием оборонительного рефлекса параллелизм, который обнаруживается в протекании условных реакций, вызванных действием слабого стимула.

Чем сильнее возникающая при действии слабого тока в 40 усл. ед. условная оборонительная реакция, тем неприятнее и ощущение агента (соответственно, ЭР=1 и ЭР=2). Случаю же появления эмоционально безразличных ощущении (ЭР-0) сопутствует и исчезновение оборонительной реакции.

Можно думать, что возникновение эмоционально индифферентного ощущения и исчезновение условной оборонительной реакции наступает в результате торможения условных связей. Оно объясняется здесь отсутствием подкреплений в самом действии слабого стимула. Доказательством этого может служить необходимость нескольких новых предъявлений сильного агента для восстановления и упрочения условной связи.

Первое (после нескольких предъявлений слабого агента) действие сильного электрокожного раздражителя в 70 усл. ед. вызывает ЭР-4, а не ЭР-5, как это наблюдалось до экстренной подачи слабого тока. Только на третьем предъявлении сильного раздражителя эмоциональный ранг возвращается к исходной величине (ЭР-5) , Соответственно более выраженными становятся и защитные реакции.

Здесь однонаправленность процессов также свидетельствует о тесной связи неприятного эмоционального тона с оборонительным рефлексом. После этого вновь начинаются предъявления слабого тона в 40 усл. ед. По мере повторения действия слабого стимула происходит развитие сонного торможения, о чем (помимо полного угашения КГР) можно судить по развитию дыхательных волн в плетизмограмме головы, а также по позе обследуемого.

Появляющееся в связи с вызовом условного торможения ориентировочного рефлекса дремотное состояние испытуемого приводят к изменению чувствительности и реактивности кожного анализатора, В результате снижения чувствительности кожного анализатора слабый ток перестает вызывать на себя не только условные реакции, но и ощущения раздражителя. Он становится подпороговым в отношении всех регистрируемых реакций. Под влиянием однократного предъявления сильного электрокожного раздражителя в 7 0 усл. ед не происходит повышения чувствительности кожного анализатора в отношении слабого агента в 40 усл. ед. Слабый раздражитель остается подпороговым в отношении ощущения, но вызывает условную оборонительную реакцию.

На основании этого можно сделать предположение о необходимости для возникновения условного неприятного эмоционального тона наличия возбуждения не только в корковом представительстве оборонительною рефлекса, но также и в специальных клетках коры, ответственных за возникновение ощущения в кожном анализаторе. Повторение проявления сильного электрокожного раздражителя в 70 усл.

ед повышает возбудимость кожного анализатора. В результате снова наблюдаются одновременное возникновение условной оборонительной и эмоциональной реакции (ЭР-2).

Связь между неприятным эмоциональным тоном ощущения и оборонительным рефлексом, проявляющаяся как в их безусловно-, так и условно-рефлекторной форме, позволяет думать, что неприятный эмоциональный тон ощущения является специально сенсорным компонентом оборонительного безусловного рефлекса.

Вместе с тем опыты показывают, что в разбираемом нами случае первые импульсы включения раздражителя являются условными сигналами не только оборонительного рефлекса и связанного с ним неприятного эмоциональною тона, но еще и условным сигналом включения безусловного торможения ориентировочного рефлекса. Последнее можно заключить на основании того, что экстренно поданные слабые раздражители не растормаживают ориентировочные реакции, а напротив, способствуют ускорению процесса угашения ориентировочного рефлекса. Доказательством этому служит связанное с процессом угашения ориентировочного рефлекса развитие сонного торможения, наступающего по мере повторения предъявлении слабого агента.

Таким образом, в процессе многократного предъявления сильного раздражителя после выработки условного возбуждения ориентировочного рефлекса смена его оборонительным осуществляется благодаря выработке наряду с условным торможением ориентировочного рефлекса условного возбуждения оборонительного рефлекса.

Неприятный эмоциональный тон ощущения и рефлекторная деятельность анализатора. Проведенные эксперименты, так же, как и коэффициенты ранговых корреляций, показывают закономерные изменения соотношения ориентировочных, оборонительных и специально эмоциональных реакций в процессе применения электрокожных раздражителей. Следует считать, что эти изменения в соотношениях различных рефлексов во многом определяют эффективность действия раздражителя на анализатор, отчего в конечном счете зависит и эмоциональность восприятия.

Изменение чувствительности и реактивности по ориентировочному и оборонительному рефлексам хотя и не может прямо характеризовать чувствительность и реактивность дуги, в состав которой входит раздражаемый кожный анализатор и неприятный эмоциональный тон ощущения, но указывает направления специальных изменений, происходящих в кожном анализаторе при возникновении эмоционального тона с достаточной убедительностью и однозначно.

Исследование соотношений отрицательного эмоционального ранга с кожно-гальваническими реакциями и реакциями расширения сосудов головы позволило установить, что процесс повышения чувствительности кожного анализатора к некоторому специальному, связанному с вызовом эмоциональной реакции действию раздражителя, находит выражение не только в возрастании величины эмоционального ранга, но и в условиях ориентировочного рефлекса. Подтверждением этому служили высокий коэффициент ранговой корреляции между регистрируемыми реакциями.

Возникновение кожно-гальванических и сосудистых ориентировочных реакций во всех случаях сопутствует усилению действия таких свойств раздражителя, которыми вовлекается в ответную реакцию неприятный эмоциональный тон. В соответствии с современными представлениями это можно объяснить тем, что первое применение раздражителя вызывает возбуждение, которое одновременно передается по специфическому и неспецифическому пути. Как специфический раздражитель ток вызывает возникновение ощущения действующего агента, которое может и не сопровождаться еще неприятным чувственным тоном. В качестве нового неспецифического раздражителя ток возбуждает диффузную ретикулярную систему, вызывающую своим влиянием на кору генерализованное возбуждение в ней. Известно, что, возбуждая таламическую ретикулярную систему, ток особенно сильно влияет на уровень возбуждения корковой части кожного анализатора. Это проявляется в том, что раздражение, пришедшее в ретикулярную систему, захватывает сосудистые центры, принимающие участие в общем повышении реактивности нервной системы благодаря усилению кровоснабжения мозга. Кроме такой общей реакции, совпадающей по значению с прямой активацией коры со стороны ретикулярной системы, происходит повышение кожной чувствительности в виде снижения сопротивления кожи.

Таким образом, возникновение ориентировочной реакции вызывает повышение чувствительности коры и периферии анализатора, что способствует адекватной переработке информации, поступившей по специальной системе возбуждения, и обеспечивает выделение в процессе рецепции раздражителя в зависимости от его качества силы и новизны тех его свойств, которые находят отражение в эмоциональном тоне ощущения.

Ранее уже было показано, что усиление ориентировочных реакций и чувства неприятности действующего агента происходит благодаря образованию условных рефлексов на сочетаемые в самом раздражителе признаки, из которых одни могут стать условными сигналами других.

В соответствии с этим можно считать, что участие условного рефлекса обеспечивает не только усиление неприятного эмоционального тона, но и его ослабление. Отсутствие раздражителя в фоне, то есть пауза, следующая за каждым раздражителем, является безусловным тормозом возникающей за время действия раздражителя эмоциональной реакции.

Момент включения, сочетаемый в каждом раздражителе с моментом его выключения, может стать условным сигналом этого безусловного торможения.

О возможности выработки условного торможения эмоциональной реакции говорит само постепенное исчезновение неприятного чувственного тона ощущения, наблюдаемое по мере повторения раздражителей.

Естественно, что когда момент включения раздражителя начнет на себя одновременно вызывать и возбуждение, и торможение эмоциональной реакции, результат определится как разность от двух равнонап- равленных реакций. Раздражитель может вызывать эмоциональный тон ощущения в качестве безусловного его возбудителя и в качестве условного за счет корковых влияний, усиливающих или ослабляющих безусловную эмоциональную реакцию.

Помимо прямых изменений эмоционального тона ощущения (его возникновения, усиления и ослабления) за счет прямого действия лежащих в его основе специальных безусловных и условных механизмов, надо иметь в виду также косвенные его изменения, связанные с взаимодействием между эмоциональной реакции и ориентировочным рефлексом.

В спортивной практике этот момент может быть проиллюстрирован примером из экспериментов, проведенных сотрудником ВНИИФК Г.П.Семеновым. Спортсмен прыгал со стола, делая подскок при приземлении. В ходе эксперимента уровень приземления неожиданно для спортсмена изменялся. Если это происходило в начале эксперимента, то спортсмен всегда совершал подскок, а если на 7-8-м прыжке, то он не делал необходимого по инструкции подскока. При этом регистрация кожно- гальванических компонентов ориентировочного рефлекса показывала резкое его усиление. Следовательно, производимое в процессе закрепления структуры неожиданное изменение программы действия может приводить к срыву стереотипа. Это означает, что в результате возникновения ориентировочного рефлекса оказываются заторможенными те системы временных нервных связей, которые лежат в основе выработки навыка.

Аналогичное торможение со стороны ориентировочного рефлекса наблюдалось и в отношении эмоциональных реакций спортсменов в этом эксперименте. Так, например, веселое выражение лица спортсменов, которых забавлял «несерьезный», как им вначале казалось, характер выполняемых упражнений (объективные показатели эмоций в этом эксперименте не регистрировались), постепенно исчезало.

Выработка условных возбуждения и торможения отрицательного эмоционального тона ощущения сопровождается усилением ориентировочного рефлекса. Как показывают опыты, усиление ориентировочного рефлекса при выработке условного торможения эмоционального тона совпадает с ослаблением ранее выработанной эмоциональной реакции. В этой связи полученное Е.Н.Соколовым (1975, 1986) важное положение о том, что процессы возбуждения и торможения в системе ориентировочного рефлекса могут находиться в реципрокных отношениях к процессам возбуждения и торможения в дуге условного рефлекса, может быть распространено и на случаи реципрокных взаимоотношений эмоционального ранга с ориентировочными реакциями.

В случае реципрокных отношений эмоционального тона ощущения с КГР и реакцией расширения сосудов головы коэффициенты ранговых корреляций показывают возни- ковение отрицательной связи. В то же время выраженность отрицательной связи эмоционального ранга с компонентами ориентировочной системы может носить неодинаковый характер не только по величине коэффициента, но даже и по его знаку.

Наблюдаемое в опытах снижение значений коэффициентов ранговой корреляции отражает уменьшение участия ориентировочных реакций в протекании эмоционального тона ощущения.

Это уменьшение степени участия ориентировочного рефлекса вызвано его угашением. Наблюдаемая здесь неравномерность угасания его компонентов отражает смену генерализованного ориентировочного рефлекса локальным ориентировочным рефлексом, связанную с тем, что по мире применения раздражителя изменяется степень участия стволовой и талами- ческой ретикулярной систем. Первыми отпадают, как известно, диффузные реакции со стволовой ретикулярной системы. Это проявляется в исчезновении реакции расширения сосудов головы. Торможение этой реакции переводит и все другие реакции на более низкий уровень активности.

Угашение ориентировочного рефлекса связано, таким образом, не только со снижением генерализованного возбуждения, поступающего в кору из стволовой ретикулярной системы, но и с включением гуморальных механизмов снижения активности корковых нейронов. Значительно ослабевшие КГР в силу более непосредственной связи с работой кожного анализатора отражают еще сохраняющиеся локальные влияния та- ламической ретикулярной системы.

Вместе с тем, как и в случае кожно-гальванического компонента ориентировочного рефлекса, его сосудистый компонент также может усиливаться и ослабляться благодаря влияниям коры на сосудистые центры в ретикулярной формации, то есть условно-рефлекторным путем. Наблюдаемые в опытах кратковременные снижения амплитуды реакций расширения сосудов головы могут быть вызваны не только выработкой условного его торможения, но и благодаря взаимодействию ориентировочного рефлекса с оборонительным. В этом случае характер взаимодействия ориентировочных и оборонительных рефлексов может существенно различаться в центре и на периферии.

Благодаря выходу на один и тот же сосудистый эффектор, ориентировочные реакции расширения сосудов головы и оборонительные в виде сужения сосудов могут сосуществовать, вычитаясь на вазомоторных реакциях головы. Эпизодически наблюдаемые при этом снижения амплитуд реакций расширения сосудов головы позволяют ошибочно думать, что мы имеем дело с исчезновением реакции в силу угашения ориентировочного рефлекса. На самом же деле исчезновение реакции расширения сосудов не является здесь следствием только развивающегося в системе ориентировочного рефлекса угасания. При угнетении на периферии ориентировочный рефлекс в то же время испытывает влияние активации со стороны оборонительного рефлекса по механизмам взаимодействий. КГР как «чистый» компонент ориентировочного рефлекса, отражая активацию со стороны оборонительного рефлекса, усиливается как раз тогда, когда на сосудистом эффекторе оборонительная реакция подавляет ориентировочную.

Это важное наблюдение показывает возможность несовпадения возбуждений в афферентной части дуги безусловного рефлекса. Оно позволяет думать, что существование возбуждения в центральной специально сенсорной части безусловного рефлекса не обязательно должно получать выход на эффекторе, а может быть заторможено в силу вывода на этот же другого безусловного рефлекса.

Так, можно предположить, что происходящая по мере предъявления раздражителя смена ориентировочной реакции оборонительной реакцией (что выражается в переходе реакций расширения сосудов головы в реакции сужения) не совпадает с моментом возникновения возбуждения в афферентной и центральной частях оборонительного рефлекса. Выход возбуждения на сосудистый эффектор здесь происходит позже, чем возникает возбуждение в корковом представительстве оборонительного рефлекса. Поэтому надо думать, что при наличии торможения в его эффекторном звене поступление возбуждения в афферентную часть дуги безусловного оборонительного рефлекса происходит уже на первые предъявления электрокожного раздражения и тогда же, когда включаются и ориентировочные реакции, о чем, собственно, и говорит возникновение неприятного эмоционального тона ощущения.

Оборонительные реакции в рассмотренных опытах появляются не внезапно, а постепенно, по мере роста числа предъявлений электрокожных стимулов. Смена ориентировочного сосудистого компонента оборонительным подготовлялась еще в процессе угасания сосудистой ориентировочной реакции и начиналась задолго до угасания кожно-гальванического компонента. Сначала это проявляется только в виде кратковременных снижений амплитуд реакций расширения сосудов и в их тенденции к переходу реакций расширений в реакции сужения сосудов головы. Затем реципрокные взаимодействия ориентировочного и оборонительного рефлексов на общем сосудистом эффекторе становятся отчетливо выраженными. И только потом, но мере угасания ориентировочной реакции, реципрок- ные отношения постепенно уступают место стадии безраздельного господства оборонительного рефлекса в вазомоторных реакциях головы. Но и здесь еще картина может искажаться влияниями взаимных активаций. Наконец, защитная реакция становится отчетливо выраженной и приобретает стереотипный характер. Постепенное усиление реакции сужения сосудов, наблюдаемой в процессе угашения ориентировочной реакции, дает основание думать, что механизмом усиления является также выработка условного оборонительного рефлекса.

Рассматривая неприятный эмоциональный тон ощущений в качестве специального сенсорного компонента оборонительного безусловного рефлекса, надо всегда иметь в виду, что при возникновении возбуждения в сенсорной части оборонительного рефлекса одновременно может происходить торможение на его эффекторах. В этом случае мы не получим совпадений между субъективными переживаниями на действия раздражителя и объективно регистрируемыми оборонительными реакциями. Итак, действие раздражителя на анализатор представляет собой сложный рефлекторный процесс, в который вовлекается целый ряд рефлекторных приспособлений, сложным образом взаимодействующих друг с другом.

Эмоциональный тон ощущения и условный рефлекс. При сочетании звука с раздражением электрическим током происходит сложное взаимодействие между сочетаемыми элементами, нарушающее выработанные ранее связи и устанавливающее новые.

Проведенные нами эксперименты показали, что процесс выработки условного эмоционального тона начинается с создания ориентировочного условного рефлекса. Следовательно, момент включения раздражителя становится условным сигналом не только эмоциональной реакции, но и прежде всего ориентировочного рефлекса. С этой точки зрения повышение пункта возбуждения коры, связанного с рецепцией условного сигнала, то есть первых импульсов включения раздражителя, происходит по механизму условного ориентировочного рефлекса. Вместе с тем ориентировочный рефлекс обеспечивает повышение возбуждения и в корковых представительствах условных рефлексов. Обратные влияния со стороны этих центров, безусловными возбудителями которых являются специальные свойства действующих агентов, также могут усиливать ориентировочный рефлекс. Доказательством этому служат наблюдаемые в ряде случаев КГР в результате активации со стороны оборонительною рефлекса.

Следовательно, ориентировочный рефлекс в своей условной и безусловной форме создает повышение возбуждения в пунктах коры, замыкаемых при образовании условной эмоциональной реакции. Усиление ориентировочного рефлекса на условный сигнал и подкрепление в начале выработки связи имеет, надо полагать, универсальный характер и одинаково проявляется при выработке как приятных, так и неприятных ощущений.

Условный ориентировочный рефлекс, возникающий на первой стадии выработки условного эмоционального тона, угасает по мере его закрепления и стабилизации. Соответственно ослабевает и влияние на ориентировочный рефлекс со стороны подкреплений. При закреплении условного рефлекса сигнал включения раздражителя может вызывать условный эмоциональный тон при минимальном корковом анализе действующего агента. Однако несмотря на то, что угас ориентировочный рефлекс, корковый контроль остается. Так, обнаруженное несоответствие, например, электрораздражителя выработанной эмоциональной реакции на ранее многократно предъявлявшийся стимул является возбудителем ориентировочного рефлекса. Одновременно развивается срочное торможение на путях условного рефлекса, приводящее к прекращению начавшейся эмоциональной реакции. Следовательно, участие коркового контроля условного эмоционального тона осуществляется через возбуждение ориентировочного рефлекса. Таким образом, с нашей точки зрения, ориентировочные реакции отражают только участие механизмов активации ретикулярной формации в течении эмоционального тона ощущения.

Повышая возбудимость коры в пунктах приема условного сигнала и подкреплений, ориентировочный рефлекс способствует тонкому восприятию и анализу «эмоциогенности» раздражителя, чем, собственно, и обеспечивается дифференцировка различных раздражителей в отношении вызываемых или эмоциональных реакций. С этой точки зрения не важно, один или два безусловных рефлекса (оборонительный и гипотетический его антипод) вовлекаются действием электрораздражителя.

Как показали опыты с одновременным предъявлением тока и звука, конечный результат интегральной эмоциональной реакции определяется выработкой условного эмоционального тона только доминированием одного какого-либо подкрепления.

Следовательно, можно считать, что предъявление раздражителя с самого начала вовлекает в ответную реакцию организма системы безусловных рефлексов, различие взаимодействия между которыми определяет то, что один и тот же раздражитель в одних и тех же условиях опыта может вызывать безразличные, неприятные или приятные ощущения.

Январь 24, 2019 Психология развития, акмеология
Еще по теме
ГЛАВА 10. ОРИЕНТИРОВОЧНЫЙ РЕФЛЕКС И ЭМОЦИОНАЛЬНЫЙ ТОН ОЩУЩЕНИЙ
ГЛАВА 14. ТЕРМОЛУЧЕВАЦ ДИНАМИКА РЕАКЦИЙ ТЕЛА ЧЕЛОВЕКА И ЭМОЦИОНАЛЬНЫЙ ТОН ОЩУЩЕНИЙ
2.1. ЭМОЦИОНАЛЬНЫЙ ТОН КАК РЕАКЦИЯ НА ОЩУЩЕНИЯ И ВПЕЧАТЛЕНИЯ
ГЛАВА 7. ПРОБЛЕМЫ ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ТОНА ОЩУЩЕНИЙ
Глава 2 ЭМОЦИОНАЛЬНЫЕ РЕАКЦИИ НА СУИЦИД
ГЛАВА 9. ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ПРОБЛЕМЫ ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ТОНА ОЩУЩЕНИЙ
ГЛАВА 12. АНАЛИЗ РЕФЛЕКТОРНЫХ МЕХАНИЗМОВ ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ТОНА ОЩУЩЕНИЙ
ГЛАВА 24. МОДЕЛЬНЫЕ ВАРИАНТЫ НАПРАВЛЕННОГО ФОРМИРОВАНИЯ ПРИЯТНОГО ТОНА ЭМОЦИОНАЛЬНЫХ ОЩУЩЕНИЙ СРЕДСТВАМИ ФИЗИЧЕСКИХ УПРАЖНЕНИЙ
Глава 3 Ориентировочная деятельность как предмет психологии
ГЛАВА 17. СИСТЕМНЫЙ ПОДХОД И ПРОБЛЕМА ФОРМИРОВАНИЯ ДВИГАТЕЛЬНОГО ПОТЕНЦИАЛА КАК ЭФФЕКТИВНОГО ФАКТОРА РАЗВИТИЯ ПРИЯТНОГО ТОНА ЭМОЦИОНАЛЬНЫХ ОЩУЩЕНИЙ
ГЛАВА 1. ЗРИТЕЛЬНЫЕ ОЩУЩЕНИЯ. СЛУХОВЫЕ ОЩУЩЕНИЯ
ЭМОЦИОНАЛЬНЫЕ РЕАКЦИИ
6.5. СООТНОШЕНИЕ ВОЛЕВОЙ И ЭМОЦИОНАЛЬНОЙ регуляции
М.Ю. Дербенева СООТНОШЕНИЕ ЭМОЦИОНАЛЬНЫХ ПРЕДПОЧТЕНИЙ И ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО САМООПРЕДЕЛЕНИЯ
17.3. ИЗВРАЩЕНИЕ ЭМОЦИОНАЛЬНЫХ РЕАКЦИЙ
13.2. ЭМОЦИОНАЛЬНЫЕ ПРОИЗВОЛЬНЫЕ РЕАКЦИИ (ДЕЙСТВИЯ)
ЭНЕРГИЯ ДЕЗОРГАНИЗУЕТ ЭМОЦИОНАЛЬНЫЕ РЕАКЦИИ
Добавить комментарий