Значимые особенности личности как субъекта жизни

Можно экстрагировать из положений экзистенциальной психологии, которая занимается основной «человеческой дилеммой» — проблемой соотношения личностной свободы и судьбы [273; 276]. Психологи экзистенциального направления солидарно отвергают каузальную детерминацию личностной активности, поскольку причинное объяснение страдает механистичностью и физикализмом [216, с. 199]. Вместо каузальной схемы превозносится телеологическая схема детерминации личностной активности, где в качестве центрального объяснительного конструкта фигурирует «интенциональ- ность», а формообразующим модусом человеческого бытия объявляется будущее. С точки зрения Р.Мэя — основоположника экзистенциальной психологии — человеческое существование ин- тенционально, то есть ориентировано на смыслы и ценности, что позволяет человеку противостоять неудержимым факторам судьбы. Интенциональность Р.Мэй называет «сердцем человеческой воли и свободы», поскольку самодетерминация личности возникает при условии осознания смыслов, управляющих ее поведением и развитием. Главным в иерархии смыслов и ценностей полагается смысл жизни в силу того, что «человеческие существа не могут жить в условиях бессмысленности и пустоты долгое время: если они не нацелены на смысл, они не могут сопротивляться судьбе, отчаиваются и предаются деструктивным формам активности» [275, р. 22].

Судьба понимается как совокупность телесных, психических, пространственно-временных и прочих ограничений, налагаемых на человека его жизненной ситуацией или, другими словами, как система жизненных обстоятельств, которые человек не в силах контролировать, изменять или отменять [273, р. 89-90]. Судьба не несет абсолютную предопределенность жизни: человек волен выбирать свой жизненный путь и его смысл в границах, дозволенных судьбой. «Контрагентом» судьбы является свобода — «способность личности знать о своей предопределенности» [276, р. 175]. Свобода личности завязана на смысл жизни, который, с точки зрения экзистенциальных психологов, потенцирует не детерминированные судьбой варианты жизненного пути. Свобода вытекает из способности человека осознавать свою судьбу и смысл своей жизни и делать выбор между несколькими альтернативами. В каждой конкретной точке своей жизненной траектории человек колеблется между полюсами свободы и судьбы, и близость полюса свободы символизирует меру его субъектнос- ти. «Парадокс заключается в том, что свобода обязана своей жизнеспособностью судьбе, судьба же обязана свободе своей значительностью» [273, р. 17]. Таким образом, в концепции Р.Мэйя личность как субъект наделяется способностью искать и находить смысл жизни (осмысленность бытия), а также способностью осознавать этот смысл как бытийный контраст личной судьбы (осознанность бытия).

В экзистенциально-гуманистической теории Д.Бьюджента- ля источником основных экзистенциальных проблем человека считается постоянное напряжение между полюсами автономии и судьбы. Пафос теории Д.Бьюдженталя созвучен концепции личности как субъекта жизни, поскольку в своих теоретических размышлениях исследователь исходит из того, что жизнь человека зависит от его собственных усилий, и он способен осознавать и улучшать ее [60, с. 215]. Человек как субъект активности наделяется интегративным свойством — субъективностью. Ключевое значение субъективности в жизни человека заключается в следующем: «человеческим существам присуща автономия, ко — торая избавляет нас от тюрьмы объективного детерминизма и которая пребывает в нашей субъективности» [60, с. 24]. Истинное ядро субъективности, которое мобилизует жизнетворчество человека, Д.Бьюдженталь усматривает в интенциональности. Ин- тенциональность определяется, с одной стороны, как производная от родовой способности человека искать и обретать смысл, а с другой, как необходимая для инициации его активности, самопричинения и самодетерминации. «Интенциональность — это смысл того, что мы создаем / выражаем посредством наших жизней» [60, с. 217]. Функция интенциональности состоит в опосредовании жизненных выборов личности смыслами ее бытия в мире. С точки зрения экзистенциально-гуманистической теории, интен- циональность защищает активность субъекта от вклинивающихся извне детерминант, преграждает и пресекает влияние биологических и социальных факторов, олицетворяющих судьбу, на внутренний мир личности. Благодаря развитию интенциональнос- ти жизнь человека — первоначально «сырой» биографический материал — формуется по субъективному замыслу.

В своих поздних работах Д.Бьюдженталь дополняет кон — цепцию интенциональности еще одним важным понятием — «жизненность».

Жизненность трактуется как «внутреннее зрение», которое облегчает и кристаллизует понимание личностью смыслов, совершенствует и утончает ощущение интенциональности. Жизненность проявляется в полном и адекватном осознании смысла жизни и является «ключом» к построению уникальной жизни, аутентичной этому смыслу . «Для жизни, наполненной смыслом, существенно развитие чувства личной идентичности» [60, с. 218]. Но рефлексия и самоотчет человека относительно смысла жизни сами по себе еще не обеспечивают личностный рост и гармонизацию бытия. По версии Д.Бьюджен- таля, необходим «перевод интенций в действие» — претворение смыслов в действительность. Активность человека в этом деле разнится в зависимости от меры личностной готовности к опредмечиванию своих намерений или, другими словами, от меры «воодушевленности». Напористая и уверенная активность, созидательная и воодушевленная работа человека над собственной жизнью рассматривается как необходимый «мост» между желаемым и действительным бытием. В этом случае жизнь человека превращается в «процесс того, что мы делаем» и начинает выступать как «поле» личностной самореализации [60, с. 217, 220].

Несмотря на теоретическую сложность, теория Д.Бьюджен- таля не является лабораторной или кабинетной по той причине, что она имеет широкий выход в практику «жизнеизменяющей психотерапии». Жизнеизменяющая психотерапия преследует цель повышения качества человеческой жизни за счет снятия или уменьшения преград реализации субъективности, расширения активности и углубления сознательности человека как субъекта жизни. «Жизнеизменяющая психотерапия — это попытка пациента и психотерапевта помочь первому проанализировать, как он отвечает на экзистенциальные вопросы жизни, и попытаться пересмотреть некоторые из ответов так, чтобы сделать его жизнь более аутентичной и, таким образом, более реализованной» [60, с. 23]. Можно утверждать, что в концепции Д.Бьюдженталя способность человека строить свою жизнь корреспондирует с ин- тенциональной ориентацией личностного поведения, субъективной осознанностью смысла жизни и высокой активностью личности в реализации этого смысла.

Неоценимый вклад в развитие концепции субъекта жизни внесли положения логотерапии и логотеории В.Франкла. Необходимо заметить, что понятие «субъект жизни» не встречается у Фран- кла как самостоятельная единица тезауруса. Тем не менее его работы проливают свет на экзистенциальные параметры психического здоровья и нормальной жизнедеятельности личности в модусе повседневности и в экстремальных условиях. Следует принять во внимание, что общее экзистенциальное прочтение психического здоровья заключается в признании личности автономным и ответственным создателем собственной судьбы, активным решателем экзистенциальных проблем, бросающим вызов своей «человеческой дилемме». Напротив, личность, одержимую экзистенциальным недугом, захлестывают неразрешенные проблемы — одиночество, отчаяние, неприкаянность, бессмысленность, безволие в отношении собственной жизни [157; 227; 254]. Решающим критерием психического здоровья считается субъек- тность жизни, а основным синдромом нездоровья — «паралич» личностной способности быть субъектом жизни. Отталкиваясь от такой трактовки психического здоровья те важные параметры, которые приводит В.Франкл, можно отождествить с особенностями личности как субъекта жизни.

Первым неотъемлемым условием психического здоровья личности является высокий уровень общей осмысленности жизни, удовлетворение базовой потребности в смысле. Осмысленность жизни рассматривается Франклом как энергетическая характеристика личностного существования, суть которой составляет напряжение между сущим и должным — наличными жизненными достижениями и императивными требованиями смысла. Осмысленность задает индивидуальной жизнедеятельности телеологическую ориентацию на цели, производные от смысла жизни. Субъективное состояние бессмысленности — это «экзистенциальный вакуум», блокирующий реализацию стремления к смыслу и невротизирующий личность. Фрустрация потребности в смысле наступает при условии, если человек не понимает своего жизненного призвания, ослеплен искусственно вымышленным смыслом или смирился с поедающим чувством бессмысленности [224, с. 37-38].

Январь 24, 2019 Психология развития, акмеология
Еще по теме
ВЫЯВЛЕНИЮ ВАЖНЫХ РЕГУЛЯТОРНЫХ ОСОБЕННОСТЕЙ ЛИЧНОСТИ КАК СУБЪЕКТА ЖИЗНИ
РЕСУРСЫ ЛИЧНОСТИ КАК СУБЪЕКТА ЖИЗНИ.
РЕСУРСЫ ЛИЧНОСТИ КАК СУБЪЕКТА ЖИЗНИ.
ПРЕДСТАВЛЕНИЕ О ЛИЧНОСТИ КАК СУБЪЕКТЕ ЖИЗНИ
ОБЩАЯ УСТАНОВКА ОНТОЛОГИЧЕСКОГО АНАЛИЗА ЛИЧНОСТИ КАК СУБЪЕКТА ЖИЗНИ
НЕОБХОДИМОСТЬ ЛИЧНОСТИ КАК СУБЪЕКТА ЖИЗНИ В ПРОМЕЖУТОЧНЫХ ЦЕЛЕВЫХ СТРУКТУРАХ
УДК 159.923.К. В. КАРПИНСКИЙ НЕКОНГРУЭНТНОСТЬ СМЫСЛА ЖИЗНИ И ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ ЗНАЧИМЫХ ДРУГИХ: ФАКТОРЫ КРИЗИСНОГО РАЗВИТИЯ ЛИЧНОСТИ
УДК 159.923.К. В. КАРПИНСКИЙ НЕКОНГРУЭНТНОСТЬ СМЫСЛА ЖИЗНИ И ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ ЗНАЧИМЫХ ДРУГИХ: ФАКТОРЫ КРИЗИСНОГО РАЗВИТИЯ ЛИЧНОСТИ
И.Ялом, таким образом, акцентирует значимость трех ПАРАМЕТРОВ РЕГУЛЯЦИИ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ЛИЧНОСТИ СМЫСЛОМ ЖИЗНИ.
Ч.С.Кирвель. ЧЕЛОВЕК КАК СУБЪЕКТ ЖИЗНИ, 2002
ЛИЧНОСТЬ КАК СУБЪЕКТ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ
ЛИЧНОСТЬ КАК СУБЪЕКТ СОВПАДАЮЩЕГО ПОВЕДЕНИЯ
ЛИЧНОСТЬ КАК СУБЪЕКТ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ
ЛИЧНОСТЬ КАК СУБЪЕКТ УЧЕБНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
ЛИЧНОСТЬ КАК СУБЪЕКТ СОВПАДАЮЩЕГО ПОВЕДЕНИЯ
Добавить комментарий