ГЛАВА I ЛИЧНОСТЬ: ТРУДНОСТИ И ОСНОВНЫЕ ПРОТИВОРЕЧИЯ ОПРЕДЕЛЕНИЯ

В современной психологии вряд ли найдется понятие, определение которого было бы более многозначным, а попытки четкого определения – более многочисленными, чем понятие «личность». Уже стало тривиальным, что авторы учебников или специальных работ указывают на разнообразие подходов, отмеченных Г. Олпортом в 40-е годы, когда он приводил свыше 50 различных определений личности. Как отмечает Р. Мейли, «Эти различия касаются не столько самого объекта исследования, сколько его концептуализации и отражают, таким образом, теоретические разногласия авторов». С выводом Р. Мейли частично можно согласиться. Действительно, методологические и идеологические позиции теоретика в области психологии или социальной психологии личности дают некоторый толчок для построения такого понятийного аппарата исследования, который еще более утверждал бы (а порой и оправдывал бы) методолого-идеологические установки автора. Более того, общественное сознание и господствующая идеология «моделирует» личность, преподносит «фабрикуемые» ими «образцы» личности, а сознание отдельного исследователя, пронизанное общественным сознанием, следует такой моде-ля и в научных терминах описывает то, что уже «смоделировано» и описано. Так, например, отдельные теоретические построения, рассматривающие личность как «атомарное» существо или особую субстанциональность, которой присущи изначальная автономность и самодостаточность, фактически реализуют идеологические установки буржуазного индивидуализма, разобщающего человеческие индивиды и провозглашающего единственно верным принципом человеческого существования «бытие-для-себя». Сказанное рисует интересную картину соотношения между общественно-моделируемыми образцами личности, научными теориями о личности и конкретной личностью: с одной стороны, в соответствии с общественно моделируемыми образцами происходит социализация конкретного индивида, а с другой – создаваемые философами, психологами, педагогами или социологами концепции о личности имплицитно или эксплицитно следуют этим образцам, научно их обобщают и концептуализируют. Тем самым поддерживается функционирование этих образцов и существующих идеологических установок. Однако тут же следует отметить, что такого рода детерминация не является абсолютной и жестокой: конкретная личность никогда не является пассивным «слепком» существующего социального образца, а теоретические построения не полностью воспроизводят эти идеологически обусловленные модели личностного бытия, отклоняются от такого буквального их воспроизводства. Поэтому всегда налицо определенное расхождение между общественными образцами, теоретическими построениями и реальным бытием конкретной личности, что является выражением процессов роста персонализации человеческой природы.

Но вернемся опять к вопросу о многозначности определения понятия личности. Следует ли нам ограничиваться упоминанием роли разнообразия методологических и идеологических позиций как определяющего фактора разногласия в дефинициях понятия «личность»? Нет ли оснований искать причину таких разногласий в самом объекте определения, т. е. в специфике той области реальности, которая семантически обозначается как «личность»? Думается, что не только различие теоретико-методологических позиций является определяющим фактором упомянутой разноречивости, но и сам объект определения включает в себя специфику, постоянно отражающуюся в разнообразии теоретических концепций и, соответственно, в различных подходах его эмпирического изучения. Иначе чем объяснить тот факт, что исследователи одной и той же методологической ориентации порой совершенно по-разному определяют личность? Разве не очевиден тот факт, что советские психологи, которых объединяет твердый фундамент марксистско-ленинской научной методологии, не так уж редко выдвигают достаточно отличающиеся определения понятия личности, тогда как объект определения один и тот же? Попытаемся ответить на вопрос, в чем же состоит такая специфика. Представляется излишним доказывать, что эта специфика кроется в глубокой диалектической природе человеческой личности. Вряд ли найдется другой такой объект изучения, при описании которого столь часто обнаруживались бы полярности, как это наблюдается при построении теории личности.

«Индивидуальное и общественное в природе личности», «природное (биологическое) и социальное в личности», «уникальное и всеобщее в структуре личности», «структура и динамика личности», «сознание и бессознательное в личности», «внешнее и внутреннее в деятельности личности» и т. п. – вот далеко не исчерпывающий перечень тем, привлекающих внимание ученых. Но дело не в простом противопоставлении отдельных полярных качеств или пластов в единой системе личности. Диалектическая природа личностного бытия раскрывается в глубокой антиномности тех методолого-философских построений, в которых «моделировалась» связь индивида с миром. Так, согласно объективно-идеалистическим теориям или метафизическому материализму, исходным пунктом для понимания взаимоотношений между человеческим индивидом, вселенной и историей выступает некий абстрактный, оторванный от человеческой практики универсум. Типичным примером могут служить гегелевские рассуждения, согласно которым личность человека растворяется в историческом движении всеобщего духа. Как пишет К. Маркс, у Гегеля «не субъекты нуждаются во «всеобщем деле» как в своем настоящем деле, а «всеобщее дело», нуждается в субъектах для своего формального существования» [1, с. 263]. С другой стороны, в экзистенциалистических концепциях в качестве исходного пункта взаимоотношения индивида и внешнего мира берется самосознание, внутреннее переживание личности «затерянности в мире». Эти полярно различные концепции объединяет общее положение, согласно которому этот мир человеку «задан извне». Марксизм преодолевает односторонность указанных воззрений. Если согласно марксистскому учению в многостороннем отношении между человеком и природой – материальный мир, «мир в себе» – преобразуется человеческой практикой в «мир для нас», то и наш мир нельзя считать просто «данным извне»; он является продуктом исторической человеческой практики. При таком понимании преодолевается абсолютизация противопоставления человека и мира, индивида и общества, а личность представляется не «придатком» общества или, растворенная во всеобщности, некая абстрактная единичность, субъективно относящаяся к этому миру как чуждому и враждебному, но действующим индивидом, совместно с другими созидающим и свой мир и самого себя. В процессе человеческой практики происходит гуманизация, очеловечение природы – её преобразование деятельностью людей и приспособление ее к их потребностям. Как пишет Т. Ярошевский, лишь марксизм открывает «новые познавательные перспективы, позволяющие преодолевать, характерные для домарксистских концепций человека, «неразрешимые противоречия», таящиеся за последующими утверждениями: 1. О постоянной изменчивости духовной жизни индивидов (являющейся результатом присущих человеческому индивиду свободы, открытости, восприимчивости к новым идеям и ценностям, стремления к самосозиданию «собственного внутреннего мира») и о постоянстве их духовной жизни (позволяющем признать наличие у них определенной личности, проявляющейся в их делах и начинаниях). 2. О субъективности психической жизни человеческих индивидов и об объективном характере содержания научного познания… 3. О личной ответственности за все, что он совершил и чего не совершил; о самодетерминированности его выборов и об общественной обусловленности его стремлений, выборов и мечтаний» [70, с 63]. В этих рассуждениях известного польского философа представлены оппозиционные суждения, касающиеся характеристик природы личности и ее научного изучения.

Важность такого рода рассуждения определяется не только их содержанием, но и способом или формой, которыми они формулируются. Имеется в виду их оппозиционность. Как можно убедиться из литературы по методологии науки, формулировка научной проблематики через противопоставление основных понятий и положений является одним из наиболее плодотворных способов научного мышления. Следуя такому подходу, мы предпримем попытку охарактеризовать основные на наш взгляд, оппозиции в теориях личности, которые могут быть представлены в виде противоположных друг другу формулировок (тезиса и антитезиса).

Январь 24, 2019 Социальная психология
Еще по теме
ОСНОВНЫЕ ПРОТИВОРЕЧИЯ ТЕСТОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ ИНТЕЛЛЕКТА
ОСНОВНАЯ ТРУДНОСТЬ
8. Противоречия и кризисы профессионального развития личности
НЕКОНГРУЭНТНОСТЬ КАК ПРОЯВЛЕНИЕ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ПРОТИВОРЕЧИЙ В РАЗВИТИИ ЛИЧНОСТИ.
1 АГРЕССИЯ: ОПРЕДЕЛЕНИЕ И ОСНОВНЫЕ ТЕОРИИ
9.1. Определение представления и его основные характеристики
5.4.ДЕТЕРМИНАНТЫ ЗАТРУДНЕНИЙ И ТРУДНОСТЕЙ САМОРЕАЛИЗАЦИИ ЛИЧНОСТИ В БРАЧНО-СЕМЕЙНОЙ СФЕРЕ
МЕТОДИКА ОПРЕДЕЛЕНИЯ СВОЙСТВ ЛИЧНОСТИ
23.1. ТИПЫ ЛИЧНОСТИ, ПРЕДРАСПОЛОЖЕННЫЕ К ОПРЕДЕЛЕННЫМ БОЛЕЗНЯМ
Т.В. Корнева К ПРОБЛЕМЕ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ПОНЯТИЯ «УРОВЕНЬ ЛИЧНОСТИ»
Глава 5 Основные эволюционные уровни действия
Глава 1. Основные принципы Умения Коммуникации
ОПРОСНИК ГЕКСА ДЛЯ ОПРЕДЕЛЕНИЯ ХАРАКТЕРОЛОГИЧЕСКИХ ОСОБЕННОСТЕЙ ЛИЧНОСТИ
ГЛАВА 1 ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПОНЯТИЙ: САМОУБИЙСТВО, СУИЦИД, СУИЦИДАЛЬНОЕ И АУТОАГРЕССИВНОЕ ПОВЕДЕНИЕ, ПАРАСУИЦИД
ГЛАВА 1. ОСНОВНЫЕ ИЛЛЮЗИИ
Глава VII РАБОЧАЯ СИСТЕМА И ОСНОВНЫЕ ЗАДАЧИ ЕЕ ЭРГОНОМИЧЕСКОГО ПРОЕКТИРОВАНИЯ
ГЛАВА 3. ОСНОВНЫЕ СВОЙСТВА ВНИМАНИЯ
ГЛАВА I. ОСНОВНАЯ ПРОБЛЕМАТИКА ПСИХОЛОГИИ ТРУДА
Добавить комментарий